Дела в отношении адвоката

АДВОКАТСКИЕ ТАЙНЫ

Адвокатские тайны ౹ Алексей Колегов ౹ Адвокат Колегов

В отношении адвоката возбудили уголовное дело

Лидия Голодович считает, что причиной возбуждения уголовного дела послужили ее заявления, в которых она просила привлечь к ответственности сотрудников Росгвардии и ФССП за превышение должностных полномочий и нанесение ей телесных повреждений.

В комментарии «АГ» руководитель следственного отдела по Невскому району ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу Алексей Головкин сообщил, что заявления, поданные Лидией Голодович, приобщены к материалам уголовного дела в ее отношении и изложенные в них доводы будут оценены в ходе расследования. В свою очередь председатель Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП Ленинградской области Евгений Тонков подчеркнул, что адвокатская палата будет просить, чтобы прокурор и ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу проверили законность действий правоохранителей.

Как стало известно «АГ», в августе в отношении адвоката АП Ленинградской области Лидии Голодович было возбуждено уголовное дело. Адвокат подтвердила эту информацию, сообщив, что дело возбуждено по ч. 1 ст. 318 УК РФ (применение насилия либо угроза применения насилия в отношении представителя власти), при этом она не знает, по чьему именно заявлению.

Как ранее писала «АГ», в середине июля адвокат была задержана в здании Невского районного суда г. Санкт-Петербурга после того, как она попыталась добиться пропуска на заседания свидетеля по гражданскому делу, в котором представляла одну из сторон. Судебные приставы, руководствуясь Правилами поведения граждан в здании суда, отказались пропустить молодого человека, поскольку он был в укороченных брюках, которые они сочли шортами. В итоге из приемной председателя суда, у которого адвокат хотела получить разрешение на пропуск свидетеля, ее вывели в наручниках и доставили в отдел полиции.

Согласно официальному ответу УФССП России по Санкт-Петербургу на запрос «АГ», судебным приставом по ОУПДС, в чьи полномочия входит поддержание общественного порядка в здании суда, в отношении адвоката был составлен протокол об административном правонарушении по ч. 2 ст. 17.3 КоАП РФ (неисполнение распоряжения судебного пристава по обеспечению установленного порядка деятельности судов). «Находясь в приемной председателя суда, гражданка вела себя вызывающе, нарушая общественный порядок в здании суда. После составления протокола Голодович была передана сотрудникам правоохранительных органов», – говорится в ответе ведомства. Вскоре после задержания Лидию Голодович госпитализировали.

31 июля адвокат направила в Главное следственное управление СК РФ по Санкт-Петербургу два заявления о преступлении (есть в распоряжении «АГ»), в которых просила привлечь к уголовной ответственности судебного пристава Э.Ш. Рахманова и сотрудника Росгвардии Д.Г. Хлопонина.

В первом заявлении Лидия Голодович указала, что Рахманов без предъявления каких-либо требований применил к ней физическую силу, «потащив» ее из приемной председателя суда, и нанес ей тем самым телесные повреждения. Во втором адвокат указала, что Хлопонин вышел за пределы применения физической силы и спецсредств при ее задержании в здании суда.

Также Лидия Голодович указала, что в день задержания, после 20-минутного ожидания в отделе полиции с целью подачи заявлений о совершении преступлений в ее отношении Рахмановым и Хлопониным, к ней подошел последний и потребовал пройти с ним без каких-либо объяснений. «Я отказалась, поскольку все действия в отношении меня являлись незаконными, – указано в заявлении. – Тогда Д.Г. Хлопонин заломил мне руки за спину, надел наручники, повалил на пол и втащил в коридор… дотащил меня до конца коридора и с силой ударил о стену». Кроме того, Лидия Голодович отметила, что, желая избежать ответственности за свои противоправные действия, Хлопонин собрал материалы об административном правонарушении с ее стороны. Эти документы, как указала адвокат, ее заставляли подписать, оказывая на нее психологическое давление. Более того, в заявлении сказано, что Хлопонин препятствовал госпитализации адвоката, не выпуская ее вместе с врачами скорой помощи.

Как сообщила «АГ» Лидия Голодович, в конце августа она получила уведомление из следственного отдела по Невскому району ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу (есть в распоряжении редакции), в котором указано, что ее заявления приобщены к уголовному делу, возбужденному в отношении нее 14 августа, а изложенные адвокатом доводы будут проверены при производстве предварительного следствия. Комментируя ситуацию, она предположила, что уголовное дело было возбуждено именно в связи с ее обращениями. При этом адвокат добавила, что постановление о возбуждении уголовного дела она до сих пор не получила.

