Налог в беларуси по безработице

Белоруссия: Вместо «налога на тунеядство» — принудительный труд и внесудебное лишение свободы

Белоруссия обновила декрет о «социальном иждивенчестве», приняв новый декрет о «содействии гражданам в трудоустройстве», «стимулировании занятости» и проведении профилактической работы с «асоциальными элементами». Новый декрет дает право местным комиссиям без суда и по своему усмотрению отправлять «асоциальных» граждан в лечебно-трудовые профилактории (ЛТП) сроком до года.

Декрет №1 «О содействии занятости населения», который президент Александр Лукашенко подписал 25 января 2018 года, оказался не новым, а уже известным, но «изложенным в новой редакции» декретом №3 от 2 апреля 2015 года «О предупреждении социального иждивенчества».

А поскольку местным органам власти в декрете №1 отведена роль людей, близких к населению и ответственных за реализацию декрета, провластные кандидаты на местных выборах 18 февраля получили для общения с электоратом тему о том, как они будут трудоустраивать добропорядочных граждан и принуждать к выполнению общественного долга менее добропорядочных.

Официальный телеканал АТН уже назвал декрет «матрицей нового социального договора между государством и гражданами».

Беларусь, возможно, не осознавая этого, признала, что государство эксплуатирует население. Ведь понятие социального договора подразумевает соглашение, достигаемое гражданами по вопросам правил и принципов государственного управления с соответствующим им правовым оформлением. В данном случае новый декрет показывает, что государство фактически бог и царь.

Есть и приятная новость: сборы на финансирование госрасходов, которые уже были уплачены гражданами по декрету № 3, Министерство по налогам и сборам обещало вернуть. Правда, сроки возврата не обозначены, а механизм неясен. Известно только, что желающим нужно будет написать заявление о возврате.

Но в декрете пока нет главного: определения того, кто, собственно, является «незанятым в экономике», а также «порядка отнесения трудоспособных граждан» к этой категории лиц. И то и другое должен определить Совет министров, причем, к 1 апреля 2018 года, что привносит дополнительный смысловой оттенок. Кроме того, в декрете №1 появилась «ресоциализации лиц, ведущих асоциальный образ жизни» — новое понятие, которого не было в старой редакции декрета №3. Ресоциализацию предполагается проводить в лечебно-трудовых профилакториях (ЛТП).

Решение о том, кто ведет образ жизни, достаточно асоциальный, чтобы быть подвергнутым ресоциализации, будут принимать чиновники, входящие в «комиссии по трудоустройству». Декрет №1 легализует деятельность этих комиссий, уже существующих по факту, и расширяет их полномочия, позволяя принимать решения о помещении в ЛТП «асоциальных» лиц. Более того, по причине отсутствия правовой базы, подобные решения будут приниматься по собственному усмотрению чиновников. В настоящее время помимо поиска работы для тех, кто желает ее найти, комиссии составляют списки лиц, по каким-либо причинам не желающих трудоустраиваться официально — потенциальных кандидатов на «ресоциализацию».

При таком подходе очень легко будет признать неудобного властям гражданского активиста лицом, ведущим асоциальный образ жизни, и отправить его без суда в ЛТП. Таким образом, белорусские власти создали механизм внесудебного лишения свободы, причем с подстраховкой на случай скандала, поскольку ответственность легко свалить на местных чиновников.

«Раньше в ЛТП отправлял только суд, и только лиц, страдающих хроническим алкоголизмом, наркоманией или токсикоманией. И еще тех, кто не возмещал расходы на содержание государством детей, если они несколько раз в году привлекались к административной ответственности. Что теперь? Если буквально понимать декрет, то любого тунеядца исполком сможет отправить в ЛТП сроком до 12 месяцев… Без предупреждения и привлечения к административной ответственности», — пояснил ситуацию юрист Александр Жук на своей странице в «Фейсбуке».

Что касается общей логики обоих вариантов декрета, то она основана на утверждении, что «тунеядцы» не платят налоги. Но 52% доходной части бюджета Беларуси на 2018 год составляет 20-процентный налог на добавленную стоимость, которым облагаются покупки граждан и юридических лиц. Работает гражданин или нет, он становится налогоплательщиком, придя за покупками в магазин.

Вместо ежегодного «сбора на финансирование государственных расходов», прозванного в народе «налогом на тунеядство», декрет ввел «оплату субсидируемых государством услуг по их полной стоимости». Это коснется с 1 января 2019 года всех трудоспособных граждан, не работающих официально, то есть, не платящих подоходных налогов. Ни услуги, подлежащие оплате, ни их полная стоимость, декретом тоже не определены. Разобраться в этом вопросе также должен Совет министров Беларуси, и тоже к 1 апреля 2018 года. Определенно, никто в Белоруссии еще не получал шанса на столь яркую первоапрельскую шутку.

