Судебная практика международного коммерческого арбитража

Судебная практика международного коммерческого арбитража

О практике МКАС

Тем не менее, обзоры практики с комментариями, из которых удалены сведения, прямо либо косвенно указывающие на стороны арбитражного разбирательства, размещены на нашем сайте, а также публикуются в журналах «Третейский суд», «Хозяйство и право», в газете «ЭЖ-Юрист», а также размещаются в электронном виде в справочных правовых информационных системах «Гарант» и «Консультант Плюс».

Систематизированные материалы практики разрешения споров в МКАС также содержатся в сборниках практики МКАС, составителем которых являлся арбитр и член Президиума МКАС профессор М.Г. Розенберг.

Евразийский юридический портал

Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

Международный коммерческий арбитраж – частная альтернативная форма разрешения хозяйственных споров

Объективный процесс интернационализации современной мировой экономики требует нового уровня многосторонних экономических взаимоотношений, а именно интенсивного создания инфраструктур, обеспечивающих поступательное и динамичное развитие рынка. Стабильность и предсказуемость – вот важнейшие условия нормального гражданского оборота, которые могут быть обеспечены лишь в результате создания всех институтов рыночного хозяйствования.

Важно отметить, что в настоящее время мировая экономика все больше приобретает черты единого организма, вне которого не может нормально функционировать ни одно государство с рыночной экономикой. Российская Федерация предпринимает немалые усилия по интеграции в мировую экономическую систему, что требует безусловного соблюдения всеми участниками этого процесса правовых норм и обычаев.

Среди различных аспектов оценки привлекательности того или иного национального рынка далеко не последнюю роль играют вопросы правового регулирования порядка разрешения споров.

Как отмечает Т.Е.Абова, «каждая страна строит судебную систему, исходя из собственных потребностей. Но есть некие общечеловеческие ценности, которые не могут не учитываться в обществе, относящем себя к демократическому. Это право на судебную защиту» .

В Российской Федерации в силу положения ст. 11 ГК РФ защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляют в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством, суд, арбитражный суд или третейский суд.

Традиционно разрешение правовых конфликтов осуществляется с помощью правосудия. Однако в сфере международного коммерческого оборота не всегда целесообразно решать возникающие конфликты при помощи суда. Это обусловлено тем, что рассмотрение спора в государственном суде зачастую связано с многочисленными рисками и трудностями.

А. Тынель к числу рисков и трудностей, возникающих при рассмотрении споров такого рода в государственном суде, относит следующие:
а) незнание обязательного для применения иностранным государственным судом процессуального порядка, что на практике означает необходимость обращения к услугам местного адвоката;
б) обязательность осуществления судебного разбирательства на языке государства местонахождения суда, в связи с чем возникает необходимость перевода всех документов, касающихся спора, на язык, подлежащий применению;
в) наличие нескольких инстанций и свойственный государственному суду процессуальный формализм, что способствует затягиванию разбирательства и влечет за собой дополнительные расходы;
г) отсутствие необходимой компетенции у судей, поскольку подготовка судей государственных судов рассчитана на применение норм национальной правовой системы, хотя условия кон-тракта не всегда подчиняются материальному праву данного государства;
д) неравное положение сторон спора в силу того, что судьи государственных судов достаточно часто склонны более снисходительно относиться к участникам разбирательства, которые являются субъектами данного государства;
е) ограниченная возможность исполнения решения государственного суда на территории иностранного государства в силу отсутствия универсальных международных договоров, позволяющих осуществлять принудительное исполнение решения государственного суда одного государства на территории другого государства.

Желание контрагента избежать рассмотрения дела в суде иностранного государства, а следовательно свести к минимуму влияние вышеперечисленных негативных моментов, и способствовало поиску новых, экономичных, эффективных и простых методов урегулирования конфликтов. К таким способам во всем мире относят альтернативные судебному способы разрешения споров.

По мнению профессора В.Ф.Яковлева, альтернативные способы разрешения коммерческих споров рассматриваются как одно из главных направлений совершенствования работы не только государственных судов, но и всей системы разрешения коммерческих споров.

Нельзя не согласиться с мнением Т.Н.Нешатаевой, которая считает, что сопоставление арбитража с другими частными альтернативными формами судопроизводства позволяет выявить его главную особенность, заключающуюся в том, что это альтернативная процедура, где нейтральное лицо наделено правом вынесения обязательного для сторон решения, которое является окончательным и может быть принудительно исполнено с помощью судебного механизма.

Действительно, в последнее время очевидны определенные позитивные сдвиги в сторону признания необходимости внедрения в нашу правовую систему альтернативных процедур разрешения споров не только с целью снижения нагрузки на государственные суды и обеспечения доступности и эффективности правосудия, но и в силу того, что альтернативные способы представляют собой дополнительную гарантию реализации конституционного права на выбор наиболее адекватного варианта разрешения спора или урегулирования конфликта с целью защиты прав и законных интересов.

К примеру, в Постановлении VI Всероссийского съезда судей от 2 декабря 2004 г. отмечается, что гарантией эффективной защиты прав является также возможность обращения к альтернативным способам разрешения споров. При этом субъекты гражданского оборота должны иметь возможность выбрать любую удобную процедуру, соответствующую их требованиям о времени, стоимости, конфиденциальности, императивности и последствиям решения, а задача судебной власти – содействовать функционированию альтернативных процедур.

Между тем законодательство Российской Федерации наделяет участников гражданских правоотношений правом самостоятельного определения органа, куда они могут обратиться за защитой субъективного гражданского права, иными словами, правом сделать выбор между государственным и негосударственным (третейским) судом.

