Закон уступки права требования

Право уступки права требования по кредитным договорам предполагается ограничить

Группа депутатов Госдумы во главе с Владимиром Жириновским выступила с инициативой уточнить основания привлечения к взаимодействию, направленному на возврат просроченной задолженности, иных лиц, действующих от имени и в интересах кредитора 1 . В частности, предлагается ввести правило, что деятельность по взысканию просроченной задолженности иных лиц, не обладающих специальной правоспособностью, возможна только на основании агентского договора, договора поручения, оказания услуг или другого соглашения. А уступка прав по кредиту может стать возможной при соответствующем согласии должника на нее, а также в случае, если новым кредитором будет кредитная организация или некредитная финансовая организация, сейчас такого ограничения не установлено.

Как правильно общаться с коллекторами? Ответ – в «Энциклопедии решений. Договоры и иные сделки» . Получите полный и бесплатный доступ на 3 дня!

Кроме того разработанным ими законопроектом предлагается исключить из перечня возможных форм взаимодействия коллекторов с должниками прямо не указанные в законе способы взаимодействия.Напомним, что в настоящий момент при совершении действий, направленных на возврат просроченной задолженности, кредитор или лицо, действующее от его имени и в его интересах, вправе взаимодействовать с должником, используя:

  • личные встречи, телефонные переговоры (непосредственное взаимодействие);
  • телеграфные сообщения, текстовые, голосовые и иные сообщения, передаваемые по сетям электросвязи, в том числе подвижной радиотелефонной связи;
  • почтовые отправления по месту жительства или месту пребывания должника (ч. 1 ст. 4 Федерального закона от 3 июля 2016 г. № 230-ФЗ «О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности и о внесении изменений в Федеральный закон «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях»).

Также планируется защитить права третьих лиц (членов семьи должника, родственников, иные проживающих с должником лиц, соседей) при взаимодействии с целью возврата просроченной задолженности. В частности, установить правило, согласно которому взаимодействие кредиторов с ними будет возможно только при наличии их письменного согласия на это.

Уступка прав требования по кредитному договору

Подборка наиболее важных документов по запросу Уступка прав требования по кредитному договору (нормативно-правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Нормативные акты: Уступка прав требования по кредитному договору

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Уступка прав требования по кредитному договору

Документ доступен: в коммерческой версии КонсультантПлюс

Документ доступен: в коммерческой версии КонсультантПлюс

Формы документов: Уступка прав требования по кредитному договору

Документ доступен: в коммерческой версии КонсультантПлюс

Документ доступен: в коммерческой версии КонсультантПлюс

Закон уступки права требования

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Уступка права требования банком по кредитному договору

Отношение к возможности уступки банком прав кредитора по кредитному договору коллекторским агентствам у Верховного Суда РФ и Высшего арбитражного суда РФ разное. ВАС РФ занимает позицию, согласно которой, действующее законодательство не содержит запрета для банков уступать право требования третьим лицам (коллекторским агентствам). Верховный Суд считает, что такая уступка возможна лишь с согласия заемщика-потребителя, т.е. возможность уступки права требования должна быть согласована в кредитном договоре.

В п. 2 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации», было указано следующее:

Уступка банком прав кредитора по кредитному договору юридическому лицу, не являющемуся кредитной организацией, не противоречит законодательству.

Действующее законодательство не содержит норм, запрещающих банку уступить права по кредитному договору организации, не являющейся кредитной и не имеющей лицензии на занятие банковской деятельностью. Уступка требований по кредитному договору не относится к числу банковских операций, указанных в статье 5 Федерального закона «О банках и банковской деятельности». Из названной нормы следует обязательность наличия лицензии только для осуществления деятельности по выдаче кредитов за счет привлеченных средств. По смыслу данного Закона с выдачей кредита лицензируемая деятельность банка считается реализованной. Ни Закон, ни статья 819 ГК РФ не содержат предписания о возможности реализации прав кредитора по кредитному договору только кредитной организацией.

В п. 16 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 146 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитных договоров«, ВАС РФ подтвердил вышеизложенную позицию, приведены следующие доводы.

