Адвокатский кабинет договор

Адвокаты, в адвокатском кабинете которых работают сотрудники, вправе включить расходы на оплату их труда в профессиональный налоговый вычет

Минфин России разъяснил, что адвокат, учредивший адвокатский кабинет, может включить оплату труда наемного персонала в профессиональный налоговый вычет, так как такие расходы признаются затратами в целях получения дохода (письмо Департамента налоговой и таможенной политики Минфина России от 3 октября 2017 г. № 03-04-05/64292).

Напомним, что помощник адвоката принимается на работу на условиях трудового договора, заключенного с адвокатским образованием, а в случае, если адвокат осуществляет свою деятельность в адвокатском кабинете, – с адвокатом, который является по отношению к данному лицу работодателем (п. 4 ст. 27 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»). При этом исчисление и уплату налога адвокаты, учредившие адвокатские кабинеты, производят по суммам доходов, полученных от такой деятельности (подп. 2 п.1 ст. 227 Налогового кодекса).

В свою очередь при исчислении налоговой базы в соответствии с п. 3 ст. 210 НК РФ право на получение профессиональных налоговых вычетов имеют налогоплательщики, указанные в п. 1 ст. 227 НК РФ, в том числе адвокаты – в сумме фактически произведенных ими и документально подтвержденных расходов, непосредственно связанных с извлечением доходов (п. 1 ст. 221 НК РФ). Состав таких расходов, принимаемых к вычету, определяется налогоплательщиком самостоятельно в порядке, аналогичном порядку определения расходов для целей налогообложения прибыли. Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные налогоплательщиком, в целях получения дохода (ст. 252 НК РФ).

В расходы налогоплательщика на оплату труда включаются любые начисления работникам в денежной или натуральной формах, стимулирующие начисления и надбавки, компенсационные начисления, связанные с режимом работы или условиями труда, премии и единовременные поощрительные начисления, расходы, связанные с содержанием этих работников, предусмотренные нормами законодательства РФ, трудовыми договорами (контрактами) или коллективными договорами (ст. 255 НК РФ). В данных целях к расходам налогоплательщика также относятся суммы налогов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах (за исключением НДФЛ), начисленные либо уплаченные им за налоговый период, а также суммы страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, страховых взносов на обязательное медицинское страхование (ст. 221 НК РФ).

Все услуги адвоката и их стоимость

Для нас — почти бесплатно, для вас — совсем не дорого.

В соответствии с Федеральным Законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре» в Российской Федерации, адвокат Демидова Виктория Сергеевна выбрала форму адвокатского образования в виде адвокатского кабинета, о чем внесена запись в реестр адвокатских образований города Москвы за номером №77/3-1914.

«Договор с Генри Резником, но на заседание идет третьекурсник»

Адвокат, нанятый компанией ради земельного спора, отправил в другой, связанный с предметом тяжбы процесс стороннего юриста, с которым заключил договор субподряда. Дело было проиграно, и клиент, узнав про замену представителя, отказался платить. Тогда адвокат решил взыскать стоимость услуг через суд, где обе стороны ссылались на один и тот же закон – «Об адвокатской деятельности». Отсудив деньги с процентами, победитель не сильно радовался: неурегулированность в законе никуда не делась.

В ноябре 2013-го и в январе 2014 года адвокатский кабинет Константина Семенко заключил с ОАО «Федеральный центр логистики» три договора на представление интересов последнего в Арбитражном суде Тверской области. В деле (№ А66-6825/2013), ответчиком по которому выступало ООО «Инвестиционная строительная компания Корпус», оспаривался договора аренды земельного участка. Как рассказал представитель адвоката, после вступления в дело оказалось, что в этом же суде параллельно рассматривается второе дело (№ А66-7203/2013) между теми же сторонами об оспаривании договора аренды здания гостиницы «Тверь». Отель стоял на том самом спорном земельном участке. Поскольку право на землю было тесно связано с судьбой права на здание, суд приостановил производство по первому делу до вынесения решения по зданию гостиницы. Адвокатский кабинет, по словам его представителя, вступил во второе дело и провел работу по нему без оформления письменного соглашения – на основании устной договоренности. Необходимость участия во втором деле состояла в том, что от решения по нему зависело удовлетворение иска об участке: земля представляла наибольший интерес для ФЦЛ.

Дело по зданию гостиницы было проиграно, поэтому больше не было смысла бороться за землю, и работа была завершена. Заказчик подписал акты оказанных адвокатом услуг, но отказался их оплачивать. Тогда адвокат Семенко обратился в Мещанский районный суд Москвы с требованием взыскать стоимость оказанных услуг в размере 80 000 руб. плюс процентов за пользование чужими денежными средствами, рассчитанных на момент погашения задолженности.

Ответчик – ОАО «ФЦЛ» – считает, что не должен платить адвокатскому кабинету, поскольку фактически услуги оказаны не были. Реальное исполнение было произведено не по тому делу, номер которого содержится в договоре, и не тем исполнителем. Действительно, интересы ФЦЛ в деле о здании гостиницы представлял юрист Евгений Шикунов. При этом ФЦЛ выдавал доверенности и Семенко, и Шикунову. На это представитель ответчика Алексей Сиренко пояснил, что при заключении договора ФЦЛ хотел воспользоваться услугами именно Семенко, а при подписании доверенности на Шикунова исходили из того, что он будет помощником, но никак не единственным представителем в суде.

