Банкротство люди проблемы

«Теперь я изгой»: жизнь после финансового краха

Как живут россияне, которые прошли через процедуру банкротства

Россияне имеют возможность законно списать свои долги уже почти три года. Как выяснил Банки.ру, статус банкрота не только дарит жизнь «с чистого листа», но и влечет новые проблемы.

Господин «освобожденный»

Закон о банкротстве физлиц вступил в силу с 1 октября 2015 года, подарив надежду примерно полумиллиону россиян. Именно столько граждан, по оценкам ЦБ, оказались под непосильным бременем и могли рассчитывать на списание долгов. Спустя три года их число перевалило за 700 тыс.

Потенциальным банкротом сейчас считается тот, кто не платит по кредитам больше трех месяцев. При этом его обязательства превышают 500 тыс. рублей. Если такой гражданин обратится в арбитражный суд, его ждет один из трех исходов: банкротство с реализацией имущества, реструктуризация долга или мировое соглашение с кредиторами. На данный момент в России официальный статус финансово несостоятельных получили более 50 тыс. человек.

В соцсетях и на профильных форумах такие люди называют себя «освобожденными». Они потратили многие месяцы на борьбу в судах, почти наизусть знают 217-ФЗ и готовы делиться опытом с новичками. В основном их рекомендации сводятся к одному тезису: сложно, но можно. Однако, как показывает практика, банкротство — далеко не последнее финансовое приключение в их жизни.

«Еще бегать и бегать…»

Статус банкрота в России нельзя получить в одиночку. Помощь гражданину в любом случае оказывает финансовый управляющий, который назначается судом. Специалист контролирует процесс в арбитраже, отвечает за взаимодействие с кредиторами. Он даже может получать зарплату в интересах клиента, если у того заблокированы счета.

Завершение процедуры банкротства означает расставание с помощником. Но сложности у должника на этом не заканчиваются. Первый «квест», который проходит новоявленный банкрот, — обновление своего статуса перед кредитными организациями, налоговой, коллекторами и ЖЭКом.

«Пришел в банк с решением суда, с целью разблокировать зарплатный счет. Заявление отказались принимать, пока я им не отдам единственный оригинал решения суда. Я не отдал, что мне нужно сделать?» — на тематических форумах насчитываются сотни подобных сообщений. (Здесь и далее орфография и пунктуация авторов отзывов сохранены. — Прим. Банки.ру.)

Евгения из Москвы стала банкротом больше года назад. В беседе с Банки.ру женщина рассказала, что получать оригинал решения арбитража приходится лично, хотя промежуточные вердикты приходят должникам по почте. Но правила работы с новоявленными банкротами все равно диктуют банковские менеджеры на местах. «У меня было три банка. Один разблокировал карту при предъявлении копии, два других потребовали только оригинал. Было много того, о чем не предупреждали заранее», — сетует Евгения.

Иногда позиционная борьба банкротов с финансовыми и государственными организациями затягивается на месяцы. Вот, например, сообщение на одном из форумов от февраля этого года:

«Я банкрот с 14 апреля. А долги так и висят. Некоторые наглые банки продолжают меня перепродавать коллекторам. Ну те мне звонят. В банк как на работу хожу… долг так и не списан. Определение отдавала… Смысл только на бумаге не иметь долгов. А возня банков все продолжается. На меня уже дважды приставы дела заводили. И это несмотря на то что определение у них есть по поводу моего банкротства».

Рецепты пострадавшим дают простые: вести с различными учреждениями только письменный диалог, запастись копиями с определением суда, а также жаловаться на банки в ЦБ ради ускорения процедуры.

«Ни в коем случае не устраивать конфликта с руководством»

Если опираться на закон, жизнь «с чистого листа» в России возможна. Но с некоторыми ограничениями. Например, скрыть свой новый статус не получится. Данные о банкротах публикуются в СМИ и заносятся в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве.

Впрочем, гораздо раньше о финансовых сложностях человека узнает его работодатель — бухгалтерии зачастую приходится переводить зарплату должника на специальный бескарточный счет.

Наталья Новичкова — пекарь-кондитер из Нижнего Новгорода. Она узнала о законе еще полтора года назад, но на банкротство не решалась. Хотя долги только росли, женщина медлила, опасаясь ухудшения отношений с руководством.

«Отнеслись с пониманием. Но я за это переживала сильно. Просто стыдно было за свою ситуацию», — рассказала Банки.ру Наталья Новичкова.

Персональное банкротство не может быть причиной увольнения, говорит адвокат юридической группы «Яковлев и Партнеры» Елена Мякишева. «Перечень оснований для расторжения трудового договора по инициативе работодателя предусмотрен статьей 81 Трудового кодекса. Такой причины увольнения, как признание работника банкротом, данная статья не содержит», — утверждает эксперт.

Тем не менее многие «освобожденные» опасаются обострять отношения с начальством.

«Мой совет. Ни в коем случае не устраивать конфликта с руководством, что это не законно и банкротство не влияет на работу и тд. Есть большая вероятность, что будет дана плохая рекомендация по линии службы безопасности будущему работодателю. Мне известны несколько случаев увольнения бывших банкротов с госслужбы «по собственному желанию». Мотивировали предложение уволиться ненадежностью такого сотрудника и легкомысленностью при обращении с деньгами», — пишет один из форумчан.

Если работодатель принуждает работника к увольнению, тот может обратиться в трудовую инспекцию или прокуратуру, рекомендует Мякишева. Ведомства будут обязаны провести проверку.

Москвичка Евгения, пережившая банкротство, работает в госучреждении. По ее словам, начальство отреагировало на новости о ее банкротстве спокойно, практически равнодушно. Коллеги тоже за спиной не шептались. «Так как процедура достаточно новая, не все, видимо, до конца понимали, что это вообще такое», — отмечает собеседница Банки.ру.