Уступка банком лицу, не обладающему статусом кредитной организации, не исполненного в срок требования по кредитному договору с заемщиком-гражданином не противоречит закону и не требует согласия заемщика. Требование возврата кредита, выданного физическому лицу по кредитному договору, не относится к числу требований, неразрывно связанных с личностью кредитора. Согласно статье 382 ГК РФ для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором, при этом в законодательстве Российской Федерации отсутствует норма, которая бы устанавливала необходимость получения согласия заемщика-гражданина на уступку кредитной организации требований, вытекающих из кредитного договора. При уступке требования по возврату кредита (в том числе и тогда, когда цессионарий не обладает статусом кредитной организации) условия кредитного договора, заключенного с гражданином, не изменяются, его положение при этом не ухудшается (статьи 384 и 386 ГК РФ), гарантии, предоставленные гражданину-заемщику законодательством о защите прав потребителей, сохраняются. Уступка требований, вытекающих из кредитного договора, не нарушает нормативных положений о банковской тайне (статья 26 Закона о банках), так как в соответствии с частью 7 данной статьи цессионарий, его должностные лица и работники обязаны хранить ставшую им известной информацию, составляющую банковскую тайну, и эти лица несут установленную законом ответственность за ее разглашение (в том числе и в виде обязанности возместить заемщику причиненный разглашением банковской тайны ущерб).

Смотрите так же:  Ветпрепарат адвокат отзывы

С указанной позицией ВАС РФ не согласился Роспотребнадзор и в письме от 02.11.2011 N 01/13941-1-32 «Об отдельных аспектах правоприменительной практики по привлечению банков к административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей (в связи с информационным письмом Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 146)» достаточно мотивированно указал, что передача банком права требования долга с заемщика (тем более при наличии спора о наличии долга между первоначальным кредитором и заемщиком) различным небанковским организациям, а в первую очередь в качестве таковых сегодня выступают так называемые коллекторские агентства, не основана на ныне действующих нормах права.

В письме довольно убедительно звучат доводы о том, что личность кредитора как раз-таки очень важна для заемщика-потребителя.

В 2012 году по вопросу уступки банками прав кредитора по кредитному договору коллекторским агентствам высказался и Верховный Суд РФ. Позиция Верховного Суда РФ не совпала с позицией ВАС РФ. В п. 51 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», указано, что разрешая дела по спорам об уступке требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями (физическими лицами), суд должен иметь в виду, что Законом о защите прав потребителей не предусмотрено право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении.

Таким образом, если в кредитном договоре согласовано условие о возможности банка уступить право коллекторскому агентству, то соглашение об уступке права будет соответствовать закону.

Судебная практика судов общей юрисдикции в настоящее время (в целом) складывается в соответствии с разъяснениями Верховного Суда РФ.

Судебная практика

Например, суд первой инстанции, руководствуясь ст. 388 ГК РФ, а также разъяснениями, содержащимися в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 года N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», пришел к выводу об отказе в удовлетворении заявленных требований, поскольку ООО Управляющая компания . не имеет лицензию на осуществление банковской деятельности, кредитным договором не предусмотрено право кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, а передача права требования по обязательствам, вытекающим из кредитных договоров, заключенных с физическими лицами организации, не имеющей лицензии на осуществление банковской деятельности не отвечает требованиям законодательства.

Данный вывод суда первой инстанции судебная коллегия находит законным и обоснованным.

Сделка, в результате которой стороной кредитного договора на стороне кредитора становится лицо, не имеющее лицензии на право осуществления банковской деятельности, не соответствует требованиям Закона.

Кроме того, вступление гражданина в заемные отношения с организацией, имеющей лицензию на осуществление банковской деятельности, означает, что личность кредитора имеет для должника существенное значение.

Следовательно, уступка Банком своих прав требования третьему лицу, не равноценному Банку (иной кредитной организации) по объему прав и обязанностей в рамках лицензируемого вида деятельности, в соответствии с п. 2 ст. 388 ГК РФ, допускается только с согласия должника (извлечение из определения Санкт-Петербургского городского суда от 25.02.2013 N 33-2819/13)

К аналогичным выводам о возможности уступки права требования банком пришел суд другого региона, указав, что кредитный договор, заключенный АКБ «РОСБАНК» (ОАО) и М., не содержит оговорки о праве кредитора уступить право требования по договору лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности:

В п. 5.4.2 Условий предоставления нецелевых кредитов на неотложные нужды (л.д. 8 — 10) стороны согласовали лишь право банка передать полностью или частично свои права требования по кредитному договору третьему лицу с последующим уведомлением клиента об этом факте, в связи с чем доводы заявителя о предоставлении банку права уступить право требования по договору третьим лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, не соответствуют буквальному толкованию указанного условия кредитного договора по правилам ст. 431 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Вступление гражданина в договорные правоотношения с организацией, имеющей лицензию на осуществление банковской деятельности, означает, что личность кредитора имеет для должника существенное значение (ст. 388 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Между тем доказательств наличия у ООО «Управляющая компания Траст» лицензии на право осуществления банковской деятельности в материалах дела не имеется.

