Вопросы судебно-психиатрическая экспертиза в гражданском процессе

Вопросы судебно-психиатрическая экспертиза в гражданском процессе

Освидетельствования по гражданским делам до последнего времени составляли не более 10 % всех проводимых в стране судебно-психиатрических экспертиз. Но в связи с ростом роли имущественных отношений в российском обществе следует ожидать увеличения количества таких экспертиз. Наиболее часто по гражданским делам проводится экспертиза при рассмотрении судом вопроса о признании лица недееспособным. Решаются также другие вопросы, так или иначе связанные со способностью гражданина к осуществлению своих гражданских прав и обязанностей.

Понятие недееспособности . Это понятие определенным образом связано с правоспособностью, которой обладают в равной мере все граждане с момента рождения и до смерти (статья 17 ГК РФ). Дееспособность ограничена определенным возрастом (совершеннолетие) и предполагает «способность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их» (статья 21 ГК РФ). Лицо, признанное недееспособным, остается правоспособным, но вступать в свои права может только через посредство опекуна. Последний совершает сделки от его имени и в его интересах. В статье 29 ГК РФ говорится, что «гражданин, который вследствие психического расстройства не может понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признан судом недееспособным . над ним устанавливается опека».

Приведенная формула недееспособности, как и формула невменяемости, включает в себя 2 критерия: медицинский и юридический (психологический). Медицинский критерий в данной редакции состоит из одного признака — психического расстройства, что следует понимать как стойкое болезненное нарушение психической деятельности, которое может быть обусловлено хроническим психозом или слабоумием. Расстройство должно носить стойкий характер, поскольку недееспособным гражданин признается не только на данный момент, но и на будущее, т.е. до тех пор, пока суд вновь не признает его дееспособным. Это существенно различает понятия недееспособности и невменяемости, поскольку признание невменяемым всегда касается прошлого и связано только с деянием, которое инкриминируется лицу по данному уголовному делу. Юридический критерий состоит из 2 признаков: интеллектуального (не может понимать значение своих действий) и волевого (не может руководить ими). Очевидно, что хронологически эти признаки также направлены в настоящее и будущее и касаются не какого-то одного, а всех потенциальных гражданских актов, которые лицо может совершить. Наличие названных критериев достаточно для признания гражданина недееспособным, однако оно не обязательно влечет за собой такое решение суда. По смыслу статьи («может быть признан недееспособным») суд, несмотря на присутствие обоих критериев, может в силу каких-то обстоятельств и не признать лицо недееспособным. Достаточно сказать, что имеется большое число психически больных или слабоумных, которые получают психиатрическую помощь, следовательно, их психическое состояние известно обществу, однако недееспособными они не признаны, поскольку ни у кого из лиц (организаций), имеющих на это право, не возникло необходимости обратиться в суд с соответствующим иском. Указанным правом обращения в суд с заявлением о признании гражданина недееспособным в соответствии со статьей 258 ГПК РСФСР обладают члены его семьи, профсоюзы и иные общественные организации, прокурор, орган опеки и попечительства, психиатрическое лечебное учреждение.

Над лицом, признанным недееспособным, устанавливается опека. Основанием для этого является решение суда о недееспособности, которое направляется для исполнения в орган опеки и попечительства — орган местного самоуправления, который, подобрав соответствующую кандидатуру, утверждает ее опекуном над личностью недееспособного. Гражданин, признанный недееспособным, не может самостоятельно совершать какие-либо сделки и гражданские акты. Если они все же совершаются, то являются недействительными (статья 171 ГК РФ). Он не может вступить в брак и по собственной инициативе его расторгнуть. В соответствии со статьей 32 Конституции Российской Федерации недееспособный не может избирать и быть избранным. О правах и обязанностях опекуна над недееспособным будет сказано ниже.

Признание сделки недействительной. Ограничение способности самостоятельного осуществления некоторых гражданских прав . В гражданском процессе могут возникнуть и иные вопросы, связанные с нарушением способности понимать значение своих действий или руководить ими, вызванным психическим расстройством. Прежде всего это касается сделки, заключенной в состоянии психического расстройства лицом, не признававшимся недееспособным. В соответствии со статьей 177 ГК РФ по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены, сделка может быть признана судом недействительной, если установлено, что лицо при ее заключении не было способно понимать значение своих действий или руководить ими. Такое решение влечет за собой ликвидацию всех последствий сделки и возвращение сторон к исходному состоянию. На практике чаще других встречаются случаи, когда рассматриваются дела о признании недействительными брака, обмена жилплощади и акта дарения материальных ценностей.

Хотя такие дела возбуждаются обычно самим больным, определенную роль в этом отношении могут сыграть также врачи и другие сотрудники больниц и диспансеров, особенно кабинетов социально-правовой помощи, если таковые имеются. Узнав о сделке, заключенной пациентом в болезненном состоянии, которая наносит ему ущерб, они могут посоветовать обратиться в суд с соответствующим иском и содействовать этому.

Понятие ограниченной дееспособности. В психиатрической литературе обсуждается введение понятия ограниченной дееспособности. Применение такой нормы позволило бы, не признавая больного тотально недееспособным и не устанавливая над ним опеку, в то же время лишить его возможности заключения сделок в какой-то определенной сфере гражданских отношений. Потребность в таком решении может быть вызвана тем, что в ряде случаев признание недееспособным относительно сохранного в социальном (особенно в профессиональном) отношении субъекта лишает его возможности совершения любых сделок и гражданских актов, например заключения трудового соглашения, необходимого при поступлении на работу, регистрации брака и т.п., что существенно ограничивает возможности его социальной адаптации, в то время как его болезненные (обычно бредовые) переживания прямо не связаны с этой сферой.

Хотя, как следует из сказанного, постановка вопроса об ограниченной дееспособности вследствие психического заболевания является достаточно обоснованной, этот вопрос остается недостаточно проработанным как в юридическом, так и в клиническом отношении, в силу чего он не нашел еще законодательного решения.

Вместе с тем гражданским законодательством предусмотрена возможность ограничения некоторых прав гражданина, страдающего психическим расстройством, без признания его недееспособным. Речь идет, например, об ограничении судом родительских прав и отобрании детей (статья 73 Семейного кодекса РФ), основанием для чего может быть подтвержденное судебно-психиатрической экспертизой психическое расстройство, препятствующее осуществлению этой функции. Важно подчеркнуть, что, хотя в таком случае дети отбираются у родителя, это не приводит к лишению его других родительских прав. Также по заключению экспертной комиссии может быть принято решение о расторжении брака в упрощенном порядке, без взимания пошлины, если будет признано, что имеющееся у лица психическое расстройство делает невозможными нормальные супружеские отношения.

