Договор залога недействительным

Признание договора залога недействительным

Добрый день, моя мать заключила договор займа с физическим лицом. Договор на 750.000 руб. под 48 % годовых с установленным графиком платежей по 30.000 ежемесячно и оплата основного долга в конце срока. В качестве обеспечения предоставлен залог одной второй доли квартиры. Вторая доля находится в моей собственности. Согласия на совершение сделки у меня не запрашивали. В квартире прописаны я и моя мать, квартира является единственным жильем.Срок погашения договора займа наступает в марте 2019 г., при этом моя мать из-за отсутствия доходов не платит по графику. На данный момент я в поиске юристов, которые могли бы помочь провести экспертизу договоров займа и ипотеки, с целью выявления следующих моментов: 1. Возможно ли признать договор ипотеки недействительным? 2. Возможно сделка попадает под определение кабальной сделки? 3. Возможно договор займа содержит противоречивые условия, которые можно использовать в суде и оспорить сделку. А также, уточните возможно ли отчуждение доли по вышеописанной ситуации.

Уточнение клиента

Договор зарегистрирован официально в росреестре. Доли не выражены в натуре (1/2, 1/2). Договора нотариально не удостоверены.

21 Ноября 2018, 18:01

Ответы юристов (1)

1) Согласно ч. 1 ст. 42 ФЗ от 13.07.2015 N 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости», сделки по отчуждению долей в праве общей собственности на недвижимое имущество подлежат нотариальному удостоверению.

2) П. 1, 4. СТ. 5 Федерального закона от 16.07.1998 N 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» сказано, что часть имущества, раздел которого в натуре невозможен без изменения его назначения (неделимая вещь), не может быть самостоятельным предметом ипотеки.

3) в соответствии с правилами части второй статьи 251 и пункта 2 статьи 223 ГК РФ подлежит государственной регистрации переход права на долю в праве собственности на недвижимое имущество.

Если этот договор не был нотариально удостоверен и не был зарегистрирован, то он может быть признан ничтожным.

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.

Договор о залоге — спорные моменты

Действующее гражданское законодательство предусматривает несколько способов обеспечения исполнения обязательства. Так, согласно ст. 329 Гражданского кодекса РФ исполнение обязательства может обеспечиваться неустойкой, залогом, удержанием имущества должника, поручительством, банковской гарантией, задатком и другими способами, предусмотренными законом или договором.

Особое место среди перечисленных способов обеспечения обязательств занимает залог имущества, который берет свое начало еще в римском праве.

Согласно ст. 334 Гражданского кодекса РФ в силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит это имущество (залогодателя), за изъятиями, установленными законом.

В настоящей статье будет проанализирован ряд проблемных вопросов, нашедших свое отражение и в судебной практике.

Первая проблема касается статуса залогодателя и того, кто может выступать в его роли.

К сожалению, большинство предпринимателей весьма поверхностно подходят к решению этого вопроса.

В то же время, в соответствии со ст. 335 Гражданского кодекса РФ Залогодателем может быть как сам должник, так и третье лицо, при этом, однако, упускается из вида пункт 2 этой же статьи. Между тем, в п. 2 ст. 335 ГК РФ установлено, что залогодателем вещи может быть только ее собственник либо лицо, имеющее на нее право хозяйственного ведения.

Указанная формулировка имеет важнейшее значение для решения вопроса о действительности заключенного между сторонами договора о залоге. Действительно, если залогодатель не является на момент заключения договора о залоге собственником закладываемого имущества, то договор является недействительным (ничтожным).

На указанное неоднократно обращалось внимание Высшим арбитражным судом РФ. Так, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 30 мая 2000 г. N 5210/99 отмечается: «Исходя из смысла ст. 335 ГК РФ необходимым требованием к залогодателю является наличие права собственности на закладываемое имущество или права хозяйственного ведения им».

В Постановлении Президиума ВАС РФ от 13 августа 1996 г. N 3238/96 также отмечается, что необходимым условием действительности договора залога является наличие предмета залога у залогодателя на праве собственности (хозяйственного ведения) на день заключения договора о залоге.

С другой стороны, при анализе данной проблемы необходимо учитывать, что Гражданский кодекс РФ допускает и залог того имущества, которое только еще будет приобретено залогодателем в будущем. Так, согласно п. 6 ст. 340 Гражданского кодекса РФ договором о залоге, а в отношении залога, возникающего на основании закона, законом может быть предусмотрен залог вещей и имущественных прав, которые залогодатель приобретет в будущем. В научной литературе также обращается внимание на не бесспорность вышеуказанных выводов Президиума ВАС РФ (см., напр., Комментарий к Части первой ГК РФ под ред. Садикова О.Н., 2-е изд., 1997г., стр. 591). Более того, в Информационном письме Президиума ВАС РФ от 15 января 1998 г. N 26 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением арбитражными судами норм ГК РФ о залоге» также допускается залог «будущего» имущества, при этом обращается внимание на два момента: .

а) в подобной ситуации право залога возникает у залогодержателя с момента приобретения залогодателем соответствующего имущества;

б) в договоре о залоге должны быть определены условия, регламентирующие порядок и способ отграничения имущества, являвшегося предметом залога, в случае его поступления в адрес залогодателя.

Таким образом, получается определенная неясность между двумя статьями Гражданского кодекса РФ (ст. 340 и 335 ГК РФ), что породило весьма обширную и противоречивую судебную практику по данному вопросу. Поэтому, в целях избежания возможных судебных споров и с учетом практики Президиума ВАС РФ по конкретным делам, сторонам можно порекомендовать следующее.