«Менеджер прямо сказал: ищите другой банк»

Еще на стадии обсуждения закону о банкротстве физлиц приписывали «очистительную функцию» и «социальную направленность». Если бремя долгов окажется непосильным, гражданин имеет законное право решить эту проблему. Но баланс интересов заемщиков и кредиторов никто не отменял. Поэтому после списания долгов россияне вынуждены жить по новым правилам:

· повторно подать заявление о банкротстве можно только через пять лет;

· в течение трех лет нельзя участвовать в управлении любой фирмы;

· гражданин обязан сообщать в финансовые организации о своем статусе в течение пяти лет.

Последний пункт больше всего настораживает тех, кто объявил о своей финансовой несостоятельности. Признаваться банку, что вы уже «оступались», рискованно. Дать от ворот поворот могут даже те кредитные организации, которые никогда не предоставляли кредиты человеку.

«Теперь я изгой. Отказывают не только в кредите или микрозайме, но даже в дебетовой карте. Хотя, казалось бы банкрот безопасен. Ведь теперь он никак не сможет списать долги и будет платить, стараясь вылезти из ямы. Но, нет. », — писала на форуме Банки.ру Марина Ефимова из небольшого городка Волосово в Ленинградской области.

Финансовый управляющий Алексей Леонов подтверждает, что банки могут с подозрением относиться к «освобожденным от долгов». «Если человек оказался несостоятельным, естественно, это настораживает. Банк же взвешивает все риски», — отмечает Леонов.

Будут ли банки лояльны к банкротам

Банки.ру направил запросы участникам рынка, чтобы выяснить, как статус банкрота влияет на риск-профиль клиента.

В Альфа-Банке, «Ак Барсе» и «Восточном» сообщили, что у них нет ограничений на открытие текущих счетов и дебетовых карт таким гражданам. Однако клиент вряд ли сможет рассчитывать на оформление кредитных продуктов — различных займов или кредитных карт. В Абсолют Банке уточнили, что получить ипотеку в течение пятилетнего периода после процедуры банкротства тоже, скорее всего, не получится. В Почта Банке не пояснили, как организация оценивает риск-профиль новых клиентов, если те ранее списали долги перед другими банками. К своим должникам кредитная организация применяет такой сценарий: ссуды банкроту, ранее открытые в банке, переходят в статус безнадежных, по ним создается 100-процентный резерв. В ВТБ сообщили, что принимают решения в соответствии с 217-м федеральным законом. В Совкомбанке не стали комментировать эту тему.

Закон о банкротстве физлиц заработал только с 2015 года, то есть для всех, кто смог списать долги, еще не истек срок обязательного информирования банков. Но кредитные организации уже сейчас не дают гарантий, что будут лояльнее к банкротам в будущем.

Впрочем, отношение участников рынка не единственный фактор, который влияет на доступность финансовых услуг для граждан-банкротов. Большинство «освобожденных от долгов» оказываются за пределами финансового рынка вовсе не из-за банков.

«Банк меня до суицида довел! Думаете, мне нужен еще кредит?!»

Как выяснилось, негативный опыт — лучшее «противоядие» от нового кредита. Марина из Москвы решилась на банкротство после того, как попала в больницу. «Угрожали тюрьмой. Меня муж с долгом бросил, кредит на мне был. Я не выдержала, выпила таблеток много. После больницы я заключила договор с юристами», — рассказывает собеседница Банки.ру. На вопросы о возможном обращении в кредитные организации в будущем женщина отвечает однозначно: «Банки мне больше не нужны».

Марина не единственная, кто так считает. Наталья Новичкова из Нижнего Новгорода несколько раз подчеркивала в разговоре с корреспондентом Банки.ру: «Вот честно, больше в жизни не свяжусь с банками. Хватит, наелась».

Тех, кто пережил банкротство, теперь мало интересуют любые финансовые продукты. «Необходимости оформлять новые кредиты нет. Вклады не открывала и не планирую. Текущий счет используется стандартно, на него начисляется зарплата», — призналась москвичка Евгения.

Освобождение от долгов накладывает отпечаток не только на отношения должника с финансовыми организациями. У людей возникает масса вопросов: получится ли открыть фирму или зарегистрироваться как ИП, можно ли выехать за рубеж, вырастут ли для них страховые тарифы. Некоторые банкроты даже советуют сменить паспорт, чтобы после попадания информации в Единый федеральный реестр на них не оформили новые займы. Впрочем, страх и многочисленные жалобы пока не перевешивают главный плюс — освобождение от долгов. Собеседники Банки.ру были единодушны: если выбирать между бременем кредита и «клеймом» банкрота, второй вариант лучше.

Люди высокого долга

За полгода арбитражные суды по всей стране признали банкротами более 18 тысяч граждан. Кредиты оказались для этих людей непосильной ношей, и банкам надо смириться с этим. По данным Судебного департамента при Верховного суде России, всего с должников было списано 74 миллиарда рублей. Да, цифра астрономическая, но пришлось прощать.

Напомним, закон о личном банкротстве вступил в силу осенью 2015 года. Цель процедуры — спасти человека от финансовой петли. Это не льгота, а в буквальном смысле спасение утопающих. Человеку придется многим пожертвовать, но процедура личного банкротства позволит ему решить проблемы с кредиторами. Все, что гражданин может отдать, он отдаст. Все, что отдать не может (например, единственное жилье), ему оставят. Какие долги погасить невозможно — ему спишут. Однако в этой процедуре есть свои сложности.

«Процесс признания гражданина неплатежеспособным требует дополнительных финансовых затрат, а также отнимает уйму времени и сил, — пояснила «РГ» адвокат Виктория Данильченко. — Казалось бы, самыми трудными являются судебные заседания. Но это не так. Перед тем как обратиться в суд, необходимо найти финансового управляющего, составить сопутствующую документацию и подать заявление в фискальные органы».

Тем не менее число граждан, прошедших через такую процедуру, растет. По данным Судебного департамента, в прошлом году арбитражные суды признали банкротами 27,4 тысячи граждан и списали долгов на 104,4 миллиарда рублей. Так что если темпы нынешнего года сохранятся, будет списано долгов примерно в полтора раза больше.