Председатель Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП Ленинградской области Евгений Тонков в комментарии «АГ» подтвердил, что сотрудник Росгвардии и судебный пристав оказали физическое воздействие на адвоката, и в итоге у нее были зафиксированы телесные повреждения средней тяжести. Он акцентировал внимание на нарушении уголовно-процессуального законодательства, нормы которого устанавливают обязательное предъявление постановления о возбуждении уголовного дела подозреваемому, чего сделано не было.

Также Евгений Тонков заметил, что заявления о преступлениях, которые поданы Лидией Голодович, должны рассматриваться отдельно от того производства, которое возбуждено в отношении нее. Он сообщил, что в ближайшее время будут направлены обращения прокурору Санкт-Петербурга и руководителю ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу по этому поводу. «Силовики защищаются путем возбуждения уголовного дела, – высказал предположение Евгений Тонков. – Адвокатская палата будет просить, чтобы проверку действий, которые были направлены против адвоката, осуществляли прокурор и СУ по Санкт-Петербургу».

Отдельно Евгений Тонков заметил, что объективно должны быть оценены и действия судебного пристава. По мнению адвоката, сотрудник ФССП, который не пустил свидетеля на заседание, превысил свои полномочия. «В действующих правилах суда запрещено являться в суд в пляжной одежде. Но брюки, прикрывающие колени, рубашка и кроссовки – это не пляжная одежда», – подчеркнул он.

В комментарии «АГ» руководитель следственного отдела по Невскому району ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу Алексей Головкин сообщил, что в настоящее время по уголовному делу в отношении Лидии Голодович проводятся следственные действия, назначена экспертиза. Он подтвердил, что заявления о преступлениях, поданные адвокатом, приобщены к материалам уголовного дела, и оценка им будет дана в ходе расследования.

Также Алексей Головкин отметил, что уведомление о возбуждении уголовного дела было направлено адвокату в тот же день. По его словам, Лидия Голодович должна была получить и копию постановления о возбуждении дела. Следователь добавил, что если копии у нее нет, то адвокат может обратиться в следственный отдел, и ей все выдадут. От дополнительных комментариев Алексей Головкин воздержался, пояснив, что дело находится в производстве, ведется расследование, и нужно время, чтобы разобраться в ситуации.

Направлено в суд уголовное дело в отношении адвоката за покушение на мошенничество

Направлено в суд уголовное дело в отношении адвоката за покушение на мошенничество

Прокуратура города Москвы утвердила обвинительное заключение по уголовному делу в отношении адвоката коллегии адвокатов «Московский юридический центр» 43-летнего Магомеда Гасанова, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.30, ч.2 ст.159 УК Российской Федерации (покушение на мошенничество с причинением значительного ущерба гражданину).

По мнению следствия в октябре 2009 года Гасанов получил информацию о проведении следственным отделом по Симоновскому району следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по г. Москве проверки в связи с поступившим в отношении гражданина заявлением об изнасиловании. Выходя за пределы полномочий защитника, ссылаясь на свои близкие доверительные отношения с заместителем руководителя следственного отдела, обвиняемый склонял гражданина к передаче через него должностному лицу денежного вознаграждения в размере 300 тысяч рублей за непривлечение к уголовной ответственности, прекращение проверки и принятие решения об отказе в возбуждении уголовного дела (впоследствии требуемая сумма была снижена до 50 тысяч рублей).

В действительности адвокат передавать денежные средства неосведомленному о его преступных намерениях руководителю следственного подразделения, равно как и осуществлять защиту гражданина, не намеревался.

С целью придания законного вида своим действиям Гасанов заключил с потерпевшим фиктивное соглашение якобы на оказание юридических услуг.

27 октября 2009 года в дневное время около здания следственного отдела по Симоновскому району Гасанов получил от гражданина 50 тысяч рублей, после чего был задержан сотрудниками Федеральной службы безопасности России.

Уголовное дело расследовано 2-м отделом по расследованию особо важных дел следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по г. Москве.

Смотрите так же:  Материнский капитал как посмотреть

В настоящее время уголовное дело направлено в Лефортовский районный суд г.Москвы для рассмотрения по существу.

Суд рассмотрит уголовное дело по обвинению адвоката в клевете на судью в ходатайствах об отводе

Как сообщил адвокат АП Московской области Борис Ольхов, сегодня в Каширском городском суде Московской области состоится предварительное заседание по уголовному делу, возбужденному против адвоката по ч. 1 ст. 298.1 УК РФ.

В марте 2017 г. адвокат защищал в суде интересы своего доверителя, потерпевшего в уголовном деле по ч. 1 ст. 111 УК РФ. В ходе судебного рассмотрения дела в Ступинском городском суде МО он подал два заявления об отводе судьи (имеются в распоряжении «АГ»), в которых просил передать дело другому судье этого же горсуда.