Право обращения за защитой нарушенного субъективного гражданского права закреплено и в международных соглашениях, например:
1. В соответствии с Соглашением о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, 1992 г. (Соглашение СНГ 1992 г.) хозяйствующие субъекты каждого государства – участника СНГ имеют на территории других государств – участников СНГ право беспрепятственно обращаться в суды, арбитражные (хозяйственные) суды, третейские суды и другие органы, к компетенции которых относится разрешение дел, могут выступать в них, возбуждать ходатайства, предъявлять иски и осуществлять иные процессуальные действия.
2. Согласно Конвенции о разрешении арбитражным путем гражданско-правовых споров, вытекающих из отношений экономического и научно-технического сотрудничества, 1972 г. (Московская конвенция 1972 г.) все споры между хозяйственными организациями, вытекающие из договорных и иных гражданско-правовых отношений, возникающих между ними в процессе экономического и научно-технического сотрудничества стран – участниц настоящей Конвенции, под-лежат рассмотрению в арбитражном порядке с исключением подсудности таких споров государственным судам.
3. В силу Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже 1961 г. (Конвенция о внешнеторговом арбитраже 1961 г.) стороны арбитражного соглашения могут по своему усмотрению:
а) предусматривать передачу споров на разрешение постоянного арбитражного органа; в этом случае рассмотрение споров будет производиться в соответствии с регламентом такого органа;
б) предусматривать передачу споров на разрешение арбитража по данному делу (арбитраж ad hoc) и в этом случае, в частности:
– назначать арбитров или устанавливать в случае возникновения какого-либо спора методы их назначения;
– устанавливать местонахождение арбитражного суда;
– устанавливать правила процедуры, которых должны придерживаться арбитры.

В настоящее время вследствие глобализации и интернационализации международных экономических отношений, функционирования большого числа авторитетных арбитражных центров, доступности арбитража, международно-правовой унификации правовых норм, регулирующих правоотношения в области арбитража, международный коммерческий арбитраж приобретает все большее распространение в России. Кроме того, принятые мировым сообществом стандарты, касающиеся международного коммерческого арбитража, отражены и в российском законодательстве о международном коммерческом арбитраже, что также накладывает определенные обязательства, связанные с обеспечением применения этих положений в соответствии с принципами, на которых базируется российская правовая система.

Важно отметить, что еще в Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству, состоявшегося в Хельсинки в 1975 г., было указано, что быстрое и справедливое разрешение споров, возникающих в процессе торгового оборота товаров и услуг и из договоров о промышленном сотрудничестве, будет способствовать развитию товарообмена и промышленного сотрудничества, и с этой целью организациям, предприятиям и фирмам рекомендовано в коммерческих сделках и контрактах о промышленном сотрудничестве или специальных соглашениях предусматривать арбитражную оговорку для разрешения возможных споров.

Ценность арбитража как метода урегулирования споров, возникающих в контексте международных коммерческих отношений, была подтверждена в Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН от 04 декабря 2006 г. № 61/33. Как отмечает А.С.Комаров, такая оценка является следствием признания того, что международный арбитраж представляет собой правовой механизм, позволяющий равноправно участвовать в международном экономическом сотрудничестве всем участникам этого процесса независимо от уровня их экономического развития и политического влияния в мире.

В силу принципа автономии воли стороны внешнеторговых отношений вправе заключать соглашения о том, кому доверить разрешение возникшего или возможных споров, связанных с договорными отношениями. Это может быть соглашение о передаче спора государственному суду в определенной стране (общей или специальной юрисдикции) или утвержденному сторонами для разрешения спора конкретному международному коммерческому арбитражу (третейскому суду): институционному (постоянно действующему) и изолированному (ad hoc).

О международном коммерческом арбитраже можно говорить лишь в том случае, если разбирательство касается международных договоров, заключенных между частными лицами, а именно когда затронуты интернациональные коммерческие интересы. То есть речь идет прежде всего о внешнеторговых сделках. К ним, согласно российской правовой доктрине, относятся сделки, в которых хотя бы одна из сторон представлена иностранным гражданином или иностранным юридическим лицом.

В литературе понятие «внешнеторговая сделка» толкуется следующим образом :
1. Международная торговая сделка.
Под международной торговой сделкой понимается договор (соглашение) между двумя или несколькими сторонами, находящимися в разных странах, по поставке установленного количества товарных единиц и (или) оказанию услуг в соответствии с согласованными условиями .
2. Внешнеторговая сделка.
Под внешнеторговой сделкой следует понимать действия, направленные на установление, изменение и прекращение гражданско-правовых отношений в сфере купли-продажи между участниками внешнеэкономической деятельности, предприятия которых находятся в различных странах .
3. Внешнеторговый договор.

В мировой и отечественной внешнеторговой практике договор коммерческого характера называют контрактом (contract). В официальных текстах международных документов «contract» обычно переводится как «договор», т. е. контракт следует считать юридическим оформлением внешнеторговой сделки в письменной форме.

Внешнеторговый договор представляет собой соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении имущественных прав и обязанностей в рамках международного торгового (предпринимательского, коммерческого) оборота .
С учетом приведенных определений внешнеторговой сделки можно выделить следующие ее признаки:
– сделка всегда имеет внешний характер;
– контрагенты в сделке – из разных стран;
– предмет договора всегда пересекает границы государств – участников контракта;
– в качестве средства платежа обычно используется иностранная валюта (за исключением товарообменных сделок, например бартерных);
– всегда существует риск срыва, неисполнения или ненадлежащего исполнения договора из-за чрезвычайных (форс-мажорных) обстоятельств;
– при возникновении спора, который невозможно разрешить с помощью переговоров, он разрешается в арбитраже;
– контракт как внешнеторговая сделка заключается как между физическими лицами и предприятиями (фирмами), так и между теми и другими в отдельности, как во исполнение меж-правительственных соглашений, так и без их наличия;
– в правовом регулировании таких контрактов принципиальную роль играют нормы международных договоров.