Смотрите так же:  38 статья ук рф что это

Причем гражданам прощают больше, чем банкам. В этом году с финансовых и кредитных организаций в рамках процедуры банкротства было списано 980 миллионов рублей. Кроме того банкротами были признаны 21 застройщик, списано долгов на 2,5 миллиарда рублей, найдено и возвращено кредиторам 2,2 миллиарда.

У граждан в большинстве случаев даже после самых строгих проверок ничего не находят. Такова статистика.

В 63 процентах случаях процедуры банкротства физических лиц (включающие в себя в том числе поиск у человека активов, которые можно продать для погашения хотя бы части долга) закрывались в связи с отсутствием у должника имущества и средств.

Как напоминает адвокат Виктория Данильченко, банкротом могут признать по суду физическое лицо или индивидуального предпринимателя, чей долг превышает 500 тысяч рублей, а просрочка — 90 дней.

«Избавит ли процедура банкротства от долгов? Этот вопрос задают достаточно часто, — говорит она. — Как правило, кредитные организации скептически настраивают должников и вводят их в заблуждение, говоря о том, что банкротство это отсрочка, а не полное списание долга. На деле же все иначе. Законом определенно, что заемщик, признанный банкротом, освобождается от дальнейшего исполнения требований кредитора после завершения расчетов с ним. Другими словами после завершения процедуры банкротства все долги списываются. Но есть случаи, когда банкротство недопустимо. К примеру, когда гражданин привлечен к уголовной или административной ответственности за неправомерные действия при банкротстве, преднамеренное или фиктивное банкротство при условии, что такие правонарушения совершены в данном деле о банкротстве гражданина. Необходимо отметить, что только прямой умысел может стать основанием для этого, а его трудно доказать».

С заявлением в арбитраж вправе обратиться как сам должник, так и его кредиторы. «В общем и целом, институт личного банкротства зарекомендовал себя положительно — сказывается специализация и опыт судей банкротных составов арбитражных судов, которые сумели надлежащим образом применить новые положения закона о банкротстве», подчеркивает адвокат Вячеслав Голенев.

Он поясняет, что существует три стадии банкротного процесса в отношении гражданина-должника. Первое: проверка обоснованности заявления. Уже на этой стадии человека могут признать банкротом. Но могут с этим и повременить, если окажется, что у человека не все безнадежно.

В таком случае начинается вторая стадия: реструктуризация долга. Проще говоря, разрабатывается новая схема погашения кредита.

«План реструктуризации долгов ключевой документ на этой стадии, — говорит Вячеслав Голенев. — Проект плана могут представить: кредиторы, сам должник, уполномоченный орган (налоговая)».

Если сторонам удастся договориться о новой схеме, суд утверждает план реструктуризация. Но часто бывает, что и договориться не удается, и надежд на светлое финансовое будущее гражданин не питает. Тогда наступает третья стадия: признание должника банкротом и введение реализации его имущества.

«С даты признания гражданина банкротом все права в отношении имущества, составляющего конкурсную массу, в том числе на распоряжение им, осуществляются только финансовым управляющим от имени гражданина и не могут осуществляться гражданином лично», рассказывает Вячеслав Голенев.

На время процедуры человек не сможет свободно распоряжаться своими банковскими счетами, а для выезда за границу надо брать разрешения в суде.

При этом прекращается начисление неустоек (штрафов, пеней) и иных финансовых санкций, а также процентов по всем обязательствам гражданина. Как только управляющий разберется, можно ли с человека что-то взять для погашения кредита и продаст все, что можно, процедура будет закрыта. Оставшаяся задолженность человека перед кредитором признается безнадежной.

Кроме единственной квартиры нельзя забрать у человека одежду, обувь, предметы домашней обстановки и т.п. Но при этом кредиторы могут потребовать продать драгоценности. В течение пяти лет после банкротства не вправе скрывать данный факт при обращении в банки за кредитом. Скорее всего кредита он не получит.

Эксперты подчеркивают, что под процедуру личного банкротства часто попадают не только рядовые граждане, задавленные кредитами, но и бизнесмены. Практикой стало, когда банкротится крупное предприятие или банк, то кредиторы требуют начать и процедуру личного банкротства его владельца. Так что через эту процедуру прошли и многие богатые люди. Причем, в течение трех лет после признания банкротов гражданин не вправе участвовать в управлении юридическим лицом, так что директором ему не быть.

По словам Виктории Данильченко, банкротство недопустимо, если гражданин не предоставил необходимые или предоставил заведомо ложные сведения финансовому управляющему или суду. К примеру, скрыл информацию об имуществе.

Банкротства граждан: поворот в пользу бедных

Путь к эффективности

Поправки, которые нашли поддержку у нижней палаты парламента, делятся на три блока. Самым значимым оказался первый – направленный на увеличение роли реабилитации в банкротстве граждан. Закон о банкротстве физлиц, появившийся в 2015 году, позволил неплатежеспособным гражданам, имеющим просрочку более чем три месяца на сумму более 500 000 руб., избавиться от долгов. На деле же оказалось, что социальные функции закона ушли на второй план и помочь процедура может далеко не каждому, – потенциальный претендент на банкротство должен соответствовать целому ряду критериев. Позиция законодателя двусмысленная, замечает арбитражный управляющий Артем Кадников: с одной стороны, он обязывает гражданина обращаться в суд с заявлением о признании его банкротом, а с другой – допускает возможность того, что должник не будет признан банкротом из-за отсутствия имущества, которое можно продать, чтобы расплатиться с кредиторами. Если же гражданину отказывали в банкротстве, долг только продолжал расти – и ситуация, по сути, оказывалась выгодна только кредиторам.

Ситуация делает процедуру банкротства не столь эффективной, считает Елена Батура, руководителя проектов АБ «S&K Вертикаль». «При этом в продолжении процедур банкротства граждан в этой ситуации могут быть заинтересованы не только сами граждане-должники, но и непосредственно их кредиторы, имеющие набор специальных средств в рамках дела о банкротстве на выявление увода имущества должником от взыскания», – обращает внимание эксперт.