Судебно-психиатрическая экспертиза по делам об ущемлении прав и законных интересов граждан в процессе оказания психиатрической помощи. В последние годы, особенно после принятия Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», нередко предметом рассмотрения судами по гражданским делам являются иски граждан к психиатрическим учреждениям, связанные с различными нарушениями их прав и интересов при оказании психиатрической помощи. Обычно при этом речь идет о таких предусмотренных законом мерах психиатрической помощи, которые применяются в недобровольном порядке или независимо от желания пациента. Наиболее часто предметом рассмотрения оказываются следующие действия психиатрической службы: психиатрическое освидетельствование лица без его согласия, недобровольная госпитализация в психиатрический стационар, установление диспансерного наблюдения вопреки желанию лица, ограничения в выполнении отдельных видов профессиональной деятельности или деятельности, связанной с источником повышенной опасности (управление транспортными средствами, пользование оружием и т.п.).

При рассмотрении таких дел необходимы специальные познания в области психиатрии, в связи с чем судами обычно назначается судебно-пси-хиатрическая экспертиза. Следует сказать, что вопросы, которые ставятся в таких случаях перед экспертами, существенно отличаются от традиционных вопросов судебно-психиатрической экспертизы, в связи с чем в состав комиссии нередко приходится включать не обычных экспертов, а специалистов, занимающихся организацией психиатрической помощи, а также владеющих правовыми вопросами психиатрии.

Перед экспертами-психиатрами в таких случаях обычно ставятся вопросы о наличии или отсутствии психического расстройства, диагнозе и синдромальной квалификации состояния. Последнее при подобных экспертизах особенно важно, так как именно оценка особенностей состояния на период применения рассматриваемой меры или принятия решения об ограничениях позволяет судить об адекватности и обоснованности принятых мер или выданного заключения.

Когда обжалуется применение той или иной меры или наложение тех или иных ограничений, то по аналогии с понятиями невменяемости и недееспособности установление факта и диагноза психического расстройства условно можно обозначить как медицинский критерий; вопрос же об обоснованности принятого решения будет иметь отношение уже к юридическому критерию. В большинстве случаев здесь тоже речь идет о степени и характере психического расстройства, о том, насколько оно поражает способность лица к адекватной оценке окружающего и своего состояния и, следовательно, к принятию осознанных решений о лечении и проведении других медицинских мероприятий (госпитализации, необходимости обращения к психиатру, диспансерного наблюдения и т.п.). Наряду с этим в отношении каждой из названных недобровольных мер предусмотрены свои специфические критерии и процедуры. При психиатрическом освидетельствовании без согласия пациента, так же как и при недобровольной госпитализации, этими критериями в соответствии со статьей 23 и 29 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» являются критерии, обусловленные тяжелым психическим расстройством: а) непосредственная опасность для себя или окружающих; б) беспомощность, т.е. неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности; в) существенный вред здоровью лица вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи. Для установления диспансерного наблюдения, в том числе без согласия пациента или его законного представителя, дополнительным основанием является хроническое или затяжное психическое расстройство с тяжелыми стойкими или часто обостряющимися болезненными проявлениями (статьи 26 и 27). При принятии решения о непригодности гражданина по психическому состоянию к выполнению отдельных видов профессиональной деятельности и деятельности, связанной с источником повышенной опасности (статья 6), роль такого критерия выполняют психические расстройства, предусмотренные специальным Перечнем медицинских психиатрических противопоказаний, утвержденным Постановлением Совета Министров — Правительства РФ от 28.04.93 г. (указанный Перечень в соответствии с вышеупомянутым Законом подлежит пересмотру не реже 1 раза в 5 лет).

Перед экспертами могут быть поставлены и вопросы, касающиеся установленной процедуры осуществления этих мер и их оформления в медицинской документации. Эти правила достаточно полно изложены в Законе и комментариях к нему.

Ограниченная дееспособность лиц, злоупотребляющих спиртными напитками или наркотическими средствами. В соответствии со статьей 30 ГК РФ лицо, которое вследствие злоупотребления алкоголем или наркотиками ставит свою семью в тяжелое материальное положение, может быть ограничено судом в дееспособности. Несмотря на терминологическое сходство, в отличие от недееспособности данная мера не освобождает лицо от имущественной ответственности за свои действия и является скорее мерой административного ограничения. Как видно из цитированной статьи, решение об ограничении дееспособности не требует проведения судебно-психиатрической, наркологической или иной экспертизы, поскольку не связывает эту меру с каким-либо патологическим или физиологическим состоянием, установление которого требовало бы специальных познаний. Для этого даже не требуется диагностирования алкоголизма или наркомании как клинических состояний; достаточно лишь факта злоупотребления указанными средствами и вызванного этим тяжелого материального положения семьи. Над гражданином, признанным судом ограниченно дееспособным, устанавливается попечительство. Такое лицо вправе самостоятельно совершать лишь мелкие бытовые сделки; получать же заработок, пенсию или иные доходы, а также распоряжаться ими может лишь с согласия попечителя.

Дело об ограничении гражданина в дееспособности может быть начато по заявлению членов его семьи, профсоюзов и иных общественных организаций, прокурора, органа опеки и попечительства, психиатрического лечебного учреждения (статья 258 ГПК РСФСР). На практике чаще всего такие дела возбуждают члены семьи, которые страдают от пагубного пристрастия этих лиц к алкоголю или наркотическим средствам. Обычно этот член семьи (супруг или супруга, один из родителей или детей) назначается попечителем. К сожалению, данная мера далеко не всегда достигает своей цели, поскольку опустившийся алкоголик или наркоман, к которому чаще всего она применяется, нередко сохраняет определенную власть в своей семье и может отобрать у попечителя полученную зарплату или пенсию.

Права и обязанности опекунов. Назначение и контроль за их деятельностью . Как уже отмечалось, признав гражданина недееспособным, суд направляет свое определение органу опеки, который в течение 1 мес (статья 35 ГК РФ) должен подобрать и утвердить опекуна над ним.