На заседании 6 ноября судья Виктория Дьячкова разбиралась с датами судебных заседаний, которые имеются в договорах. Выяснилось, что номер дела в них указан неверно, но в указанные дни заседания по делу были. Представитель адвокатского кабинета Семенко, его штатный сотрудник Денис Бахтыозин, рассказал о появлении Шикунова. Дело в том, что у адвоката Семенко был договор на оказание юруслуг с ООО «Холдсвей». На основании этого договора и по поручению Семенко интересы заказчика в суде представлял штатный юрист «Холдсвея» Шикунов. Представитель ФЦЛ Сиренко поставил под сомнение такую договорную связь адвоката Семенко с Шикуновым.

– Может, там вообще был отдельный договор между ФЦЛ и Шикуновым, а Семенко к нему вообще никак не относится, – заявил Сиренко на заседании 6 ноября.

– Что значит «может»? – вспылил Бахтыозин. – Принесите этот договор, принесите доказательства того, что вы по нему Шикунову платили!

– А может, Шикунов вообще бесплатно ходил, – невозмутимо парировал Сиренко.

Судья Дьячкова прервала поток предположений и перенесла заседание. Она попросила Бахтыозина принести договор оказания юруслуг между адвокатом Семенко и ООО «Холдсвей», а также кадровые документы о том, что Шикунов действительно работал в «Холдсвее». Заседание 26 ноября началось с приобщения этих документов. После этого Бахтыозин сказал суду:

– Понятно, что нет предела совершенству: предмет договора мог быть сформулирован точнее. Тем не менее мы считаем, что услуги мы оказали полностью и качественно. Участие представителя в каждом заседании подтверждается актами.

– Вы акты не оспариваете? – поинтересовалась судья Дьячкова у представителя ответчика Сиренко. – Во всех актах есть пункт 4: «Стороны претензий друг к другу не имеют».

– Нет, подписание мы не оспариваем, но акты не отражают реального положения дел, – ответил Сиренко. – Семенко отчитался перед заказчиком, что услуги оказаны полностью. Заказчик подписывал акты, потому что доверял исполнителю. У него не было возможности проверить слова адвоката: в тот суд сотрудники ФЦЛ не ходили. А позже, прочитав судебные акты по тем делам, сотрудники увидели вместо Семенко другую фамилию – Шикунов.

– То есть на момент подписания акта об отсутствии претензий ответчик не знал, будут у него претензии или нет, – резюмировала судья Дьячкова.

Сиренко некоторое время обдумывал эту формулировку, а затем согласился с ней.

Бахтыозин продолжил излагать правовую позицию адвокатского кабинета. Договор не содержит условия, согласно которому Семенко обязался бы оказать услуги лично, а выдачей доверенности на Шикунова клиент одобрил его кандидатуру. Бахтыозин сослался и на ст. 27 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре», согласно которой адвокат вправе иметь помощников. Такая практика в их адвокатском кабинете, по словам Бахтыозина, – это обычное дело, и раньше никаких претензий не было. ЦФЛ тоже долгое время был доволен работой адвокатского кабинета – всего между ними заключено восемь договоров.

Затем слово взял представитель ФЦЛ Сиренко. Он поставил вопрос, какими именно нормами регулируются отношения между ФЦЛ и адвокатом, и предложил свой вариант ответа. Сиренко сослался на п. 4 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре», который гласит, что личность адвоката является существенным условием адвокатского соглашения. А согласно ст. 780 ГК РФ, исполнитель обязан оказать услуги лично, если иное не предусмотрено договором. Апеллировал представитель и к ст. 16 Кодекса адвокатской этики. В своей речи Сиренко подчеркнул важность личности адвоката как человека, который обладает определенным набором качеств: образованием, профессионализмом, опытом, репутацией. А об опыте и компетентности Шикунова ничего не известно, продолжал Сиренко, как и о наличии у него статуса адвоката. Представитель ФЦЛ не исключил, что дело могло быть выиграно, если бы в процессе участвовал не Шикунов, а сам адвокат Семенко. Еще Сиренко проиллюстрировал свою мысль гипотетической ситуацией: «Абстрактный заказчик заключает договор на представительство в суде с Генри Резником, но на заседание вместо него идет студент-третьекурсник».

– Подписание доверенности на Шикунова не говорит ни о каком одобрении, – заявил Сиренко. – Да, у адвоката могут быть помощники, кто-то же должен помогать держать его тяжелый портфель. Адвокат может выступать дирижером, которому подчиняется целый оркестр.

– Так и было, – заметил Бахтыозин.

– Нет, это был оркестр без дирижера! – возразил Сиренко.

– Я понимаю ваши метафоры, но давайте к делу, – прервала Сиренко судья Дьячкова. – Скажите, стороны, вы пытались примириться?

Бахтыозин сообщил, что адвокат Семенко предлагал ФЦЛ заключить мировое соглашение, но те отказались. Сиренко пояснил позицию ФЦЛ: «Предложение адвоката было заплатить полную сумму по всем договорам за исключением процентов.Такие условия нам неинтересны».

Смотрите так же:  Льготы в детсад на 2 ребенка

После недолгих раздумий в совещательной комнате судья Дьяченко вынесла решение: взыскать с ЦФЛ полную сумму по всем трем договорам в размере 80 000 руб. и проценты за пользование чужими денежными средствами в размере около 3000 руб.