При таких обстоятельствах судебная коллегия приходит к выводу о том, что договор уступки права требования является ничтожной сделкой, противоречащей положениям Закона Российской Федерации от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей», а соответственно, отсутствуют и законные основания для осуществления процессуального правопреемства на стороне взыскателя в исполнительном производстве о взыскании с М. задолженности по кредитному договору (Апелляционное определение Томского областного суда от 12.02.2013 по делу N 33-535/2013)

По другому делу, суд также признал уступку права требования по кредитному договору недействительной ввиду отсутствия согласования между банком и заемщиком условия договора, в соответствии с которым банк имеет права уступать право требования третим лицам:

Истица просила суд признать уступку права требования по кредитному договору банка к коллекторскому агентству недействительной.

В данной части требования удовлетворены по следующим основаниям.

Учитывая изложенные представителем коллекторского агентства обстоятельства об отсутствии у последнего лицензии на право осуществления банковской деятельности, а так же разъяснения, содержащиеся в пункте 51 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», где указано, что Законом о защите прав потребителей не предусмотрено право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении, то требования заемщика (истца) в части признания уступки права требования по кредитному договору недействительной, являются обоснованными и подлежащими удовлетворению (Апелляционное определение Ленинского районного суда г. Курска от 14 сентября 2012 года по делу №11-290/8-2012)

Смотрите так же:  Нотариус центр киева

Вернуться к обзору судебной практики : Возврат банковских комиссий по кредитному договору, куда вошли следующие статьи:

Законность отдельных видов банковских комиссий:

Пресса о ВАС РФ

Влечет ли уступка права требования иностранному лицу прекращение договора поручительства?

Процесс обсуждения проекта постановления пленума ВАС о поручительстве идет непросто. Тем временем до президиума ВАС доходят интересные споры. 19 июня суду предстоит рассмотреть одно из них (дело № ВАС-1058/12) и ответить на вопрос, является ли появление дополнительной публичной обязанности ухудшением положения поручителя при уступке требования по основному обязательству?

Обстоятельства дела таковы. Банк «Северная казна» (правопреемник — «Альфа-банк») заключил кредитный договор с коневодческим хозяйством. Исполнение обязательства должника было обеспечено договором поручительства с физическим и юридическим лицами (ООО «Екатеринбург-Втормет»), а также залогом. В последующем банк уступил право требования кипрской компании «Стреллико Лимитед», которая в этот же день уступила их другой компании – «Бизнес Проф Инвест Лимитед».

Позже районный суд удовлетворил требования нового кредитора к коневодческому хозяйству и поручителям о солидарном взыскании около 220 млн руб. долга. «Екатеринбург-Втормет» посчитал, что с момента уступки права требования иностранной компании у него как у поручителя возникли новые публичные обязательства по оформлению паспорта сделки и необходимости руководствоваться законодательством Республики Кипр. Поскольку он на заключение договора цессии согласия не давал, то поручительство прекратилось с момента первой уступки права требования. С иском о признании договора поручительства прекратившим свое действие «Екатерибург-Втормет» обратился в арбитражный суд.

Арбитражные суды Уральского округа исковые требования удовлетворили и с доводами истца согласились. При этом суды апелляционной и кассационной инстанций признали негативным обстоятельством только обязанность по оформлению паспорта сделки при совершении валютной операции, а изменение законодательства к таким обстоятельствам не отнесли. Коллегия судей ВАС, передавая дело в президиум, с такой позицией не согласилась.

Судьи ВАС отметили, что поручительство прекращается только при изменении условий основного обязательства. Возникновение публично-правовой обязанности исполнять требование российского законодательства о валютном регулировании не влияет на частноправовые обязательства и не влечет для поручителя возникновения убытков. Судьи ВАС также отменили, что на резидента-поручителя требование по оформлению паспорта сделки не распространяется.

Разъяснение разъяснений // Как ВС уточняет позицию о запрете уступки требований по кредитам

На стадии исполнительного производства право требования банка к заемщику-физлицу может быть передано любому лицу. Такую позицию гражданская коллегия ВС высказала в определении от 20.01.2015 по делу № 50-КГ14-7 (см. приложение).

С двух физических лиц – заемщика и поручителя – солидарно были взысканы денежные средства по кредитному договору в пользу банка и по заявлению последнего было возбуждено исполнительное производство.

На основании договора цессии в ходе исполнительного производства была произведена замена взыскателя. Поручитель обжаловала уступку права требования, сославшись на то, что цедент не имеет лицензии на право осуществления банковской деятельности.

