Полномочия думы 17 октября 1905

Полномочия думы 17 октября 1905

Принятый в августе 1905 года, в разгар русской революции 1905-1907 проект введения законосовещательного представительства («Булыгинская дума») не удовлетворил ни либералов-кадетов, ни крайние левые партии. Те и другие продолжали разжигать смуту, которая в октябре 1905 дошла до всероссийской политической стачки. Её участники требовали Учредительного собрания на основе всеобщего-тайного-прямого-равного голосования, отмены военного положения и немедленного введения всех возможных свобод. В сложившейся на тот момент обстановке подобные требования могли привести лишь к полному развалу государства, к предвосхищению событий 1917 года на 12 лет.

Стране настоятельно требовались реформы, однако провести их можно было лишь силой твёрдой власти, а не расширением разливанной революционной «свободы», которая уже стоила России поражения в Японской войне 1904-1905, массового левого террора, разгрома в беспорядках множества культурных сельских хозяйств, кровавых столкновений на национальных окраинах. Тем не менее, некоторые внезапно примкнувшие к «либерализму» сановники, прежде всего С. Ю. Витте, осенью 1905 года толкнули Николая II на путь капитулянтских уступок революции, итогом которого и стал необдуманный Манифест 17 октября. Этот Манифест обещал ввести вместо намечавшегося ранее законосовещательного «булыгинского» представительства представительство законодательное, расширить по сравнению с августовским проектом избирательное право, установить (посреди революционного хаоса) свободу совести, слова, собраний и союзов (см. статью Манифест 17 октября – текст).

Газетная публикация Манифеста 17 октября 1905

Имевшие огромное значение статьи Манифеста 17 октября 1905 года были вскоре воплощены в жизнь рядом законодательных актов. К ним относились:

Указ Сенату 11 декабря 1905, сильно расширивший избирательное право в городах, в первую очередь для тамошней интеллигенции

– «Учреждение Государственной Думы» от 20 февраля 1906, определившее права этого нового законодательного органа, а также порядок его роспуска и перерыва занятий

– «Учреждение Государственного Совета», которое преобразовало это прежде законосовещательное учреждение в верхнюю палату Думы

– подытожившие все эти реформы «Основные законы» 23 апреля 1906 – фактически Конституция, которая прямо не получила такого названия лишь из консервативной осторожности.

Главное значение Манифеста 17 октября 1905 в том, что он коренным образом изменил государственный строй России – с самодержавного на конституционный. Он заложил основы «Думской монархии», которая существовала до февральской революции 1917. Главным следствием Манифеста 17 октября было избрание сначала Первой, а затем и ещё трёх Государственных Дум, деливших законодательную власть с царём.

17 октября 1905. Художник И. Репин

Своей первоначальной задачи – прекращения революции – Манифест 17 октября совершенно не выполнил. Оппозиционная общественность и не думала благодарить Николая II за эту важнейшую уступку её требованиям. Манифест, напротив, был воспринят либералами и революционерами как слабость, как повод для выдвижения всё новых и новых притязаний. Вопреки необоснованным надеждам Витте на «успокоение», сразу после 17 октября большинство российских городов охватила волна кровавых столкновений между сторонниками и противниками твёрдой монархической власти (а всероссийская политическая стачка начала прекращаться ещё до опубликования Манифеста).

Таково было ближайшее значение Манифеста. Последствия акта 17 октября были не слишком благотворны и в дальней перспективе. Установленный им строй Думской монархии (1906-1917) оказался далеко не идеальным. России действительно требовались расширение общественной свободы и народного самоуправления. Но предпочтительнее было бы делать это не путём выборов гражданами незнакомых депутатов в далёкую столичную Думу, а расширением полномочий земств, созданием для них волостной и всероссийской ступеней, укрепления государственно-земского строя. Ещё больше, чем государственные реформы, России в 1905 требовались преобразования социальные. Они и стали во главу деятельности Петра Аркадьевича Столыпина, выдвинувшегося к власти после того, как стратегия Витте к лету 1906 потерпела окончательный крах.

«Манифест 17 октября 1905 года оказался сюрпризом для всей страны»

30 октября (17 октября по старому стилю) 1905 года российский самодержец Николай II принял «Манифест об усовершенствовании государственного порядка». Манифест распределял прежде единоличное право российского императора законодательствовать между собственно монархом и законодательным (представительным) органом – Государственной Думой; вводился также ряд гражданских прав и свобод : провозглашалась свобода слова, свобода собраний и свобода создания союзов и общественных организаций, свобода совести; предоставлялось избирательное право тем слоям населения, которые раньше им не обладали.

О том, как развивались события в России после принятия манифеста и как отнеслась к манифесту Церковь, почему стал возможен такой феномен, как священник-революционер Г. Гапон, об ответственности власти и уроках истории мы беседуем с историком Федором Гайдой.

Федор Александрович, 110 лет назад был принят манифест, вошедший в историю как Манифест 17 октября. Практически во всех учебниках истории, справочниках и многих исследованиях говорится, что манифест был принят Николаем II для того, чтобы стабилизировать обстановку в стране. Суть манифеста заключалась в том, чтобы пойти на уступки рабочим и выполнить ряд их требований: дать гражданские права и свободы, тем самым прекратив хаос в стране. Как развивались события в стране после принятия манифеста? В каких реалиях стала жить Россия?