Свои ходатайства об отводе адвокат обосновал тем, что это необходимо для обеспечения объективного рассмотрения дела, поскольку после того как потерпевший отказался от особого порядка рассмотрения уголовного дела, судья стал ему «угрожать». Также Борис Ольхов указал, что в ходе предварительного слушания председательствующий предложил подсудимому положить на кафедру свидетеля 50 тыс. руб., а потерпевшему их взять, – по мнению защитника, это указывает на то, что судья С. «возложил на суд несвойственные ему функции», участвуя в «денежных разборках между подсудимым и потерпевшим», что свидетельствует о заинтересованности судьи в исходе дела.

Ходатайства об отводе были отклонены, более того, судья посчитал, что Борис Ольхов использовал оскорбительные формулировки, и направил в Адвокатскую палату Московской области частное постановление, в котором просил привлечь того к дисциплинарной ответственности. В отношении адвоката было возбуждено дисциплинарное производство, по результату рассмотрения которого Совет АП Московской области усмотрел в действиях защитника нарушение подп. 1 п. 1 ст. 7 Закона об адвокатуре в РФ, п. 2 ст. 8, подп. 7 п. 1 ст. 9, ст. 12 Кодекса профессиональной этики адвоката. Борису Ольхову было вынесено замечание.

Кроме того, судья С. вынес частное постановление (имеется в распоряжении «АГ»), в котором проинформировал руководителя СО по г. Ступино ГСУ СК РФ по Московской области о наличии признаков преступлений против правосудия при рассмотрении уголовного дела в Ступинском горсуде. Судья также рекомендовал Ступинскому городскому прокурору взять на особый контроль этот вопрос.

17 августа 2017 г. Судебная коллегия по уголовным делам Московского областного суда вынесла апелляционное определение, которым отменила частное постановление суда в адрес руководителя следственного органа. В судебном акте указано, что судья С. лишь обращает внимание соответствующих организаций и должностных лиц на обстоятельства и факты нарушения закона, требующие принятия необходимых мер. Однако в рассматриваемом случае суд «выполнил не свойственную ему функцию обвинения путем дачи указания следственным органам о принятии решения о привлечении адвоката Бориса Ольхова к уголовной ответственности и возложении контроля за этим на прокурора».

Несмотря на это, в октябре 2017 г. Главное следственное управление СК РФ по Московской области возбудило уголовное дело в отношении адвоката за неуважение к суду, выразившееся в форме оскорбления судьи по ч. 2 ст. 297 УК РФ. По словам Бориса Ольхова, это произошло в связи с тем, что судья С. обратился с заявлением о преступлении лично. В дальнейшем следствие переквалифицировало действия адвоката, и ему было предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 298.1 УК РФ – в клевете в отношении судьи.

Как установило следствие, в ходатайствах адвоката содержались следующие фрагменты: «судья С. отказывается отправлять правосудие в соответствии с требованиями закона; рамки УПК, похоже, ему тесноваты», «С. после того, как потерпевший отказался от особого порядка рассмотрения дела, стал “открыто” ему угрожать», «красиво хотел председательствующий и потерпевшему в ходе процесса ущерб возместить. Предложив на кафедру свидетелей 50 тысяч рублей подсудимому положить, а потерпевшему их взять», «лично у меня после этих не предусмотренных УПК действий С. сложилось впечатление о том, что председательствующий в доле», «недавняя отмена оправдательного приговора С. по делу о получении взятки, которая сейчас широко обсуждается в адвокатских кругах, существенно добавляет к моим сомнениям в беспристрастности председательствующего», «превратил процесс в базар, спор двух лиц», «находчивый С. ловко остановил меня статьей 252 УПК РФ».

Как утверждает следствие, спорными высказываниями адвокат распространил заведомо ложные, не соответствующие действительности сведения, затрагивающие репутацию, профессиональные и моральные качества судьи Ступинского горсуда Московской области С., опорочив его честь и достоинство как человека и лица, отправляющего правосудие, одновременно нарушив нормальную деятельность суда и умалив авторитет судебной власти РФ.

Как сообщил «АГ» Борис Ольхов, в рамках уголовного дела в его квартире был произведен обыск, а в отношении поданных им ходатайств проведены уже три лингвистические экспертизы. Адвокат рассказал, что ему было отказано в проведении очных ставок с потерпевшим судьей. Следователь также отказался приобщать к материалам дела оба постановления суда, которыми не были удовлетворены заявления об отводе председательствующего.