Полицейское государство без прикрас

Тунеядцы выступили против Лукашенко

Закон против тунеядцев в Белоруссии

Белоруссия — не государство для народа

В целом, весь декрет № 1, по мнению экспертов, носит крайне неконкретный характер. «Здесь нет ни одной нормы прямого действия. И как он будет реально действовать, совершенно непонятно. До такой степени неконкретного нормативно-правового акта я еще не видел», — заявил председатель Ассоциации малого и среднего предпринимательства Сергей Балыкин. А Валерий Карбалевич, политолог и эксперт аналитического центра «Стратегия», полагает, что «в новом декрете заложены мины», которые приведут к серьезным последствиям при внедрении закона. Оба аналитика считают, что власти не хватило политической воли признать неудачным предыдущий декрет №3, и новый № 1 был разработан исключительно с целью сохранить лицо.

Напомним, что декрет № 3 появился на фоне экономического кризиса, когда власти думали, как пополнить бюджет, а граждане — как выжить в условиях массовых сокращений и повышения пенсионного возраста. В результате, когда в декабре 2016 года «тунеядцы» стали получать уведомления от налоговой, многие не смогли заплатить требуемой суммы. Хотя неплательщикам грозили штрафы и арест до 15 суток с привлечением к общественным работам, из 470 тысяч человек, получивших извещения, «тунеядский» налог заплатили лишь 44,5 тысячи — меньше 10% от общего числа попавших под действие закона. Вместо планируемых 100 миллионов долларов это принесло в бюджет порядка 7,14 миллиона долларов — сумму в масштабах государства более чем скромную.

Также выяснилось, что система учета, выявляющая «тунеядцев», работает плохо, как, впрочем, и государственная система трудоустройства. Что в небольших городах работы просто нет. Наконец, декрет №3 не предусматривал множества ситуаций, отчего в «тунеядцы» записывали больных, ухаживавших за ними родственников, демобилизованных солдат и выпускников вузов. Механизм применения декрета пришлось корректировать на ходу, изменив и приняв за 34 месяца его действия 109 нормативных актов, и все равно он работал неэффективно. В то же время в обществе нарастало недовольство. Формулировка «социальное иждивенчество» многими была воспринята как оскорбление. Людей возмущало и то, что государство отбирает у безработных последние деньги, вместо того, чтобы оказать им помощь. Охота на «тунеядцев» в ряде случаев привела к самоубийствам безработных, а уличные протесты достигли масштабов, каких Белоруссия не знала с середины 90-х годов.

В конце концов, власти пошли на попятный. Правда, приостановив действие декрета №3, Лукашенко заявил, что он будет не отменен, а «значительно доработан». Доработанный вариант в виде №1 и был представлен в конце января.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

На днях в Белоруссии состоялись массовые акции протеста против президентского декрета, направленного на искоренение социального иждивенчества. В народе этот правовой акт больше известен как «закон о тунеядстве». Сразу в нескольких городах страны — Минске, Гомеле, Могилеве, Бресте, Витебске — на улицы вышли тысячи митингующих. Они несли плакаты с надписью «Я не тунеядец» и требовали отмены спорного декрета. По мнению протестующих, этот указ не только нарушает их гражданские права, но и возвращает страну к тоталитарному прошлому. Почему белорусские власти реанимировали забытый закон советского времени и кого в республике считают тунеядцами, разбиралась «Лента.ру».

Граждане-бездельники

Декрет №3, призванный побуждать белорусов к труду, президент Александр Лукашенко подписал в апреле 2015 года. Вводя эту норму, глава государства в первую очередь заботился о занятости населения. «Чтобы все работали, заставить всех работать», — указывал Лукашенко, ставя чиновникам задачу принять меры по тотальной трудоустроенности граждан. Оставался вопрос «как?», ведь в Конституции оговорено лишь право людей на работу. Ответ нашелся в разделе об обязанностях. Согласно одной из статей главного закона, каждый гражданин обязан участвовать в финансировании государственных расходов путем уплаты налогов. К исполнению этой нормы и пристегнули развернутую в стране борьбу с тунеядством.

С тех пор каждый житель Белоруссии, официально не трудоустроенный более полугода и не состоящий на учете в центре занятости, обязан оплачивать специальный сбор в размере около 250 долларов. Примечательно, что декрет о бездельниках распространяется не только на граждан республики, но и на живущих здесь иностранцев, а также на лиц без гражданства. Тем, кто попробует уклониться от этой повинности, грозит штраф или арест на 15 суток с непременным привлечением к общественно-полезному труду. С другой стороны, законопослушным тунеядцам, вовремя вносящим в казну предусмотренный налог, полагается десятипроцентная скидка.