Смотрите так же:  Принятие ребенка в гражданство

Кроме того, ряд ученых выделяет такие основные признаки внешнеторговых сделок, как:
– заключение сделки российским участником внешнеторговой деятельности с иностранным партнером, местонахождение (место коммерческой деятельности) которого зафиксировано в другом государстве;
– проведение расчетов преимущественно в иностранной валюте, поскольку российский рубль пока имеет ограниченное применение в качестве международной расчетной валюты, в основном со странами СНГ;
– перемещение ее объекта через государственную (таможенную) границу РФ, за исключением случаев реализации товара «на месте»;
– обязательное ее заключение в письменной форме .

Итак, международные коммерческие арбитражи, с одной стороны, имеют частный характер, поскольку образуются самими участниками гражданско-правовых отношений, отсюда свобода выбора сторонами в любом контракте правил арбитражной процедуры, при этом государство не участвует в их формировании и деятельности, ограничиваясь установлением общих правил их создания и функционирования. В этом смысле можно утверждать, что арбитраж является институтом, противоположным институту государственных судов, которые представляют собой органы судебной системы какого-либо государства.

Действительно, в соответствии с законодательством о судебной системе международные коммерческие арбитражи не являются элементами государственной системы. Однако, как отмечает О.Ю.Скворцов, они представляют собой своеобразный институт, который приобретает само-бытность в результате особенностей формирования правил и специфики разрешения споров, осуществляемых негосударственными органами. При этом арбитражи входят в юрисдикционную систему государства, поскольку эти органы разрешают споры о праве.

Споры, возникающие из договорных и других гражданских правовых отношений при осуществлении внешнеторговых и иных видов международных экономических связей, нуждаются в урегулировании.

Кроме того, международный коммерческий арбитраж создается для разрешения особой категории споров, а именно споров, носящих коммерческий характер, т. е. вытекающих из гражданско-правовых и, главным образом, торговых сделок, а также сделок, включающих в себя «иностранный элемент».
Так, в силу п. 2 ст. 1 Закона Российской Федерации от 7 июля 1993 г. № 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже» (далее – Закон об арбитраже) специфика споров, передавае-мых в МКАС, связана, во-первых, с их правовой природой; во-вторых, с основаниями их возникновения; в-третьих, с субъектным составом. Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате РФ (далее – МКАС) компетентен рассматривать споры, возникающие:
1) в результате осуществления международных экономических связей при условии, что коммерческое предприятие хотя бы одной из сторон находится за пределами территории Российской Федерации.

В данном случае речь идет о следующих субъектах:
а) обе спорящие стороны являются иностранными лицами по отношению как друг к другу, так и к государству, где расположен рассматривающий их спор международный коммерческий арбитраж.

Рассмотрим ряд судебных дел из арбитражной практики МКАС, когда обе стороны спора являлись иностранными организациями, но дело рассматривалось в Российской Федерации в МКАС.

● По делу от 17 июля 2001 г. № 419/1995 иск был предъявлен германской фирмой (продавец) к английской фирме (покупатель) на основании контракта международной купли-продажи, заключенного сторонами 21 марта 1995 г. Предъявление иска было вызвано тем, что ответчиком не был оплачен поставленный товар.

Компетенция МКАС по рассмотрению данного дела предусмотрена сторонами в п. 4 кон-тракта .

● По делу от 19 октября 2006 г. № 53/2006 иск был предъявлен украинской организацией (покупатель) к фирме из США (продавец) в связи с поставкой товара ненадлежащего качества по контракту международной купли-продажи, заключенному сторонами 31 мая 2005 г. Истец требовал уплаты договорного штрафа за поставку товара ненадлежащего качества и возмещения рас-ходов по арбитражному сбору.

Пункт 9 контракта № 2917 от 31 мая 2005 г., составленного на английском и украинском языках, предусматривал рассмотрение споров в МКАС. В английском тексте, которому соответст-вовал украинский текст, было указано следующее:
«9.1. The parties shall try to adjust the disputes and differences that can arise from this Contract or in connection with it by means of negotiations and consultations.
9.2. If there is no agreement, then the disputes shall be referred to the International Commercial Arbitration Court at the Chamber of Commerce and Industry of the RF, Moscow in according to the Rules of that Court the decisions of which shall be binding for the Parties.

9.4. The arbitration language shall be Russian» .

● По делу от 27 апреля 2005 г. № 5/2004 иск был предъявлен эстонской фирмой (продавец) к австрийской фирме (покупатель) в связи с неполной оплатой товара, поставленного по контракту международной купли-продажи, заключенному сторонами 15 июня 2003 г. Требования истца включали: погашение задолженности, уплату договорного штрафа за просрочку платежа и возмещение расходов по арбитражному сбору и на юридических представителей в связи с ведением данного дела.

При рассмотрении вопроса о компетенции МКАС по разрешению данного спора состав арбитража установил, что п. 6.4 контракта предусматривал следующее: если стороны не пришли к соглашению путем переговоров, то все споры, которые могут возникнуть между сторонами при заключении, исполнении и (или) расторжении данного контракта, подлежат передаче в МКАС для их разрешения в соответствии с его Регламентом ;
б) спорящие стороны являются иностранными лицами по отношению друг к другу, но арбитраж расположен на территории государства, к которому принадлежит одна из сторон.