После заседания представитель адвоката Семенко Бахтыозин поделился впечатлениями от процесса. Он особо подчеркнул, что Шикунов – хороший специалист и сейчас ушел на повышение. По мнению Бахтыозина, из законов прямо не следует обязанности адвоката оказывать услуги лично. Эта неурегулированность является пробелом в законодательстве, поэтому рассмотренное дело было особенно интересным. Несмотря на победу, Бахтыозин не выглядел особенно радостным: «Не в наших правилах судиться с клиентами».

Адвокатский кабинет

Организационной формой индивидуальной адвокатской деятельности является адвокатский кабинет. Индивидуальный характер деятельности в данном случае означает, что адвокат осуществляет свою деятельность, не объединяясь организационно с другими адвокатами на постоянной основе. Это не исключает возможности временного объединения усилий с другими адвокатами при оказании юридической помощи по сложным уголовным или гражданским делам, при объединении в адвокатские общественные объединения. В то же время индивидуальный характер деятельности не исключает наличия наемных работников (секретаря, бухгалтера и др.), в том числе помощников адвоката, а также стажеров. Нельзя сказать, что это абсолютно новая форма адвокатских образований. В порядке эксперимента адвокатские кабинеты были созданы во многих коллегиях адвокатов еще до принятия Закона.

В юридической литературе существуют разные мнения по поводу выбора адвокатского образования в форме адвокатского кабинета. Так, А. В. Сучков (вице-президент Палаты адвокатов Самарской области) полагает, что осуществление адвокатской деятельности в адвокатском образовании в форме адвокатского кабинета предпочтительней, нежели в коллективных адвокатских образованиях (коллегия адвокатов, адвокатское бюро, юридическая консультация), обосновывая это тем, что в коллективных адвокатских образованиях в недостаточной мере проявляется свобода, независимость и самостоятельность адвоката. По его мнению, необходимость учета требований устава адвокатского образования, мнения иных лиц и возможной ситуации жертвовать своими взглядами о развитии адвокатского образования или личными потребностями из-за необходимости идти на компромиссы с коллегами или руководством адвокатского образования и др. — ограничивает свободу адвоката. Другой адвокат — член Адвокатской палаты Волгоградской области Р. Г. Мельниченко видит преимущества открытия адвокатского кабинета в популяризации имени адвоката, минимализации расходов по его учреждению, содержанию, налогообложению и в его мобильности1. Адвокат из Московской областной палаты адвокатов О. В. Поспелов считает, что у адвокатского кабинета нет значимых недостатков, способных нанести вред адвокатуре, но есть потенциальные риски. Их он связывает с отсутствием оперативной поддержки коллег при возникновении конфликтов с налоговыми и правоохранительными органами.

Соглашаясь, следует добавить, что некоторые лица, получив статус адвоката и учредив адвокатский кабинет, занимаются иной, как правило (предпринимательской), а не адвокатской деятельностью. Получается, что такие лица попросту откупаются за статус адвоката уплатой обязательных отчислений на нужды адвокатской палаты.

В этом плане следует привести мнение авторитетного адвоката Г. М. Резника по поводу такой формы адвокатского образования, как адвокатский кабинет: «Я не против индивидуалов, я против организации адвокатуры как скопища индивидуалов. Такую вещь можно создавать в цивилизованной стране, а здесь, для того чтобы выжить, нужно сорганизоваться. На сегодняшний день адвокаты в крупных центрах еще кое-как существуют, но индивидуалы — адвокаты, сидящие в кабинетах по углам, как холодные сапожники, выжить или противостоять правоохранительным органам могут только в том случае, если они организованы как структура. Индивидуала-адвоката, сидящего на углу в своем кабинетике, никто защищать не будет, его в провинции просто сожрут всякими способами, начиная с размера арендной платы и кончая налоговыми придирками. И никто, если это только от него зависит, в регионы работать не поедет, и в результате юридическая помощь населению в отдаленных районах будет просто уничтожена на корню».

В соответствии со ст. 21 Закона об адвокатуре адвокат, принявший решение осуществлять адвокатскую деятельность индивидуально, учреждает кабинет. Хотя Закон нам не раскрывает, в какой форме должен принять решение (в устной или письменной) адвокат об осуществлении адвокатской деятельности индивидуально, здесь все-таки следует говорить о письменной форме решения. Так, в решении совета Адвокатской палаты Московской области от 29.01.2003 «О порядке учреждения адвокатских кабинетов в Московской области» указано, что в течение семи суток после открытия счетов в банках адвокат обязан предоставить в Адвокатскую палату Московской области письменное решение адвоката об осуществлении адвокатской деятельности индивидуально и учреждении адвокатского кабинета за подписью адвоката. В письменном решении указываются следующие сведения:

  • — дата принятия решения;
  • — полное наименование адвокатского кабинета с обязательным указанием на адвокатскую палату и номером адвокатского кабинета (№_), который присваивается после уведомления решением совета адвокатской палаты о внесении учрежденного адвокатского кабинета в Реестр адвокатских образований Московской области и является наряду с решением основанием для постановки на учет в Инспекцию ФНС России;
  • — сокращенное наименование адвокатского кабинета;
  • — указание на несение адвокатом обязанностей по ведению документации адвокатского кабинета, регистрации в ней соглашений об оказании юридической помощи, заключаемых между адвокатом и доверителем по форме утвержденной советом Адвокатской палаты Московской области, а также ордеров, форма которых утверждена Минюстом России.