Смотрите так же:  Перерасчет пенсий детям войны

Материалы по теме

Граждане тунеядцы

От уплаты сбора освобождены студенты, священники, недееспособные, инвалиды, несовершеннолетние, женщины после 55 и мужчины после 60 лет. Не считались бездельниками и те, кто воспитывал ребенка в возрасте до семи лет, родители детей-инвалидов, а также трех и более несовершеннолетних отпрысков.

Шаг вперед и два назад

Белорусы восприняли декрет №3 без воодушевления. Когда стало ясно, что признанные по закону бездельниками вот-вот взбунтуются, власти решили несколько видоизменить закон. В начале 2017-го Лукашенко утвердил его новую редакцию. Из списка «социальных иждивенцев» убрали спортсменов и тех, кто проходит альтернативную воинскую службу. Также снисхождения заслужили граждане страны, оказавшиеся в «трудной жизненной ситуации» — например, кто больше полугода ухаживал за больными родственниками.

Вместе с тем обновленный декрет неприятно удивил родителей дошколят. Оказалось, что неработающие мамы и папы детсадовцев теперь пополнили ряды белорусских «тунеядцев». Также к бездельникам неожиданно причислили писателей, поэтов и журналистов, позволяющих себе критиковать действующую власть и государственную политику. Все потому, что они состоят в непризнанных властью творческих объединениях, которые не вошли в недавно утвержденный Министерством культуры Белоруссии перечень профессиональных союзов. Кстати, в одном из таких альтернативных объединений числится нобелевский лауреат Светлана Алексиевич, не являющаяся членом официального Союза писателей Белоруссии.

Причем на уплату «налога на тунеядство» независимым работникам пера отвели считаные дни: постановление культурного ведомства вступило в силу 17 февраля, а срок уплаты сбора истек в республике 20 февраля.

Накануне, 19 февраля, в ряде белорусских городов граждане, попавшие под декрет о социальных иждивенцах, организовали протесты. В Гомеле в акции приняли участие до трех тысяч человек. Митингующие прошли по центру города, от площади Восстания до площади Ленина, скандируя «Нет декрету №3! Лукашенко, уходи!» и «Я не тунеядец!». В Могилеве, Бресте и Витебске на акции протеста собирались до полутысячи горожан.

Двумя днями ранее против налога на безделье выступили жители столицы республики — в «марше рассерженных тунеядцев» приняли участие около двух тысяч минчан. Лидеры протестующих пообещали властям общереспубликанскую акцию, если глава государства не отменит декрет №3. Стоит отметить, что хотя выступления противников «закона о тунеядстве» не были санкционированы властями, милиция не чинила препятствий выражающим недовольство гражданам.

За неделю до истечения срока уплаты сбора в белорусском министерстве по налогам и сборам сообщили, что его уплатили менее 46 тысяч граждан. В казну поступило порядка 14 миллионов рублей (эквивалентно 433 миллионам российских рублей). А «письма счастья», уведомляющие о начисленном платеже, были направлены 470 тысячам белорусов. Начальник главного управления налогообложения физических лиц Михаил Рассолько не рискнул прогнозировать, сколько граждан уплатит налог. По его словам, местные органы власти и советы депутатов буквально завалили жалобами и просьбами. «Граждане обращаются за возможностью освобождения от уплаты этого сбора», — пояснил чиновник.

Кто не работает.

Вышедшие на митинги граждане страны требовали не послаблений, а полной отмены «декрета о тунеядстве». По их мнению, он противозаконен. «В Налоговом кодексе нет сегодня такого сбора, который есть в декрете», — отмечает профсоюзный лидер Геннадий Федынич. Конституция Белоруссии гарантирует гражданам право на труд. «Человек право имеет, это право его, а не обязанность!» — подчеркнул политик.

Другая участница митинга, Майя Наумова, говорит, что ищет работу второй год. На прежнем месте ее сократили, с тех пор подобрать подходящую вакансию не получается. «Звонила одному из работодателей. Говорит — приезжайте на собеседование, будете пятнадцатой», — рассказывает женщина. Она уточнила, что ездить надо было на другой конец города, а речь шла о месте продавца.

Материалы по теме

«Галстук импортный, трусы — свои»

Как и другие протестующие, Майя получила извещение из налоговой инспекции о том, что она попала под действие декрета «о социальных иждивенцах». За период вынужденного безделья она должна заплатить государству 360 белорусских рублей (около 12 тысяч российских рублей). «Их нет! Откуда, если я не работаю? Мама [пенсионерка], что ли должна платить моя? А на что тогда жить?» — возмущается Майя.

Участник «марша рассерженных тунеядцев» Вугар Иманов из Слуцка считает декрет №3 глупым и несправедливым. «Если я с начала 2016 года только в декабре смог устроиться на работу. Если нет вакансий, нет трудовых мест, какой налог?» —недоумевает он.