Подготовительная работа в связи с опекой проводится обычно районным ПНД или другим учреждением (кабинетом), оказывающим в данной местности (по месту жительства пациента или в отдельных случаях — будущего опекуна) амбулаторную психиатрическую помощь. Чаще всего кандидатура опекуна подбирается из числа родственников недееспособного, давших согласие на выполнение этой обязанности. Однако не всякий желающий пригоден для этой роли. По закону опекуном не может быть лицо, не достигшее совершеннолетия, а также признанное судом недееспособным в связи с психическим расстройством. Кроме того, принимаются во внимание место жительства лица, поскольку от этого зависит возможность наблюдения за подопечным и оказания ему помощи, его материальное положение, морально-этические качества, а также отношение к данной опеке других родственников и самого больного. Взвесив все эти обстоятельства, орган опеки может отказать в утверждении данной кандидатуры или утвердить ее. В случае утверждения опекуна ему выдается соответствующее удостоверение.

Смотрите так же:  Городской налог италия

Основной обязанностью опекуна является представление и защита интересов недееспособного, что он может осуществлять без доверенности. Вместе с тем опекун подотчетен органу опеки, он должен регулярно представлять отчеты о своей деятельности, главным образом о трате средств больного. Если возникает необходимость в расходовании значительных средств подопечного, в приобретении или продаже дорогостоящих вещей, ценностей, опекун должен получить на это разрешение органа опеки. Опекун и члены его семьи не должны вступать в имущественные отношения с подопечным.

Представляя интересы больного, опекун может от его имени совершать различные сделки и гражданские акты. Однако он не может вступать в его личные, не отчуждаемые права. Так, опекун не может от лица больного участвовать в выборах, зарегистрировать брак или расторгнуть его, оформить трудовое соглашение. Помещение подопечного в психоневрологическое учреждение социального обслуживания допускается во избежание злоупотреблений только с согласия органа опеки (статья 41 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»).

Если в процессе осуществления опеки выясняется, что опекун недобросовестно относится к своим обязанностям, использует права опекуна в корыстных интересах, орган опеки обычно по представлению учреждения, оказывающего амбулаторную психиатрическую помощь, может расторгнуть опеку и назначить опекуном другое лицо. Для этого не требуется какого-либо вмешательства суда (если, конечно, в действиях опекуна нет состава преступления и против него не возбуждается уголовное дело). Точно так же без участия суда орган опеки утверждает нового опекуна, если прежний опекун в силу каких-то обстоятельств не может выполнять свои обязанности (переезд на новое место жительства, болезнь, изменение семейного положения). В случаях, когда возникают трудности с подбором и утверждением опекуна (что бывает нередко, поскольку выполнение опекунских обязанностей никак не вознаграждается), его функции может выполнять орган опеки (статья 35 ГК РФ). Следует сказать, что данная норма, впервые введенная в наше законодательство, имеет очень большое значение, поскольку правовое положение лица, признанного недееспособным, но не имеющего опекуна, совершенно неопределенно, так как все заключенные им сделки признаются недействительными, а без этого в обыденной жизни обойтись практически невозможно. Если же недееспособный, не имеющий опекуна, находится в лечебном учреждении или учреждении социальной защиты, то функции его опекуна (без каких-либо изъятий) может выполнять администрация этого учреждения. Данное положение впервые в действующем кодексе четко и недвусмысленно распространено на лечебные учреждения, что позволяет, в частности, снять проблему получения пенсии недееспособных, находящихся длительное время в стационаре (например, на принудительном лечении).

Если в психическом состоянии лица, признанного недееспособным, происходят изменения, в результате которых восстанавливается его способность понимать значение своих действий и руководить ими, суд на основании соответствующего заключения судебно-психиатрической экспертизы может вновь признать его дееспособным. Такое решение суда является основанием для расторжения опеки. С заявлением о признании гражданина дееспособным могут обратиться его опекун, члены семьи, общественные организации, прокурор, психиатрическое лечебное учреждение, в котором находится или которым наблюдается данное лицо. Таким образом, закон ставит определенное препятствие перед возможностью неосновательного лишения гражданина возможности самостоятельно пользоваться своими правами.

Признание гражданина недееспособным и установление над ним опеки не всегда являются средством, позволяющим решить проблемы социального устройства лиц с психическими расстройствами, достигающими степени, соответствующей юридическому критерию недееспособности (отсутствие способности понимать значение своих действий или руководить ими). Дело в том, что, во-первых, признание гражданина недееспособным лишает его нередко возможности совершать гражданские акты, которые могут способствовать поддержанию хотя бы на сниженном уровне его социальной адаптации (поступлению на работу, вступлению в брак и т.п.). Во-вторых, установление опеки способно принести реальную пользу только в том случае, если имеется достаточно адекватная кандидатура на роль опекуна. В противном случае признание лица недееспособным лишь усугубляет его правовое положение и создает препятствие для использования остаточных адаптационных возможностей. Поэтому психиатрическим учреждениям следует обращаться в суд с ходатайством о признании пациента недееспособным, с одной стороны, тогда, когда без этого нельзя обойтись, а с другой — когда имеется лицо, заботящееся о больном, правильно понимающее его состояние, желающее и способное выполнять нелегкие опекунские обязанности.

Вопросы судебно-психиатрическая экспертиза в гражданском процессе

* Публикуется по изданию:
Илейко В. Р. Виды судебно-психиатрической экспертизы в гражданском процессе // Таврический журнал психиатрии. — 2003. — Т. 7, № 1. — С. 37–40.

Судебно-психиатрическая экспертиза (СПЭ) в гражданском процессе, оценивая психическое состояние гражданина в реальной (состоявшейся) либо предполагаемой в будущем правовой ситуации, выступает, совместно с юридическими институтами (органами), одной из составляющих государственной системы обеспечения и защиты прав лиц с психическими расстройствами, а также защиты прав гражданина на свободу волеизъявления, в том числе и после его смерти.

Экономические перемены в обществе, изменение форм собственности, происходящие демократические процессы, изменяя отношение гражданина к своим правам и свободам, определяют увеличение как количества СПЭ в гражданском процессе, так и появление новых форм экспертного исследования в этой правовой области [1].

Цель настоящего исследования — выделить и проанализировать с современных позиций основные виды СПЭ в гражданском процессе, обозначив их задачи и особенности.

Материал и методы исследования. Проанализировано 250 случаев СПЭ в гражданском процессе, значительная часть которых является собственными наблюдениями автора (120 наблюдений), остальные — по архивам Киевского городского центра СПЭ и Украинского НИИ ССПН. Все наблюдения за период 1991–2000 гг. Методы исследования: теоретический, метод экспертной оценки медицинской документации.

СПЭ в гражданском процессе включает в себя очную (т. е. непосредственное исследование живого лица) и посмертную экспертизы. Очная экспертиза чаще проводится амбулаторно, но в клинически сложных случаях, при необходимости длительного наблюдения подэкспертного может потребоваться и его стационарное экспертное обследование.