Комментируя ситуацию, Борис Ольхов заявил «АГ», что не считает себя виновным в совершении преступления и полагает, что дело против него «сфабриковано»: «Из п. 7 Постановления Пленума ВС РФ о судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц от 24 февраля 2005 г. № 3 следует, что не могут рассматриваться как не соответствующие действительности сведения, содержащиеся в судебных решениях и приговорах или других официальных или процессуальных документах, для обжалования и оспаривания которых предусмотрен иной установленный законом судебный порядок».

По словам адвоката, он фактически защищает себя сам, на стадии следствия сменилось уже 7 адвокатов по назначению. На предварительном слушании дела в суде он собирается подать ходатайство о прекращении уголовного дела за отсутствием состава преступления и уверен, что суд прекратит его уголовное преследование.

Первый заместитель председателя Комиссии АП МО по защите профессиональных и социальных прав адвокатов Юлия Линдегрин полагает, что в действиях адвоката Бориса Ольхова не усматривается инкриминируемого ему состава преступления. «В рассматриваемых заявлениях адвоката отсутствует состав преступлений, они не содержат ни оскорбительных, ни клеветнических высказываний», – отметила она. Юлия Линдегрин также отметила, что Борис Ольхов не обращался в комиссию за помощью.

возбуждение уголовного дела против адвоката

Услуга адвоката на протяжении всей его работы на следствии и суде, представляет собой активную деятельность важного субъекта уголовно-процессуальной деятельности.

Осуществление защиты прав и законных интересов граждан в уголовном судопроизводстве не мыслима без оказания квалифицированной юридической помощи юриста и конечно на этом сложном этапе возможны нарушения Закона со стороны адвоката защитника по уголовному делу. Кстати их в «разы» меньше совершается, чем сотрудниками следственных органов и дознания.

Для более эффективного оказания своих услуг, адвокат в своей деятельности наделен определенными полномочия для ограждения его от любого фактического давления со стороны должностных лиц, которые имеют властные полномочия в связи с расследованием уголовных дел. Эти дополнительные полномочия выражены в государственных гарантиях независимости и определенной неприкосновенности если против адвоката возбуждается уголовное дело.

Гарантии этой неприкосновенности при возбуждении уголовного дела мы видими в главе 52 УПК в частности в статье 448 УПК РФ.

В силу пункта 10 части первой статьи 448 УПК РФ все вопросы о решении возбуждения уголовного дела против адвоката принимаются непосредственно руководителем Следственного комитета при прокуратуре РФ по району. Поводом для такого основания в связи с возбуждением уголовного дела является заключения Федерального судьи по месту преступления.

Учеными правоведами в вопросе возбуждения уголовных дел и сложной процедуры указанной в статье 448 УПК усматривается неоднозначный подход и есть много разногласий по вопросам ее соблюдения.

Привлечение адвоката в качестве обвиняемого это не простой вопрос с учетом его особенности как субъекта уголовного судопроизводства наделенного государством статусом неприкосновенности. Многие юристы в своих известных работах на эту тему предлагает изменить полностью редакцию статьи 448 УПК, в частности предлагается исключить непонятный термин о принятии решения о привлечении в качестве обвиняемого при наличии заключения Федерального судьи.

Почему вопрос процедуры привлечения адвоката в качестве обвиняемого возник и имеет проблему в настоящее время? Да потому, что при изучении этого вопроса учеными исследователями показало, что он повсеместно не выполняется. Норма статьи 448 УПК, по сути, иногда превращается в мертвую статью Закона.

Уголовный Закон прямо указывает на должностное лицо, которое имеет право возбудить уголовное дело против адвоката, однако эти нормы не содержат процедуры и порядка регламентирующего вынесения постановления об отказе в возбуждении уголовного дела против защитника.

Рассматривая Определение Верховного Суда РФ, по поводу отказа в возбуждении дела против Федерального судьи видим, что данное решение принимается по установленным требованиям, указанным в статьях 144-145 УПК. При разрешении вопроса отказа в возбуждении уголовного дела в отношении судьи статья 448 УПК не упоминается.

Смотрите так же:  Страховка в питере

Адвокату, работающему по уголовным делам представляется, что и в отношении их постановление об отказе может приниматься не только должностным лицом, указанным в статье 448 УПК, но так же следователем Следственного комитета при прокуратуре, который на месте проводит до следственную проверку. Считается, что вполне будет правильным, если после вынесения отказного постановления его копия направляется надзирающему прокурору для проверки на законность. Адвокат знает, что дело прекращено и на этом можно поставить точку.