Выбились в лидеры

Между тем по темпам роста безработицы Белоруссия в 2016 году обогнала все страны постсоветского пространства. За последний год количество официально зарегистрированных нетрудоустроенных в республике выросло более чем на треть. А по размеру выплачиваемого безработным пособия страна остается в аутсайдерах. Не имеющие возможности устроиться на работу граждане получают от государства 13 долларов в месяц. При этом официальный прожиточный минимум, учитывающий минимальный набор продуктов питания, необходимых для сохранения здоровья, равен в Белоруссии 80 долларам.

«Это тот институт социальной защиты, который должен помогать безработным пережить сложный период», — отмечает эксперт Центра социально-экономических исследований Владимир Валетко, говоря о пособии по безработице. По его словам, нынешнее пособие — настоящая карикатура на защитные меры.

Эксперты признают, что далеко не все, кто в Белоруссии лишился работы, спешат регистрироваться в государственные центры занятости. По их подсчетам, безработных в Белоруссии минимум в десять раз больше официальной статистики.

Анонсируя декрет в 2015 году, Александр Лукашенко отмечал, что этот правовой акт поможет обществу излечиться от потребительских настроений. Президент подчеркивал, что каждый белорус должен участвовать в создании социальных благ. «Человек, могущий работать, не инвалид, он должен работать и приносить пользу своей стране», — уверен глава государства.

Налог на тунеядство. Можно ли не платить?

В независимый профсоюз РЭП уже обратились 17 человек, которые получили извещения об уплате налога и планируют оспаривать это решение.

Жительница поселка Октябрьский Елена Луцкович получила из налоговой сообщение о том, что должна уплатить сбор на финансирование государственных расходов, но платить не стала, а написала в районную инспекцию МНС жалобу, где указала, что требование инспекции считает неправомерным, нарушающим ее право не подвергаться принудительному труду.

Принуждение к труду

Руководитель организации «Молодые демократы» Елена Луцкович работала бухгалтером в одной из коммерческих организаций в поселке Октябрьский. В 2014 году на местных выборах выставила свою кандидатуру в депутаты. Руководитель об этом знал, ничего против ее общественной деятельности и выдвижения в местные депутаты не имел.

Однако после выборов объяснил Елене, что вынужден с нею расстаться, так как руководство района поставило перед ним выбор — сохранить бизнес или уволить Луцкович. Елена говорит, что вредить своим коллегам не хотела, поэтому написала заявление на увольнение по собственному желанию.

Другую работу найти в поселке практически невозможно. Предложения с зарплатой чуть более двух миллионов рублей она не рассматривает.

Налоговая ожидаемо признала ее тунеядцем и потребовала оплатить сбор в размере 20 базовых величин.

Елена Луцкович пошла в инспекцию и МНС по Октябрьскому району. Там ей пытались объяснить, как можно избежать уплаты налога. Например, предоставить справку о том, что она имеет личное подворье, с которого живет, или доходы семьи не превышают бюджета прожиточного минимума на человека.

«По сути, мне предложили ходить с протянутой рукой по кабинетам. Однако суть моего обращения иная — я настаиваю, что декрет нарушает мои права. Поэтому я написала в МНС жалобу, в которой отметила, что требование инспекции МНС считаю неправомерным, нарушающим мое право не подвергаться принудительному или обязательному труду», — рассказала Елена Луцкович корреспонденту Naviny.by.

Елена считает, что ее принуждают к труду, так как в случае отказа от уплаты сбора она будет привлечена к административной ответственности в виде штрафа в размере от двух до четырех базовых величин или административного ареста сроком до 15 суток с обязательным привлечением к выполнению общественно-полезной работы.

Луцкович отметила в жалобе, что «применение требований, содержащихся в декрете № 3, противоречит статье 23, ч. 4 статьи 41 Конституции Республики Беларусь, статье 8 Международного пакта о гражданских и политических правах, статье 2 Конвенции МОТ № 29 о принудительном труде».

Она просит аннулировать извещение МНС и не применять к ней положения декрета № 3.

Налоговая рассылает спам?

Таких людей, как Елена Луцкович, немало, отметил активист профсоюза РЭП Андрей Стрижак. По его словам, в независимый профсоюз РЭП уже обратились 17 человек, которые также получили извещения о необходимости уплаты налога и планируют оспаривать это решение.

Среди обратившихся — девушка, недавно окончившая высшее учебное заведение и не сумевшая найти работу, мужчина, работающий без оформления в России. Есть примеры, когда извещения налоговой получили люди, которые работают, но неполный рабочий день.

«Создается впечатление, что мы наблюдаем спам-рассылку налоговой инспекции, а декрет вовсе не направлен на тех, кто действительно не работает. Это не борьба с тунеядством, это налоговый сбор, который, как показали обращения, готовы уплачивать не все, кого пытаются принудить», — отметил Стрижак.