В соответствии с решением тех или иных экспертных вопросов, которые интересуют суд в рамках различных категорий гражданских дел, можно выделить следующие основные виды СПЭ в гражданском процессе: экспертиза общей дееспособности; экспертиза в рамках гражданского спора о воспитании детей; экспертиза завещательной дееспособности (экспертиза на период юридического действия в прошлом); экспертиза на предмет расторжения брака, признания брака недействительным; экспертиза, связанная с оспариванием психиатрического диагноза; экспертиза, связанная с оспариванием госпитализации в психиатрическое учреждение (включая, принудительную), пребывания в психиатрическом учреждении, проведённого лечения; экспертиза в гражданском споре о возмещении морального ущерба.

Экспертиза общей дееспособности остаётся наиболее распространённым видом СПЭ в гражданском процессе. Это вид очной экспертизы с оценкой психического состояния лица, его способности осознавать свои действия и руководить ими на период экспертизы и на будущее, а также решением о необходимости назначения опеки. Основные контингенты подэкспертных — это лица с умственной отсталостью, шизофренией, сосудистыми и атрофическими заболеваниями позднего возраста. Следует отметить, что до появления Закона Украины «О психиатрической помощи» [2], значительный процент этого вида экспертного исследования занимало заочное освидетельствование подэкспертных. Так по результатам сплошного изучения СПЭ в гражданском процессе за 1996 г. по архиву Киевского городского центра СПЭ, заочная экспертиза составила 15% от общего количества проведённых экспертиз на предмет общей дееспособности. В этих случаях экспертиза проводилась на основании представленной медицинской документации и материалов гражданского дела, а результаты экспертной оценки документации экстраполировались на некое живое лицо с установлением (подтверждением) ему диагноза и решением экспертных вопросов без осмотра и обследования этого лица. Такая форма «диагностики», будучи неприемлемой в любой области медицины, до последних лет (конца 90-х годов прошлого столетия) сохранялась в судебной психиатрии, оставляя место как для неточной, ошибочной диагностики, злоупотребления психиатрией в отношении конкретного лица, когда его психическое состояние, социальное положение оценивались без его участия и присутствия.

В настоящее время экспертиза общей дееспособности проводится в рамках только очной СПЭ, регламентируется статьями ГК, ГПК Украины [3, 4] и является одним из государственных механизмов защиты прав, обеспечения социального функционирования лиц с психическими расстройствами, в первую очередь, выраженными и стойкими психическими расстройствами, которые вызывают сомнения в возможности самостоятельной жизнедеятельности и реализации своих прав такими лицами. При установлении неспособности подэкспертным осознавать свои действия и руководить ими на основании диагностированного выраженного и стойкого дефекта психической деятельности (врождённого или приобретённого), процессуального заболевания и других составляющих медицинского критерия недееспособности, рекомендуется установление над этими лицами опеки.

В рамках этого вида экспертизы, а иногда в рамках отдельного исследования, решаются экспертные вопросы о возможности лицом с установленным (диагностированным) психическим расстройством воспитывать детей, в гражданском споре, касающемся семейных отношений. Наш практический опыт свидетельствует, что при подобном споре в качестве аргументов используются положения различных документов в доказательство неспособности, нецелесообразности участия лица в воспитании ребёнка в силу наличия у него не только выраженного психического расстройства, исключающего его способность осознавать свои действия и руководить ими, но и личностных особенностей, морально-нравственных установок, расстройств личности, которые препятствуют либо нежелательны при осуществлении родительских функций по воспитанию ребёнка. Примеры, ставшие достоянием прессы и телевидения, о подобных гражданских спорах между гражданами иностранных государств и бывшими гражданками СНГ, либо продолжающими сохранять такое гражданство, где помимо прочего решается вопрос и о месте проживания малолетнего ребёнка (ст. 161 Семейного кодекса Украины), свидетельствуют, что при подобных спорах суд рассматривает различные сведения, характеризующие супругов, бывших супругов, принимая во внимание заключение экспертов в рамках судебно-психиатрической, судебной психолого-психиатрической экспертиз о психическом состоянии подэкспертных. При проведении подобных экспертиз в качестве сравнительного эталона следует использовать понятие «социального стандарта воспитания», составляющие которого изложены в международных документах, касающихся прав ребёнка. К этим документам, в частности, относятся: «Конвенция о правах ребёнка»; «Европейская конвенция об осуществлении прав ребёнка»; «Декларация о социальных и правовых принципах, которые касаются защиты и благополучия детей, особенно при передаче детей на воспитание и их усыновление на национальном и международном уровнях»; «Конвенция о защите детей и сотрудничестве в области межгосударственного усыновления» и др. [5]. Вопросы о воспитании детей регламентируются ст.ст. 151, 152, 158, 159 Семейного кодекса [6].

Невозможность воспитывать детей из-за определённого психического состояния не тождественно лишению родительских прав. Последнее регламентируется ст. 164 Семейного кодекса, где в перечень причин, по которым родители могут быть лишены родительских прав включён пункт — «если она, он являются хроническими алкоголиками и наркоманами».

Экспертиза на период сделки (точнее юридического действия), или, как её ещё не совсем точно называют в юридической и экспертной практике и научной литературе — экспертиза завещательной дееспособности [7], включает в себя преимущественно посмертную СПЭ, а также очную, которая помимо экспертной оценки психического состояния лица на период экспертизы, решает вопрос о его психическом состоянии, способности осознавать свои действия и руководить ими на интересующий суд период времени в прошлом, на период того или иного юридического действия.

Основной задачей этого вида экспертного исследования является ретроспективная оценка психического состояния лица на определённый, конкретный период времени, период юридического события (обычно одно- или двусторонней сделки — оформление завещания, доверенности, договора дарения, договора аренды, договора купли-продажи, вступления в брак). Объектом исследования для этого вида экспертизы являются: медицинская документация и материалы гражданского дела, а именно показания свидетелей, документы, прямо или косвенно характеризующие психическое состояние лица, его письменная продукция, видеоматериалы с его участием и т. д.