Генеральная прокуратура
Российской Федерации

Генеральный прокурор

Заместители Генерального прокурора

О Генпрокуратуре России

Международное сотрудничество

Взаимодействие со СМИ

Правовое просвещение

Генеральная прокуратура
Российской Федерации

Генеральная прокуратура
Российской Федерации

Телефон справочной по обращениям
в Генеральную прокуратуру
Российской Федерации:

В Марий Эл суд вынес приговор по уголовному делу в отношении адвоката, признав его виновным в мошенничестве

Прокуратура республики (Республика Марий Эл) . 28 августа 2018, 16:50

Йошкар-Олинский городской суд Республики Марий Эл вынес приговор по уголовному делу в отношении адвоката Первой коллегии адвокатов республики. Он признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 159 УК РФ (мошенничество со значительным ущербом) и ч. 3 ст. 30, чч. 3, 4 ст. 159 УК РФ (покушение на мошенничество в крупном и особо крупном размерах).

В суде установлено, что с января по февраль 2017 года адвокат дважды незаконно получил деньги в общей сумме 350 тыс. рублей от матери своего подзащитного, обвиняемого в особо тяжком преступлении, которые якобы намеревался предать лицам для содействия в оправдании ее сына. Полученными деньгами он распорядился по своему усмотрению.

После этого мужчина пытался получить от этой же женщины еще 1 млн. рублей, но был задержан сотрудниками правоохранительных органов.

В этот же период он совместно со своим коллегой также пытался похитить 1,2 млн. рублей у гражданина, обратившегося за юридической помощью в связи с возбуждением в отношении него уголовного дела. Злоумышленников задержали сотрудники правоохранительных органов в момент получения ими части денег.

Суд с учетом позиции государственного обвинителя приговорил мужчину к 5 годам и 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима и со штрафом в размере 500 тыс. рублей.

Ранее его сообщник осужден к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 3 года и штрафу в размере 500 тыс. рублей.

Дела в отношении адвоката

Адвокатское сообщество нуждается в предоставлении правовых гарантий неприкосновенности для беспрепятственного осуществления своих полномочий, чтобы ни один адвокат не мог быть незаконно и необоснованно подвергнутым уголовному преследованию. Учитывая изложенное, следует признать, что в современных условиях изучение вопросов правового регулирования и практики привлечения к ответственности адвокатов продолжает сохранять свою актуальность.

Возбуждение уголовного дела в отношении адвоката
Адвокат является одним из участников уголовного судопроизводства. Чтобы адвокат мог беспрепятственно осуществлять свою профессиональную деятельность и при этом был огражден от всяческого давления, законодатель наделил данное лицо гарантиями независимости. Такими гарантиями выступают и предусмотренные гл. 52 УПК РФ особенности при производстве по уголовным делам в отношении адвоката (процессуальный иммунитет).

Вопрос о процессуальном иммунитете лиц, в отношении которых применяется предусмотренный гл. 52 УПК РФ особый порядок производства по уголовным делам, является одним из самых сложных и дискуссионных в юридической науке. При производстве по уголовным делам в отношении лиц, имеющих особый правовой статус, также возникают большие сложности.

Необходимо подчеркнуть, что процессуальный порядок производства по уголовным делам в отношении адвоката имеет свои особенности, обусловленные его правовым статусом. Проявляется это в следующем.

Во-первых, адвокат входит в категорию лиц, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовным делам (п. 8 ч. 1 ст. 447 УПК РФ).

Во-вторых, решение о возбуждении уголовного дела в отношении адвоката либо о привлечении его в качестве обвиняемого принимается руководителем следственного органа Следственного комитета РФ по субъекту РФ (п. 10 ч. 1 ст. 448 УПК РФ).

В-третьих, если отсутствует решение суда о возбуждении в отношении адвоката уголовного дела, то следственные действия в отношении адвоката осуществляются только с согласия суда (ч. 5 ст. 450 УПК РФ).

Связано это в первую очередь с тем, что при осуществлении своей деятельности адвокат нуждается в правовых гарантиях для беспрепятственного осуществления своих полномочий, в том числе и от незаконного и необоснованного уголовного преследования.

На наш взгляд, трудно согласиться с О.В. Добровляниной, считающей, что «порядок привлечения адвокатов к уголовной ответственности за совершенные преступления должен быть обычным, неспециальным» 1 .

Значение особого порядка производства по уголовным делам в отношении адвокатов было подчеркнуто КС РФ, которое «проявляется, в частности, в особенностях процедуры возбуждения уголовного дела, привлечения в качестве обвиняемого, избрания меры пресечения и производства отдельных следственных действий, имеет целью обеспечение беспрепятственного исполнения указанными лицами своих профессиональных либо иных обязанностей, их независимости и самостоятельности, а также исключение попыток необоснованного привлечения к уголовной ответственности; повышенные гарантии неприкосновенности этих лиц обусловлены их особым правовым статусом и являются важным условием защиты публичных интересов, связанных с характером выполняемых ими профессиональных функций» (определение КС РФ от 14 декабря 2004 г. № 392-О).