Смотрите так же:  Армения растаможка авто из грузии

Он обратил внимание, что пока нет ни судебной практики, ни практики принудительного взыскания сбора, а значит, и непонятно, что будет делать государство, если люди не станут платить.

Профсоюз РЭП активизирует кампанию против использования принудительного труда в Беларуси, исходя из того, что принудительный труд запрещен Конвенцией МОТ, которую наша страна ратифицировала.

«Фактически, вводя сбор «за тунеядство», людей принуждают работать под угрозой наказания. При этом каждый человек, который живет в Беларуси, так или иначе участвует в финансировании государственных расходов, вне зависимости от того, работает он или нет (оплата НДС при походах в магазин, топливный сбор на АЗС и т.д.)», — отметил Стрижак.

Правовой инспектор профсоюза РЭП Леонид Судаленко обращает внимание на то, что принудительный труд — это любой труд против воли человека или под страхом наказания. Именно к такому труду декрет и принуждает.

По состоянию на середину декабря 2016 года налоговые органы направили 72,9 тыс. извещений на уплату сбора гражданам, не участвующим, по мнению государства, в финансировании госрасходов. При этом сбор уплатили 10,8 тыс. граждан. От плательщиков сбора поступило 3,2 млн рублей.

В МНС обращают внимание, что при получении извещения на уплату сбора гражданин вправе представить в налоговый орган документы или пояснения, свидетельствующие об отсутствии у него обязанности по уплате сбора.

Как защититься от посягательств налоговой инспекции?

Специалисты профсоюза РЭП советует не опускать руки и пытаться отстаивать свои права в рамках существующих возможностей и действующего законодательства.

Чтобы избежать различных репрессивных мер, например, ограничения выезда из страны, налог можно заплатить, а затем начать обращаться в инстанции по факту неправомерности его начисления, обратил внимание Леонид Судаленко.

«Мы рекомендуем в случае несогласия уплачивать налог использовать всевозможные средства правовой зашиты, начиная с обращений в налоговую инспекцию и заканчивая судами. А затем при нерешении проблемы обращаться в Комитет по правам человека ООН по факту принуждения к труду. Отмечу, что правительство нашей страны в прошлом году заявило, что будет внимательно рассматривать проблему соблюдения прав человека. Утвержден межведомственный план по реализации рекомендаций Универсального периодического обзора на 2016-2019 годы. Мы призываем не опускать руки. Конечно, нельзя ничего гарантировать, но за свои права надо бороться», — сказал Леонид Судаленко.

Возвращение «Декрета о тунеядцах»: каким будет налог для безработных в Белоруссии

Весной в Белоруссии прошла серия массовых уличных протестов против Декрета №3, получившего название «Декрет о тунеядцах». Согласно этому документу, белорусское государство пыталось взыскать достаточно крупные по местным меркам суммы денег с людей, которые официально нигде не трудоустроены. В общей сложности извещения с требованием оплатить налог на тунеядство («Сбор на финансирование государственных расходов» — таково его официальное название) получили почти полмиллиона человек.

Предполагалось, что так бюджет будет пополнен за счёт тех, кто работает «в тени», не платя налоги. Но в реальности Декрет №3 ударил по простым людям, которые долгое время не могли найти работу. Особенно в белорусской провинции, где множество небольших нерентабельных предприятий либо закрыты, либо работают лишь на бумаге: сотрудников не увольняют, но заняты они 1—2 дня в неделю, и зарплаты у них соответствующие. Именно поэтому весной волна протестов охватила не только Минск и областные центры, но и многие прежде тихие провинциальные города.

После первой волны протестов, в марте, Александр Лукашенко остановил действие декрета и отправил его на доработку — до осени. Летом некоторым гражданам налоговые органы даже стали возвращать ранее взысканный налог на тунеядство.

Но тогда же, весной, белорусский президент в жёсткой форме обязал госслужащих к 1 мая трудоустроить всех безработных. Чиновники, разумеется, отчитались о выполнении приказа, хотя в реальности очереди в отделах по трудоустройству никуда не делись.

Так появились две параллельные реальности. В одной — предприятия по-прежнему увольняют больше сотрудников, чем принимают, и многие люди остаются без работы (особенно в провинции). В другой — все, кто хотел найти работу, нашли её, а не работают лишь сознательные тунеядцы, которых государство обязано заставить трудиться.

Безработные: проблема подсчёта

С 1 сентября в Минске комитет по труду, занятости и соцзащите Мингорисполкома закрывает два отделения по трудоустройству — «Заводское» и «Фрунзенское». После их ликвидации в белорусской столице останется три центра занятости, которые переименуют в отделы обслуживания граждан. В дальнейшем планируется упразднить ещё два отделения, оставив единственный общегородской центр занятости.