Именно эти недочеты законодательства и правоприменительной практики пытаются исправить сейчас. По сути, речь идет о возврате к изначальной декларируемой позиции разработчиков закона о банкротстве граждан, главной целью которого было освобождение неплатежеспособного должника от бремени долгов, в то время как сейчас во главе угла, по мнению экспертов, оказываются интересы кредитора.

Однако проблема вовсе не в прокредиторских положениях закона, как это может показаться со стороны, обращает внимание Рустем Мифтахутдинов, доцент МГЮА, судья в отставке .

Параграф 1.1 закона о банкротстве граждан имеет впервые в российском праве не прокредиторскую, а продолжниковскую направленность. Причины того, что положения о банкротстве граждан не заработали в должной мере для массового потребителя, заключаются в судебной практике, которая по инерции стала экстраполировать прокредиторский подход, выработанный в отношении юридических лиц, на должников-физических лиц.

Рустем Мифтахутдинов, доцент МГЮА, судья в отставке

Об этом, говорит Мифтахутдинов, свидетельствует одно из дел экономической коллегии ВС, где пришлось указывать судам на очевидный вывод, что процедура банкротства физлица необязательно должна приводить к погашению требований кредиторов. В этой связи совершенно справедливым является положение законопроекта о том, что можно и нужно проводить процедуру банкротства гражданина в отсутствие у него имущества, уверен эксперт.

Как бы то ни было, но реабилитация в рамках банкротства граждан по-прежнему развита очень слабо, признает Олег Зайцев, доцент РШЧП. По его словам, на сегодняшний день она доступна только среднему классу и еще более состоятельным гражданам, а проблемы тех, у кого средств к существованию меньше, она, по сути, не решает. «Валютные ипотечники и ипотечники в целом вообще не воспринимают это как выход», – приводит другой пример Зайцев.

В целом опрошенные «Право.ru» эксперты считают изменения, находящиеся на рассмотрении в Думе, позитивными. Напрямую такое основание, как отказ в признании банкротом гражданина, у которого отсутствует имущество, за счет которого могут быть удовлетворены требования кредиторов, законом «О несостоятельности (банкротстве)» не предусмотрено, отмечает Татьяна Манакова, руководитель юридического отдела ЮБ «Падва и Эпштейн». Негативные последствия обусловлены действиями непосредственно гражданина должника – тем, что он не предоставляет предусмотренные законом документы или сообщает суду недостоверные или неполные сведения. Манакова обращает внимание на другую сторону проблемы: она отмечает, что с точки зрения правоприменительной практики к числу проблем можно отнести как раз то, что процедура банкротства, освобождая гражданина от обязательств, зачастую не гарантирует удовлетворение требований кредиторов.

Основной целью законодательства должно являться соблюдение баланса интересов сторон – ведь в число кредиторов гражданина-банкрота также часто входят граждане-кредиторы, и с точки зрения равноправия участников гражданских правоотношений освобождение банкрота от долговых обязательств без представления кредиторам встречного удовлетворения нарушает их права.

Татьяна Манакова, руководитель юридического отдела юридического бюро «Падва и Эпштейн»

Второй блок поправок, внесенных в Думу, должен больше защитить должников банков и микрофинансовых организаций. Процедура взыскания долгов станет более прозрачной и публичной. На практике это поможет избавиться от практики «выбивания долгов» коллекторами без подтвержденных полномочий. Сейчас должник просто получает от кредитора заказное письмо, в котором узнает, что права на его долг переданы третьему лицу. Законопроект предлагает при передаче долга – например, коллекторским агентствам – оповещать об этом должника через сообщение в ЕФРС. Предполагается, что такие сообщения будут содержать не только информацию, обязательную для направления должнику кредитором или привлеченным лицам, но и номера и даты договоров, требования по которым передаются, и ИНН должника. «Отсутствие этой нормы на практике стало инструментом злоупотребления для кредиторов и привлеченных лиц из-за того, что должник зачастую не имеет никакого представления о том, в чьих интересах и на основании чего действуют привлеченные лица. Нововведение не решит проблему всецело, но позволит четко определить круг лиц, участвующих в процессе возврата просроченной задолженности», – говорит Артем Кадников.

Третий блок поправок регулирует деятельность юрлиц по раскрытию информации о своей деятельности. В частности, предлагается, что в реестре буду публиковать информацию не только о должниках, но и о деятельности юрлиц – например, там появятся сведения о продаже предприятия, обеспечительном характере собственности и т. д. Эти изменения должны защитить участников процесса банкротства, прямо на него не влияющих. Более полное и детальное раскрытие информации позволит потенциальным кредиторам и контрагентам оценить свои риски и принять верное решение.

Нерешенные вопросы банкротства

Проблемы в признании граждан несостоятельными остаются. Юлия Литовцева, партнёр «Пепеляев Групп», отмечает, что недопущение отказа в применении банкротных процедур в отношении граждан – это лишь часть решения проблемы, причём, по сути, этот вопрос уже был решен на уровне ВС. «Главное – определить источники финансирования процедур. А это достаточно сложный вопрос, который, возможно, потребует вложений со стороны государства», – замечает Литовцева.

Совершенно очевидно, что законодательство о банкротстве граждан не работает в должной мере. Число завершенных и рассматриваемых в настоящее время дел в десятки тысяч раз меньше числа граждан, соответствующих признакам банкротства. Это связано и с высокой стоимостью, и со сложностью процедуры вхождения в банкротство и осуществления процедур. А в конечном итоге все сводится к проблеме финансирования, которая остается самой болезненной и трудно решаемой.

Юлия Литовцева, партнер «Пепеляев Групп»

Рустем Мифтахутдинов выделяет и другой аспект проблемы – небольшое вознаграждение арбитражных управляющих. «Главной причиной непопулярности потребительского банкротства явилась дороговизна процедуры для гражданина, с одной стороны, и неготовность арбитражных управляющих работать за скудное финансирование – с другой. То есть для гражданина-банкрота 100 000 руб. – много (средняя стоимость расходов – ред.), а для арбитражного управляющего 50 000 руб. – это мало», – объясняет он проблему.