Как справедливо указывается в юридической литературе, «наделение неприкосновенностью адвокатов в виде применения к ним особого порядка возбуждения уголовного дела не мешает привлечению их к ответственности за совершенные ими преступления и не создает обстановки безнаказанности за неправомерные действия» 2 .

К сожалению, порядок производства по уголовным делам в отношении адвокатов в ходе уголовного судопроизводства и оперативно-розыскных мероприятий (далее – ОРМ) нередко нарушается. Уголовное преследование адвокатов осуществляется далеко не всегда справедливо, в этой связи необходимо согласиться с Ю.И. Стецовским, считающим, что «гарантии прав адвоката в случае его привлечения к уголовной ответственности вряд ли достаточны» 3 .

Первоначально ст. 448 УПК РФ предусматривала, что решение о возбуждении уголовного дела в отношении адвоката либо о привлечении его в качестве обвиняемого принимается прокурором, однако в результате реформирования законодательства в данную статью были внесены многочисленные изменения.

В настоящее время возбуждение уголовного дела в отношении адвоката, как указывалось выше, находится в компетенции руководителя следственного органа Следственного комитета РФ по субъекту РФ (п. 10 ч. 1 ст. 448 УПК РФ) и надзирающего за ним прокурора, наделенного правом отмены этого постановления в течение 24 часов с момента поступления его копии (ч. 4 ст. 146 УПК РФ), что, как справедливо заметил Е.В. Семеняко, «не ограждает защитников от ведомственного произвола» 4 .

На наш взгляд, решение законодателя о том, возбуждать или нет уголовное дело в отношении адвоката, зависит только от руководителя следственного органа Следственного комитета РФ по субъекту РФ, следует признать порочным. Думается, что законодатель незаслуженно исключил обязательное заключение судьи на данное следственное действие, в то время как, например, для члена СФ РФ и депутата ГС ФС РФ необходимо получение представления Генерального прокурора РФ; для Генерального прокурора РФ и председателя Следственного комитета РФ необходимо заключение коллегии, состоящей из трех судей ВС РФ, принятое по представлению Президента РФ; для судьи КС РФ необходимо согласие КС РФ; для судьи ВС РФ, верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области и суда автономного округа, федерального арбитражного суда, военного суда необходимо согласие Высшей квалификационной коллегии судей РФ; для иных судей необходимо согласие соответствующей квалификационной коллегии судей.

Таким образом, внесенными изменениями в гл. 52 УПК РФ законодатель значительно упростил порядок возбуждения уголовных дел в отношении адвоката, ликвидировал те незначительные гарантии, которые были предусмотрены УПК РФ, и, по сути, превратил в фикцию положения Закона об адвокатуре.

Данная тенденция создает условия для злоупотреблений со стороны правоохранительных органов в части преследования неудобных и принципиальных адвокатов, что не обеспечивает надлежащих гарантий независимости адвокатов. Поэтому существующие гарантии независимости адвоката в случае его привлечения к уголовной ответственности вряд ли можно признать достаточными.

В первую очередь это относится к единоличному принятию решения руководителем следственного органа Следственного комитета РФ по субъекту РФ, что вряд ли можно признать справедливым.

Адвокату сложно защититься от произвола следователя, поэтому, как отмечает Е.В. Семеняко, санкцию на возбуждение уголовного дела в отношении адвоката должен давать прокурор 5 . Некоторыми авторами предлагается «прибегнуть к системе, предусматривающей наличие согласия либо заключения совета адвокатской палаты субъекта о наличии в действиях адвоката признаков уголовно наказуемого деяния, после принятия которого возможно вынесение решения о возбуждении уголовного дела уполномоченным лицом» 6 .

На наш взгляд, для возбуждения уголовного дела в отношении адвоката необходимо законодательно вернуть в п. 10 ч. 1 ст. 448 УПК РФ обязательное получение «заключения судьи», при этом конкретизировав судебный порядок дачи судом заключения о наличии либо отсутствии в действиях адвоката признаков состава преступления.

Смотрите так же:  Сертификат о сдаче егэ срок действия

Безусловно, постановление о возбуждении уголовного дела в отношении адвоката можно обжаловать прокурору, руководителю следственного органа или в суд, однако, как показывает практика, данный путь не является оптимальным. К тому же срок рассмотрения жалобы может затянуться до момента рассмотрения уголовного дела по существу. Именно поэтому необходим судебный контроль за возбуждением уголовного дела в отношении адвоката.

Кроме того, для соблюдения гарантий независимости адвокатов при вынесении заключения о возбуждении уголовного дела в отношении адвоката судья обязан усмотреть в его действиях признаки состава преступления.