На вопрос, куда теперь обращаться безработным минчанам за помощью в трудоустройстве, местные чиновники отвечают, что безработных в Минске (как и в Белоруссии в целом) практически не осталось.

И в самом деле, по официальной статистике на 1 августа 2017 года зарегистрированная безработица в белорусской столице держалась на уровне 0,4% от экономически активного населения. То есть нетрудоустроенными были 31,2 тыс. человек. В целом же уровень зарегистрированной безработицы в Белоруссии к 10 августа составил 0,7% от экономически активного населения, а на одну вакансию приходится 0,6 безработного (год назад — 1,2).

Проблема, однако, в том, что официальное статистическое ведомство Белстат в качестве безработных учитывает только тех людей, кто встал на учёт в службе занятости и получил официальный статус безработного. Но таких людей очень мало, так как пособие по безработице в Белоруссии менее $10, время пребывания в этом статусе ограничено, а кроме того, все нетрудоустроенные граждане регулярно привлекаются к неоплачиваемым общественным работам и сильно ограничены в правах.

В результате, хоть за вакансиями в центрах трудоустройства — очереди (порой на ставку грузчика претендуют по 60 человек), официальных безработных очень мало.

Весной нынешнего года в Белоруссии пробовали подсчитывать уровень безработицы по методологии Международной организации труда (МОТ). Тогда оказалось, что по результатам изучения уровня занятости в домашних хозяйствах среднегодовая безработица в стране составляет 5,8% среди населения в возрасте от 15 до 75 лет, 5,3% — среди людей в трудоспособном возрасте. Данные исследования по методике МОТ были обнародованы Национальным статистическим комитетом впервые.

«Следует отметить, что безработица по МОТ и официально зарегистрированная безработица — это разные показатели по своей сути и по своему наполнению», — заявила председатель Национального статистического комитета Инна Медведева в эфире телеканала «Беларусь 1». По её словам, в данные МОТ могут быть включены люди, которые ищут работу по интернету, объявлениям или через своих знакомых, то есть не обращаясь на биржу труда.

Однако уже через несколько месяцев белорусские чиновники приняли решение не использовать методику МОТ, а ориентироваться только на официальные цифры Белстата. Причина очевидна: если считать безработицу по стандартам МОТ, не получится заявить об исполнении президентского предписания «трудоустроить всех».

Декрет №3: перезагрузка

О том, что обновлённый Декрет №3 «О предупреждении социального иждивенчества» должен быть подготовлен к 1 октября, Александр Лукашенко заявил 3 августа, заслушивая доклад о демографической ситуации и содействии занятости населения.

«Как мне доложили, уже завершена подготовка новой редакции Декрета №3. Я хотел бы обстоятельного доклада на эту тему. К первому октября мы должны иметь этот документ, — заявил белорусский лидер. — Общество должно знать, что никакой отмены Декрета №3 быть не может. Я уже мотивировал этот вопрос: как минимум полмиллиона у нас неработающих людей. Из них 200 тысяч мы можем освободить: многодетных, больных, инвалидов, людей, которые, может, и хотят работать, но у них не получается в силу жизненных обстоятельств. Но 300 тысяч где? Поэтому Декрет №3 — это 300 тысяч тех, кто должен работать, но не работает. И мы их должны заставить работать. Вот и вся идеология. Скрывать здесь от народа ничего не надо».

При этом, по мнению Александра Лукашенко, главную тяжесть выполнения «Декрета о тунеядцах» должны принять на себя чиновники местных исполкомов (ранее эта функция была возложена на налоговые инспекции, что практически парализовало их работу). «Ещё раз повторюсь: местные органы власти, которые непосредственно контролируют рынок труда и видят каждого человека, и исполнительные органы власти на местах должны иметь все полномочия и рычаги воздействия на этих людей для решения данной проблемы. Вот что мы должны сделать и прописать в новой редакции декрета. Я надеюсь, что кроме правительства этим вопросом серьёзно займутся депутаты. Это их хлеб. Устраняться от этой проблемы депутату нельзя», — сказал белорусский президент.

Позднее министр по налогам и сборам Сергей Наливайко рассказал журналистам, что в новой редакции декрета основной упор делается на содействие в трудоустройстве тем, кто хочет найти работу, и на возвращение в социум людей, ведущих асоциальный образ жизни. Однако министр труда и социальной защиты Ирина Костевич нарисовала совсем другую картину. По её словам, правительство предлагает реализовать принцип «Не работаешь — платишь за услуги».

«Это услуги, которые сегодня субсидируются из государственного бюджета. Перечень будет определять правительство, в настоящее время оно работает в этом направлении», — цитирует министра государственное информагентство БЕЛТА.