Суды двух инстанций поддержали истца, сославшись на п. 51 постановления пленума по спорам о защите прав потребителей. При этом суды отвергли довод ответчика о том, что в кредитном договоре предусмотрена возможность уступки прав по нему «любому третьему лицу».

«В отсутствие в тексте кредитного договора ссылки на возможность такой уступки именно лицу, не имеющему лицензии на осуществление банковской деятельности, данное судом первой инстанции толкование условий договора, как не предусматривающих возможность уступки банком прав по кредитному договору лицу, не имеющему соответствующей лицензии, является правильным», — пришел к оригинальному выводу суд апелляционной инстанции.

Гражданская коллегия ВС апелляционное определение отменила.

Коллегия посчитала безосновательным применение в данном деле п. 51 постановления пленума по спорам о защите прав потребителей и обязанности цедента иметь лицензию на осуществление банковской деятельности.

«…Если уступка прав требования происходит на стадии исполнительного производства, личность кредитора не имеет существенного значения для должника и суд допускает замену соответствующей стороны ее правопреемником, поскольку отношения между взыскателем и должником регулируются Федеральным законом от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», а не Законом Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей», — указала коллегия.

Не оценила коллегия и выводы о некорректности условия о возможности передачи прав «любому третьему лицу». Коллегия отметила, что суд апелляционной инстанции так и «не указал, в чем состоит неясность указанного условия исходя из буквального значения содержащихся в нем слов в их обычно употребляемом смысле».

Дело направлено на новое рассмотрение.

UPD (в ответ на пожелание Андрея Кузнецова :). Определение ВС от 03.02.2015 по делу № 18-КГ14-183: «Пункт 4.2.1 кредитного договора от 26 сентября 2011 г. предусматривает право банка уступить (передать) полностью или частично свои права требования как кредитора по настоящему договору третьему лицу с последующим уведомлением клиента об этом факте». ВС признал достаточной такую формулировку для уступки права требования организации, не имеющей лицензии на право осуществления банковской деятельности.

Уступка требования

Уступка требования — это передача кредитором принадлежащего ему права требования другому лицу на основании закона. По российскому праву уступка требования недопустима, если требование непосредственно связано с личностью кредитора (напр. право на алименты). Не допускается уступка требования о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина.

Договор уступки требования

Договором уступки требования является любой договор, в той или иной форме передающий другому лицу право на что-либо.Есть множество видов такого рода договоров, например:

  • Договор уступки финансового требования. В таком случае кредитор передает третьему лицу право получить долг в счет каких-либо взаимных расчетов.
  • Договор на право использования товарного знака. Без подобного договора использовать чужой товарный знак — незаконно.
  • Передача авторских прав. Именно на договорах уступки авторских прав сейчас основываются отношения между писателями и издательствами, исполнителями и звукозаписывающими фирмами.
Смотрите так же:  Образец претензия о взыскании дебиторской задолженности

Договор договор уступки права требования (цессии) относится к особым договорам. Договор цессии является возмездным, консенсуальным и двусторонним. Как правило, договор уступки требований используется в том случае, когда стороны заинтересованы в переходе прав. Согласно условиям договора цессии права или требование кредитора, именуемого цедентом, переходят другому участнику договора – цессионарию. Целью заключения данного договора является отказ кредитора от принадлежащих ему в отношении должника прав и их передача другому лицу.

Законодательством не предусмотрено никаких ограничений правового статуса участников договора цессии. Договор уступки требований в качестве своего предмета определяет право требования или обязательственное право. Договор цессии может быть как безвозмездным, так и возмездным формы. Ввиду того, что законодательство не регулирует цену данного договора, оплата уступаемого право требования определяется условиями договора.

В соответствии с требованиями законодательства договор цессии должен быть составлен в письменной форме, при этом он может быть нотариально заверен. Помимо этого, уступка требования, которая выполняется в отношении подлежащей государственной регистрации сделке, должна регистрироваться в установленном законом порядке.

Договор уступки права требования, разновидность договора, по которому покупаются квартиры в строящемся доме. Уступка по ДДУ (договору долевого участия). Уступка по договору инвестирования/соинвестирования.

Финансирование под уступку требования

По договору финансирования под уступку денежного требования (факторинга) одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне клиенту денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование.

Сделки финансирования под уступку денежного требования являются одной из наиболее распространенных в коммерческой практике форм использования имущественных активов в виде не закрепленных в ценной бумаге прав требования.