Манифест в принципе не мог привести к стабилизации политической обстановки в стране

– Преувеличение – считать, что Манифест 17 октября был принят для того, чтобы успокоить волнения в стране, что это уступка рабочим. Так думал основной инициатор манифеста – новоиспеченный граф Сергей Юльевич Витте, только что заключивший Портсмутский мир. Он полагал, что прокатившуюся по России волну забастовок можно сбить, создав новое правительство на новых началах, которое он и должен был возглавить – и возглавил. Но давайте посмотрим текст манифеста. В нем говорится о создании законодательного органа – Государственной Думы, то есть об ограничении самодержавия. Говорилось и о том, что широкие слои населения будут привлечены к выборам в Государственную Думу. Но не было ничего сказано о главных рабочих требованиях, а главные рабочие требования были социально-экономического характера. В первую очередь это, конечно, сокращение рабочего дня и повышение заработной платы. Вот об этом, прежде всего, надо было беспокоиться, если главная задача – умиротворение рабочих.

Витте, по большому счету, использовал рабочее движение в своих целях и в целях оппозиционной интеллигенции. Он предполагал, что добьется этого манифеста, потом сформирует коалиционное правительство вместе с радикальными либералами, станет премьер-министром и тем самым будет основной политической фигурой в России. Он получил поддержку со стороны великого князя Николая Николаевича, который имел большое влияние на своего племянника – императора Николая II. Вместе они смогли добиться подписания Манифеста. Но никакого умиротворения, как известно, не наступило.

А что произошло на самом деле?

– Манифест оказался сюрпризом для всей страны. Местные власти не знали о том, что он готовится, практически несколько дней вообще не вмешивались ни в какие события, потому что не понимали, как на них нужно отреагировать.

После подписания манифест был распространен по всей стране, вступил в силу с момента опубликования – и тут же на улицах появились демонстрации с красными знаменами. Интеллигенция ликовала – праздновала «свободу». А через несколько дней появились столь же многочисленные демонстрации, но с хоругвями, которые выступали за неограниченное самодержавие. Начались уличные столкновения, а власть никак не вмешивалась, потому что не знала, что она должна делать. Никаких инструкций на сей счет у нее не было: наступила свобода. Позже, в декабре, в целом ряде городов были предприняты попытки вооруженных восстаний. Самая известная – восстание в Москве, на Пресне. И только после московских событий был принят специальный акт, по которому именно рабочие получили несколько мест в Государственной Думе, могли выбирать своих представителей. Но значение их голосов для Государственной Думы было очень небольшое.

Как Церковь отреагировала на появление Манифеста 17 октября?

– Надо отдавать себе отчет в том, что Церковь организационно не имела никакой самостоятельности. Она была частью государственного аппарата. Церковь подчинялась Синоду, а Синод был органом государственного управления, и Церковь без какой-либо государственной санкции никаких самостоятельных шагов предпринимать не могла. Вот когда началась революция 1905 года, Церковь в лице Синода по государственной инициативе выступила с воззванием, где осуждались революционные проявления, эксцессы, насилие. А на события октября 1905 года Церковь как могла реагировать? Не могла же она критиковать царский манифест! А его поддержки и не требовалось.

Манифестом воспользовалась оппозиция самодержавию, и фактически это была попытка передела государственного устройства России, превращение монархии абсолютной в конституционную. Высказывались ли иерархи Церкви по этому поводу?

– Консервативно настроенные иерархи Церкви воспринимали всё происходящее с большим скепсисом. Конечно, в душе кто-нибудь и мог надеяться, что провозглашаемые права и свободы положительно повлияют на настроения в стране.

Среди духовенства были представители самых разных политических взглядов – от сторонников неограниченного самодержавия до явных социалистов

Говорить о том, что духовенство, в том числе епископат, имело консолидированную политическую позицию, нельзя. В начале ХХ века среди русского духовенства были представители самых разных политических взглядов – от сторонников неограниченного самодержавия, от тех, кто активно поддерживал «Союз русского народа», до явных социалистов. Всё было крайне сложно. И в значительной степени – это следствие того положения, которое Церковь имела в государстве и обществе. Мы видим полное отсутствие свободы, возможности самостоятельно действовать, потому что Церковь включена в государственный механизм. Но также налицо и то, что обычно называется духовным кризисом. Это сложное явление, которое на самом деле не означает сугубое оскудение веры. Процессы происходили разнонаправленные. Было ведь в части общества и духовное возрождение.

Именно потому, что духовная жизнь находилась к этому времени в своего рода переходном состоянии – ставились новые вопросы, интеллигенция очень живо интересовалась религиозными проблемами, и потому многие из иерархов пытались наладить диалог с интеллектуальной частью общества – так вот, в силу этих сложных процессов внутри Церкви настроения были очень разные. В основном, конечно, консервативные, но далеко не у всех.

Говоря о Церкви, о ее реакции на Манифест 17 октября, хочется вспомнить о событии, которое предшествовало ему, – о 9 января 1905 года, «кровавом воскресенье». Активным организатором шествия к Зимнему дворцу был Георгий Гапон, бывший священник. Вокруг этой исторической фигуры множество мифов. Так кем же был Гапон – провокатором или убежденным революционером? Чего он хотел? Понимал ли он, к каким последствиям его деятельность может привести?