Об учреждении адвокатского кабинета адвокат направляет заказным письмом в совет адвокатской палаты уведомление, в котором указываются:

  • — сведения об адвокате (Ф. И. О. (полностью) адвоката, номер в реестре адвокатов, номер адвокатского удостоверения, наименование адвокатского образования, членом которого состоял адвокат до образования адвокатского кабинета, подтверждение прекращения членства в прежнем адвокатском образовании);
  • — место нахождения адвокатского кабинета;
  • — порядок осуществления телефонной, телеграфной, почтовой (с указанием почтового индекса) и иной связи (факсимильной, электронной почты) между советом и адвокатом.

Сведения о месте нахождения адвокатского кабинета и информация о видах связи с ним должны быть достоверными (как и сведения об адвокате), поскольку именно на основании этих данных Советом адвокатской палаты ведется переписка с адвокатским кабинетом (направляются необходимые уведомления, высылается документация, касающаяся адвокатской деятельности).

Данные сведения вносятся в Реестр адвокатских образований субъекта. Так, для внесения в реестр адвокатских образований Санкт-Петербурга адвокат, учредивший адвокатский кабинет, предоставляет пакет документов: уведомление о создании адвокатского образования, сведения о помещениях, используемых в качестве служебных и имеющих правовой статус адвокатского офиса, с предоставлением копий правоустанавливающих документов, сведения об адресах, телефонах, электронной почте, сведения о главном бухгалтере (если имеется), приказ о его назначении, образец подписи, образец печати адвокатского кабинета, сведения об адвокате, копия уведомления о постановке на учет в налоговом органе1. Данные сведения являются основанием для решения вопроса о составлении графика участия адвокатов в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры или суда и участия в качестве представителя стороны по назначению суда в гражданском судопроизводстве.

Законодатель не дает понятия места нахождения адвокатского кабинета. Поэтому адвокат самостоятельно определяет, что указать в качестве места нахождения адвокатского кабинета. Адвокатский кабинет нельзя отождествлять с фактическим местом осуществления адвокатской деятельности, каким, например, является нотариальная контора для нотариуса, занимающегося частной практикой. Наличие специального служебного помещения, предназначенного для адвокатского кабинета, желательно, но не обязательно. Если нотариус совершает нотариальные действия, как правило, в помещении нотариальной конторы, то адвокат зачастую работает, находясь вне своего постоянного помещения. Адвокат участвует в судебных заседаниях в зале суда, в производстве следственных действий в кабинете следователя, беседует со своим подзащитным в следственном изоляторе. Участвовать в переговорах и консультировать клиентов адвокат может и в помещении офиса клиента, изучать законодательство и судебную практику — с помощью правовых систем в электронном виде. Составлять документы также необязательно в специальном служебном помещении. Но это не является основанием, для того, чтобы терять связь с советом адвокатской палаты (что зачастую имеет место на практике).

Адвокат для размещения своего кабинета вправе использовать жилые помещения, принадлежащие ему либо членам его семьи на праве собственности. Следует отметить, что не требуется, чтобы адвокат постоянно проживал в указанном помещении, соответственно, это может быть любое жилое помещение, оформленное в собственность адвоката либо членов его семьи, в том числе и неиспользуемое для постоянного проживания. Однако адвокат вправе использовать жилые помещения, находящиеся в собственности членов его семьи, с согласия последних (п. 6 ст. 21 Закона об адвокатуре). Кроме того, адвокат может использовать жилые помещения (для размещения кабинета), занимаемые им и членам его семьи по договору найма, но только при условии получения согласия наймодателя и всех совершеннолетних лиц, проживающих совместно с адвокатом. Так, в решении совета Адвокатской палаты Московской области от 29.01.2003 «О порядке учреждения адвокатских кабинетов в Московской области» указано, что в течение семи суток после открытия счетов в банках адвокат обязан предоставить в адвокатскую палату Московской области:

  • — ксерокопию правоустанавливающего документа на помещение, используемое для размещения адвокатского кабинета (свидетельство о государственной регистрации права собственности на жилое либо нежилое помещение, договор аренды либо безвозмездного использования, договор найма на жилое помещение, ордер и т.п.);
  • — ксерокопию справки РЭУ (либо иного документа) о составе семьи с указанием сведений о регистрации (прописке) по месту жительства при использовании жилого помещения для размещения адвокатского кабинета;
  • — письменное согласие всех лиц (члены семьи, наймодатель, совершеннолетние лица, проживающие совместно с адвокатом) на использование жилого помещения для размещения адвокатского кабинета.

Несомненно вышеуказанная норма Закона, позволяющая адвокатам, при наличии согласия совместно проживающих лиц, учреждать в своей квартире адвокатский кабинет, является безусловным позитивом, особенно для небольшой категории адвокатов, имеющих свою практику по традиционной категории гражданских дел.

Получение согласия на использование жилого помещения имеет важное правовое значение. В соответствии с п. 3 ст. 292 ГК члены семьи собственника жилого помещения вправе требовать устранения нарушений их прав на жилое помещение от любых лиц, включая собственника помещения.