При заключении договора залога следует истребовать от залогодателя доказательства того, что закладываемое им имущество принадлежит ему на праве собственности. Если же, например, залогодатель указывает, что предметом залога являются автомобили, которые он только еще приобретет в будущем (пусть даже по уже заключенному договору поставки с третьим лицом), от такого залога следует по возможности отказаться. В противном случае возникает весьма большая вероятность, что договор о залоге будет признан ничтожным (ст. 168 ГК РФ).

Вместе с тем, следует учитывать, что в отношении недвижимого имущества специальным законодательством установлены некоторые «послабления». Так, Федеральный закон от 16 июля 1998 г. N 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» (ст. 5 и 76) допустил возможность залога незавершенного строительством недвижимого имущества, возводимого на земельном участке, отведенном для строительства в установленном законодательством РФ порядке, а также материалов и оборудования, которое заготовлено для строительства.

Несомненно, указанная норма будет способствовать развитию ипотечного кредитования.

Вторая проблема также непосредственно касается статуса залогодателя.

Речь идет о возможности залога имущества лицом, не являющимся должником по основному обязательству (т.е. третьим лицом).

Казалось бы, ответ на этот вопрос может быть только утвердительным.

Так, ст. 335 Гражданского кодекса РФ прямо установила, что залогодателем имущества может быть как сам должник, так и третье лицо, т.е. лицо не являющееся должником по основному обязательству. Не содержит никакого запрета на участие в залоге третьих лиц и Закон РФ «О залоге».

Между тем, практика Высшего арбитражного суда РФ приводит к весьма неожиданным выводам. Так, например, предметом анализа в одном из Постановлений ВАС РФ стал вопрос о действительности договора залога ввиду того, что залогодателем выступило третье лицо, а не сам должник (следует обратить внимание на то, что анализируемый договор был заключен еще в 1994г., т.е. еще до вступления в силу нового ГК РФ, однако, с учетом того, что формулировки Закона РФ «О залоге» от 1992г. и положения ГК РФ о залоге в части, касающихся определения статуса залогодателя идентичны, оно, несомненно, сохраняет свою актуальность и до сих пор. Указанное подтверждается, в частности, рядом судебных процессов, проведенных автором данной статьи в арбитражном суде г. Москвы, где указанное Постановление ВАС РФ весьма активно использовалось сторонами).

В данном Постановлении (Постановление Президиума ВАС РФ от 10 марта 1998 г. N 7422/97) в качестве возможных оснований для признания договора залога недействительным Президиум ВАС РФ отметил два основных момента:

«При этом необходимо дать правовую оценку договору о залоге от 01.02.94 на предмет соответствия его Закону РФ «О залоге» и сделать вывод относительно законности или незаконности этой сделки, имея в виду, что сделка заключена директором закрытого акционерного общества без согласия акционеров или правления общества и фактически направлена на обеспечение обязательств третьего лица, не имеющего какого-либо отношения к обществу. В конечном итоге, такая сделка может привести к безвозмездному отчуждению имущества общества без согласия акционеров».

Не менее интересен и второй момент (вывод):

«Кроме того, следует проанализировать локальные документы ЗАО «Завод керамзитового гравия», оценить устав общества с точки зрения соответствия его законодательству об акционерных обществах и сделать вывод об объеме полномочий директора данного общества, который не является собственником его имущества, а поэтому не может произвольно распоряжаться этим имуществом».

Действительно, весьма неожиданные выводы.

Между тем, как представляется, приведенное мнение Президиума ВАС РФ, весьма неоднозначно.

Дело в том, что ни в Законе РФ «О залоге», ни в ст. 335 ГК РФ и иных нормативных актах, регулирующих залоговые отношения, не говорится о необходимости наличия каких-либо связей (например, хозяйственных, взаимное участие в капиталах и т.д.) между организациями для того, чтобы третье лицо могло стать залогодателем имущества.

Кроме того, ВАС РФ фактически сужает полномочия Генерального директора, обязывая его согласовывать подобные сделки с акционерами. Между тем, компетенция общего собрания четко определена в Законе и подобного права контроля у акционеров нет, никто не вправе вмешиваться в текущую деятельность директора, которую он вправе осуществлять в силу прямого указания Закона (ст. 69 ФЗ «Об акционерных обществах»). Если заключаемая сделка не является крупной или сделкой, в совершении которой имеется заинтересованность, то Генеральный директор вправе ее заключить без чьей-либо указки или согласия.

Конечно, не следует делать никаких скоропалительных выводов, поскольку, во-первых, указанное Постановление ВАС РФ анализирует договор, который был заключен еще до вступления в силу нового Гражданского кодекса РФ и, кроме того, имеется немало случаев, когда Президиум ВАС РФ по другим (во многом аналогичным делам) своим решением обращал взыскание на предмет залога, которое был предоставлен третьим лицом .

Однако вместе с тем приведенный «казус» может быть использован недобросовестным залогодателем или должником в целях избежания обращения взыскания на заложенное имущество. А учитывая противоречивую практику наших судов, никто не сможет поручиться за то, что этот довод будет сразу же отвергнут.

В Заключение хочется остановиться еще на одной очень актуальной проблеме для участников залоговых отношений.