Смотрите так же:  Пояснительная записка к учебному плану казахстан

Городские власти его заметили и привлекли к т.н. «зубатовскому движению».

Напомните, пожалуйста, нашим читателям, что это было за движение.

– Власти для того, чтобы помешать распространению революционных идей среди рабочих, пытались проводить в рабочей среде свою политику. Организовывались такие сообщества, во главе которых ставились люди, пользовавшиеся авторитетом и влиянием у рабочих и одновременно связанные негласно с полицейским аппаратом. Это была идея начальника Московского охранного отделения Департамента полиции Сергея Зубатова. Эти рабочие общества организовывали досуг рабочих и кассы взаимопомощи, занимались просвещением, боролись с пьянством… Движение имело большой размах. Но когда в воздухе запахло революцией, власть стала движение свертывать, потому что опасалась, что уже не сможет контролировать рабочие объединения. В 1903 году Зубатов был отстранен от этой деятельности. Но многие его соратники продолжили свою деятельность в рабочей среде.

Гапон считал: если нужны жертвы – пускай будут жертвы. Самое главное – «благих» целей добиться

Одним из них был отец Георгий Гапон, который сразу же, как только полиция перестала контролировать рабочие объединения, удалил всех агентов из своей организации. Он завязал контакты с оппозицией, возомнил себя значительной фигурой, которая может влиять на политику. Фактически он использовал рабочих в интересах политической борьбы. Им были поставлены такие требования, которые власть просто не могла удовлетворить в принципе. А расчет был на то, чтобы организовать громадную демонстрацию, попытаться пробиться к Зимнему дворцу, а дальше… Он надеялся, что власти пойдут на уступки, а если не пойдут, то прольется кровь – и тогда уже власти вынуждены будут пойти на уступки. А что с рабочими будет, это его не слишком интересовало. Он считал: если нужны жертвы – пускай будут жертвы. Самое главное, чтобы «благих» целей добиться. А благие цели какие? Всеобщее избирательное право, ограничение самодержавия, земля – крестьянам, 8-часовой рабочий день для рабочих. Такая вот революционная программа. И он был убежден, что, борясь за интересы рабочих, можно их использовать в своих интересах.

9 января считается началом революции 1905 года…

Революция началась не 9 января 1905 года – она началась раньше

– Революция началась не 9 января – она началась раньше. Уже были попытки пойти на уступки либеральному движению. И было ясно, что эти уступки должны быть большими, что оппозиция на компромисс не идет, что она совершенно деструктивно себя ведет. Министр внутренних дел П.Д. Святополк-Мирский, который как раз ратовал за эти уступки, понял, что его политика зашла в тупик. Он подал в отставку. К 9 января в стране фактически не было конкретного ответственного лица за обеспечение безопасности в государстве. Гапон воспользовался этим замешательством власти. Ситуацию раскрутили либералы, а он хорошо вписался в общую струю, вывел рабочих на улицу. Человеческие жизни приносились в жертву революции. И делалось это совершенно осознанно.

Как Церковь отнеслась к подобной деятельности священнослужителя? И почему, как вы считаете, священнослужитель стал таким рьяным революционером?

– Церковь осудила революционное движение – Синод осудил. Было воззвание, в котором паства призывалась к тому, чтобы в революционных эксцессах не участвовать. Гапон был лишен сана, при этом он заявил, что и сам с себя сан слагает. Он бежал за границу, и революционная эмиграция примерно в течение года его считала лидером революционного движения в России – такой колоссальный авторитет был у него в революционной среде. Он хотел объединить все революционные партии в борьбе против самодержавия.

Почему священник пошел в революцию? Потому что в широкой народной среде влияние иметь будет именно такой человек. Ведь профессиональных революционеров рабочая среда не очень принимала. А гонимый духовный пастырь мог иметь влияние. Это понимали все революционеры. Даже Ленин понимал, писал об этом.

Кто может предъявить требования царю, помазаннику Божию, сакральной фигуре? – Представитель духовенства

Россия того времени – это неграмотная и религиозная страна. Кто мог повести за собой широкие народные массы? Священник! Человек, который серьезно претендует не только на политический, но и на духовный авторитет. Он может и на смерть повести. А политическая борьба воспринималась тогда как борьба религиозная. В конце концов, кто может предъявить требования царю, помазаннику Божию, сакральной фигуре? – Представитель духовенства. У всех других просто не будет такой харизмы, чтобы говорить с царем. Вот что надо учитывать.

Гапон говорил: «Цель у меня святая – вывести страждущий народ из тупика и избавить рабочих от гнета». Многие усматривают и в этих его словах, и в других высказываниях претензию на мессианство.

– Совершенно верно: человек возомнил, что ему определено такое пророческое служение, что он, подобно Моисею, выведет народ из тьмы египетской и приведет в землю обетованную. В данном случае под землей обетованной понималось социалистическое будущее, где все будут сыты, довольны, рады. Он о себе думал именно таким образом.

Известно, что незадолго до смерти он стал противником революции и если не совсем монархистом, то человеком, который понимает, насколько важно для России, для народа самодержавие. Его взгляды действительно изменились? Или это была такая политическая игра?