По таким сделкам одна сторона получает от финансового агента денежные средства, передавая последнему свои денежные права требования в отношении третьих лиц.

Уступку права требования просроченной задолженности хотят усложнить

На рассмотрение в Государственную Думу внесен законопроект № 398922-7, которым предлагается скорректировать Закон о потребительском кредите и Закон о коллекторах в целях уточнения оснований привлечения к взаимодействию, направленному на возврат просроченной задолженности, иных лиц, действующих от имени и (или) в интересах кредитора, а также дополнительной защиты должников и третьих лиц при осуществлении взаимодействия по возврату просроченной задолженности.

По мнению авторов законопроекта, предусмотренная действующими редакциями законодательства возможность участия в кредитном договоре на стороне кредитора лица, не обладающего специальной правоспособностью, прямо противоречит гражданскому законодательству РФ, а также законодательству о банках и банковской деятельности. «Систематическое приобретение прав по кредитным договорам путем заключения договора уступки лицом, осуществляющим деятельность по возврату просроченной задолженности в качестве основного вида деятельности, включенным в государственный реестр, фактически узаконивает возможность осуществления кредитных отношений организацией, не осуществляющей профессиональную деятельность по предоставлению потребительских займов и не имеющей лицензии, что существенно нарушает права должников», – указано в пояснительной записке.

В этой связи в п. 2, 3 ст. 12 Закона о потребительском кредите предлагается установить, что деятельность по взысканию просроченной задолженности иных лиц, не обладающих специальной правоспособностью, возможна только на основании агентского договора, договора поручения, оказания услуг или иного соглашения, предметом которого является осуществление деятельности по возврату просроченной задолженности, то есть без перехода прав кредитора по договору потребительского кредита. При этом возможность привлечения таких лиц должна быть прямо предусмотрена в кредитном договоре.

Возможность уступки прав предлагается установить при одновременном соблюдении двух условий. Во-первых, должник должен дать согласие на осуществление уступки прав (требований) по договору потребительского кредита в целях осуществления деятельности по возврату просроченной задолженности. Во-вторых, новый кредитор должен быть кредитной или некредитной организацией, которая осуществляет профессиональную деятельность по предоставлению потребительских кредитов (займов).

Корреспондирующие изменения предлагается внести и в Закон о коллекторах, указав, что в качестве нового кредитора может выступать кредитная или некредитная финансовая организация, осуществляющая профессиональную деятельность по предоставлению потребительских займов.

Как полагают авторы законопроекта, предлагаемые изменения позволят разрешить внутренние противоречия законодательства о потребительском кредите в части возможности уступки права требования лицу, не обладающему специальной правоспособностью, а также предоставляют дополнительную гарантию защиты прав физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности.

Генеральный директор Юридической компании «Глазунов и Семёнов» Валерий Глазунов отметил, что в случае принятия поправок кредитор для привлечения коллекторов должен будет совершить ряд действий, в том числе прямо указать в договоре на возможность привлечения третьих лиц для возврата просроченной задолженности и получить согласие должника на это. «В настоящее время ситуация противоположная – кредитор вправе привлекать коллекторов, если в договоре на это не указан запрет. Таким образом, законопроектом предлагается двухэтапное согласование с должником возможности привлечения третьих лиц для осуществления деятельности по возврату просроченной задолженности. Законопроект позволит должникам избежать нападок коллекторов, поскольку даже если возможность их привлечения будет предусмотрена договором, то согласия должник может и не дать», – пояснил эксперт.

Руководитель отдела сопровождения исполнения денежных обязательств и коллекторских услуг Группы правовых компаний «Интеллект-С» Андрей Тишковский считает, что предлагаемая инициатива вводит необоснованные ограничения для деятельности коллекторских агентств. Он напомнил, что два года назад в данной сфере появилось довольно много правил и условий: специальная ответственность, ограничения по количеству звонков и требования по неразглашению информации о долге, контролирующий государственный орган, правила исключения из реестра коллекторских агентств и т.д.

По мнению Андрея Тишковского, из пояснительной записки к законопроекту неясно, чем конкретно вредна уступка права требования специализированной организации, находящейся в специальном государственном реестре и контролируемая специальным уполномоченным государственным органом, и почему действующее законодательство, в том числе о персональных данных, не обеспечивает необходимую защиту лиц, которые не давали согласия на обработку их персональных данных. «Такая законодательная инициатива не несет практического значения с точки зрения защиты прав должников и иных лиц, а скорее, создает препятствия для профессиональной деятельности по взысканию просроченной задолженности», – считает Андрей Тишковский.