Смотрите так же:  Как оформить на работу без регистрации

Найденный законодателем компромисс – возможность проведения процедуры без управляющего, если таковой не найдется в разумный срок порождает новую проблему, отмечает Мифтахутдинов: возможность взаимодействия гражданина-непрофессионала с судом. Применение такой компромиссной нормы может потребовать создания обучающих центров, как за рубежом, где граждан бы обучали подаче заявления и попутно финансовой грамотности, считает эксперт: «Инициаторами создания подобных курсов могли бы стать кредитные учреждения, а обучать могли бы, например, студенты юридических вузов в рамках «юридических клиник».

Кроме того, пока из развивающегося законодательства выпадают целые блоки вопросов. Один из них – банкротство супругов. «Это очень большая тема, и тех намёков, которые на сегодня есть в законодательстве, явно недостаточно», – признает Олег Зайцев.

Радик Лотфуллин, советник Saveliev, Batanov & Partners, выделяет другую проблему, связанную с процедурой банкротства граждан, – соотношение уголовно-процессуального, уголовно-исполнительного законодательств с банкротным законодательством. На эту проблему уже обратил внимание судья Александр Кокотов в особом мнении к определению Конституционного суда РФ № 578-О от 13.03.2018, напоминает Лотфуллин.

«На практике возникают следующие вопросы о порядке исполнения наказания в виде взыскания уголовного штрафа при банкротстве гражданина:

– Приостанавливается ли исполнительное производство по взысканию уголовного штрафа при признании гражданина банкротом?

– Может ли гражданин-банкрот по завершении процедуры реализации имущества гражданина быть освобожден от исполнения требования по уплате уголовного штрафа?»
– Радик Лотфуллин, советник Saveliev, Batanov & Partners.

Татьяна Манакова считает, что с точки зрения развития законодательства о банкротстве гражданина надо лучше регламентировать последствия, возникающие в случае, если после признания гражданина банкротом и освобождения его от долгов обязательства перед кредиторами исполняют залогодатели или поручители. У них по общему правилу возникает право требования к должнику – в то время как одним из последствий завершения процедуры банкротства гражданина является освобождение от дальнейших требований кредиторов, обращает внимание Манакова.

Тем не менее слишком много изменений тоже не на пользу банкротному законодательству, уверена Юлия Литовцева. «Законодательство о банкротстве граждан постигла общая участь российского законотворчества: сиюминутное бессистемное и непрерывное внесение мелких изменений. Многие из них выглядят очень сомнительно – например, законопроект о подаче заявлений о банкротстве граждан через МФЦ. При этом до настоящего времени не принят действительно нужный закон об упрощении процедуры банкротства граждан», – подчеркивает она.

Банкротство граждан становится популярнее

Несмотря на пробелы в законодательстве, процедура банкротства граждан неуклонно набирает обороты. С каждым годом число исков о несостоятельности физлиц растет, сейчас их число превысило заявления о банкротстве компаний. Как ранее сообщало «Право.ru», в 1 квартале 2017 года арбитражи зарегистрировали 7966 таких исков, а в первые три месяца 2018 года – уже 11 131, рост составил 28,5%. Причём разрыв между числом исков увеличивается. В ряде регионов рост числа исков о банкротстве граждан, по сравнению с прошлым годом, превышает 80%. Лидерами по числу банкротств в 1 квартале 2018 года стали Москва, где несостоятельными признаны 757 человек (+81% к 1 кварталу 2017 года), Московская область – 552 банкрота (+51%), Башкортостан – 431 человек (+119%), Санкт-Петербург – 440 человек (+50%) и Краснодарский край – 310 человек (+56%).

Подобный взрыв популярности банкротных процедур среди россиян эксперты объясняли переменами технологии ведения процедур – теперь этим занимаются «хорошо организованные фабрики с разделением труда и экономией издержек, а не «мастерские по индивидуальному пошиву», как было в 2015 году и ранее», замечал Эдуард Олевинский, руководитель правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры».

При этом число потенциальных банкротов в процентах к количеству заемщиков с открытыми счетами снизилось с 1,5% в октябре 2015 года до 1,3% на 1 марта 2018 года (по данным ОКБ), и эта тенденция, вероятно, сохранится в 2018 году. Эксперты связывают такой тренд с оживлением рынка розничного кредитования и ростом числа количества новых заемщиков.

Банкротство люди проблемы

Закон о банкротстве, как и сама процедура сложны для понимания большинства граждан не имеющих юридического образования, а то, что не понятно вызывает опасение. В данной статье, я хотел бы рассмотреть основные причины недоверия граждан к данной процедуре:

Основной причиной, почему люди не обращаются к юристам для проведения процедуры банкротства из-за бытующего мнения о том, что эта процедура является мошенничеством. В наше время обычные люди постоянно сталкиваются с мошенниками в той или иной сфере. Как только гражданам, как физическим лицам, была предоставлена возможность освободиться от своих долгов, появилось множество организаций, которые под видом услуг по юридическому сопровождению банкротства, предоставляют иные услуги, либо вообще не предоставляют услуги, лишь давая обещания о выполнении данных услуг. Что приводит к негативному восприятию у населения по отношению к юридическим компаниям, которые честно и прозрачно помогают в проведении процедуры банкротства физического лица.

Без гроша в кармане

Бытует неверное суждение о том, что после окончания данной процедуры человек остается «без гроша в кармане». Данное суждение всячески поддерживают средства массовой информации, тиражируя образ людей, прошедших данную процедуру, в облике человека с вывернутыми, пустыми карманами и пустым кошельком. Эти образы подсознательно формируют у людей мнение, что после процедуры у людей ничего не останется.

Эти суждения в корне не верны, так в результате процедуры банкротства у человека всегда останется жилье, так как единственное жилье неприкосновенно, а также предметы личного, домашнего обихода и предметы, необходимые для ведения профессиональной деятельности. Те, у кого имеются домашние животные, тоже могут не беспокоиться, они не подлежат реализации в процессе банкротства.