– Я уже говорил выше, что, оказавшись за границей, он стал поначалу популярной личностью в революционной среде. Потом многие из революционных лидеров начали его побаиваться, воспринимать как конкурента, считать, что он ведет какую-то свою игру. И сам Гапон в революционной деятельности разочаровался. Запил. У него начался душевный кризис. А так как и в революционной среде за границей у правительства тоже была своя агентура, то о перемене настроений Гапона стало известно в России – в определенных кругах. Витте, став премьер-министром, предпринял попытку договориться с Гапоном о том, чтобы тот вернулся в Россию, возглавил бы рабочее движение, которое было бы лояльным по отношению к власти.

Другой вопрос, насколько серьезным было разочарование Гапона в революции и действительно ли он хотел играть в политику по правилам Витте. Это загадка. Боюсь, что ее нам не разгадать. Мы не знаем, что происходило в душе этого человека. Но он приехал нелегально в Россию, заявил, что готов возглавить такое рабочее движение, но, как только это стало ясно, эсеры его убили.

Говорят, что врагам мы должны быть благодарны – они нас многому учат. Ленин Манифест 17 октября оценил как «некий момент, когда пролетарии и крестьянство, вырвав у царя манифест, еще не в силах свалить царизм, а царизм уже не может управлять только прежними средствами и вынужден обещать на словах гражданские свободы и законодательную Думу». Как бы вы прокомментировали эти слова? И чему нас учит это историческое событие – принятие Манифеста 17 октября?

– Главный исторический урок этого события таков: управление государством – это огромная ответственность. Что произошло в октябре 1905 года? В высших эшелонах власти посчитали, что если пойти на такую серьезную уступку, то можно свернуть революцию. Раз – и всё сразу устроится.

Уступки власти оппозиция расценила как слабость власти. И продолжила наступление на власть

Действительно, уступка была серьезная: манифест ограничивал самодержавие, в России устанавливался новый политический строй. Но в итоге что получилось? Все оппозиционные силы, включая либералов, увидев такую уступку, посчитали: если самодержавие идет на такие серьезные меры, это означает, что и дальше можно требовать новых уступок. Манифест 17 октября вызвал приступ бурного восторга, но как только эйфория прошла, оппозиция начала новые наступления.

Витте думал, что после принятия манифеста он сразу же договорится с либералами – а ничего подобного не произошло. Он предложил либералам войти в правительство – они отказались. Они сказали: «Вы должны организовать выборы в Думу, а после того, как будут избраны депутаты, вы передадите всю власть Государственной Думе. И уже Государственная Дума решит, какую конституцию для России написать, отдать ли крестьянам землю и т. д. Дума проведет уже все необходимые реформы, а вы нам не нужны. Старый порядок должен уйти после того, как состоятся выборы в Думу». И когда Первая Дума была избрана, победу там одержали кадеты, то есть радикальные либералы, которые мечтали превратить Думу в таран против царской власти. И именно потому власть была вынуждена Думу распустить. Поменялось правительство, министром внутренних дел стал Столыпин, премьер-министром – Горемыкин; они и пришли к тому, что – ничего не поделаешь – такую Думу надо распускать.

Потом была Вторая Дума, которую тоже пришлось распускать; потом пришлось менять избирательный закон, порядок выборов, делать Думу более консервативной по социальному составу. А кроме того, проводить реформы. Например, столыпинскую аграрную реформу. И только когда власть взяла себя в руки и стала наводить порядок, но при этом и реформы проводить, революция закончилась.

Речь о том, кто берет на себя ответственность за дальнейшее развитие ситуации. Если никто не берет на себя ответственность, то ситуация начинает выходить из-под контроля – а это и есть революция.

Так какой же вывод мы должны сделать?

– Те оппозиционные силы, которые вырвали из рук царя Манифест 17 октября, рассчитывали на то, что после они будут получать всё большие и большие уступки. И потому в ситуации политического кризиса надо всегда принимать для себя очень важные решения: на какие уступки идти. Если эти уступки будут восприняты как слабость, то они только ухудшат ситуацию.

Главный исторический урок таков: управление государством – это огромная ответственность

Вспомните, как разворачивались события в марте 1917 года. Император подписывает манифест об отречении, потому что считает: этим шагом он стабилизирует ситуацию в стране. В манифесте он об этом прямо заявляет: если я являюсь препятствием к победе в войне, если моя фигура может стать причиной гражданской войны, тогда – я ухожу. Но поступали ли ответственно те, кто добивался отречения? Эта уступка воспринимается как слабость власти, и дальше начинается развал. В 1905–1906 годах власть смогла вернуть ситуацию под контроль. В 1917 году – уже нет. Политика – дело ответственное, и проводить ее надо ответственно.

Смотрите так же:  Картинки пособие на ребенка

Полномочия думы 17 октября 1905

Материал рекомендуется для подготовки урока-лекции по теме
«Актуальность вопроса о парламентаризме в России и демократизация общественно-политической жизни в стране в начале ХХ в.». 9, 11 классы

Цели: формирование знаний о становлении парламентаризма в России; воспитание мировоззрения гражданина.

Материалы к лекции излагаются попеременно учителем и заранее подготовленными учениками.

Учитель. В 1993 г. в нашей стране принята новая Конституция, и Российская Федерация провозглашена правовым государством с республиканской формой правления.

Сегодня мы рассмотрим становление и развитие системы государственных органов в России.