Смотрите так же:  Учебное пособие для воскресных школ

Иными словами, предполагается, что «тунеядцы» будут стопроцентно оплачивать субсидируемые за счёт госбюджета услуги. Например, сейчас в Белоруссии в детском саду родители платят только за питание, а образовательные и коммунальные услуги оплачивает государство. Также родители не платят за обучение детей в школе, хотя учебники приходится покупать. Но если предложение Минтруда будет принято, «тунеядцам» за эти услуги придётся платить.

Аналогичная практика предлагается и в сфере здравоохранения — если человек не работает, то лишается медуслуг. Безусловно, экстренную медпомощь окажут каждому, например вырежут аппендицит, но рак дорогостоящими лекарствами лечить за счёт государства не будут.

Но тут возникает вопрос: как быть с Конституцией? Ведь, согласно основному закону, гражданам Белоруссии гарантируются доступность и бесплатность общего среднего и профессионально-технического образования, а также бесплатное лечение в государственных больницах и поликлиниках.

Понятно, что в любом обществе есть асоциальные люди, которые ни при каких условиях не будут работать. И государство будет вынуждено оказывать им медицинские услуги и обеспечить образование их детям. В отношении таких граждан Лукашенко настроен крайне решительно.

«Мы вычленим людей по персоналиям: кто может, но не хочет, кто хочет, но не может и тех, которым надо лопату в зубы — и пошёл работать. Пусть на меня не обижаются», — заявил Александр Лукашенко 11 августа в Бресте. «Людей надо приучить к труду. Нельзя создавать так называемый класс безработных. Если мы их не станем вовлекать в общественно-полезный труд, как раньше говорили, значит, мы будем создавать этот класс, и он будет увеличиваться. Нам этого допустить нельзя, — сказал Лукашенко. — Конечно, будет какой-то малый процент людей, которые ни на что не способны. Специфическими методами будем заставлять. Но есть люди, которые могут, но отлынивают. Этих людей надо ставить в такие условия, чтобы они всё-таки шли работать».

Обещание «горячей осени»

После того как весной нынешнего года Александр Лукашенко остановил действие «Декрета о тунеядцах», протестная активность в Белоруссии постепенно сошла на нет. Некоторые лидеры оппозиции пообещали возобновить волну протестов осенью. Впрочем, в их рядах нет единства по этому вопросу.

«Я не думаю, что осенью можно ожидать каких-то социальных выступлений. Если кто и выйдет на улицы, то только обычные оппозиционные активисты. А рядовые граждане активность проявят, думаю, только в феврале 2018-го. Потому что с января вводится стопроцентная оплата услуг ЖКХ, то есть расходы на жильё резко вырастут, а зарплаты — нет», — оценила ситуацию в беседе с RT лидер гражданской кампании «Наш Дом» Ольга Карач.

Впрочем, Лукашенко и сам понимает, что чиновники далеки от решения проблем на рынке труда, несмотря на все президентские распоряжения. «Ещё в прошлом году мы договаривались, что на каждое сокращённое рабочее место должно быть создано новое высокопроизводительное. Но у нас по-прежнему предприятия продолжают больше увольнять, чем принимать на работу. В чём дело? — поинтересовался президент у министров экономического блока 22 августа. — Ещё неопределеннее ситуация с закрывающимися предприятиями. Куда уходят люди? На бумаге новые рабочие места вроде бы и создаются, а на деле сплошное очковтирательство. Как меня информируют, число занятых в экономике сокращается».

Сегодня зарплаты в Белоруссии постепенно увеличиваются, однако реальные располагаемые доходы населения снижаются — кроме зарплат, они включают пенсии, стипендии, доходы от бизнеса и т.д. Цены тем не менее растут. С 1 сентября в очередной раз подорожают услуги ЖКХ. Поэтому эта осень может оказаться для властей непростой.

«Сейчас белорусские чиновники стараются минимизировать риски, связанные с возвращением этой осенью «Декрета о тунеядцах». Тем более что оппозиция уже пообещала возобновление массовых протестов, которыми отметилась нынешняя весна, — отмечает белорусский политолог Виктор Демидов. — Поэтому сейчас формальное количество безработных стремятся свести к минимуму, чтобы под действие обновлённого декрета попало как можно меньше людей и они не пошли протестовать. А то, что в стране сохраняется большая скрытая безработица, так это параллельная реальность, к существованию которой белорусские граждане уже давно, к сожалению, привыкли».

Налог на безработицу в 2018 году

Тема о введении налога за тунеядство уже продолжительное время обсуждается в России. Инициатива чиновников не нашла поддержки среди населения, а законопроект в процессе разработки. Вопрос, будет ли введен налог за тунеядство в России в 2018 году, остается открытым, поскольку до конца не проработанные ни суммы выплат, ни категории граждан, которые попадут под действие закона.