Закон для своих

Распространено мнение о том, что закон о банкротстве физических лиц создан лишь для того, чтобы избавить от долгов высокопоставленных людей. Такое суждение сложилось из-за того, что первыми кто подал заявления о банкротстве физического лица, были депутаты Государственной Думы РФ и иные высокопоставленные лица. Это заблуждение. Подать на банкротство может любой гражданин, который соответствует требованиям установленных законом. Подходит ли ваша ситуация для подачи заявления, вы можете узнать на бесплатной консультации в любом из офисов нашей компании, где наши сотрудники бесплатно проведут финансовый анализ, выяснят все обстоятельства и расскажут о плюсах и минусах процедуры лично для вас.

Вы не сможете найти работу и получить кредит

Довольно часто представители банков и МФО пытаются всячески напугать клиентов, которые хотят освободиться от своих долгов, чтобы они отказались от данной идеи. При этом они дают клиентам заведомо не верную информацию о последствиях процедуры. Они утверждают, что в качестве последствия на всю жизнь у заявителей и у их родственников будет «клеймо банкрота», которое влечет за собой невозможность получения нормальной работы и кредитов заявителями, а также их родственниками.

Спешу развеять данное заблуждение. Да, действительно, во время проведения процедуры банкротства финансовый управляющий сообщает о ней работодателю. Это конечно минус банкротства, но не существенный. Так как скорее всего работодатель уже в курсе ваших финансовых проблем, и банкротство воспримет адекватно, ведь ему перестанут звонить ваши кредиторы и коллекторы. С точки зрения законодательства, работодателю все равно, является ли человек банкротом, так как банкротство работника последствий для него никаких не несет. При новом трудоустройстве после прохождения процедуры банкротства, маловероятно, что работодатель узнает о вашем статусе банкрота, если вы ему сами не сообщите. По закону вы не обязаны сообщать ему эту информацию. А узнать данную информацию можно узнать только из двух источников: официальное издание — газета «Коммерсантъ» и в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве. Подписчиками и читателями газеты «Коммерсантъ» являются банки и другие профессиональные кредиторы. Единый федеральный реестр сведений о банкротстве – это Интернет-сайт, где хранится информация обо всех процедурах банкротства, как физических, так и юридических лиц. Там можно получить подробную информацию о любом банкроте и ходе его дела. Пользуются и знают о сайте, лишь заинтересованные в этом лица — банки, кредиторы, арбитражные управляющие.

По поводу невозможности получения кредита, утверждение спорно. Да, действительно после процедуры банкротства вы обязаны сообщать банкам, при получении кредита, на протяжении 5 лет после процедуры банкротства, о том, что вы являетесь банкротом. Но как показала практика, часть банков все равно продолжает выдавать кредиты, лишь немного повышая процентную ставку. При этом по прошествии 5 лет, все вышеуказанные ограничения снимаются.

А то, что ваших родственников как-либо коснется ваше банкротство – ложь. Банкротство физических лиц вообще никак не затрагивает жизнь, кредитную историю родственников должника. Исключением являются лишь случаи, описанные в следующем параграфе данной статьи.

Будут платить родственники и дети

Это тоже один из видов запугивания, который используют коллекторы и представители МФО. Данное утверждение содержит лишь малую толику правды. По долгам родственники и дети могут отвечать лишь в одном случае – когда они выступают поручителями по-вашему кредитному договору. В остальных случаях, никаких последствий для родственников и детей ваше банкротство не имеет.

Отменят все сделки за последние 3 года

Да, действительно такое может произойти, НО только в том случае, если вы не сможете объяснить суду на что были потрачены деньги. Например, продажа квартиры по стоимости в два раза ниже чем ее рыночная стоимость.

Фактически, оснований для оспаривания сделок (оспаривания не всегда влечет отмену сделки) всего лишь три:

  1. Сделки, заключенные со своими родственниками
  2. Сделки, цена значительно ниже среднерыночной стоимости
  3. Дарение

То есть все сделки, которые могут трактоваться судом, как намеренное ухудшение своего финансового положения. Все остальные сделки, совершенные гражданином, оспариванию не подлежат.

Банкротом может стать лишь человек, не имеющий дохода

Это суждение, лишь отчасти верно. Так как закон утверждает, что стать банкротом может любой человек, у которого имеются все признаки, установленные законом. К ним можно отнести снижение дохода, в том числе исчезновение дохода. То есть, если ваш доход не позволяет в полной мере выполнять свои кредитные обязательства, то это является предвестником вашего банкротства.

Банкротство освобождает лишь от банковских долгов или только по одному кредиту

Бытует мнение, что если подать на банкротство, то тебя освободят лишь от долга по одному кредиту, либо только от банковских долгов, а все остальные долги придется отдавать. Это суждение не верно. Банкротство освободит вас от всех ваших долгов, в том числе долгов по ЖКХ, электроэнергии, долгов перед пенсионным фондом и налоговой, штрафов и долговых обязательств перед другими физическими лицами (например, деньги в долг, предоставленные вашим знакомым под расписку).

Исключения всего лишь два: алименты и возмещение вреда жизни и здоровью. От этих двух видов долгов процедура банкротства не освобождает.

Мы рассмотрели основные причины, по которым население нашей страны не обращается за проведение процедуры банкротства, а предпочитает тянуть лямку кредитов и отдавать большую часть зарплат банкам и приставам. Люди не обращаются в юридические компании по данному вопросу, так как подвержены множеству слухов, причиной которых является незнание процедуры и ложная информация, которую часто предоставляют банки, МФО, коллекторы и даже СМИ.

В данной процедуре не стоит видеть отрицательные стороны. Закон направлен на защиту интересов граждан. Банкротство — это возможность начать жить заново и избавиться от тяжелой ноши, в виде долговых обязательств.