В настоящей работе уже упоминалась ст. 340 ГК РФ применительно к анализу возможности передать в залог будущее имущество. Не меньше вопросов вызывает формулировка п. 3 ст. 340 Гражданского кодекса РФ.

Согласно п. 3 ст. 340 ГК РФ ипотека здания или сооружения допускается только с одновременной ипотекой по тому же договору земельного участка, на котором находится это здание или сооружение, либо части этого участка, функционально обеспечивающей закладываемый объект, либо принадлежащего залогодателю права аренды этого участка или его соответствующей части.

Таким образом, не допускается залог зданий без одновременного залога земельного участка, на котором они находятся.

Правило совершенно разумное, поскольку исключает возможность залога здания (сооружения), находящегося как бы «в воздухе».

Проблема в другом . в формулировке понятия «здание», породившую массу споров.

Смотрите так же:  Встречное исковое заявление к банку образец

Действительно, как трактовать положения ст. 340 ГК РФ, говорящей о залоге здания (сооружения) . как о целом здании или же и о его части. Это имеет важнейшее практическое значение: ведь одно дело, когда закладывается все здание, тогда требование об одновременной ипотеке и земельного участка, на котором это здание находится, еще понятно. А если закладывается часть здания . например, его первый этаж, (на практике этот случай как раз более распространен) следует ли и в данном случае оформлять ипотеку земли?

Особенно актуален этот вопрос для г. Москвы, где, как известно, земля по общему правилу находится у собственников зданий только на праве аренды, а не собственности. Соответственно при ипотеке, например, части здания возникает, кроме всего прочего, также и необходимость получать согласие Москомзема на передачу в залог права аренды земли (ст. 615 ГК РФ).

Буквальное прочтение ст. 340 ГК РФ позволяет сделать вывод о том, что только в случае ипотеки здания или сооружения именно в целом (то есть всего здания или сооружения) подлежит также залогу и право аренды земельного участка, на котором они расположены. Более того, если исходить из обязательности залога части земельного участка, пропорциональной закладываемой части здания, то на практике дело может дойти действительно до абсурда, когда для залога, например, какой-нибудь комнаты или помещения в многоэтажном здании будет также требоваться и залог права аренды той доли земли, которая соответствует доле помещения в здании.

С другой стороны, данный подход дает возможность весьма просто обойти (исключить) норму Гражданского кодекса об обязательности залога земли: — путем дробления предмета ипотеки и исключения из здания, например, его малозначительных помещений. Соответственно с правовой точки зрения закладываться будет уже не все здание, а лишь его часть (фактически же оно закладывается целиком), что позволит не передавать в залог право аренды земли. На практике подобные «хитрости» уже весьма активно используются.

Как представляется, в создавшейся ситуации для окончательного разрешения проблемы следует обратиться к судебной практике.

Анализ же подобной практики, в том числе практики Федерального арбитражного суда Московского округа и Высшего арбитражного суда РФ, приводит к выводу о необходимости ипотеки земельного участка (или его части) и в том случае, если в залог передается только часть здания (например, его первый этаж).

Так, например, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 08.12.98 N 5046/98 был рассмотрен спор о признании недействительным договора о залоге нежилого помещения, расположенного на 1-м этаже здания.

Отказывая в удовлетворении иска о признании договора залога недействительным, первая и апелляционная инстанции исходили из того, что сделка по залогу нежилого помещения, являющегося частью здания, не требует одновременной ипотеки земельного участка. Договор о залоге нежилого помещения зарегистрирован Москомимуществом и учтен в бюро технической инвентаризации поэтому оснований для признания этого договора ничтожным не имеется.

Между тем, Президиум ВАС РФ признал эти доводы судов несостоятельным и отметил, что признавая договор о залоге спорного помещения недействительным по иску лица заинтересованного и являющегося в этой связи надлежащим истцом, суд кассационной инстанции обоснованно применил пункт 3 статьи 340 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которому ипотека здания или сооружения допускается только с одновременной ипотекой по тому же договору земельного участка, на котором находится это здание или сооружение, либо части этого участка, функционально обеспечивающей закладываемый объект, либо принадлежащего залогодателю права аренды этого участка или его соответствующей части.

Таким образом, при применении положений ст. 340 ГК РФ на практике следует исходить из расширительного толкования указанных норм и оформлять ипотеку земельного участка и в том случае, если по договору о залоге здания в залог передается только его часть.

В то же время следует иметь ввиду, что отсутствуют основания для признания договора залога помещений (здания) недействительным, если залогодатель не передал в залог земельный участок в силу того, что он не являлся на момент заключения договора о залоге собственником или арендатором этого земельного участка. В этом случае при обращении взыскания на такое здание или помещение лицо, которое приобретает это имущество в собственность, приобретает право пользования земельным участком на тех же условиях и в том же объеме, что и прежний собственник (залогодатель) недвижимого имущества (ст. 69 ФЗ «Об ипотеке», п. 45 Постановления Пленума Верховного суда РФ и Пленума ВАС РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса РФ»).

Максим Смирнов, юрист пресс-службы компании «Гарант»

Максим Смирнов, юрист пресс-службы компании «Гарант»

Признание договора залога недействительным

Признание договора залога недействительным

В качестве гарантии исполнения обязательств в последнее время выступает залог. Фиксирование данного факта происходит с помощью заключения договора.

Сейчас распространены случаи, когда признаются недействительными договора по залогу недвижимости, автотранспорта, доли в ООО, акций.