Гражданский иск о признании брака недействительным на основании того, что лицо, вступая в брак и давая согласие на его заключение в этот период времени страдало психическим заболеванием, при проведении судебно-психиатрической экспертизы требует ретроспективной оценки психического состояния лица на основании имеющихся данных о психическом состоянии лица на тот период времени, его способности осознавать свои действия и руководить ими. Данный вид экспертного исследования по своим методическим принципам аналогичен экспертизе, оценивающей психическое состояние лица на период сделки в прошлом (в данном случае речь идет о юридическом действии в прошлом) и регламентируется теми же статьями ГК Украины, а также ст.ст. 39, 40, 107 Семейного кодекса Украины. Такая экспертиза может быть как посмертной (так, нередкими являются гражданские споры, связанные с заключением брака незадолго до смерти одного из супругов, страдающего тяжёлым соматическим, например, онкологическим, заболеванием), так и очной, когда с иском в суд обращается само лицо, вступившее в брак и обосновывающее свой иск тем, что в тот период времени оно страдало психическим расстройством, лишающим его способности осознавать свои действия и руководить ими.

Смотрите так же:  Апелляционная жалоба на мотивировочную часть решения

В нашем материале отсутствовали случаи СПЭ в рамках гражданского спора о возмещении вреда, причинённого психически больным, по-видимому, такие экспертизы являются достаточно редкими и решают вопросы оценки психического состояния подэкспертного на период экспертизы и, как основной вопрос, ретроспективно, на основании представленных объектов СПЭ, оценивают психическое состояние лица, его способность осознавать свои действия и руководить ими на интересующий суд период в прошлом, т. е. по методическим подходам данная экспертиза также соответствует экспертизе, оценивающей психическое состояние подэкспертного на период юридического действия в прошлом.

Гражданский иск о расторжении брака на основании того, что один из супругов заболел психическими расстройством во время совместной жизни, при проведении СПЭ требует экспертной оценки его психического состояния и способности осознавать свои действия и руководить ими, а также прогноза (клинического, социального) динамики его психического состояния, психического расстройства (если таковое выявлено при экспертном обследовании) на будущее. Согласно ст. 107 Семейного кодекса Украины, брак расторгается по заявлению одного из супругов, если другой супруг признан недееспособным.

Экспертизы в гражданском процессе, связанные с оспариванием лицом установленного ему психиатрического диагноза, госпитализации в психиатрическое учреждение, лечения (психотропными препаратами, другими видами терапии, например, электросудорожной, инсулинокоматозной), предполагают исследование самого лица, по иску которого обычно и открывается производство по гражданскому делу. При этом необходимо решение диагностических вопросов, определение его способности осознавать свои действия и руководить ими, а также исследование медицинской документации на период установления истцу психиатрического диагноза и соответствия этого диагноза действовавшим на тот период времени диагностическим критериям отечественных глоссариев и диагностическим стандартам, установленным международной классификацией психических расстройств (в настоящее время это диагностические стандарты Международной классификации психических расстройств 10-го пересмотра [8]).

При оспаривании лицом обоснованности его госпитализации в психиатрическое учреждение, пребывания в этом учреждении и лечения, эксперты также решают диагностические и экспертные вопросы в отношении подэкспертного на период экспертизы, и, на основании представленных медицинских и других документов, оценивают его психическое состояние на период госпитализации, пребывания в психиатрическом учреждении и соответствия предпринятым в отношении него действий положениям Закона Украины «О психиатрической помощи», инструктивным, нормативно-правовым документам, регламентирующим действия медицинских работников и действовавшим на период времени, в который произошло событие, являющееся предметом судебного рассмотрения.

Экспертная оценка проводимого лечения также проводится на предмет его соответствия рекомендуемым, научно обоснованным и утверждённым лечебным схемам, методикам, как в отношении адекватности, дозировки, совместимости применённых препаратов, других методов лечения психическому состоянию лица, которое описано в представленной медицинской документации, так и в отношении длительности его применения.

Невозможно предусмотреть перечень вопросов, который может интересовать суд в рамках обозначенного вида экспертного исследования, и для экспертов, при ответе на них, важно не выйти за пределы своей компетенции.

Иски о причинении так называемого морального вреда (ущерба) в последние годы имеют тенденцию к возрастанию, что, в свою очередь, приводит к возрастанию назначаемых и проводимых экспертиз по подобным делам, включая судебно-медицинскую, судебно-психиатрическую и судебно-психологическую (в настоящее время чаще) экспертизы. Широкий перечень вопросов, связанных с имеющимся несовершенством законодательной базы, регламентирующей проведение подобных экспертиз, экспертными противоречиями, существующими научно-организационными и методическими проблемами детально проанализированы в работе В. Б. Первомайского [9].

Согласно постановлению Пленума Верховного Суда Украины № 4 от 31.03.1995 г. «О судебной практике по делам о возмещении морального (неимущественного) вреда»: «Под моральным вредом следует понимать потери неимущественного характера вследствие моральных или физических страданий или иных негативных явлений, причинённых физическому или юридическому лицу незаконными действиями или бездеятельностью других лиц. В соответствии с действующим законодательством моральный вред может состоять, в частности: в унижении чести, достоинства, престижа или деловой репутации, моральных переживаниях в связи с повреждением здоровья, в нарушении права собственности (в том числе интеллектуальной) прав, предоставленных потребителям, иных гражданских прав, в связи с незаконным пребыванием под следствием и судом, в нарушении нормальных жизненных связей вследствие невозможности продолжения активной общественной жизни, нарушении отношений с окружающими людьми, при наступлении других негативных последствий». Из этого определения видно, что понятие «моральный вред» в подобной трактовке включает в себя как составляющие, которые находятся вне пределов компетенции эксперта (например, унижение чести, достоинства, престижа, деловой репутации, нарушение права собственности и т. п.), так и составляющие, которые могут являться предметом его исследования, а именно повреждение здоровья (физического, психического), психологические переживания (страдания) в связи с причинённым вредом.

Предметом судебной экспертизы морального вреда «является определение и квалификация нарушений структуры и функции органов и систем человека и установление их причинной связи с определёнными действиями (бездействием) других лиц. В зависимости от вида экспертизы её предмет детализируется» [9]. При этом установление факта вреда физическому здоровью относится к компетенции судебно-медицинской экспертизы, установление факта вреда психическому здоровью является компетенцией судебно-психиатрической экспертизы. Установление неболезненных отклонений в психических переживаниях субъекта в связи с причинённым ему вредом (собственно моральным, физическим или психическим), в свою очередь относится к компетенции судебно-психологической экспертизы.

Объектами исследования при судебно-психиатрической, комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизах являются — подэкспертный, материалы дела и медицинская документация, которые содержат информацию о психическом состоянии лица в аспекте разрешаемых вопросов.

Задачами, которые решает подобная экспертиза, являются выявление психических расстройств у подэкспертного, определение их выраженности, определение причинной связи с совершённым в отношении подэкспертного действиями (бездействием). Для судебно-психологической экспертизы — выявление психологических переживаний, страданий, их степени тяжести и причинной связи с совершёнными в отношении подэкспертного действиями (бездействием).