Смотрите так же:  Коллегия адвокатов г москвы концепт

В юридической литературе распространено мнение о том, что использование жилых помещений для размещения адвокатского кабинета возможно только в исключительных случаях в тех районах, где отсутствует возможность в предоставлении служебного помещения, и где жилое помещение приспособлено для приема доверителей (наличие рабочего кабинета адвоката, желательно с отдельным входом от общего входа в квартиру).

Представляется недопустимым принимать доверителей в спальне или на кухне. На практике возникают ситуации, когда адвокат, указав в качестве места нахождения адвокатского кабинета жилое помещение, где он постоянно проживает и, не имея возможности создать соответствующие условия для приема доверителей, фактически встречается с ними на улице, в коридорах, машинах. Желательно расположение адвокатского кабинета в офисном помещении. Нижегородский адвокат Дмитрий Коленков так объяснил необходимость приобретения собственного офиса под адвокатский кабинет: «Как адвокату заслужить доверие клиента — вопрос достойный обсуждения. Доверие, несомненно, возрастает, если есть свой офис. Иными словами, респектабельность и «фундаментальность» в работе адвоката должна быть. Если адвокат встречает иногороднего клиента в аэропорту, в машине заключает с ним соглашение и просит передать ему гонорар, разве у клиента не возникнет опасение, что он этого адвоката и свои деньги видит в последний раз? Где потом их искать? Офис, безусловно, повышает кредит доверия. Хотя, возможно, адвокат, который встречается с клиентом на лавочке, в десятки раз умнее адвоката с офисом. Но в конечном итоге все же вопрос о доверии решается в комплексе. Ведь предъявляются же требования к поведению адвоката, к его внешнему виду? Думаю, адвокатское сообщество вправе сформировать требования и к адвокатским помещениям и не оставлять этот вопрос исключительно на рыночное регулирование».

В практике имеют место случаи (довольно распространенные), когда адвокаты в договор на юридическое обслуживание организации включают положения, обязывающие получателя юридической помощи предоставить адвокату в пользование изолированное помещение в офисе по месту расположения организации. В таких случаях следует особо тщательно выполнять требования о сохранности адвокатской тайны, так как вместе с документами обслуживаемой организации будут храниться адвокатские досье и по другим делам, находящимся в производстве адвоката. Также адвокатам необходимо уведомлять адвокатскую палату о месте нахождения предоставляемых помещений (по договору на юридическое обслуживание), с целью включения в реестр служебных помещений, используемых для осуществления адвокатской деятельности, проведение в которых оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий допускается только на основании судебного решения. Учитывая тот факт, что еще имеет место практика проведения налоговых проверок предприятий и организаций с использованием силовых подразделений правоохранительных органов с повальным изъятием всего, что попадется под руку, следует соблюдать правила, содержащиеся в Рекомендациях по обеспечению адвокатской тайны и гарантий независимости адвоката при осуществлении адвокатами профессиональной деятельности, утвержденных решением совета Федеральной палаты адвокатов РФ от 10.12.2003.

Представляется необходимым хранение полученных от доверителей документов, иных письменных материалов, записей адвоката и доверителей, относящихся к оказанию юридической помощи, в папках с надписями: «Адвокатское производство. Содержащиеся сведения составляют охраняемую федеральным законом адвокатскую тайну». Документы адвокатского производства, предметы и иные сведения следует отмечать соответствующими надписями (наклейками) и хранить в сейфах, специальных шкафах, помеченных вышеуказанным текстом. Применение подобных мер окажет сдерживающее воздействие на представителей оперативных или следственных органов в случае попытки провести следственные действия в служебном помещении адвоката без наличия судебного решения, а если подобные следственные действия или оперативно-розыскные мероприятия будут все-таки проведены, то предложенный порядок маркировки адвокатских досье значительно облегчит процедуру признания, данных действий незаконными, а полученные доказательства — недопустимыми.

Адвокатский кабинет не является юридическим лицом, что не снимает с адвоката обязанности встать на учет в налоговых органах. Однако на учете в налоговых органах должен состоять не адвокатский кабинет, а адвокат как налогоплательщик. Адвокатский кабинет не является организацией и не может иметь в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленного имущества. Так как адвокатский кабинет не обладает имуществом, он не может отвечать по каким-либо обязательствам адвоката перед третьими лицами. Также адвокатский кабинет не может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности.

Необходимо отметить, что в отношениях с третьими лицами адвокат, избравший форму адвокатского образования в виде адвокатского кабинета, выступает от своего имени. Соглашение об оказании юридической помощи в адвокатском кабинете заключается непосредственно между адвокатом и доверителем и регистрируется в документации адвокатского кабинета.

Адвокат во взаимоотношениях с клиентами действует на основании соглашения об оказании юридической помощи. Формы таких договоров, их содержательную сторону, размеры гонораров и другие необходимые для самого адвоката и его клиента условия никто никогда определять не будет и не должен. А поэтому ждать от вышестоящего адвокатского органа, что кто-то там составит подобные образцы, — глубокое заблуждение. Такие формы должны быть разработаны самим адвокатом в зависимости от условий каждого конкретного дела, взятых обязательств перед доверителем или заказчиком и других обстоятельств, присущих соглашению сторон. Данное обстоятельство не исключает возможности разработки в адвокатских палатах типовых форм таких соглашений с рекомендациями по применению в адвокатской деятельности.