Теперь, когда в стране появилась новая Государственная Дума, политики, учёные, публицисты часто совершают экскурсы в историю царской Думы, сопоставляют её с современной, нередко называя нижнюю палату Федерального Собрания пятой Думой (ныне уже и седьмой).

Делаются попытки извлечь уроки из прошлого, обратить их на пользу действующему парламенту, т.к. признаётся, что «работа Государственной Думы явилась в России начала XX в. важным фактором политического развития, оказавшим влияние на многие сферы общественной жизни».

Поэтому на уроке мы попытаемся проследить историю существования Государственной Думы, рассмотрев те вопросы, которые и в наши дни стоят чрезвычайно остро.

Законодательные органы
в России до Государственной Думы

Ученик. К народному представительству люди стремились с далёкой древности. В Древней Руси под звон колоколов в Новгороде и Пскове, в Киеве и Владимире собиралось народное вече, чтобы решить, кого призвать на княжение, собирать ли в поход дружину, увеличивать ли подати и т.д. В известной степени продолжением этой формы представительства в XVI—XVII вв. были Земские соборы.

Правда, вначале они походили на «парламент чиновников» из представителей высшей администрации руководителей приказов, церкви, столичного и провинциального дворянства; но постепенно в обществе вызрела идея выборности соборов: к концу XVI в. Земские соборы стали выбирать по сословиям. К концу XVII в. деятельность соборов отмирает.

День торжественного открытия
Государственного Совета и Госдумы.
Зимний дворец. 27 апреля 1906 г.

На смену им приходит Сенат Петра I, который взял на себя функции законодательного органа. Через Сенат Пётр проводил все свои реформы. Столь же самодержавно правила и Екатерина II, хотя, будучи человеком для своего времени передовым, с ориентацией на европейские страны, она предприняла некоторые шаги в сторону формирования выборных общественных органов, в первую очередь в лице «Уложенных комиссий».

Попытка поставить страну на конституционный путь была предпринята при Александре I. На 1 сентября 1810 г. было даже запланировано открыть Государственную Думу, созданную, по идеям М.М.Сперанского, по образу и подобию европейских парламентов. В дальнейшем активное конституционное брожение в кругах дворянства после победоносного марша в 1813 г. по Европе испугали царя. Его последователи тоже не пошли на решительные реформы политической системы. Активный поиск конкретных форм конституционного устройства был отложен до начала XX в.

Российское общество на пороге XX в.

Учитель. К началу XX в. Россия была аграрно­индустриальной державой, занимала пятое место в мире по общему уровню промышленной продукции. В начале XX в. разразился промышленный кризис, который усилил революционные настроения. В тугой узел затянулись нерешённые проблемы: аграрная, национальная, демократизации государственного устройства и другие.

В 1894 г. на престол в возрасте 25 лет взошёл последний российский император Николай II. Он был прекрасно образован и воспитан, владел пятью языками. В то же время больших государственных талантов он не имел и бремя управления великой страной нёс как тяжёлый крест, отдыхая от него в кругу семьи. Земские деятели в ходатайстве царю просили повысить роль органов местного самоуправления, на что Николай II заявил, что расчёты земств на «участие в делах внутреннего управления» являются «бессмысленными мечтаниями». В начале века появились первые признаки раскола в государственном устройстве страны.

Изменения в государственном управлении в 1905—1906 гг.

Ученик. В начале XX в. в России уже имелись элементы буржуазной государственности, конституционализма: выборные органы местного самоуправления, общероссийские партии, развивался процесс самоорганизации среди некоторых слоёв населения. Начавшаяся в январе 1905 г. революция ещё более обострила проблему политических реформ в России. Под давлением революции самодержавие было вынуждено пойти на уступки. 6 августа 1905 г. Николай II подписал манифест, которым в системе государственной власти учреждалась законосовещательная Государственная Дума, названная «булыгинской» по имени тогдашнего министра внутренних дел А.Г.Булыгина, разработавшего её проект.

Дума создавалась для «предварительной разработки и обсуждения законодательных предложений, восходящих, по силе основных законов, через Государственный Совет, к верховной самодержавной власти». Однако проект законосовещательной Думы уже никого не удовлетворял, революция ширилась, на её сторону стали переходить военные части. В октябре в стране началась Всероссийская политическая забастовка, встали железные дороги, была парализована работа промышленных предприятий. В обстановке, когда трудно было определить, в какую сторону склонится политическая чаша весов, Николай II 17 октября 1905 г. объявил Манифест, который определил кон­ституционный путь развития страны и предоставил гражданские свободы.

ЗАПИСЬ В ТЕТРАДИ

Царский манифест 17 октября 1905 г. даровал России:

— общественные свободы — неприкосновенность личности, свободу слова, собраний, союзов;

— объявил о выборах в Государственную Думу и их демократизации;

— придал Государственной Думе характер законодательного учреждения, т.е. провозглашался принцип деления власти и переход к конституционному строю.

Учитель. 19 октября 1905 г. был утверждён указ «О мерах к укреплению единства в деятельности министерств и главных управлений». В соответствии с ним Совет министров превращался в постоянное высшее правительственное учреждение, призванное обеспечивать «направление и объединение действий главных начальников ведомств по предметам законодательства и высшего государственного управления». Устанавливалось, что законопроекты не могут быть внесены в Государственную Думу без предварительного обсуждения в Совете министров, кроме того, «никакая имеющая общее значение мера управления не может быть принята главными начальниками ведомств помимо Совета министров». 11 декабря 1905 г. в разгар вооружённых столкновений в Москве был издан закон о выборах в I Государственную Думу. По этому закону выборы были не прямые, не равные, не всеобщие и не полностью демократические.