Основания недействительности договора

Для признания договора залога недействительным необходимо наличие следующих оснований:

  • недееспособность одной из сторон по сделке;
  • отсутствия полномочий для заключения данного договора;
  • одной из сторон по сделке выступает ребенок младше 18 лет;
  • отсутствие госрегистрации договора;
  • отсутствие согласия супруга, если залог был приобретен после регистрации брака;
  • в договоре не оговорены основные условия.

Если при заключении договора, одна из сторон не обладает дееспособностью, то такой договор ничтожен. Доказательством недееспособности может послужить решение суда, документ, подтверждающий возраст ребенка.

В случае, когда договор заключается на основании доверенности, необходимо внимательно изучить ее текст. Проверить имеется ли в ней ссылка на возможность подписания такого рода документов.

Когда стороной в сделке является ребенок, не достигший 18 лет, и отсутствует согласие законных представителей, такой договор также ничтожен.

Относительно договоров залога недвижимости существует обязательное правило, по которому такой договор требуется зарегистрировать в органах Росреестра.

В том случае, если залог является собственностью мужа и жены, то необходимо получить согласие второго супруга.

При отсутствии в договоре обязательного указания на существенные условия, его также можно признать недействительным.

Порядок признания залога недействительным

Признание договора залога недействительным происходит в суде. Для этого потребуется обратиться в данную инстанцию с соответствующим заявлением.

Свои требования нужно будет доказывать, приглашать свидетелей, предоставлять необходимые документы, которые подтвердят вашу правоту.

После оценки всех доказательств и изучения материалов дела, суд примет решение по вашему заявлению.

Последствия признания недействительным залога

Если договор признан судом незаконным полностью, либо только в части, результатом будет возврат сторон в период, когда сделка еще не была заключена.

Для кредитора это чревато отсутствием обеспечения займа, который был предоставлен. Для залогодателя особенных хлопот данные последствия не доставят.

В случае если залогодержатель не станет возвращать заложенное имущество, потребуется обращение в суд. После того как суд обяжет передать имущество, судебные приставы будут контролировать передачу имущества собственнику.

Также следует иметь в виду, что залогодержатель при изменении условий по обеспечению кредита, может потребовать изменений условий данного договора. И заемщику потребуется возвратить денежные средства, которые были предоставлены.

Дело N59-КГ17-2. О признании договора залога недействительным.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 11 апреля 2017 г. N 59-КГ17-2

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кликушина А.А.

судей Юрьева И.М. и Назаренко Т.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Син М.С. к Син А.В., ОАО «МТС-Банк» о признании сделки недействительной,

по кассационной жалобе представителя Дальневосточного филиала ПАО «МТС-Банк» — Щеголева Ф.В. на решение Благовещенского городского суда Амурской области от 6 ноября 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Амурского областного суда от 18 июля 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Кликушина А.А., выслушав объяснения представителей ПАО «МТС-Банк» — Кейзеровой А.А. и Лишака Д.В., поддержавших доводы кассационной жалобы, представителей Син М.С. — Дмитриева Ю.Л. и Махно Е.В., возражавших против доводов кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Син М.С. обратилась в суд с иском к Син А.В., ОАО «МТС-Банк» о признании сделки недействительной. В обоснование иска Син М.С. указала, что 20 июня 2011 г. между ОАО «Дальневосточный коммерческий банк «Далькомбанк», правопреемником которого является ПАО «МТС-Банк» (залогодержатель) и ее мужем Син А.В. (залогодатель) заключен договор залога, по условиям которого Син А.В. передал в залог банку принадлежащее ему на праве собственности нежилое помещение, площадью кв. м, расположенное по адресу: и земельный участок общей площадью кв. м, находящийся по тому же адресу. Поскольку указанное недвижимое имущество приобретено Син А.В. в период брака с истцом, то на него распространяется режим общей совместной собственности супругов. Однако в нарушение ст . 35 Семейного кодекса Российской Федерации ответчики заключили указанный договор залога в отсутствие нотариально удостоверенного согласия истца на совершение сделки. Ранее выданное свое согласие на совершение сделок с любым имуществом, нажитым супругами Син во время брака от 2008 года, на момент совершения оспариваемой сделки было Син М.С. отозвано. О заключенном между банком и ее мужем Син А.В. договоре залога недвижимого имущества Син М.С. стало известно в мае 2014 года, в связи с чем считала, что срок исковой давности ею не пропущен.

Решением Благовещенского городского суда Амурской области от 6 ноября 2015 г. иск Син М.С. удовлетворен.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Амурского областного суда от 18 июля 2016 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе представителя Дальневосточного филиала ПАО «МТС-Банк» — Щеголева Ф.В. ставится вопрос об отмене указанных судебных постановлений, как незаконных.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Кликушина А.А. от 17 марта 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, возражения на нее, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Амурского областного суда от 18 июля 2016 г.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм материального и процессуального права были допущены при рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанции.

Как установлено судом и следует из материалов дела, с 22 марта 1989 года Син А.В. и Син М.С. состоят в браке (т. 1, л.д. 13).

24 июня 2008 г. Син М.С. дано нотариально удостоверенное согласие своему супругу Син А.В. на покупку, продажу, залог, обмен любого движимого и недвижимого имущества (нежилых и жилых помещений, квартир, домов, зданий, сооружений) расположенных на территории Амурской области за цену и на условиях по своему усмотрению (т. 1, л.д. 25).