Рассмотрим ряд судебных дел из арбитражной практики МКАС, когда спор между российскими и иностранными контрагентами внешнеторгового контракта был передан на рассмотрение в МКАС.

● По делу от 15 января 2001 г. № 381/1999 иск был предъявлен российской организацией (продавец) к монгольской организации (покупатель), с которой 03 августа 1998 г. был заключен контракт международной купли-продажи товаров, и к монгольскому банку (гарант), выдавшему гарантию исполнения покупателем обязательств платежа по контракту, предоставлявшему отсрочку платежа на 120 дней.

В заключенном продавцом и покупателем контракте (п. 1.6) содержится арбитражная оговорка, которая предусматривает рассмотрение споров, вытекающих из контракта, в МКАС .

● По делу от 09 апреля 2004 г. № 129/2003 иск был предъявлен германской фирмой (покупатель) к российской организации (продавец) в связи с нарушением обязательств по поставке товаров по соглашению и контракту, заключенным сторонами 22 июля 2002 г. В связи с невыполнением продавцом его обязательств 07 февраля 2003 г. покупатель заявил о расторжении договорных отношений.

Статьей 10 заключенного сторонами соглашения от 22 июля 2002 г. и статьей 11 контракта от 22 июля 2002 г. предусмотрено, что все споры и разногласия, возникающие из указанных соглашения и контракта, подлежат разрешению в МКАС в соответствии с Регламентом указанного суда.

● По делу от 17 февраля 2003 г. № 168/2001 иск был предъявлен российской организацией к фирме из США в связи с неполной оплатой товара, поставленного по контракту международной купли-продажи, заключенному сторонами 01 марта 2000 г.

Компетенция МКАС рассматривать настоящий спор вытекала из арбитражной оговорки заключенного между сторонами контракта от 01 марта 2000 г. (п. 11), была подтверждена истцом в исковом заявлении и не оспаривалась ответчиком. По мнению сторон, в названии суда «Международный Арбитражный Суд при Российской Торговой Палате, г. Москва», указанном в контракте, допущена неточность. Следовательно, МКАС на основании п. 2 и 3 § 1 Регламента обладает компетенцией на рассмотрение данного спора ;
2) между сторонами, одной из которых является предприятие с иностранными инвестициями или международная организация, созданная на территории Российской Федерации, независимо от характера спора.

Здесь имеются в виду споры между:
а) коммерческими организациями с иностранными инвестициями;
б) коммерческой организацией с иностранными инвестициями и российским юридическим лицом без иностранного участия (либо российским индивидуальным предпринимателем), включая споры с российским участником данной организации;
в) российскими участниками коммерческой организации с иностранными инвестициями (если спор возник из учредительного договора или в связи с ним);
г) международными объединениями (организациями), созданными на российской территории;
д) упомянутым объединением (организацией) и чисто российским юридическим лицом (в том числе участником) либо российским индивидуальным предпринимателем;
е) российскими участниками международного объединения (организации), если спор воз-ник из учредительного договора или в связи с ним.
Рассмотрим ряд судебных дел из арбитражной практики МКАС, где одна из сторон спора – российская организация с иностранными инвестициями.

● По делу от 03 июля 2006 г. № 99/2005 иск был предъявлен российским банком с иностранным капиталом к российской организации из договора залога движимого имущества от 27 декабря 2004 г., заключенного сторонами в обеспечение исполнения кредитного соглашения от той же даты.

Пунктом 10.5 заключенного сторонами договора залога имущества от 27 декабря 2004 г. было предусмотрено, что споры, разногласия или требования, возникающие из настоящего договора или связанные с ним, подлежат рассмотрению в МКАС в соответствии с его Регламентом. С учетом изложенного и руководствуясь ст. 16 Закона об арбитраже и п. 3 и 5 § 1 Регламента, МКАС признал свою компетенцию по разрешения настоящего дела.

● По делу от 24 апреля 2001 г. № 379/1999 иск был предъявлен российской организацией (со стопроцентным иностранным участием) другой российской организации (с участием иностранного капитала) на основании заключенного сторонами 26 февраля 1999 г. договора поставки.

Пункт 10 договора от 26 февраля 1999 г. предусматривает рассмотрение вытекающих из него споров и разногласий МКАС, что означает заключение сторонами письменного соглашения о передаче на разрешение МКАС могущего возникнуть спора (п. 3 § 1 Регламента МКАС). Заявленные ответчиком возражения против компетенции МКАС рассматривать данный спор в ходе арбитражного процесса были им отозваны. На основании арбитражной оговорки договора МКАС признал, что в его компетенцию входит разрешение данного спора.

● По делу от 01 октября 2003 г. № 43/2003 иск был предъявлен российской организацией с иностранными инвестициями (поклажедателем) другой российской организации (хранителю) в связи с отказом хранителя отгрузить принадлежащее поклажедателю имущество, сданное на хранение по договору, заключенному сторонами 23 ноября 2000 г. Хранитель мотивировал свой отказ возникшим спором о праве собственности на указанное имущество.

Пунктом 5.3 договора от 23 ноября 2000 г., заключенного истцом и ответчиком, предусмотрено, что в случае невозможности урегулирования возникающих споров и разногласий путем переговоров стороны передают их на разрешение в МКАС. Истец является юридическим лицом с иностранными инвестициями, зарегистрированным в Российской Федерации, что подтверждается представленной им выпиской из Единого государственного реестра юридических лиц от 28 октября 2002 г. Исходя из этого и руководствуясь § 1 Регламента МКАС, состав арбитража посчитал, что МКАС располагает компетенцией по рассмотрению настоящего спора.