И всё же данный закон расширил избирательные права путём установления четвёртой курии — рабочей, от которой избиралось около 3% депутатов. Более 40% депутатов Думы избирало крестьянство, которое царские сановники попрежнему считали главной опорой государства и престола. Были сохранены цензовая система и сословный принцип. Также были оставлены общие ограничения в избирательном праве, установленные в августе 1905 г. Целые слои населения — женщины, военнослужащие, так называемые «бродячие инородцы» (т.е. кочевники­скотоводы) — лишались права избирать и быть избранными. Выборы предполагались двухступенчатые, отдельные по губерниям и областям и по крупным городам. Число выборщиков, участвующих в собраниях по губерниям и областям, было установлено специальным списком по каждой административной единице отдельно. Для собраний выборщиков по городам устанавливалась единая квота: по 160 человек в столицах и по 80 человек в остальных городах. Что касается членов Государственной Думы, избираемых выборщиками на собраниях, то их число было определено отдельным списком по каждой губернии, области, городу. Всего в списке значилось 412 мандатов, в том числе 28 от городов.

Хотя ряд ограничений на участие в выборах в Думу нельзя признать разумными, в частности отстранение от выборов лиц администрации и полиции, тем не менее их общая социальная направленность очевидна: не допустить в Думе смуты и вольнодумства. Этим целям в первую очередь служили высокий имущест­венный и возрастной ценз, недопуск к участию в выборах студентов, ограничение числа членов Думы, избираемых от городов. 20 февраля 1906 г. было принято новое положение о Государственной Думе, призванное реализовать обещания, данные в Манифесте 17 октября 1905 г. Однако в полной мере этого сделано не было. Хотя Дума наделялась законодательными правами (а не законосовещательными, как это было по Закону от 6 августа 1905 г.), законопроекты, принятые Думой, подлежали утверждению в Государственном Совете и императором. Дума рассматривала бюджет и отчёт по нему, что ограничило право императорской власти бесконтрольно распоряжаться финансами. Как и устанавливалось раньше, Дума могла выступать с законодательной инициативой по всем вопросам, за исключением Основных государственных законов.

По закону, принятому в феврале 1906 г. Дума получила право запроса к министрам и главноуправляющим ведомствами, подчинёнными правительствующему Сенату. Министры обязывались не позднее одного месяца со дня подачи им заявления о запросе дать ответ или известить Думу о причинах, объяснявших, почему они лишены возможности это сделать. Изменив избирательный закон и предоставив большие права Думе, царское правительство осуществило реформу Государственного Совета (царский указ от 20 февраля 1906 г. «О переустройстве учреждения Государственного Совета»). Из совещательного органа он был преобразован в верхнюю палату, стоявшую над Государственной Думой. Но при формальном равенстве прав Государственный Совет имел приоритет относительно Думы: законопроект, обсуждённый в Думе и в Совете, представлялся на утверждение императора председателем Государственного Совета. Реорганизация Государственного Совета (создание верхней палаты), стоявшего над Думой, существенно ограничивала права последней. 23 апреля 1906 г. были опубликованы «Основные государственные законы Российской Империи» (ОГЗ) в новой редакции (из них было изъято определение «неограниченное» самодержавие). В них устанавливалось, что император осуществляет законодательную власть в единении с Государственным Советом и Думой.

Прерогативами императора объявлялись: пересмотр основных законов, высшее государственное управление, руководство внешней политикой, верховное командование вооружёнными силами; объявление войны и заключение мира, объявление местности на военном и исключительном положении, право чеканки монеты, увольнение и назначение министров, помилование осуждённых и общая амнистия. Фактически после опубликования ОГЗ 1906 г. царь лишился двух важнейших прерогатив: неограниченного права законодательствования и автономного распоряжения государственным бюджетом. Изменения, происшедшие в государственном строе России, позволили укрепить свои позиции буржуазии, но ни в коей мере не решали проблем, выдвигаемых трудящимися классами страны. Первая русская революция со всей очевидностью продемонстрировала, что прежняя форма самодержавия изжила себя и переход к представительным учреждениям во всероссийском масштабе стал необходимостью.

I Государственная Дума

Ученик. Событием огромной исторической важно­сти не только в России, но и во всём цивилизованном мире было открытие в Петербурге 27 апреля 1906 г. I Государственной Думы. Оно состоялось в Тронном зале Зимнего дворца и было обставлено весьма торжественно. Прибыло огромное число приглашённых, журналистов и дипломатических представителей из многих стран. Ждали приезда царя. Однако «тронная» речь Николая II, в общем тусклая и бесцветная, лишённая глубокого содержания, разочаровала присутствующих.