Нотариально удостоверенным распоряжением от 25 мая 2011 г. Син М.С. отменила указанное выше согласие от 24 июня 2008 г. на покупку, продажу, залог, обмен Син А.В. любого движимого и недвижимого имущества (т. 1, л.д. 42).

20 июня 2011 г. между ОАО «Дальневосточный коммерческий банк «Далькомбанк» (правопреемником которого является ПАО «МТС-Банк) (кредитор) и ООО «Будь Здоров» (заемщик) заключен договор реструктуризации долга, предметом которого явилась реструктуризация задолженности заемщика по всем кредитным договорам, заключенным с ОАО «Дальневосточный коммерческий банк «Далькомбанк» на общую сумму 48 014 880 руб. и 206 250 евро в рублевом эквиваленте по курсу ЦБ РФ (т. 1, л.д. 243 — 255).

Смотрите так же:  Документы для оформления наследства на квартиру у нотариуса

В этот же день (20 июня 2011 г.) для обеспечения надлежащего исполнения обязательств по договору о реструктуризации долга между ОАО «Дальневосточный коммерческий банк «Далькомбанк» (залогодержатель) и Син А.В. (залогодатель) заключен договор залога недвижимого имущества, по условиям которого залогодатель передал, а залогодержатель принял в залог недвижимое имущество — нежилое помещение, площадью кв. м, расположенное по адресу: и земельный участок общей площадью кв. м, находящийся по тому же адресу (т. 1 л.д. 20 — 24).

Указанное недвижимое имущество приобретено Син А.В. в собственность по договору купли-продажи от 30 декабря 2005 г. (т. 1, л.д. 12).

Кроме того, в обеспечение исполнения обязательств по договору о реструктуризации долга от 20 июня 2011 г., между ОАО Дальневосточный коммерческий банк «Далькомбанк» (кредитор) и Син А.В., Син М.С. (поручители), ООО «Будь здоров» (заемщик) в этот же день (20 июня 2011 г.) заключен договор поручительства, по условиям которого в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения заемщиком обязательств по договору о реструктуризации долга от 20 июня 2011 г. поручитель обязуется отвечать перед кредитором в том же объеме, что и заемщик.

В последующем, с согласия ОАО «Дальневосточный коммерческий банк «Далькомбанк», между ООО «Будь Здоров» (первоначальный должник) и ООО «Дальфарм» (новый должник) 12 сентября 2011 г. заключено Соглашение о переводе долга, по условиям которого первоначальный должник передает, а новый должник принимает на себя обязанности первого и становится заемщиком по договору о реструктуризации долга от 20 июня 2011 г. (т. 4, л.д. 14 — 15).

В этот же день (12 сентября 2011 г.) в связи с заключением Соглашения о переводе долга между ОАО Дальневосточный коммерческий банк «Далькомбанк» (кредитор) и Син А.В., Син М.С. (поручители), ОАО «Дальфарм» (заемщик) для обеспечения исполнения заемщиком обязательств по договору о реструктуризации долга от 20 июня 2011 г. заключен новый договор поручительства (т. 1, л.д. 46 — 47).

4 июля 2014 г. Син М.С. обратилась в суд с настоящим иском.

Разрешая спор и удовлетворяя иск Син М.С., суд первой инстанции, руководствуясь положениями ст. 209 , 166 — 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст . 34 , 35 Семейного кодекса Российской Федерации, ФЗ «Об ипотеке», исходил из того, что оспариваемая сделка (договор залога недвижимого имущества от 20 июня 2011 г.) совершена Син А.В. в нарушение п. 3 ст . 35 Семейного кодекса Российской Федерации без согласия супруги Син М.С. При этом отказывая в применении срока исковой давности, о котором было заявлено ответчиком, суд первой инстанции исходил из того, что об оспариваемой сделке Син М.С. стало известно лишь в мае 2014 года, в связи с чем годичный срок исковой давности для обращения в суд с настоящим иском ею пропущен не был.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции о том, что срок исковой давности Син М.С. не пропущен.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что с выводами судебных инстанций об отсутствии оснований для применения срока исковой давности нельзя согласиться по следующим основаниям.

В силу пункта 3 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений) для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга.

Супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение указанной сделки не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки (абзац 2 данного пункта) .

В соответствии со статьей 195 Гражданского кодекса Российской Федерации исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

На основании пункта 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

В пункте 10 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2015 г. N 43 (в ред. от 7 февраля 2017 г.) «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» разъяснено, что в соответствии с пунктом 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации исковая давность применяется только по заявлению стороны в споре, которая в силу положений статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации несет бремя доказывания обстоятельств, свидетельствующих об истечении срока исковой давности.

Обращаясь в суд с иском о признании сделки недействительной по мотиву отсутствия согласия истца на ее заключение, Син М.С. ссылалась на то, что срок для обращения в суд с данными требованиями ею не пропущен, поскольку об оспариваемой сделке ей стало известно в мае 2014 года в рамках другого гражданского дела по иску ОАО «МТС-Банк» к Син А.В. и Син М.С. о взыскании задолженности по договору о реструктуризации долга от 20 июня 2011 г.

Между тем, как следует из пункта 5.3 договора поручительства от 12 сентября 2011 г., заключенного между ОАО Дальневосточный коммерческий банк «Далькомбанк» и супругами Син (в том числе и истцом по делу) во исполнение договора о реструктуризации долга от 20 июня 2011 г. (далее по тексту «кредитный договор»), подписывая настоящий договор, поручитель подтверждает, что ему понятны и разъяснены все условия настоящего договора и кредитного договора, а также подтверждает получение им экземпляра кредитного договора в соответствии с п. 2.3.3 настоящего договора (т. 2, л.д. 78).