Смотрите так же:  Нужна ли доверенность при агентском договоре

Итак, гражданско-правовые отношения, споры из которых могут быть переданы на разрешение МКАС, включают, в частности, отношения по купле-продаже (поставке) товаров, выполнению работ, оказанию услуг, обмену товарами и (или) услугами, перевозке грузов и пассажиров, торговому представительству и посредничеству, аренде (лизингу), научно-техническому обмену, обмену другими результатами творческой деятельности, сооружению промышленных и иных объектов, лицензионным операциям, инвестициям, кредитно-расчетным операциям, страхованию, совместному предпринимательству и другим формам промышленной и предпринимательской кооперации.

С другой стороны, выполняемая международным коммерческим арбитражем функция – защита нарушенных гражданских прав – имеет и публично-правовой аспект, т. к. является одним из правовых инструментов, обеспечивающих состояние правопорядка в государстве. Это проявляется в принятии обеспечительных мер, принудительном исполнении арбитражных решений и т. д.

По мнению А.С.Комарова, в современных условиях российская правовая действительность должна практически заново осознать значение и роль третейского правосудия во всей глубине и многообразии этого явления. Поэтому перед юридическим корпусом и предпринимательским сообществом должна стоять цель, заключающаяся в том, чтобы международный коммерческий арбитраж занял такое же место в правовом поле России, какое отводится ему в странах с высоким уровнем развития позитивного права и правовой культуры, где законодательству об арбитраже (третейском суде), практике его применения и соответствующей научной доктрине уделяется постоянное внимание наравне с другими важными институтами частного права.

В юридической литературе обращается внимание на наличие у арбитражной (негосударственной) формы рассмотрения международных коммерческих споров определенных преимуществ по сравнению с процессуальной формой рассмотрения таких споров в государственных судах.

Т.Бендевский приводит следующие аргументы в пользу разрешения споров по договорам в области международного оборота товаров и услуг в порядке международного коммерческого арбитража:
– стороны договора больше доверяют арбитражу и арбитрам, которых они сами избирают, чем суду государства ответчика;
– внешнеторговый арбитраж и арбитры специализируются на рассмотрении споров по договорным отношениям, связанным с оборотом товаров и услуг с иностранными контрагентами;
– процесс в судах общей юрисдикции протекает несоизмеримо дольше из-за специализации на делах, не осложненных иностранным элементом, и из-за многоступенчатости;
– подача иска в суд общей юрисдикции, как правило, влечет за собой нарушение и прекращение деловых отношений между сторонами договора, в отличие от рассмотрения спора в порядке арбитража или арбитрами, избранными сторонами для разрешения спора;
– стороны больше верят в объективность и беспристрастность арбитража как негосударственного института;
– решение арбитража окончательно и не подлежит обжалованию;
– арбитражный процесс и арбитражные решения обладают свойством дискретности;
– стороны спора обязуются исполнять арбитражное решение .

Е.В.Брунцева объясняет привлекательность международного коммерческого арбитража следующими причинами :
1) нежелание передавать споры на рассмотрение в национальный суд другой стороны;
2) возможность выбора места разрешения споров.

Право выбора места проведения арбитражного разбирательства регулирует процедуру арбитража и может оказывать значительное влияние на разрешение споров. Каждое государство имеет свои национальные обычаи, особенности, а также точку зрения на то, как арбитраж должен проводиться на его территории. Как отмечает А.Г.Федоров, взаимообмен между арбитражным процессом и национальной системой права является фундаментом правильного подхода к оценке развития международного коммерческого арбитража ;
3) возможность выбора арбитров. В отличие от государственных судов, где стороны не имеют возможности влиять на распределение дел между судьями, стороны в арбитраже самостоятельно назначают арбитров;
4) нейтральность арбитров. Арбитры при рассмотрении дела обязаны сохранять нейтральность и рассматривать дело непредвзято;
5) разрешение споров специалистами в соответствующей области.
Следует отметить, что судьи государственных судов иногда недостаточно представляют себе предмет спора и его существо, поскольку не являются специалистами в области внешней торговли, а это приводит к необходимости привлекать для ведения процесса высококвалифицированных экспертов и, следовательно, увеличению судебных расходов сторон;
6) установление порядка арбитражного разбирательства самими сторонами. Сторонам раз-решено определять порядок осуществления разбирательства арбитражем;
7) выбор сторонами применимого материального права.

Исходным принципом определения применимого права международным коммерческим арбитражем является выбор права сторонами контракта. Под применимым правом, регулирующим отношения сторон по заключенной внешнеэкономической сделке, следует понимать материально-правовые нормы, содержащиеся в нормативно-правовых актах национального законодательства, международных актах и обычаях, которые стороны по взаимному согласию избирают . Например, субъекты из договора купли-продажи вправе указать в качестве применимого право страны-покупателя, право страны-продавца, право третьей страны и т. п.