Адвокат, учредивший адвокатский кабинет, открывает счета в банках в соответствии с законодательством, имеет печать, штампы и бланки с адресом и наименованием адвокатского кабинета, содержащим указание на субъект РФ, на территории которого учрежден адвокатский кабинет.

Для открытия счета адвокату, учредившему адвокатский кабинет, необходимо представить в кредитную организацию следующие документы:

  • — паспорт;
  • — удостоверение адвоката;
  • — карточку с образцами подписей и оттиска печати, а также заключить с кредитной организацией в соответствии с ГК договор банковского счета.

Следует отметить, что в соответствии с письмом МНС России от 04.10.2004 № 24-1-10/700 адвокаты, учредившие адвокатские кабинеты, обязаны представлять в налоговые органы сведения об открытии (закрытии) счетов в банках в 10-дневный срок, а банки обязаны сообщать в налоговые органы об открытии (закрытии) счетов адвокатами, учредившим адвокатские кабинеты, в пятидневный срок со дня соответствующего открытия или закрытия таких счетов. Сообщение об открытии (закрытии) счета составляется по форме, утвержденной приказом Минфина России и ФНС России от 21.04.2009 № ММ-7-6/[email protected]

Что касается заказа и изготовления печати и штампов, то предложение на рынке подобных услуг достаточно велико, сроки изготовления минимальны. Чтобы организация приняла заказ на изготовление печати и штампов необходимо иметь, помимо адвокатского удостоверения, уведомление адвокатской палаты об учреждении адвокатского кабинета с отметкой о вручении и свидетельство (уведомление) о постановке на налоговый учет.

Постановка на учет адвоката осуществляется налоговым органом по месту его жительства на основании сведений, сообщаемых советом адвокатской палаты субъекта РФ. В соответствии с п. 2 ст. 85 НК адвокатские палаты субъектов РФ обязаны не позднее 10-го числа каждого месяца сообщать в налоговый орган по месту нахождения адвокатской палаты субъекта РФ сведения об адвокатах, внесенные в предшествующем месяце в реестр адвокатов субъекта Российской Федерации (в том числе сведения об избранной ими форме адвокатского образования) или исключенные из указанного реестра, а также о принятых за этот месяц решениях о приостановлении (возобновлении) статуса адвокатов. Формы сведений, предусмотренных данной статьей, утверждены приказом Минфина России и ФНС России от 17.09.2007 № ММ-3-09/536®.

Таким образом, имеет место система налогового учета адвокатов, в том числе и осуществляющих профессиональную деятельность в адвокатских кабинетах: процедура постановки на налоговый учет производится на основании централизованно ежемесячно получаемых данных (как правило, в электронном виде) из советов адвокатских палат.

Адвокат, избравший форму адвокатского образования в виде адвокатского кабинета, будет поставлен на налоговый учет вне зависимости от того, явится он в налоговую инспекцию или нет.

Как справедливо замечено в юридической литературе, вышеуказанный стройный порядок постановки на налоговый учет отрицательно сказывается на первоначальном этапе организации работы адвокатского кабинета. Возникает вопрос, как быть с постановкой на налоговый учет адвокату, который принял решение об учреждении адвокатского кабинета и в первых числах календарного месяца уведомил об этом Федеральную адвокатскую палату РФ, поскольку в этом случае совет Палаты даст сведения об этом адвокате в налоговый орган только по прошествии данного календарного месяца. В этой ситуации адвокат на целый месяц становится лишенным возможности открыть банковский счет, заказать печати и штампы, провести иные организационные процедуры, при которых по ранее действующим нормам закона и сложившимся на их основе обычаям делового оборота требуют документа, подтверждающего постановку на налоговый учет. Зачастую крайне трудно и нередко безрезультатно приходится доказывать в подобного рода организациях, что в соответствии с положениями закона выданное в установленном порядке удостоверение адвоката является единственным и достаточным подтверждением наличия статуса адвоката и права заниматься адвокатской деятельностью и никаких иных документов, в том числе о постановке на учет в налоговом органе, для этого не нужно. Но когда, получив отказ в открытии банковского счета или в изготовлении печати, встает выбор обжаловать неправомерные действия в суд или ждать получения почтой документов из налоговой инспекции (то и другое может затянуться надолго), лучше обратиться к ранее действующей процедуре и, вне зависимости от календарной даты учреждения адвокатского кабинета, взять соответствующее уведомление совета Палаты в налоговый орган, отнести его в налоговую инспекцию по месту жительства адвоката и произвести постановку на налоговый учет адвокатского кабинета.

В адвокатском сообществе с тревогой было воспринято введение в действие Федерального закона от 22.05.2003 № 54-ФЗ «О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт». В некоторых субъектах РФ данный Закон стали применять в отношении адвокатов и адвокатских объединений, а в отношении тех, кто не обзавелся контрольно-кассовой техникой, стали применять штрафные санкции. Все вопросы были сняты в разъяснении заместителя Министра финансов РФ от 06.05.2004 № 04-01-14/2-59, где было отмечено, что согласно п. 2 ст. 1 Закона об адвокатуре адвокатская деятельность не является предпринимательской, поэтому адвокатские образования (в том числе адвокатские кабинеты) не подпадают под сферу действия Федерального закона от 22.05.2003 № 54-ФЗ и не должны использовать при осуществлении такой деятельности контрольно-кассовые машины.