Право на возмещение причинённого физическому или юридическому лицу морального (неимущественного) вреда предусмотрено рядом законодательных актов (в т. ч. — ст.ст. 7, 440 Гражданского кодекса, ст. 173 Кодекса законов о труде, ст. 24 Закона «О защите прав потребителей», ст. 49 Закона «Об информации», ст. 44 Закона «Об авторских правах и смежных правах», ст. 3 Закона «О порядке возмещения вреда, причинённого гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда», ст. 25 Закона «Об обращениях граждан»). В обобщённом виде характеристики основных видов СПЭ в гражданском процессе представлены в табл. 1.

Основные виды СПЭ в гражданском процессе и их характеристики

Вопросы судебно-психиатрическая экспертиза в гражданском процессе

Судебно-психиатрическая экспертиза в гражданском процессе

Круг вопросов, составляющих предмет судебно-психиатрической экспертизы в гражданском процессе, достаточно широкий. Эти вопросы касаются прежде всего оценки способности гражданина пользоваться гражданскими правами и выполнять гражданские обязанности. Способность иметь гражданские права и нести соответствующие обязанности признается за всеми гражданами.

Правоспособность граждан возникает с момента рождения и сохраняется до конца жизни (п. 2 ст. 17 ГК РФ).

В понятие правоспособности включено: право граждан в соответствии с законом иметь имущество в личной собственности, пользоваться жилыми помещениями и имуществом, наследовать и завещать имущество, избирать род занятий и место жительства, иметь права автора произведений науки, литературы и искусства, открытия, изобретения, рационализаторского предложения, а также иметь иные имущественные и личные неимущественные права (ст. 18 ГК РФ).

Однако возможность осуществления гражданских прав определена рядом условий. Так, в п.1 ст. 21 ГК РФ указывается, что способность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их (гражданская дееспособность) возникает в полном объеме с наступлением совершеннолетия, т. е. по достижении 18-летнего возраста. Кроме того, гражданская дееспособность, согласно ГК РФ, предусматривает наличие у гражданина такого психического состояния, которое позволяет ему понимать значение своих действий и руководить ими, или, как принято считать, быть в здравом уме и твердой памяти. Таким образом, правоспособность в отличие от дееспособности постоянно сохраняется у гражданина, даже если он не в состоянии пользоваться предоставленными законом правами.

При ряде психических заболеваний, протекающих с достаточно выраженными нарушениями интеллектуальной деятельности, больные утрачивают способность разумно вести свои дела, пользоваться гражданскими правами и выполнять гражданские обязанности. Статья 29 ГК РФ содержит конкретные критерии признания гражданина недееспособным. Она включает два критерия — медицинский и юридический. Медицинский критерий объединяет в обобщенном понятии все формы существующих психических заболеваний, которые могут быть обусловлены различными причинами и характеризоваться различной психопатологической симптоматикой и различным типом течения. Юридический критерий определяет характер и глубину этих расстройств, так как не все и не всегда психические расстройства сопровождаются неспособностью больного -понимать значение своих действий или руководить ими».

Для признания лица недееспособным необходимо совпадение медицинского критерия с юридическим, который, собственно, и определяет судебно-психиатрическую оценку. Таким образом, установление диагноза психического заболевания еще не является достаточным основанием для признания лица недееспособным. Определяющее значение в этих случаях принадлежит юридическому критерию, характеризующему степень и глубину выявленного психического расстройства, лишающего (не лишающего) подэкспертного способности понимать значение своих действий и руководить ими. Так, глубокий уровень психических расстройств у лица может быть обусловлен органическим поражением головного мозга с выраженными интеллектуально-мнестическими нарушениями, что лишает это лицо способности понимать значение своих действий и руководить ими и, следовательно, влечет за собой признание лица недееспособным.

Наличие психического заболевания, протекающего с неадекватной оценкой окружающего, с ложными суждениями и неправильными умозаключениями, не поддающимися коррекции, обманами восприятия, грубыми расстройствами эмоций, также может приводить больного к непониманию значения своих действий и невозможности руководить ими. Как правило, эти заболевания отличаются хроническим прогредиентным течением. Лица, признанные недееспособными, не утрачивают своих прав на обладание имуществом, его наследование по завещанию и т. п., но дарить, продавать, совершать другие сделки от имени недееспособного должен его опекун (ст. 29 ГК РФ).

После признания гражданина недееспособным суд сообщает об этом органу опеки и попечительства по месту жительства данного гражданина, и ему в течение месяца назначают опекуна (ст. 34, 35 ГК РФ).

Опека устанавливается для защиты прав и интересов лиц, признанных недееспособными. Опекуны также обязаны обеспечить своих подопечных уходом и лечением (ст. 31, 36 ГК РФ).

Если подопечный по тем или иным причинам помещается в соответствующее воспитательное, лечебное учреждение, учреждение социальной защиты населения или другое аналогичное учреждение, то орган опеки и попечительства освобождает ранее назначенного опекуна или попечителя от их обязанностей, если это не противоречит интересам больного (ст. 39 ГК РФ). В случаях ненадлежащего выполнения опекуном или попечителем лежащих на них обязанностей (болезнь опекуна, попечителя, отсутствие взаимопонимания между ним и подопечным и т. д.) орган опеки может отстранить опекуна или попечителя от исполнения этих обязанностей.

В случае выздоровления или значительного улучшения психического состояния лица, признанного ранее недееспособным, суд признает его дееспособным. На основании решения суда отменяется ранее установленная над ним опека (п. 2 ст. 29 ГК РФ).

Закон допускает ограничение дееспособности в области имущественных сделок и распоряжений для лиц, которые вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами ставят свою семью в тяжелое материальное положение (ст. 30 ГК РФ). На основании решения суда над этими лицами устанавливается попечительство. Им разрешается совершать мелкие бытовые сделки. Совершать же более крупные сделки, а также получать заработок, пенсию, иные доходы и распоряжаться ими они могут лишь с согласия попечителя. Попечитель как бы упреждает возможность неправильных действий со стороны подопечного, а также возможность злоупотребления им со стороны третьих лиц. Однако такой гражданин самостоятельно несет имущественную ответственность по совершенным им сделкам и за причиненный им вред.

Следует указать, что при ограничении дееспособности лиц этой категории гражданский закон исходит не из наличия у них психического расстройства, а главным образом из материальных интересов их семей, которых эти лица, злоупотребляя алкоголем и наркотиками, ставят в тяжелое материальное положение.