Законодательство Российской Федерации, в частности ГК РФ, позволяет выделить следующие особенности соглашения о применимом праве:
а) это соглашение имеет специфический предмет, т.е. субъекты международной коммерческой сделки, определяя применимое право, могут по своему усмотрению обратиться как к российскому, так и к иностранному праву, нормам международных соглашений, регулирующих соответствующий круг общественных отношений, и общим принципам права, международным обычаям и обыкновениям. Иными словами, они вправе сделать выбор между материально-правовым и коллизионным способом воздействия на договорные отношения;
б) соглашение о применимом праве является не обязанностью, а правом сторон. По общему правилу, такое соглашение не относится к необходимым условиям договора, осложненного иностранным элементом. Нам представляется, что соглашение о применимом праве следует от-носить к числу существенных условий договора, поскольку отсутствие указания на применимое право делает процедуру рассмотрения спора коммерческим арбитражем затруднительной, прежде всего это связано с поиском коллизионных норм;
в) заключая соглашение о применимом праве, контрагенты преследуют цель более полно урегулировать свои права и обязанности по договору и иные элементы обязательственного статута договора;
г) стороны договора вправе выбрать применимое право как в момент заключения договора, так и в последующем, после его заключения. Согласно положениям ст. 158 и 434 ГК РФ соглашение о применимом праве может быть заключено как в письменной, так и в устной форме. Однако, по нашему убеждению, форма соглашения о применимом праве не может быть иной, чем письменная;
8) закрытость арбитражного разбирательства.

Рассмотрение дел в арбитражных судах осуществляется на основании принципа конфиденциальности. Доступ в арбитражное разбирательство представителей средств массовой информации, публики не допускается, а рассмотрение дел в государственных судах осуществляется, как правило, публично.

Конфиденциальное рассмотрение споров является отличительной чертой арбитражного разбирательства по сравнению с государственным арбитражным процессом, где в соответствии с ч. 1 ст. 123 Конституции РФ разбирательство дел во всех судах открытое. В этом проявляется основной принцип арбитражного судопроизводства – принцип гласности, являющийся одной из предпосылок вынесения обоснованных и законных судебных актов;
9) окончательность арбитражного решения.

Важно отметить, что в международных арбитражных судах отсутствуют апелляционные, кассационные, надзорные инстанции. Кроме того, международные договоры и национальные за-коны большинства государств устанавливают недопущение обжалования арбитражного решения по существу и в государственный суд. Данные правила способствуют быстрому обращению вынесенного решения к исполнению, вносят стабильность и определенность в правоотношения сторон;
10) возможность принудительного исполнения арбитражного решения практически в любом государстве. Закон об арбитраже предусматривает, что арбитражное решение независимо от того, в какой стране оно было вынесено, признается в России обязательным и приводится в исполнение. Иными словами, иностранные арбитражные решения приводятся в исполнение в Рос-сии независимо от того, имеется ли у Российской Федерации международный договор в названной области с соответствующим государством, т. е. на условиях фактической взаимности.

На международном уровне признание и приведение в исполнение иностранных арбитражных решений было унифицировано в результате принятия Конвенции ООН о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 г. (Нью-Йоркская конвенция 1958 г.).

Итак, споры по договорным отношениям с иностранным элементом (внешнеторговые отношения) подлежат рассмотрению в судах общей юрисдикции, арбитражных судах или избранных судах (международный коммерческий арбитраж).

О международном коммерческом арбитраже речь заходит тогда, когда разбирательство касается международных договоров, заключенных между частными лицами, иначе говоря, когда затронуты интернациональные коммерческие интересы.

К числу преимуществ арбитражной формы рассмотрения споров относятся следующие:
– арбитражные суды не являются государственными органами, не входят в систему государственных судов конкретного государства, они свободны от национальной пристрастности и протекционизма по отношению к субъектам какого-либо государства;
– процессуальная форма рассмотрения спора в арбитраже менее формализована, чем в государственном суде. За сторонами признается право по взаимному соглашению определить место, время, язык разбирательства, а также урегулировать большинство иных вопросов, связанных с порядком рассмотрения дела;
– арбитражные суды, как правило, специализируются на рассмотрении определенных категорий споров, например, в области международных экономических связей;
– в международном коммерческом арбитраже за сторонами признается право выбора не только самого арбитражного суда, компетентного рассматривать дело, но и конкретных лиц (арбитров), которые будут его рассматривать;
– рассмотрение дел в арбитражных судах осуществляется на основании принципа конфиденциальности;
– вынесенное на территории конкретного государства решение арбитражного суда, как правило, значительно проще принудительно исполнить за границей, чем решение государственного суда.

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 5 (12) 2009

Практика МКАС при ТПП РФ: 2004–2016 гг.

5 декабря 2017 г. состоялась конференция «Международный коммерческий арбитраж в России и мире: тенденции развития и современная практика», посвященная 85-летию МКАС при ТПП РФ.

К ней был выпущен следующий сборник: Практика МКАС при ТПП РФ: 2004–2016. К 85-летию МКАС (на основе анонимизированных материалов из журналов «Международный коммерческий арбитраж» и «Вестник международного коммерческого арбитража») / науч. ред. и сост. А.Н. Жильцов, А.И. Муранов; предисл. А.С. Комаров; ред. П.Д. Савкин; МКАС при ТПП РФ; ИЦЧП им. С.С. Алексеева при Президенте РФ; каф. межд. частн. и гражд. права им. С.Н. Лебедева МГИМО МИД РФ. — М.: Ассоциация исследователей международного частного и сравнительного права, 2017. — 1565 с. [тираж: 500 экземпляров].

В сборнике приводятся анонимизированные извлечения из решений и постановлений по 107 делам МКАС за период с 17 февраля 2003 г. по 13 июля 2016 г.

Данные решения и постановления воспроизводятся в сборнике в том их виде, в каком они были опубликованы в 34 выпусках (включая один специальный в 2006 г.) журналов «Международный коммерческий арбитраж» и «Вестник международного коммерческого арбитража» (http://arbitrationreview.ru) с января 2004 г. по первую половину 2017 г. В этих журналах печатались лишь самые интересные решения и постановления по делам МКАС (которые было допустимо анонимизированно публиковать).