Смотрите так же:  Осаго в уфе недорого

Депутат
Первой Госдумы
И.Н.Ефремов

Работа I Государственной Думы проходила при неполном составе. Заняв первенствующее положение в Думе, кадеты 5 мая в письменный ответ на «тронную» речь царя дружно включили требование отмены смертной казни и амнистии политическим заключённым, установления ответственности министров перед народным представительством, упразднения Государственного Совета, реального осуществления политических свобод, всеобщего равенства, ликвидации казённых, удельных монастырских земель и принудительного выкупа частновладельческих для ликвидации земельного голода русского крестьянина. Думцы надеялись, что с этими требованиями царь примет председателя Думы Муромцева, но Николай II не удостоил его этой чести. Ответ думцев был отдан в обычном порядке для «монаршего прочтения» председателю Совета министров И.Л.Горемыкину.

19 мая депутаты Трудовой группы внесли своей законопроект («проект 104-х»). Суть аграрной реформы, по законопроекту, сводилась к образованию «общественного земельного фонда» для обеспечения безземельного и малоземельного крестьянства путём отвода ему не в собственность, а в пользование участков в пределах определенной «трудовой», или, «потребительской» нормы. Что касается помещиков, то трудовики предлагали оставить им лишь «трудовую норму».Конфискация земли у помещиков должна была, по мнению авторов проекта, компенсироваться вознаграждением владельцам за изъятые земли.

6 июня появился ещё более радикальный эсеровский «проект 33-х». Он предусматривал немедленное и полное уничтожение частной собственности на землю и объявление её со всеми недрами и водами общей собст­венностью всего населения России. Левые либералы, назвав новое учреждение в структуре самодержавия «Думой народного гнева», начали, как они говорили, «штурм правительства». Дума приняла резолюцию о полном недоверии правительству и потребовала его отставки.

За все созывы десятилетней истории таких резолюций было множество, но все они, как и в этот раз, оставались без последствий. Теперь, зная настроение царя, некоторые министры объявили бойкот Думе, они перестали посещать её заседания.

Известного рода унижением новоявленных законодателей был присланный в Думу первый законопроект об ассигновании 40 тыс. рублей на постройку пальмовой оранжереи и сооружение прачечной при Юрьевском университете. 30 июня 1906 г. в I Думе была оглашена телеграмма от членов старейшего парламента — лондонского. От российской Думы была даже выбрана делегация для посылки в Лондон, но она не успела туда отбыть, т.к. I Дума была распущена царём.

6 июля председатель Совета министров вялый и безынициативный Горемыкин был заменен энергичным Столыпиным (за Столыпиным был сохранён пост министра внутренних дел, который он занимал ранее). Сделано это было для того, чтобы смягчить «горькую пилюлю» и деморализовать оппозицию. 9 июля 1906 г. депутаты пришли в Таврический дворец на очередное заседание и наткнулись на закрытые двери; рядом на столбе висел манифест за подписью царя о прекращении работы I Думы, т.к. она, призванная «вносить спокойствие» в общество, лишь «разжигает смуту». I Государственная Дума просуществовала в России всего 72 дня.

II Дума — обречённая

Ученик. Революция ещё продолжалась, «беспорядки на аграрной почве» в июле 1906 г. охватили 32 губернии России, а в августе 1906 г. крестьянские волнения коснулись 50% уездов Европейской России. 17 июля 1906 г. вспыхнуло восстание солдат и матросов в крепости Свеаборг, 19 июля их поддержали солдаты и матросы Крондштадта и Ревеля. Огромным напряжением сил правительству лишь через 3 дня удалось подавить мятеж. В этой обстановке прошли выборы во II Государственную Думу. Правительство стремилось обеспечить работоспособный состав Думы.

От выборов отстранялись крестьяне, не являющиеся домохозяевами, по городской курии не могли избираться рабочие, даже если они имели требуемый законом квартирный ценз. Сама атмосфера выборов заметно отличалась от первой избирательной кампании.

Большевики, отказавшись от бойкота Думы, приняли тактику создания блока левых сил — большевиков, трудовиков и эсеров (меньшевики отказались от участия в блоке) — против правых и кадетов. Всего во II Думу было избрано 518 депутатов. Кадеты по сравнению с первыми выборами потеряли 55 мест. Народнические партии получили 157 мест (трудовики — 104, эсеры — 37, народные социалисты — 16). Социал­демократы имели 65 мест. Всего у левых было 222 мандата, или 43% голосов в Думе. Значительно усилилось правое крыло Думы: в неё вошли черносотенцы, которые вместе с октябристами имели 54 мандата (10%). Открытие II Государственной Думы состоялось 20 февраля 1907 г. Председателем Думы стал правый кадет Ф.А.Головин.

II Дума оказалась ещё более радикально настроена, чем её предшественница. Депутаты изменили тактику, решив действовать в рамках законности и, по возможности, избегать конфликтов. Руководствуясь нормами ст.ст. 5 и 6 Положения об утверждении Государственной Думы, утверждённого высочайшим указом 20 февраля 1906 г., депутаты образовали отделы и комиссии для предварительной подготовки подлежащих рассмотрению в Думе дел. Созданные комиссии приступили к разработке многочисленных законопроектов.

Основным оставался аграрный вопрос, по которому каждая фракция представила свой проект. Кроме того, II Дума активно рассматривала продовольственный вопрос, обсуждала Государственный бюджет на 1907 г., вопрос о призыве новобранцев, об отмене военнополевых судов. Основным предметом дебатов в Думе весной 1907 г. стал вопрос о принятии чрезвычайных мер против революционеров. Правительство, внося в Думу проект закона о применении чрезвычайных мер против революционеров, хотело заручиться поддержкой законодательного органа в борьбе с кровавым террором.