Для того чтобы заключение судьи не было предвзятым, оно обязательно должно рассматриваться в условиях состязательности, при этом суд обязан обеспечить охрану прав и свобод адвоката, возможность адвоката в судебном заседании пользоваться помощью защитника, а также предоставлять доказательства.

Стоит отметить, что не во всех случаях судьи соглашались с доводами сначала прокуроров, а затем и руководителей следственных органов о наличии в действиях адвоката признаков состава преступления 7 . Именно наличие предварительного судебного контроля за законностью и обоснованностью возбуждения уголовных дел в отношении адвокатов являлось сдерживающим фактором от произвола правоохранительных органов.

Таким образом, существующий процессуальный порядок возбуждения уголовного дела в отношении адвокатов, при котором отсутствует предварительный судебный контроль за законностью и обоснованностью возбуждения уголовных дел в отношении адвокатов, не обеспечивает гарантий их независимости.

Специфика производства по уголовным делам в отношении адвокатов

Существуют определенные особенности осуществления в отношении адвокатов ОРМ и следственных действий. Законодателем установлено, что проведение любых ОРМ и следственных действий допускается только на основании судебного решения (п. 3 ст. 8 Закона об адвокатуре). Следовательно, проведение любого ОРМ в отношении адвоката возможно только на основании судебного решения.

Однако ни УПК РФ, ни Федеральный закон от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» не предусматривают получение судебного решения для проведения ОРМ в отношении адвокатов. Как видно, имеется противоречие между указанными нормативно-правовыми актами.

Думается, что существующий порядок производства по уголовным делам в отношении адвокатов заключается в том, что положения гл. 52 УПК РФ предусматривают лишь особенности порядка возбуждения уголовного дела, поскольку «после возбуждения уголовного дела либо привлечения адвоката в качестве обвиняемого в порядке, установленном ст. 448 УПК РФ, следственные и иные процессуальные действия в отношении адвоката проводятся в общем порядке» 8 .

Таким образом, при наличии возбужденного уголовного дела в отношении адвоката как лица с особым правовым статусом все следственные действия осуществляются в обычном порядке, за исключением указанных в ст. 450 УПК РФ. Если же уголовное дело не было возбуждено в отношении адвоката, то все следственные действия в отношении него производятся только с согласия суда.

При этом действующее законодательство не предусматривает возможность получения органами следствия согласия суда после проведения следственных действий в отношении адвокатов либо процедуру судебной проверки законности таких действий (кассационное определение ВС Республики Калмыкия от 31 мая 2012 г. по делу № 22к-231/2012; определение Санкт-Петербургского городского суда от 23 апреля 2013 г. № 33-5408/2013).

Трудно согласиться с Е.И. Фадеевой, считающей, что производство всех следственных действий в отношении адвокатов исключительно на основании судебного решения не является оправданным, поскольку это поставит их в неравное положение с другими отдельными категориями лиц 9 .

Суды трактуют данную норму следующим образом: «п. 3 ст. 8 Закона об адвокатуре не устанавливает неприкосновенность адвоката, не определяет ни его личную привилегию как гражданина, ни привилегию, связанную с его профессиональным статусом, поскольку она предполагает получение судебного решения при проведении в отношении адвоката лишь тех ОРМ и следственных действий, которые вторгаются в сферу осуществления им собственно адвокатской деятельности – к каковой в любом случае не может быть отнесено совершение адвокатом преступного деяния, как не совместимого со статусом адвоката» (определения КС РФ от 22 марта 2012 г. № 629-О-О, от 17 июля 2012 г. № 1472-О, от 22 апреля 2014 г. № 732-О, кассационное определение ВС РФ от 26 июля 2012 № 47-012-30сп-а и другие).

Поскольку Закон об адвокатуре предусматривает более широкие гарантии для адвоката как лица, обладающего особым правовым статусом, следовательно, в данном случае указанный Закон должен иметь приоритет перед УПК РФ, поскольку при коллизии между общим и специальным актами применяется последний. Кроме того, как указал КС РФ, ст. 7 УПК РФ по своему конституционно-правовому смыслу не исключает применение в ходе производства процессуальных действий норм иных – помимо УПК РФ – законов, если этими нормами закрепляются гарантии прав и свобод участников соответствующих процессуальных действий» (абз. 6 п. 2 определения КС РФ от 8 ноября 2005 г. № 439-О).

Поэтому любые ОРМ и следственные действия в отношении адвоката должны проводиться исключительно в установленном законом порядке и с соблюдением соответствующих гарантий судебного контроля. Однако, как показывает практика, при проведении ОРМ и следственных действий в отношении адвокатов действующие нормы законодательства сотрудники правоохранительных органов нередко игнорируют.