При прекращении этими лицами злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами суд в соответствии со ст. 30 ГК РФ отменяет ограничение их дееспособности. На основании решения суда отменяется и установленное над ними попечительство.

Смотрите так же:  Налог на оплату труда россия

Судебно-психиатрическая экспертная оценка в гражданском процессе имеет свои особенности и сопряжена с определенными трудностями. Основной предпосылкой для правильной судебно-психиатрической оценки психического состояния испытуемого, по поводу которого возникли сомнения в его дееспособности, является получение о нем надежных сведений на работе, дома, в семье, о его интересах и тех изменениях, которые с ним происходили, особенно в предшествующее моменту прохождения экспертизы время. Следует использовать различную информацию об испытуемом, его поведении. Решить вопрос о дееспособности гражданина, находившегося ранее на лечении в психиатрической больнице или наблюдавшегося в психоневрологическом диспансере, проще. Значительно труднее дать экспертную оценку по поводу лица, которое не обращалось за помощью в психиатрические учреждения. Если учесть то обстоятельство, что стороны, участвующие в судебном гражданском процессе, имеют неоднозначные, а подчас противоположные интересы по поводу рассматриваемого дела, то сведения о психическом состоянии подэкспертного и поведении его в жизни могут быть противоречивыми. Поэтому данные, полученные о психическом состоянии, особенностях поведения подэкспертного, должны сопоставляться с дополнительной информацией, полученной из объективных независимых источников и от независимых лиц, так как экспертное заключение должно строиться на надежных данных об истинном уровне расстройства психики у испытуемого. Например, в гражданском судебном процессе может оспариваться законность предсмертного завещания лица, длительно находившегося в больнице, хотя это завещание могло быть заверено нотариусом; в этом случае для эксперта важное значение могут иметь врачебные записи в дневниках истории болезни, отражающие психическое состояние больного в период составления завещания, о том, ориентировался ли он в окружающем, во времени, общался ли с соседями по палате, медперсоналом и т. п.

Круг вопросов, по которым назначается судебно-психиатрическая экспертиза в гражданском процессе, довольно широк. Это могут быть дела о признании больного недееспособным в связи с сомнением суда в психической полноценности истца или ответчика, по заявлению родственников или других лиц о признании сделки, документа недействительными, поскольку они оформлялись лицом, считающимся психически больным или проявляющим признаки психического заболевания в связи с иском о признании брака недействительным или расторжении брака; по спорам о воспитании детей в связи с психическим заболеванием родителей; определением психического состояния свидетеля и др.

Вопрос о назначении судебно-психиатрической экспертизы может возникнуть в процессе подготовки дела к слушанию в суде или в период судебного рассмотрения. Проведение экспертизы поручается конкретному судебно-экспертному учреждению (судебно-психиатрической комиссии), конкретному эксперту или нескольким экспертам (ст. 79 ГПК РФ).

Коротко остановимся на основных вопросах, подлежащих рассмотрению при судебно-психиатрической экспертизе в гражданском процессе.

Признание лица недееспособным. Наиболее часто судебно-психиатрическая экспертиза в гражданском процессе назначается по делам о признании лица недееспособным и необходимости установления над ним опеки (ст. 283 ГПК РФ).

Ходатайствовать о возбуждении дела перед судом в этих случаях имеют право родственники больного, представители общественных организаций, а также психиатрическое лечебное учреждение.

В гражданском процессе иск о признании сделки недействительной также довольно часто является поводом для психиатрического освидетельствования. Психиатр-эксперт при вынесении экспертного заключения по указанной категории дел исходит из оценки психического состояния лица в момент совершения сделки, поскольку по гражданскому законодательству сделка, совершенная гражданином, признанным недееспособным вследствие психического расстройства, признается недействительной (ст. 171 ГК РФ). Гражданский кодекс признает также недействительной сделку, совершенную гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими (ст. !77 ГК РФ).

Недействительной может быть признана судом и сделка, совершенная гражданином, впоследствии признанным недееспособным по иску его опекуна, если будет доказано, что в момент совершения сделки гражданин не был способен понимать значение своих действий или руководить ими (ст. 177 ГК РФ).

В двух последних случаях для правильной экспертной оценки очень важно установить время начала психического расстройства у подэкспертного, его глубину и выраженность в момент совершения сделки, так как психическое расстройство могло возникнуть и после заключения сделки. В этом случае гражданский акт не теряет своей юридической силы. Иногда при судебно-психиатрической экспертизе по делам о признании сделки недействительной может наблюдаться симуляция психического расстройства лицом, желающим расторгнуть не удовлетворяющую его сделку. С этой целью обследуемый заявляет о якобы наблюдавшихся у него в период заключения сделки признаках психического заболевания: провалах памяти, голосах, заставивших совершить сделку, головных болях, расстройстве настроения, сна и проч. Правильной оценке психического состояния в тот период могут способствовать свидетельские показания о состоянии и поведении лица в тот период, медицинская документация. Обращает внимание также демонстративность и разноплановость преподносимых в этих случаях жалоб, не свойственных какой-либо определенной форме психического заболевания.

Иски о признании брака недействительным или расторжении брака в случае психического заболевания одного из супругов также нередки в судебно-психиатрической практике. В законодательных положениях, регулирующих брачные и внутрисемейные отношения, проводится разграничение между признанием брака недействительным и расторжением брака, если один из супругов заболел психически. Так, в первом случае брак признается недействительным, если хотя бы один из супругов ко времени вступления в брак был признан судом недееспособным вследствие психического заболевания (ст. 27 СК РФ). Брак, признанный недействительным, не порождает прав и обязанностей супругов, предусмотренных ст. 30 СК РФ, т. е. юридически он как бы не существовал.

Поскольку одним из условий заключения брака является взаимное, добровольное согласие сторон (ст. 12 СК РФ), требовать признания брака недействительным также вправе лицо, которое по своему состоянию в момент государственной регистрации заключения брака не могло понимать значения своих действий и руководить ими (ст. 28 СК РФ).

В указанных случаях для определения психического состояния лица назначается судебно-психиатрическая экспертиза.

При рассмотрении дела о признании недействительным брака, заключенного с лицом, признанным судом недееспособным, к участию в деле привлекается орган опеки и попечительства (ст. 28 СК РФ).

В случае же, когда психическое расстройство у одного из супругов возникло после вступления в брак и он был признан недееспособным, то расторжение брака производится органом записи актов гражданского состояния в установленном порядке (ст. 19 СК РФ).