Однако Дума 17 мая 1907 г. проголосовала против «незаконных действий» полиции. Такое неповиновение не устраивало правительство. На основании этого Николай II 3 июня 1907 г. объявил о роспуске II Думы. Депутаты восприняли это спокойно и разъехались по домам. Как и ожидал Столыпин, никакой революционной вспышки не последовало. В целом, население отнеслось к разгону Думы индифферентно. Более того, принято считать, что акт 3 июня ставил точку в первой российской революции.

III Дума — недостаточная достаточность

Ученик. Вслед за указом о роспуске II Думы последовал указ об утверждении нового Положения о выборах в Государственную Думу. Издание нового избирательного закона было грубым нарушением Манифеста от 17 октября 1905 г. и Основных государ­ственных законов 1906 г., согласно которым царь не имел права без одобрения Думы и Государственного Совета вносить изменения ни в Основные государ­ственные законы, ни в постановление о выборах в Совет или в Думу.

Председатель III Госдумы
А.И.Гучков

Этот акт внёс существенные изменения в избирательное право подданных Российской Империи. Механизм выборов был таков, что в их результате усиливалось неравенство между представитель­ством имущих и неимущих слоёв населения: один голос помещика равнялся 260 голосам крестьян или 543 голосам рабочих. Всего активным избирательным правом пользовалось лишь 15% населения Российской империи. Государственная Дума теперь насчитывала 442 депутата, в то время как раньше — 524. Уменьшение было вызвано главным образом тем, что сократилось представительство от национальных окраин.

Кроме того, закон 3 июня давал министру внутренних дел право изменять границы избирательных округов и делить избирательные собрания на всех стадиях выборов на отделения, получившие право самостоятельного избрания выборщиков по самым произвольным признакам: имущественному, классовому, национальному.

Это давало возможность правительству проводить в Думу только угодных ему депутатов. В III Думу было избрано: правых — 144, октябристов — 148, прогрессистов — 28, кадетов — 54, националистов — 26, трудовиков — 16, социалдемократов — 19.

Председателями III Думы были октябристы Н.А.Хомяков (1907), А.И.Гучков (1910), М.В.Родзянко (1911) На первых же заседаниях III Государственной Думы, начавшей свою работу 1 ноября 1907 г., сложилось большинство правых и октябристов, которые составляли две трети членов Думы.

Поскольку черносотенцы были против Манифеста 17 октября, по ряду вопросов между ними и октябристами возникали расхождения, и тогда октябристы находили поддержку у прогрессистов и сильно поправевших кадетов.

Так сложилось второе думское большинство, октябристскокадетское, составляющее три пятых состава Думы. Основным содержанием деятельности III Государственной Думы продолжал оставаться аграрный вопрос.

Добившись социальной опоры в лице этого коллегиального органа, правительство наконец приступило к его использованию в законодательном процессе. 14 июня 1910 г. был издан одобренный Думой и Государственным Советом и утверждённый императором аграрный закон, в основу которого был положен столыпинский указ от 9 ноября 1906 г. с изменениями и дополнениями, внесёнными правооктябристским большинством Думы.

Практически этот закон был первым фактом участия Государственной Думы в законодательном процессе за всю историю её существования. Император и Государственный Совет приняли поправки Думы к законодательному предположению не потому, что иначе поступить им не позволил бы закон, а потому, что поправки отвечали чаяниям тех социальных слоев, которые были политической опорой самодержавия, и потому, что поправки не посягали на позиции самодержавия в этом вопросе.

Следующим нормативным актом, принятым Думой, стал закон о государственном страховании рабочих, для которых был установлен 12часовой рабочий день, допускавший возможность увеличения его продолжительности за счёт сверхурочных.

Попытка Думы вмешаться в процесс рассмотрению бюджета закончилась неудачей; вопрос о военных и морских штатах вообще был изъят из компетенции Думы. Содержание перечисленных нормативных актов — свидетельство не только реакционности Думы, но и второстепенности рассматриваемых ею вопросов.

В механизме функционирования Думы были и сбои (во время конституционного кризиса 1911 г. Дума и Государственный Совет были распущены на три дня).

Если характеризовать III Думу «персонально», то её можно назвать «недостаточной достаточностью». Такое определение уместно, потому что наиболее полно отражает роль и значение III Думы в российской истории.

«Достаточной» она была в том смысле, что её состав и деятельность были достаточны для того, чтобы «отслужить», не в пример остальным Думам, весь срок своих полномочий. На первый взгляд, III Дума — самая благополучная из всех четырёх: если две первые скоропостижно «скончались» по указу царя, то III Дума действовала «от звонка до звонка», — все положенные ей по закону пять лет и сподобилась вызвать не только критические перуны в свой адрес, но и слова одобрения.

И всётаки эту Думу судьба не баловала: мирное эволюционное развитие страны было не менее проблематичным в конце её деятельности, чем в начале. Но трагическое состояние России обнаружилось спустя несколько лет после завершения её работы: когда небольшое в пору III Думы «облачко» обратилось в революционную грозу «Семнадцатого года».

IV Дума — парадокс истории

Ученик. В июне 1912 г. истекли полномочия депутатов III Думы, и осенью этого года прошли выборы в IV Государственную Думу.