Нельзя согласиться с мнением Е.И. Фадеевой о необходимости «дополнить ч. 3 ст. 8 Закона об адвокатуре следующим положением: “На период расследования возбужденного в отношении адвоката уголовного дела он отстраняется от должности”» 10 . На наш взгляд, подобное вело бы к массовым нарушениям прав адвокатов.

Под должностным лицом понимается лицо, в соответствии со специальными полномочиями осуществляющее функции представителя власти. Адвокат же не осуществляет функции представителя власти. Кроме того, целью адвокатской деятельности является оказание квалифицированной юридической помощи, а не выполнение должностных обязанностей.

Таким образом, существующий процессуальный порядок производства по уголовным делам в отношении адвоката не обеспечивает его защиту от произвола со стороны правоохранительных органов. Гарантии независимости адвоката, закрепленные Законом об адвокатуре, не нашли своего отражения в УПК РФ.

По нашему мнению, существующий порядок уголовного судопроизводства, осуществляемого в отношении адвоката, свидетельствует об ограничении гарантируемых и охраняемых законом прав адвокатов в связи с чем необходимо более четко регламентировать данный вопрос в УПК РФ.

Предложения и рекомендации
Для устранения существующих проблем необходимо принятие следующих мер.

1. Дальнейшее совершенствование законодательства, предусматривающего защиту профессиональных прав адвокатов и гарантий их деятельности.

2. С целью устранения коллизий в части закрепления иммунитета адвоката в сфере уголовного судопроизводства снять существующие противоречия между Законом об адвокатуре, УПК РФ и Законом «Об оперативно-розыскной деятельности».

3. С целью реализации предварительного судебного контроля за законностью и обоснованностью возбуждения уголовных дел в отношении адвокатов вернуть в п. 10 ч. 1 ст. 448 УПК РФ обязательное получение «заключения судьи», при этом конкретизировав судебный порядок дачи судом заключения о наличии либо отсутствии в действиях адвоката признаков состава преступления.

4. С целью обеспечения надлежащей защиты адвокатов от незаконного уголовного преследования более четко регламентировать порядок уголовного судопроизводства, осуществляемый в отношении адвокатов.

Полагаем, что изложенные предложения и рекомендации будут использованы при правоприменении и совершенствовании законодательства с целью обеспечения надлежащих гарантий деятельности адвокатов.

адвокат Краснодарской краевой коллегии адвокатов,
эксперт ФПА РФ

1 См.: Добровлянина О.В. Особенности производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц: автореф. дис. … к.ю.н. Екатеринбург, 2010. С. 22.
2 См.: Дабижа Т.Г. Особенности процедуры привлечения адвоката к ответственности // Адвокат. 2012. № 9. С. 15.
3 Стецовский Ю.И. Защита адвоката от уголовного преследования // Адвокат. 2007. № 9. С. 27.
4 Семеняко Е.В. Адвокат под статьей // РГ. 2009. № 4928 (104).
5 Семеняко Е.В. Указ. соч.
6 Дабижа Т.Г. Указ. соч.
7 См., например: Колоколов Н.А. Последние новеллы УПК РФ: баланс обвинительной власти стабилизируется // Уголовное судопроизводство. 2009. № 2. С. 31.
8 См.: Кудрявцев В.Л. Гарантии независимости адвоката как условие обеспечения квалифицированной юридической помощи в деятельности адвоката (защитника) в уголовном судопроизводстве // Адвокат. 2008. № 5. С. 34.
9 Фадеева Е.И. Особенности осуществления следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий в отношении адвоката как гарантия обеспечения его неприкосновенности // Адвокатская практика. 2009. № 3. С. 41.
10 Фадеева Е.И. Производство по уголовным делам в отношении адвокатов // Адвокат. 2008. № 5. С. 35.

Возбуждено уголовное дело в отношении адвоката из Уссурийска

ВЛАДИВОСТОК, 10 сентября, PrimaMedia. Следственными органами Уссурийска возбуждено уголовное дело в отношении адвоката адвокатской палаты Приморского края по обвинению в лжесвидетельстве.

Как сообщила РИА PrimaMedia старший помощник руководителя следственного управления следственного комитета при прокуратуре Приморского края Аврора Римская, уголовное дело возбуждено по статье ст. 307 ч. 1 УК РФ – заведомо ложные показания. Санкция статьи предусматривает наказание в виде штрафа в размере до 80 тысяч рублей, либо арестом на срок до 3 месяцев.

Следствием установлено, что в марте 2008 года, адвокат в ходе судебного заседания по уголовному делу, являясь свидетелем, дал заведомо ложные показания.

В настоящее время по делу ведется предварительное следствие.