В сборник также входят статистические материалы о делах МКАС с 2004 г. по 2016 г. включительно, равно как и некоторые обзорные статьи о практике по таким делам, а также избранная библиография по практике и делам МКАС за 2004–2016 гг.

Смотрите так же:  Не приходит налог на земельный участок 2019

Настоящий сборник — единственное изданное в РФ после 2010 г. крупное собрание актов, вынесенных по делам МКАС.

Он доступен для скачивания здесь (с возможностью полнотекстового поиска). Файл во многих случаях использовать удобнее, чем такую объемную книгу (однако он получился весьма объемным. Разница в изображениях страниц сборника вызвана теми особенностями его технологической подготовки, которые описаны в нем самом).

Международный коммерческий арбитражный суд: о судебной практике рассмотрения споров о ценных бумагах (Абдулкадыров С.С.)

Дата размещения статьи: 07.05.2015

Международное правосудие, и в частности правосудие Международного коммерческого арбитражного суда, — элемент международного правопорядка в урегулировании различных споров, в том числе и связанных с оборотом международных ценных бумаг на отечественном и зарубежном рынке.
Договорной характер юрисдикции определяет юридическую силу их решений. С одной стороны, поскольку договор о передаче спора в суд является обязательным для сторон, обязательным для них будет и судебное решение. С другой стороны, поскольку изменение договора возможно по соглашению сторон, стороны могут отступить от судебного решения по взаимной договоренности. Как отмечает профессор В.Л. Толстых , большинство международных споров разрешается при помощи согласительных процедур, которые в большей степени зависят от сторон спора, чем судебные прецеденты.
———————————
Толстых В.Л. Курс международного права: учебник. М.: Волтерс Клувер, 2010. С. 458 — 459.

Действительно, согласно Регламенту МКАС при ТПП этот судебный орган по соглашению сторон может рассматривать споры из договорных и иных гражданско-правовых отношений, возникающие при осуществлении внешнеторговых и иных видов международных экономических связей, если коммерческое предприятие хотя бы одной из сторон находится за границей, а также споры предприятий с иностранными инвестициями и международных объединений и организаций, созданных на территории Российской Федерации, между собой, споры между их участниками, а равно их споры с другими субъектами права Российской Федерации.
———————————
См.: Регламент МКАС при ТПП (утв. Приказом ТПП РФ от 18 октября 2005 г. N 76 с изм. и доп., внесенными Приказом ТПП РФ от 23 июня 2010 г. N 28 и Приказом ТПП РФ от 8 ноября 2013 г. N 78). Официальный сайт: URL: http://[email protected] (дата ознакомления: 12.05.2014).

Гражданско-правовые отношения, споры из которых могут быть переданы на разрешение МКАС, включают, в частности, отношения по купле-продаже (поставке) товаров, выполнению работ, оказанию услуг, обмену товарами и (или) услугами, перевозке грузов и пассажиров, торговому представительству и посредничеству, аренде (лизингу), научно-техническому обмену, обмену другими результатами творческой деятельности, сооружению промышленных и иных объектов, лицензионным операциям, инвестициям, кредитно-расчетным операциям, страхованию, совместному предпринимательству и другим формам промышленной и предпринимательской кооперации.
МКАС рассматривает споры при наличии письменного соглашения между сторонами о передаче на его разрешение уже возникшего или могущего возникнуть спора.
МКАС принимает к своему рассмотрению и споры, подлежащие его юрисдикции в силу международных договоров.
Вопрос о компетенции МКАС по конкретному делу решается составом арбитража, рассматривающим спор. Состав арбитража вправе вынести отдельное постановление по вопросу о компетенции до рассмотрения спора по существу либо отразить этот вопрос в решении по существу спора.
Вынесение решения по существу спора является исключительным правомочием состава арбитража по конкретному делу.
Тридцатого января 2014 г. состоялось заседание Президиума Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (МКАС), где были подведены итоги деятельности МКАС за 2013 г. Члены Президиума отметили положительную динамику поступления исков в 2013 г. (274 иска) по сравнению с предыдущим годом (241 иск) и отметили, что по сравнению с прошлой деятельностью значительно увеличилось поступление в МКАС дел с крупной суммой исковых требований (свыше 10 млн. долл. США). Доля таких споров от общего количества поступивших в 2013 г. исков составила 23% .
———————————
См.: Официальный сайт: МКАС при ТПП (дата обращения: 12.05.2014).

В соответствии с Регламентом МКАС рассмотрение споров, в том числе о международных ценных бумагах, носит конфиденциальный характер, поэтому в полном объеме решения МКАС не публикуются.
Тем не менее обзоры практики с комментариями, из которых удалены сведения, прямо или косвенно указывающие на стороны арбитражного разбирательства, публикуются в журналах «Международный коммерческий арбитраж», «Третейский суд», «Хозяйство и право», а также в справочных системах «Гарант» и «КонсультантПлюс».
Анализируя материалы решений Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате по спорам, связанным с оборотом международных ценных бумаг, отмечаем, что в целом решения носят стабильный характер, хотя и имеются примеры судебной практики, которые бы были полезны для ознакомления.
За прошедшие годы накоплен значительный опыт разрешения внешнеэкономических споров, сторонами которых являлись российские (советские) организации и их иностранные партнеры. В немалом числе споров обеими сторонами выступали иностранные фирмы. О решениях МКАС, вынесенных в 2000 — 2013 гг., можно получить информацию на официальном сайте суда.
В то же время отмечаем, что общая тенденция рассмотрения споров, так или иначе связанных с ценными бумагами, имеет свою особенность. Так, до настоящего времени возникают вопросы, которые требуют определенных ответов. В частности, а могут ли стороны по гражданско-правовому контракту предусмотреть применение к их отношениям международного договора, к сфере действия которого не отнесен их контракт? Как отмечал ранее в своих работах М.Г. Розенберг , этот вопрос возник при разрешении спора между кипрской и германской фирмами (решение от 15 декабря 2000 г. по делу N 94/2000); заключенный сторонами контракт международной купли-продажи товаров предусматривал применение к их отношениям Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. (далее — Венская конвенция 1980 г.). Между тем в соответствии с этой Конвенцией (ст. 1) она применима в двух случаях: (a) когда коммерческие предприятия сторон находятся в государствах — участниках Конвенции; (b) когда к отношениям по контракту применимо право государства — участника Конвенции. В данном же случае при отсутствии соглашения сторон о применимом праве в силу коллизионной нормы подлежало применению право государства, не участвующего в Конвенции (Республика Кипр). МКАС разрешил спор на основании норм Венской конвенции 1980 г., признав допустимость такого соглашения сторон.
———————————
См.: Розенберг М.Г. Международный договор и иностранное право. М., 2000. С. 139 — 141.