Подлинность подписи истца в договоре поручительства от 12 сентября 2011 г. подтверждена заключением эксперта ФБУ Дальневосточный региональный центр судебной экспертизы Министерства юстиции Российской Федерации от 6 февраля 2015 г. (т. 4, л.д. 128 — 131).

В свою очередь в п. 5 договора о реструктуризации долга («кредитного договора») от 20 июня 2011 г., выданного Банком поручителям Син М.С. и Син А.В., указано, что обеспечением исполнения обязательств заемщика по настоящему договору является залог недвижимого имущества. В п. п. 5.1.1.9 и 5.1.1.10 кредитного договора указано нежилое помещение, площадью кв. м, расположенное по адресу: , и земельный участок общей площадью кв. м, находящийся по тому же адресу (т. 1, л.д. 243 — 263).

Заявляя о применении последствий пропуска срока исковой давности, представитель ответчика Дальневосточного филиала ПАО «МТС-Банк» указал на то, что истец знал об оспариваемой сделке еще в 2011 году, был ознакомлен и получил копию кредитного договора (договора о реструктуризации долга), обеспечением исполнения обязательств заемщика по которому являлся залог недвижимого имущества, в связи с чем срок для обращения в суд с данным иском им пропущен.

В соответствии с частью 1 статья 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение должно быть законным и обоснованным.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 «О судебном решении», решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данным правоотношениям, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права ( часть 1 статьи 1 , часть 3 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании ( статьи 55 , 59 — 61 , 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов ( пункт 3 постановления Пленума).

При принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению ( статья 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В соответствии с частью 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных настоящей главой .

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции», по смыслу статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционных жалобы, представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции.

Таким образом, апелляционное определение также должно соответствовать общим требованиям, предъявляемым к решению суда статьей 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, то есть должно быть законным и обоснованным.

Однако при вынесении определения судом апелляционной инстанции указанные выше требования закона соблюдены не были.

Доводам представителя ответчика о том, что уже на дату подписания договоров поручительства с супругами Син, договора залога недвижимого имущества и договора о реструктуризации долга (20 июня 2011 года), истец Син М.С. была осведомлена обо всех условиях названных сделок и знала о передаче в залог Банку принадлежащего ей с супругом Син А.В. совместно нажитого в браке недвижимого имущества судом апелляционной инстанции надлежащая оценка не дана, тогда как от установления момента начала течения срока исковой давности зависело применение к спорным правоотношениям положений абзаца 2 пункта 3 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации.

Таким образом судебный акт апелляционной инстанции принят без учета положений статей 327 , 327.1 , 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

С учетом изложенного, а также принимая во внимание необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства ( статья 6.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит необходимым отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Амурского областного суда от 18 июля 2016 г. и направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387 , 388 , 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Амурского областного суда от 18 июля 2016 г. отменить, направить дело на новое апелляционное рассмотрение в судебную коллегию по гражданским делам Амурского областного суда.

Договор залога недействительным

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Признание договора ипотеки недействительным. Судебная практика

Право собственности на строение влечет за собой право пользования либо право собственности на земельный участок, находящийся под ним и необходимый для его обслуживания. Вывод о том, что договор ипотеки здания должен быть заключен с одновременным заключением договора ипотеки земельного участка, является ошибочным и не основан на законе:

Решениес суда исковые требования истца удовлетворены: договор об ипотеке (залоге недвижимости) здания-магазина для торговли промышленными и продовольственными товарами признан недействительным с применением последствий недействительности сделки. При вынесении решения суд указал, что договор ипотеки 12 части здания является недействительным как не соответствующий требованиям закона, так как при его заключении предметом залога должна быть и 12 часть земельного участка под зданием, принадлежащего истцу на праве общей долевой собственности.

Отменяя решение суда и вынося новое решение об отказе в иске суд кассационной инстанции указал следующее.

Смотрите так же:  Приказ 112 от 22.03.2011

Не принято во внимание, что в соответствии с положениями земельного законодательства право собственности на строение влечет за собой право пользования либо право собственности на земельный участок, находящийся под ним и необходимый для его обслуживания. В связи с этим заключения дополнительного договора ипотеки земельного участка при заключении договора ипотеки здания не требовалось. Вывод суда о том, что договор ипотеки здания должен быть заключен с одновременным заключением договора ипотеки земельного участка, является ошибочным и не основан на законе. Данных о том, что указанным договором нарушены законные права истца не имеется. ( Определение Приморского краевого суда от 12 апреля 2011 года по делу № 33-3297)

Тот факт, что в договоре не указано наименование органа, осуществляющего государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним, зарегистрировавшего это право залогодателя, не может повлечь недействительность договора:

Л.В. обратилась в суд с иском к А.А. о признании недействительным (ничтожным) договора займа, заключенного между С.А. и А.А., в части включенного в него соглашения об ипотеке квартиры, и признании отсутствующим обременения (ипотеки) данной квартиры, записи в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Истец указыл, что на основании пунктов 1 и 3 ст. 10 федерального закона «об ипотеке (залоге недвижимости)» , поскольку соглашение об ипотеке, включенное в договор займа, не содержит всех данных, указанных в п. 2 ст. 9 данного Закона, договор займа от 31 июля 2009 года не подлежал государственной регистрации.