Периодически Правительство рассматривает идею ввести налог для тунеядцев. Особенно активно эта идея началась развиваться после того, как в соседней Беларуси был принят Декрет №3. Суть прорабатываемого в России законопроекта заключается в том, чтобы неработающие, но дееспособные граждане оплачивали налог в установленном размере.

Вице-премьер О. Голодец стала одним из инициаторов введения закона. Она заявила о том, что большая часть официально неработающего населения работает и имеет доход, но не оплачивает налоги, при этом пользуется социальными услугами, включая медицину. По её словам, новый законопроект позволит увеличить поступления в бюджет и компенсировать затраты государства на обслуживание неработающей части населения. Согласно статистике, такие расходы составляют около 40-45 миллиардов рублей.

Дмитрий Медведев попросил не использовать словосочетание «налог за тунеядство», поскольку законопроект направлен на вовлечение неработающей части населения в систему оплаты налогов, а не борьбы с тунеядцами. Главная цель нововведений заключается в том, что за социальные услуги должны платить все, кто ими пользуется.

Несмотря на то, что чиновники рассчитывают таким образом пополнить бюджет, некоторые из экспертов предполагают, что государство понесет дополнительные расходы. Дело в том, что от налога планируют освобождать людей, которые находятся на учете в центрах занятости. Чтобы избежать наказания за отсутствие официального трудоустройства, неработающие массово будут отправляться на биржи. В результате государству придется выплачивать им социальные выплаты.

В соседней Беларуси введение налога на тунеядство не принесло желаемого результата. Вместо оплаты налога люди начали устраивать митинги и протесты, поскольку так называемые «письма счастья» многим пришли без законных оснований. Чтобы избежать подобных промахов, Правительство решило тщательно продумать все детали.

Цель закона получить средства от работающих неофициально граждан, но многие люди подозревают, что от него обязательно пострадают те, кто пытается хоть как-то выжить в условиях безработицы и ничтожно низких зарплат.

В связи с тем, что многие моменты еще не продуманы, вряд ли закон о тунеядстве в России будет принят в 2018 году. Эксперты заявляют, что на проработку всех деталей необходимо не менее 2-3 лет. К тому же требуется собрать статистические данные о количестве безработных и тех, кто работает неофициально, чтобы реально оценить сложившуюся ситуацию.

На начальном этапе разработки проекта планировалось установить налог в размере 20 тысяч. По словам министра труда и социальной политики, именно столько может тратить неработающий человек, пользуясь медициной и другими услугами, предоставляемые государством.

Хотя цифры не были подтверждены проведением исследований и расчетов, иными словами просто взяты с потолка. По мнению многих людей, включая экспертов, размер явно завышен.

Позже начала звучать цифра в 8 тысяч рублей, но даже 150 долларов в год для некоторых людей может оказаться неподъемной суммой. Эксперты в этой области предлагают запустить закон в пилотном режиме и установить размер налога на малой отметке – 500 рублей, но прислушаются ли к ним чиновники, пока неизвестно.

Так как чиновники желают пополнить бюджет за счет тех, кто дееспособен, но не работает. Льготные категории людей будут освобождены от налога.

К таковым будут относиться:

3. Женщины, которые ухаживают за детьми до 7 лет при условии, что последние не посещают детские учреждения.

4. Люди, ухаживающие за больными родственниками или инвалидами.

6. Матери-одиночки и другие социально незащищенные категории населения.

Налог не коснется людей, которые официально трудоустроены и платят налоги, в том числе и частных предпринимателей.

Также предполагается, что в списки тех, кто обязан будет оплачивать налог, не попадут люди, официально ищущие работу, то есть те, кто стоит на учете в центре занятости.

Проблема не коснется так же людей в сельской местности, которые получают доход на реализации продукции животноводства, овощеводства или садоводства при условии уплаты налогов. Избежать дополнительных затрат смогут и граждане, получающие доход от аренды недвижимости или банковских дивидендов, если своевременно платят налоги в Пенсионный фонд.

Избежать налога можно несколькими путями:

1. Приобрести патент.

2. Стать частным предпринимателем или открыть собственную фирму.

3. Оплачивать из собственного кошелька медицинский полис.

4. Трудоустроиться на официальную работу.

Эксперты заявляют о том, что закон может не принести желаемых результатов, а вместо пополнения бюджета появятся новые расходы. Будет ли принят закон и сможет ли он эффективно работать, покажет только время, но уже сейчас большинство людей выступает против его введения.

К тому же многие люди согласны оплачивать налоги, но часто их останавливает бюрократия, царящая в налоговой инспекции и других государственных структурах.

Аттестация рабочих мест 2018
Аудиторское заключение 2018
Банковская система 2018
Банкротство 2018
Бедность 2018

Назад | | Вверх