Таким же образом возник вопрос при разрешении спора о погашении задолженности сторон ценными бумагами обезличенного характера.
С нашей стороны отмечаем, что включение сторонами в контракт неясных положений служит основанием для состава арбитража принимать решение, которое, возможно, не имелось в виду сторонами при заключении контракта. Суд постановил правильное решение отклонить просьбу о рассмотрении дела, так как, во-первых, в контракте отсутствовала оговорка о рассмотрении спора в МКАС при ТПП, а во-вторых, неясность положений контракта не позволяла определить основания и предмет спора, связанный с оборотом обезличенных ценных бумаг.
Достаточно часто можно проследить случаи, когда между иностранными и российскими организациями контракт предусматривал применение к отношениям сторон законодательства иностранного государства и Российской Федерации, а в случае противоречий в законодательстве указанных государств — международных норм и обычаев. Квалифицировав контракт как договор международной купли-продажи ценных бумаг, МКАС признал применимой Венскую конвенцию 1980 г., участниками которой являлись иностранное государство и Россия на момент заключения контракта, отметив, что он руководствуется также условиями контракта.
Действительно, порой трудно определить критерии, используемые МКАС при определении применимого права при отсутствии соглашения сторон по этому вопросу.
Несмотря на указанные обстоятельства, необходимо оперировать законодательством Российской Федерации, в частности Законом РФ «О международном коммерческом арбитраже» (п. 2 ст. 28).
Указанная норма Федерального закона предоставляет третейскому суду возможность в таких случаях применять право, определенное в соответствии с коллизионными нормами, которые он считает применимыми. Это положение российского закона соответствует предписаниям Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже 1961 г. (ст. VII), участницей которой является Россия. Означает оно, что третейский суд, в отличие от государственных судов, жестко не связан положениями российского законодательства о выборе применимого права. Как известно, Основы гражданского законодательства 1991 г. содержат коллизионные нормы, сформулированные по общему правилу в диспозитивной форме. В то же время решение третейского суда о выборе того или иного коллизионного критерия должно быть мотивировано. По общему правилу МКАС определяет применимое право, основываясь на коллизионных нормах российского законодательства либо в соответствующих случаях — международных договоров, в которых участвует Россия .
———————————
Розенберг М.Г. Международный договор и иностранное право в практике Международного коммерческого арбитражного суда. М.: Статут, 2000. С. 69.

Самое интересное, что при применении иностранного права иногда возникают вопросы, связанные с необходимостью установления МКАС обстоятельств, а применимо ли иностранное право, связанное с легитимностью оборота ценных бумаг? Допустимо ли заключение контракта, если нарушается принцип свободы договора?
Как представляется, общий принцип свободы договора, из которого исходит Венская конвенция 1980 г., влечет за собой признание практически почти всех ее норм диспозитивными и, соответственно, признание приоритета условий договора в отношении положений Конвенции. Таков же подход применительно к соотношению специальных условий договора и международных документов, на которые в договоре сделана общая ссылка, и к принятой международной практике их толкования. При рассмотрении ряда споров МКАС исходит именно из этих положений.
Юридическое значение включения в договор положения о финансировании обязательств по договору за счет денежных средств, предоставленных третьим лицом ценными бумагами.
Действительно, в зависимости от обстоятельств конкретного случая и их оценки составом Арбитражного суда этот вопрос решался в практике МКАС неоднозначно. Главная трудность заключалась в необходимости оценки ценных бумаг, проверки реестра и многих иных вопросов, связанных с оборотом ценных бумаг.
В этой связи достаточно большой круг вопросов, которые должен разрешить МКАС, порой не дает принять правильное решение, так как даже институт международного страхования ценных бумаг порой не может гарантировать их обеспечение.
Таким образом, судебная практика МКАС при ТПП, связанная с рассмотрением споров, связанных с оборотом ценных бумаг, требует квалифицированной подготовки.

Литература

1. Регламент МКАС при ТПП (утв. Приказом ТПП РФ от 18 октября 2005 г. N 76, с изм. и доп., внесенными Приказом ТПП РФ от 23 июня 2010 г. N 28 и Приказом ТПП РФ от 8 ноября 2013 г. N 78).
2. Розенберг М.Г. Международный договор и иностранное право / М.Г. Розенберг. М.: Статут, 2000.
3. Толстых В.Л. Курс международного права: учебник / В.Л. Толстых. М.: Волтерс Клувер, 2010.
4. Обзор решений МКАС при ТПП 2000 — 2013 гг.