В удовлетворении требований отказано. Судом первой инстанции установлено, что в договоре залога, заключенном между А.А. (залогодержателем) и С.А. (залогодателем), залогодержатель предоставляет залогодателю займ сроком возврата до 1 декабря 2009 года. В договор включено условие о залоге квартиры, зарегистрированной на праве собственности за С.А. Указанный договор удостоверен нотариусом, принадлежность С.А. заложенного имущества проверена, договор зарегистрирован в установленном законном порядке Управлением Федеральной регистрационной службы по Рязанской области, о чем имеется соответствующая отметка.

Тот факт, что в договоре не указано наименование органа, осуществляющего государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним, зарегистрировавшего это право залогодателя, не может повлечь недействительность договора.

Из содержания договора следует, что все существенные условия, которые обязательны для данного вида договора, сторонами указаны. Указан предмет ипотеки, его оценка, существо, размер и срок исполнения обязательства, обеспечиваемого залогом. Оснований для отказа в государственной регистрации договора не имелось. ( Кассационное определение Рязанского областного суда от 24 ноября 2010 года по делу № 33-1965)

Доводы истца о ничтожности договора ипотеки ввиду отсутствия залога земельного участка, на котором расположено здание суд счел несостоятельными потому как истцом не представлены доказательства надлежащим образом оформленного права собственности на земельный участок, расположенный под многоквартирным домом:

Истец (физическое лицо) обратился в суд с иском к ответчику (физическому лицу) о применении последствий недействительности ничтожной сделки — договора ипотеки, заключенного между истцом и ответчиком, путем возврата сторон в первоначальное положение и снятии обременения с нежилого помещения. Указал, что согласно ст. 69 ФЗ «об ипотеке (залоге недвижимости)» ипотека здания или сооружения допускается только с одновременной ипотекой по тому же договору земельного участка, на котором находится это здание или сооружение, либо принадлежащего залогодателю права аренды этого участка, однако в данном договоре ипотеки указания на залог земельного участка или прав на него не содержится. Также не указано место заключения договора, в обеспечение которого заключен договор ипотеки.

Отказывая в иске суды обеих инстанций указали, что истцом не представлены доказательства надлежащим образом оформленного права собственности на земельный участок, расположенный под многоквартирным домом. Поэтому довод истца о ничтожности договора ипотеки ввиду отсутствия залога земельного участка суду не доказан. Нельзя согласиться с требованием о несоответствии договора требованиям ст. 9 ФЗ «об ипотеке». Договор имеет описание обязательства, обеспечиваемого ипотекой, и в п.2. договора указано место совершения платежа ( Кассационное определение Верховного Суда Удмуртской Республики от 21 февраля 2011 года по делу № 33-539/2011)

В иске о признании договора залога недвижимости (ипотеки) недействительным отказано , так как предмет залога в договоре определен, дана его оценка, определены существо, размер и срок исполнения кредитного обязательства:

Со ссылкой на несоответствие договора залога требованиям действующего законодательства, Истец обратился в суд с иском к АК Сберегательный банк РФ (ОАО) о признании недействительным (незаключенным) договора №. залога недвижимости (договор ипотеки) в силу ничтожности.

Суд первой инстанции в иске отказал. Оставляя без изменения решение суда, суд второй инстанции указал, что «. в договоре залога недвижимости (договор ипотеки) от . определен предмет залога, дана его оценка, определены существо, размер и срок исполнения кредитного обязательства, как в части суммы основного долга, так и по уплате процентов за пользование кредитом. Следовательно, вывод суда первой инстанции об отсутствии оснований для признания договора залога недвижимости недействительным, является обоснованным. ( Кассационное определение Вологодского областного суда от 17 сентября 2010 года № 33-3927)

То обстоятельство, что стороны в договоре залога не согласовали порядок начисления и уплаты процентов за пользование кредитом, а также условие об уплате комиссии за открытие кредитной линии, не свидетельствует о незаключенности договора ипотеки в целом, а может означать только ограничение обеспечиваемых залогом требований уплатой сумм по кредитному договору в размере, согласованном сторонами:

Истец обратился в суд с иском к ОАО Банк о признании незаключенным, недействительным договора залога недвижимого имущества, ссылаясь на то, что в нем не согласованы все существенные условия договора об ипотеке.

Отказывая в иске суды указали, что в договоре ипотеки определен предмет залога, дана его оценка, определены существо, размер и срок исполнения кредитного обязательства (указаны лимит кредитования, срок действия кредитной линии, периодичность платежей и их размер,ставка процентов за пользование кредитом, неустойка), то есть все существенные условия, предусмотренные законом для данного вида договоров, в части суммы основного долга и неустойки сторонами согласованы, то суд сделал правильный вывод об отсутствии оснований для признания договор залога незаключенным по мотиву несогласования сторонами его существенных условий.