Юрисконсульт компании «РОСБАНКРОТ»
Валерий Константинович Самсонов

Как бизнесмены переживают банкротство

25 августа 2016 в 18:28

Вечером 24 августа неизвестный мужчина, угрожая взорвать себя, захватил отделение Ситибанка на Большой Никитской улице, в котором находились четверо человек. Им оказался разорившийся бизнесмен Арам Петросян: таким способом он решил привлечь внимание к проблеме банкротства физических и юридических лиц. Перед этим Петросян опубликовал несколько роликов в социальной сети «ВКонтакте»: в одном из них мужчина обращается к президенту Путину и говорит, что решился на крайний шаг из-за безысходности и проблем с бизнесом. В своём видео Петросян выдвигает два требования — признать понятие банкротства болезнью на государственном уровне и создать институт, который бы занимался проблемой банкротства. Произошедшее вызвало мощный общественный резонанс, а бизнес-омбудсмен Борис Титов пообещал изучить требования Петросяна. The Village узнал у юриста и предпринимателей, потерявших бизнес, как происходит банкротство и стоит ли признавать его болезнью.

Смотрите так же:  Претензия по отделке квартиры

Как бизнесмены переживают банкротство

Виталий, предприниматель

Три года назад у меня был бизнес в сфере продажи подарков, сувениров и игрушек для детей. Вследствие низкой маржинальности и целого ряда управленческих ошибок бизнес потерпел крах с большим количеством личных долгов и прежде всего банковских кредитов. Я был и индивидуальным предпринимателем, и генеральным директором ООО. У предпринимателя личные долги и долги бизнеса часто неразделимы. Деньги брались на физическое лицо, а направлялись в бизнес. Бизнес потерпел крах, а долги перед банками остались. Но при этом я потерял всё: и репутацию, и бизнес, и квартиру, у меня не осталось ничего, кроме опыта и наработанных личных компетенций.

В результате образовались долги на 18 миллионов рублей; я продал квартиру, машину, купил комнату в коммуналке в Москве. Постепенно личные долги отдал, остался должен только шести банкам около 4 миллионов рублей.

Тогда думал повеситься, абсолютно реально. Было отчаяние. Мне помог звонок бывшей девушки, как сейчас помню: сижу в комнате коммунальной квартиры, всё потерял, перспектив нет, одни долги, и бывшая девушка звонит и говорит что-то вроде «Всё будет у меня, а у тебя не знаю». Эта фраза настолько меня разозлила, что я решил всем доказать, что восстановлюсь, всё себе верну и построю сильную компанию.

Когда ты сталкиваешься с первым крахом в бизнесе, не хватает навыков антикризисного управления, они появляются только после первой неудачи. И ты до последнего надеешься, что сможешь преодолеть кризисную ситуацию путём наращивания долговой нагрузки, это, в свою очередь, приводит к увеличению долгов и, как следствие, к абсолютному краху, потере всего, что у тебя есть. А потом появляются коллекторы, письма из налоговой, пенсионного фонда и прочих структур с требованием денег, что психологически уничтожает личность предпринимателя, полностью его подавляя.

После краха бизнеса и потери практически всего имущества у предпринимателя появляется дилемма — идти работать на другого нанимателя или начать новый бизнес, в том числе используя предыдущий неудачный опыт. Так как опыт и наработанные компетенции позволяют, мне удалось организовать компанию в сфере продажи медицинского оборудования. Компанию сильную и эффективную, которая за полтора года с нуля вышла в лидеры своего сегмента, стала участвовать в профильных выставках. Сегодня мы начинаем разрабатывать собственные модели аппаратов и готовимся к выходу на зарубежные рынки.

Но при этом после банкротства личность предпринимателя стирается, такой предприниматель не может легально руководить и владеть бизнесом, поэтому всё управление происходит через друзей и помощников. Потерпевший крах предприниматель не может официально от своего имени начать новый бизнес, капитализировать его, улучшать, усиливать, потому что новому бизнесу нужны деньги на развитие, а тут старые долги висят, их надо отдавать. Я и готов отдать, но мне сначала надо новый бизнес построить, чтобы отдать. И, может быть, не стоит лишать предпринимателя банкрота права заниматься бизнесом, а достаточно установить мораторий на выплату долгов в течение трёх лет. Я готов вернуть старые кредиты, но мне нужно восстановиться.

Главное качество для предпринимателя — сила духа и умение учиться, вынося выводы из предыдущих ошибок. Самое сложное — после падения не ожесточиться на мир и сохранить способность мыслить позитивно, на благо себе и окружающих. Не все предприниматели козлы и торгаши. Я знаю многих людей, которые совершают типичные ошибки в части оценки маржинальности товара, спроса и формировании каналов продаж. А ещё бывает чрезмерно раздутая кредитная нагрузка, превышающая объём стабильной прибыли. Многих добило последнее повышение курса доллара (когда обязательства по договору есть, а закупочные материалы были заложены по старому курсу).

Я думаю, Арам просто психологически не справился, психанул мужик. Но он поднял очень важную проблему. Правда, я не согласен, что банкротство является болезнью. Банкротство очень закаляет предпринимателя, делает его сильнее, хотя это скорее вопрос силы личности. При этом я абсолютно согласен, что нужен институт, занимающийся проблемами реабилитации предпринимателей, переживших банкротство.

Юрий, бывший предприниматель

Раньше я работал в сети игровых клубов «Вулкан», но потом наш региональный директор ушёл из компании, решив открыть свой бизнес. Мы с ним и другими партнёрами скинулись деньгами и открыли собственную частную туристическо-развлекательную базу. При этом наш директор взял кредиты на выкуп территории старого санатория, недвижимости, взял в лизинг оборудование под выручку. Сначала всё было отлично, бизнес постепенно окупался. Но когда в 2008 году в стране закрыли игорный бизнес, получилось так, что у нашей фирмы долгов было на 147 тысяч долларов. Директор слинял за границу со своей частью имущества, успев до этого часть бизнеса и оборудования продать. А мне и моим друзьям пришлось ответ держать за долги фирмы.