Смотрите так же:  Петруненко адвокат

При создании адвокатских кабинетов возникает немало вопросов, и один из них — налогообложение их деятельности. С одной стороны, адвокатский кабинет не является юридическим лицом, и, следовательно, отсутствуют формальные основания для отнесения его к специальной категории налогоплательщиков — организациям. С другой стороны, адвокатский кабинет — это форма организации физическим лицом (адвокатом) индивидуальной адвокатской деятельности. Поскольку адвокатский кабинет в «чистом виде» не является ни физическим, ни юридическим лицом, то он выпадает из состава традиционных участников налоговых правоотношений. Налоговая практика знает понятие подобное адвокатскому кабинету, это «физическое лицо без образования юридического лица» —

«индивидуальный предприниматель». Налоговое законодательство выделяет адвокатов в отдельную категорию налогоплательщиков. Их налоговый режим во многом схож (а по форме отчетности приравнен) с системой налогообложения предпринимателей. Следовательно, налогообложение профессиональной деятельности адвоката персонифицировано. Адвокат, учредивший адвокатский кабинет, признается налогоплательщиком — физическим лицом.

Какие же отчисления обязан произвести адвокат, учредивший адвокатский кабинет, каковы его права и обязанности? Можно выделить следующие основания налогообложения адвокатской деятельности:

  • — доходы адвоката;
  • — сама адвокатская деятельность;
  • — наем адвокатом физических лиц.

Необходимо отметить, что объектами налогообложения могут быть операции по реализации работ (услуг). Отдельные операции по реализации работ и услуг до 2004 г. подлежали двойному обложению: НДС и налогом с продаж. В целях налогообложения юридическая помощь, оказываемая адвокатами, признается услугой (работой). Но адвокатское сообщество обладает налоговыми преференциями (льготы, освобождения, иные налоговые уступки). Так, в соответствии с подп. 14 п. 3 ст. 149 НК коллегиями адвокатов в связи с осуществлением ими профессиональной деятельности освобождается от обложения НДС. Адвокаты не признаются плательщиками указанного налога (ст. 143 НК) по юридическому статусу, а значит, и предоставление льгот бессмысленно.

Основным объектом налогообложения признаются доходы адвоката. К налогам на данный объект относятся налог на доходы физических лиц (гл. 23 НК). Объектом налогообложения по единому социальному налогу признаются доходы от профессиональной деятельности, за вычетом расходов, связанных с их извлечением (гл. 24 НК).

Само занятие адвокатской деятельностью является юридическим фактом, влекущим налогообложение. Так, в силу Федерального закона от 15.12.2001 № 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации» адвокаты независимо от наличия доходов обязаны уплачивать страховые взносы в бюджет Пенсионного фонда РФ.

Однако осуществление юридической помощи и получение доходов отнюдь не единственные основания для целей налогообложения, ибо адвокат, учредивший адвокатский кабинет, может использовать персонал (например, помощника, стажера), т.е. быть работодателем. Поэтому третьим существенным основанием, влияющим на налоговые обязательства адвоката, является наем физических лиц. В этом случае объектом налогообложения будут выплаты и иные вознаграждения в пользу физических лиц.

В соответствии с законом отчисление за счет получаемого вознаграждения средств на общие нужды адвокатской палаты входит в обязанность адвоката. В соответствии же с подп. 29 п. 1 ст. 264 НК обязательные платежи, уплачиваемые некоммерческим организациям (в данном случае Федеральной адвокатской палате РФ и адвокатской палате субъекта РФ), если уплата таких взносов является условием для осуществления адвокатами своей деятельности, признаются в целях налогообложения прочими расходами, связанными с производством и реализацией. Следовательно, адвокат может уменьшить налогооблагаемую базу на сумму взносов на общие нужды адвокатской палаты в размере и порядке, которые определяются собранием (конференцией) адвокатов.

Содержание адвокатского кабинета входит в обязанность адвоката, но поскольку кабинет не является некоммерческой организацией, то нет оснований для применения подп. 29 п. 1 ст. 264 НК. Поэтому не все расходы, произведенные на эти цели, будут уменьшать налогооблагаемую базу, а лишь те, что предусмотрены гл. 25 НК. К таковым можно отнести расходы на содержание и эксплуатацию, ремонт и техническое обслуживание основных средств и иного имущества, а также на поддержание их в исправном (актуальном) состоянии (подп. 2 п. 1 ст. 253 НК).

Как было уже сказано, адвокаты вправе использовать для размещения адвокатского кабинета жилые помещения, принадлежащие им либо членам их семьи на праве собственности, с согласия последних. А также для размещения адвокатского кабинета адвокатами могут использоваться и жилые помещения, занимаемые адвокатами и членами их семьи по договору найма, с согласия наймодателя и всех совместно проживающих с адвокатом совершеннолетних лиц. Вместе с тем физические лица, которые для целей налогообложения ст. 11 НК отнесены к категории индивидуальных предпринимателей, не обладают правом на использование жилых помещений в целях осуществления своей деятельности. Такие граждане вправе учитывать в составе расходов, непосредственно связанных с получением доходов от осуществляемой ими деятельности, только документально подтвержденные затраты, связанные с содержанием нежилых помещений, специально оборудованных для осуществления деятельности и принадлежащих этим гражданам на праве собственности или используемых на основании договора аренды.