Экспертная практика свидетельствует, что способность и право на воспитание детей родителями, страдающими психическим расстройством, также может быть предметом судебного рассмотрения. В решении этого вопроса принимается во внимание не только тяжесть психических расстройств того или иного родителя, но и учитывается, в какой степени эти психические расстройства оказывают влияние на отношение к детям и выполнение родительских обязанностей в целом.

В соответствии со ст. 73 СК РФ суд может с учетом интересов ребенка принять решение об отобрании его у родителей без лишения их родительских прав (ограничение родительских прав).

В частности, ограничение родительских прав (п. 1,2 ст. 73 СК РФ) допускается, если пребывание ребенка с родителями представляет для него опасность в связи с психическим заболеванием последних. В этих случаях эксперты должны определить, может ли подэкспертный по своему психическому состоянию воспитывать детей, а также опасен ли он для своего ребенка при совместном с ним проживании.

Вместе с тем, учитывая, что ограничение родительских прав может явиться и тяжелой психической травмой для ребенка, при решении этого сложного вопроса и эксперты, и суд должны учитывать все обстоятельства, прежде чем вынести свое решение.

Дело об ограничении родительских прав рассматривается судом с участием прокурора и представителя органа опеки и попечительства (п. 4 ст. 73 СК РФ). В случае ограничения прав на воспитание ребенка одного из родителей суд перепоручает воспитание другому родителю или опекуну. При ограничении родительских прав обоих родителей ребенок передается на попечение органов опеки и попечительства.

Восстановление в родительских правах (ст. 72 СК РФ) и отмена ограничения родительских прав (ст. 76 СК РФ) возможны, если обстоятельства, в силу которых были приняты эти решения, отпали. Следует иметь в виду, что эти дела не тождественны делам о лишении родительских прав по суду в соответствии со ст. 69 СК РФ. Суд в этом случае лишает родительских прав лицо, виновное в неисполнении обязанностей родителей по воспитанию и развитию детей, жестоко обращающееся с ними, злостно уклоняющееся от уплаты алиментов. Виновность же лица при глубоком психическом расстройстве исключается.

В ряде причин, по которым родитель или родители могут быть лишены родительских прав по решению суда, является наличие хронического алкоголизма, наркомании. Родители, лишенные этих прав, теряют все права, основанные на факте родства с ребенком, в том числе и права получения от него содержания (п. I ст. 71, ст. 87 СК РФ).

Иногда в практике гражданского судопроизводства встает вопрос о назначении судебно-психиатрической экспертизы для определения психического состояния свидетеля. Свидетельские показания — весьма распространенный вид доказательств по гражданским делам. Они имеют важное значение для правильного установления действительных обстоятельств дела. В целях обеспечения достоверности свидетельских показаний запрещено допрашивать в качестве свидетелей лиц, которые из-за психических нарушений не способны правильно воспринимать факты или давать о них правильные показания. Поэтому при вынесении судебно-психиатрического заключения о возможности лица быть свидетелем эксперт должен указать на отсутствие у обследуемого психического расстройства, нарушающего его способность правильно воспринимать факты и давать о них показания по делу.

Касаясь особенностей судебно-психиатрической оценки различных форм психических заболеваний при производстве по гражданским делам, остановимся на некоторых общих принципах и положениях.

При вынесении судебно-психиатрического заключения о недееспособности наряду с синдромальной квалификацией психического состояния подэкспертного большое значение имеет правильная оценка течения заболевания и установление его клинического прогноза. Решение вопроса о дееспособности в остром психотическом состоянии или в период становления ремиссии нецелесообразно, так как на этом этапе болезни характер и структура дефекта еще не сформировались.

Как уже указывалось выше, бредовые синдромы исключают дееспособность больных в настоящее время.

Однако прогноз на будущее при них неодинаков. Так, больные с острыми алкогольными и реактивными психозами имеют тенденцию к довольно быстрому выздоровлению, в связи с чем признание их дееспособными в будущем не исключено. Непре-рывнотекущая прогредиентная шизофрения с неблагоприятным прогнозом, трансформацией и усложнением психопатологической симптоматики обусловливает недееспособность больного. В то же время больные шизофренией с периодическим типом течения заболевания с глубокими и стойкими ремиссиями без выраженных личностных сдвигов и достаточной социальной адаптацией не лишаются дееспособности.

Как правило, церебральный атеросклероз и гипертоническая болезнь не вызывают выраженных психических нарушений. Однако в ряде случаев прогрессирование заболевания, сопровождающееся острыми нарушениями мозгового кровообращения, может привести к развитию выраженного психоорганического синдрома, что полностью лишает этих лиц способности понимать значение своих действий и руководить ими и влечет признание недееспособности.

Наблюдающиеся у многих больных с выраженными психическими расстройствами вследствие органического поражения головного мозга разного генеза, при олигофрениях, старческих психозах нарушение критических способностей, беспомощность и повышенная внушаемость могут быть использованы в корыстных целях. Поэтому важно своевременное признание этих лиц недееспособными и назначение им опекуна.

Экспертная практика по гражданским делам показывает, что к числу важных условий признания дееспособности подэкс-пертного относится сохранение критики к своему состоянию и сложившейся ситуации, а также достаточная социально-трудовая адаптация. И напротив, больные с психопатологическими синдромами, в структуре которых преобладают стойкие систематизированные бредовые идеи преследования, отравления, ревности, глубокая депрессия и быстро нарастающее слабоумие, как правило, признаются недееспособными.

Закон РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» наряду с подробным регулированием прав лиц, страдающих психическими расстройствами, при оказании им психиатрической помощи (общегражданские права, права, относящиеся к лечению, права в период пребывания в психиатрической больнице) и введением судебных процедур при осуществлении недобровольных психиатрических мер (санкция судьи на психиатрическое освидетельствование при отсутствии непосредственной опасности лица для себя или окружающих; судебное рассмотрение вопросов недобровольной госпитализации и ее продления) существенно расширил возможности судебного обжалования действий врачей и администрации психиатрических лечебных учреждений в случае нарушения принципов и положений, содержащихся в указанном Законе.

В этой связи в последнее время отмечен рост числа гражданских судебных дел, в ходе разбирательства которых возникает необходимость в привлечении специальных психиатрических познаний и, следовательно, назначении судебно-психиатрической экспертизы.

Наиболее типичными из них являются споры, связанные с недобровольным психиатрическим освидетельствованием; недобровольной госпитализацией, ее продлением и отказом в выписке; постановкой на диспансерное наблюдение; признанием лица негодным к выполнению отдельных видов трудовой деятельности и т. п.