То обстоятельство, что стороны в договоре залога не согласовали порядок начисления и уплаты процентов за пользование кредитом, а также условие об уплате комиссии за открытие кредитной линии, на что указано в кассационной жалобе, не свидетельствует о незаключенности договора ипотеки в целом, а может означать только ограничение обеспечиваемых залогом требований уплатой сумм по кредитному договору в размере, согласованном сторонами. Поэтому данный довод жалобы основанием для отмены решения суда не является. ( Определение Верховного Суда Республики Коми от 14 апреля 2011 года , по делу № 33-1760/2011)

Предметом договора ипотеки (залога недвижимости) в счет обеспечения обязательств может быть заложено недвижимое имущество, не только приобретенное в рамках целевого займа (кредита), выданного на приобретение или строительство квартиры, но и в счет обеспечения обязательства по договору займа, кредитному договору или иного обязательства. Обязанность по страхованию заложенного имущества (квартиры), обусловлена требованиями действующего законодательства:

Истец обратилась в суд с иском к о признании недействительным договора ипотеки квартиры.

В иске отказано. Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении исковых требований, пришел к обоснованному выводу об отсутствии правовых оснований для признания договора ипотеки квартиры недействительным, поскольку согласно ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» , предметом договора ипотеки (залога недвижимости) в счет обеспечения обязательств может быть заложено недвижимое имущество, не только приобретенное в рамках целевого займа (кредита), выданного на приобретение или строительство квартиры, но и в счет обеспечения обязательства по договору займа, кредитному договору или иного обязательства.

Также Суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что условие о страховании заложенного имущества является обязательным условием договора ипотеки квартиры от 07 марта 2007 года, поскольку данная обязанность по страхованию квартиры, обусловлена требованиями действующего законодательства.

Обязанность страхования заемщиком имущественных интересов, связанных с причинением вреда жизни и здоровью заемщиков (страхование от несчастного случая или болезни — личное страхование), законом об ипотеке не установлена. Кроме того, согласно ч. 2 ст. 935 ГК РФ обязанность страховать свою жизнь или здоровье не может быть возложена на гражданина по закону. Следовательно, при заключении договора об ипотеке согласно действующему законодательству РФ у заемщика перед кредитором возникает обязанность застраховать только предмет ипотеки. Вместе с тем, возложение обязанности на заемщика по страхованию жизни и здоровья, не свидетельствует о недействительности договора ипотеки в полном объеме, так как действие договора ипотеки в остальной части не прекращается. ( Кассационное определение Красноярского краевого суда от 06 декабря 2010 года по делу № 33-10381/10)

Анализ договора ипотеки свидетельствует о том, что он по своей правовой природе является смешанным, в котором содержаться элементы договора ипотеки и договора поручительства. Однако, из материалов дела следует, что в договоре ипотеки не указаны условия договора поручительства, в связи с чем договор в данной части является незаключенным, истец отвечает только в пределах стоимости переданного им в ипотеку имущества:

Истец (Ч. — физическое лицо) обратился с иском к ООО о признании недействительным договора ипотеки в части.

Указал, что пунктом 3.3. договора ипотеки установлено, что в случае неисполнения ООО 1 обязательств по договору поставки нефтепродуктов, ООО 2 вправе обратить взыскание на вышеназванный предмет ипотеки. В то же время, пунктом 4.4. договора ипотеки предусмотрено, что в случае, если суммы, вырученной от продажи предмета ипотеки, будет недостаточно для полного удовлетворения требования залогодержателя, последний вправе получить недостающую сумму из другого имущества залогодателя.

Суд в иске отказал, суд кассационной инстанции решение суда оставил без изменения, указав следующее.

Имущественный поручитель — это лицо, которое передает в ипотеку недвижимое имущество для обеспечения исполнения обязательств другого лица — должника.

Таким образом, ипотека является разновидностью залога и отдельным обеспечением обязательства, а потому какое — либо изменение основного обязательства не требует согласия имущественного поручителя — ипотекодателя.

Вместе с тем, анализ договора ипотеки свидетельствует о том, что он по своей правовой природе является смешанным, в котором содержаться элементы договора ипотеки и договора поручительства.

Однако, из материалов дела следует, что в договоре ипотеки не указаны условия договора поручительства.

Имущественный поручитель не является стороной основного договора, обеспеченного ипотекой, он лишь обязуется перед кредиторами отвечать за исполнение должником договорных обязательств в пределах стоимости переданного им в ипотеку имущества.

Предметом указанного договора ипотеки является объект недвижимости — нежилое помещение № V, общей площадью 154, 3 кв.м., и именно на это имущество может быть обращено взыскание по правилам Закона об ипотеке.

Кроме того, договор залога другого имущества, принадлежащего Ч., не заключался. ( Кассационное определение Волгоградского областного суда от 03 февраля 2011 года , по делу № 33-1687/2011)

Решение о признании договора ипотеки незаключенным отменено, дело направлено на новое рассмотрение:

ОАО «Банк» обратилось в суд с иском к ФИО об обращении взыскания на предмет залога — подземную боксовую стоянку. Суд в иске отказал. Отменяя решение суда первой инстанции, направляя дело на новое рассмотрение, областной суд указал, что «. делая вывод о незаключенности договора ипотеки в целом на том основании, что стороны этого договора не согласовали условия о порядке уплаты процентов за пользование кредитом, а также размер и сроки исполнения обязательств по уплате пени за просрочку уплаты процентов за пользование кредитом, повышенных процентов за просрочку возврата основного долга по кредиту, суд не учел, что сторонами были согласованы все существенные условия (размер, срок и существо обязательства), относящиеся к обеспеченному ипотекой обязательству по уплате должником суммы основного долга по кредитному договору, и поэтому договор ипотеки не может считаться незаключенным в целом». ( Определение Воронежского областного суда от 28 сентября 2010 года )