Кроме того, ст. 19 Конституции РФ гарантировано равенство граждан перед законом независимо в том числе и от их профессиональной принадлежности. При этом осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Статьей 15 Конституции установлено, что законы, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции, имеющей высшую юридическую силу и прямое действие на всей территории РФ. Следовательно, учитывая, что индивидуальные предприниматели не обладают правом на использование жилых помещений в целях осуществления своей деятельности, включать в состав профессиональных налоговых вычетов адвокатов, использующих для размещения адвокатского кабинета жилые помещения, стоимость оплаты коммунальных платежей, тепло- и электроэнергии, абонентской платы за телефон, расходов на проведение косметического ремонта и уплату налога на имущество физических лиц неправомерно. Учет указанных расходов неправомерен и в связи с тем, что не представляется возможным достоверно определить, какая часть из перечисленных расходов может быть отнесена к расходам, непосредственно связанным с профессиональной деятельностью адвоката. Налоговые органы вообще считают, что адвокат не вправе принимать к вычету затраты по содержанию жилого помещения, используемого для размещения адвокатского кабинета (см. письмо Управления МНС России по г. Москве от 28.05.2003 № 27-08н/28318).

Что касается оплаты междугородных и международных телефонных переговоров, которые велись с домашнего телефона, то такие затраты включаются в состав расходов налогоплательщиков только при наличии документов, подтверждающих, что произведенные расходы непосредственно связаны с получением дохода от осуществления адвокатской деятельности, в частности соглашений, от выполнения которых получены доходы, счетов АТС и операторов сотовой связи, а также их детализации с указанием номеров абонентов, дат переговоров, наименований организаций, ФИО физических лиц и других документов, свидетельствующих о том, что произведенные расходы непосредственно связаны с получением дохода от адвокатской деятельности.

Если адвокатом приобретено на праве собственности нежилое помещение для использования в качестве адвокатского кабинета или офис, в котором осуществляется профессиональная деятельность, используется адвокатом на основании договора аренды, то суммы начисленной налогоплательщиком по такому помещению амортизации или оплаченные по договору аренды платежи подлежат учету в составе профессиональных налоговых вычетов в сумме фактически произведенных и документально подтвержденных расходов. При этом суммы оплаченных счетов за междугородные и международные телефонные переговоры, а также абонентской платы за телефон подлежат включению в состав расходов адвоката, если телефон, установленный в офисе адвоката, зарегистрирован на самого адвоката или предоставлен в пользование арендодателем в соответствии с договором аренды нежилого помещения, поскольку подразумевается, что телефонные переговоры носят служебный характер и имеют целью получение информации, необходимой для осуществления профессиональной деятельности адвоката, которая является источником дохода.

Иные расходы, связанные с осуществлением адвокатской деятельности, войдут в состав расходов, если они предусмотрены гл. 25 НК, в частности:

  • — материальные расходы (ст. 254 НК): приобретение инструментов, приспособлений, инвентаря, приборов, лабораторного оборудования, спецодежды и другого имущества, не являющихся амортизируемым имуществом;
  • — суммы начисленной амортизации (ст. 256—259 НК);
  • — прочие расходы, связанные с производством и (или) реализацией (ст. 264 НК):
  • — на содержание служебного транспорта и компенсацию за использование для служебных поездок личных легковых автомобилей в пределах норм;
  • — на информационные, консультационные и иные аналогичные услуги;
  • — плата нотариусу за нотариальное оформление в пределах тарифов, утвержденных в установленном порядке;
  • — на канцелярские товары;
  • — на почтовые, телефонные, телеграфные и другие подобные услуги, расходы на оплату услуг связи, вычислительных центров и банков (в том числе услуги доступа в Интернет);
  • — на услуги по ведению бухучета, оказываемые сторонними организациями или предпринимателями;
  • — начисленные суммы налогов и сборов, за исключением предусмотренных ст. 270 НК.

Адвокаты, которые добровольно уплачивают за себя страховые взносы в Росстрахнадзор, являются объектом обложения налогом на доходы. Это обусловлено тем, что в ст. 217 НК не предусмотрено каких-либо исключений при освобождении доходов от налогообложения в зависимости от источника уплаты страховых взносов на обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством застрахованного лица или источника выплаты пособия по временной нетрудоспособности застрахованному лицу.

В соответствии с Федеральным законом «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации» адвокаты являются одновременно как страхователями (ст. 6), так и застрахованными лицами (ст. 7) по обязательному пенсионному страхованию. Адвокаты-страхователи обязаны уплачивать страховые взносы в бюджет Пенсионного фонда РФ в виде фиксированного платежа. Размер фиксированного платежа в расчете на месяц устанавливается исходя из стоимости страхового года, ежегодно утверждаемой Правительством РФ.

Особо следует отметить то, что адвокаты, учредившие адвокатские кабинеты, с 1 января 2004 г. будучи приравненными в налоговом законодательстве к индивидуальным предпринимателям вправе применять упрощенную систему налогообложения.

В качестве заключения хочется обратить внимание на то, что, несмотря на всю привлекательность адвокатского образования в форме адвокатского кабинета, работа в данном образовании содержит в себе гораздо больше рисков, чем деятельность в составе коллективного адвокатского образования, прежде всего с необходимостью непосредственной организации адвокатом (а зачастую и личного ведения) бухгалтерского учета и отчетности, выполнения требований налогового законодательства как налогоплательщика и налогового агента, в том числе и в связи с личной ответственностью адвоката за нарушение требований закона и норм адвокатской деятельности.