Пришлось работать незаконно, пока отдел по борьбе с экономическими преступлениями не закрыл нас. От уголовки меня нужные люди отмазали, но от кредитных долгов как учредитель фирмы я не смог отвертеться, хотя и вышел из их числа. Чтобы выплатить долг фирмы, я набрал кучу кредитов уже на себя. Общая сумма кредитов, которую я на себя набрал, составила 2 202 660 рублей. Имущества в личной собственности у меня не осталось. В итоге я у каких-то кредиторов долги за 5 % суммы выкупил, какие-то заплатил сам, а что не смог — закрыл по невозможности взыскания актами приставов. С коллекторами я общался только в судах либо когда от них поступало официальное предложение о списании части долга за определённые комиссионные отступные.

Банкротство — это широко разрекламированный лоховоз, обман трудящихся! Людям по закону, чтобы обанкротиться, надо оплатить госпошлину около 6 тысяч рублей, положить на депозит суда 10 тысяч рублей плюс сумму вознаграждения финансовому управляющему (в Москве это от 35 до 150 тысяч рублей). Ещё около 10 тысяч рублей — за второй этап процедуры. При этом есть риск, что кредиторы на общем собрании либо откажутся от своих требований, либо заявят о мошенничестве, либо найдут формальный повод развалить банкротство: банкам не выгодно банкротить должника по многим причинам.

Если вы имеете в виду требования того армянина, который захватил банк, признать банкротство болезнью, я их поддерживаю частично. Я считаю, что процедуру банкротства надо изменить, так как за те суммы, которые заламывают СРО рядовому человеку, признать себя банкротом нереально! Хотя я отдаю себе отчёт в том, что, если сделать цену всей процедуры банкротства доступной массовому контингенту должников, все ринутся себя банкротить — и те, кто реально честно платил, и те, кто сознательно брал кредит, чтобы не платить его.

Требования господина Петросяна хоть и имеют обоснованные причины, но абсурдны по сути: как можно приравнять человека, который взял кредиты, имея хорошую зарплату, работу, но потом в силу обстоятельств (сокращения, кризиса, болезни и тому подобного) объективно не смог выплачивать кредит, к алкоголику или наркоману?

Как проходит банкротство

МАКСИМ ДОЦЕНКО, председатель экспертного совета
при Общероссийском профсоюзе арбитражных управляющих

Процедура банкротства юридических и физических лиц проходит в соответствии с законом «О несостоятельности (банкротстве)». Это может быть реабилитационная процедура (финансовое оздоровление, внешнее управление, реструктуризация долгов гражданина) либо ликвидационная (конкурсное производство, реализация имущества гражданина). Соответственно, либо должнику предоставляется возможность на льготных условиях в течение определённого периода времени рассчитаться с долгами, либо арбитражный управляющий выявляет имущество должника, оспаривает сделки, выставляет имущество на торги и распределяет выручку между кредиторами, после чего разрешается вопрос о списании задолженности.

Предприниматель признаётся банкротом, если не имеет достаточного количества имущества для расчётов с кредиторами. При подаче заявления о банкротстве в суд должником не важно, какова сумма задолженности, важен факт неплатёжеспособности. При подаче заявления важно, чтобы сумма была более 300 и 500 тысяч рублей для физических и юридических лиц соответственно, просрочка оплаты более трёх месяцев, решение суда о взыскании долга (есть ряд исключений, когда такое решение не требуется).

Гражданин, признанный судом банкротом, должен отчитаться перед судом и кредиторами о своём имуществе, совершённых им за последние три года сделках — то есть полностью раскрыть финансовое положение. Искажение либо неполное представление такой информации влечёт отказ суда по результатам проведённой процедуры в списании долга. Все сделки должника, особенно крупные, контролируются арбитражным управляющим. Должнику может быть запрещён выезд за рубеж. В течение трёх-пяти лет после завершения процедуры гражданин не может стать руководителем коммерческой организации, будет испытывать затруднения при получении кредитов, не сможет вновь подать на банкротство.

Процедура банкротства проходит под контролем суда. Это важно, так как банкротство подразумевает множество конфликтов между должниками и кредиторами, которые разрешает суд. Кредиторы видят в процедуре банкротства широкие возможности по поиску имущества должника — например, здесь возможно оспаривание сделок должника. Должники видят в банкротстве способ избавиться от долгов, хотя далеко не всегда суды их в этом поддерживают. Есть прецеденты, когда суды долги не списывали. Кроме того, некоторые долги нельзя списать в принципе — например, компенсацию ущерба, причинённого преступлением, либо убытки, причинённые генеральным директором. Большое значение имеют и репутационные риски.

По выражению экс-судьи Высшего арбитражного суда Сергея Сарбаша, банкротство — это квантовая физика в праве. Процедура достаточно сложная, поправки в закон вносятся в среднем восемь раз в год, в результате чего текст закона о банкротстве представляет собой нагромождение усилий множества лоббистов — налоговиков, банков и так далее. Текст сам по себе противоречивый и в то же время содержит много пробелов.

Наиболее часто кредиторами оказываются банки и налоговая служба, однако это может быть и частная компания либо частное лицо, с которым не рассчитались, например, по договору займа или поставки. Порой взыскатели прибегают к услугам коллекторов, в основном этим занимаются банки.

Я имею дело с разными случаями. Частая ситуация — поручительство. Зачастую банк требует найти поручителя в качестве условия выдачи кредита. Предприниматели могут поручаться как за свою компанию, так и по долгам друзей и партнёров, не всегда чётко осознавая, во что это может в итоге вылиться. Претензии по налогам тоже становятся поводом для банкротства. Не все доначисления со стороны налоговой службы одинаково законны, однако в кризисный период оспорить доначисления в суде достаточно сложно даже при вопиющих нарушениях со стороны самой налоговой. Поэтому предприниматели ищут выход в банкротстве.

Есть и недобросовестные должники, которые собирают большие суммы, выводят активы и бросают компанию (например, этим часто грешат застройщики). Бывает и так, что предпринимателю самому задолжали много денег, а служба судебных приставов в силу своей загрузки не очень охотно и не очень активно взыскивает долги — а в рамках процедуры взыскания через банкротство возможностей у кредиторов намного больше.