Кому выплачивается страховка при крушении самолета

Цена жизни: за погибших в авиакатастрофах просят больше

Компенсации за погибших в авиакатастрофах предлагают повысить до $250 тыс.

В Госдуме рассмотрят предложение о существенном увеличении страховых выплат родственникам жертв авиакатастроф, произошедших на внутренних рейсах в России. Как стало известно «Газете.Ru», соответствующее обращение поступило в парламент 14 февраля. Сейчас компенсация семьям погибших составляет чуть более 2 млн рублей, ее предлагается поднять до 8-10 млн рублей. Эксперты называют инициативу своевременной, однако подчеркивают, что чаще всего небольшой размер компенсации связан не с законодательством, а со стремлением авиакомпаний сэкономить.

Катастрофа пассажирского Ан-148 под Москвой, унесшая жизни 71 человека, вновь подняла вопрос о выплатах родственникам жертв трагедии. Семьям погибших в крушении полагается суммарная компенсация в размере двух млн рублей: по миллиону от Оренбургской и Московской областей. Кроме того, определенную сумму людям, потерявшим своих близких, выплатят и «Саратовские авиалинии», которым принадлежал самолет.

Общественная организация «Коллективная защита» в среду, 14 февраля, направила обращение в Госдуму с предложением увеличить сумму, выплачиваемую близким жертв авиакатастроф, произошедших на внутренних рейсах. «Сейчас страховое возмещение составляет 2,025 млн рублей. Между тем РФ не так давно ратифицировала Монреальскую конвенцию, по которой возмещение составляет на наши деньги 8-10 миллионов рублей, но эта конвенция касается только международных перевозок», — рассказал «Газете.Ru» руководитель «Коллективной защиты» Марат Аманлиев.

По его словам, нынешний размер выплат не позволяет говорить о достаточной компенсации потери близкого. «Математика здесь простая. Вот, например, ребенок остался без мамы и папы. Его бабушке полученных двух миллионов рублей на сколько хватит? Ведь ей придется теперь воспитывать ребенка до того момента, пока он не станет совершеннолетним. Кроме того, сумма именно в два миллиона была установлена несколько лет назад, тогда это были совершенно другие деньги. Сейчас инфляция существенно «съела» эту сумму, так что ее явно недостаточно для компенсации потери кормилица или кормильцев.

Сейчас мы через суд добиваемся помощи женщине, которая потеряла своих близких в катастрофе Boeng 737 в Ростове-на-Дону авиакомпании Flydubai. Ей выплатили лишь 15 тыс. рублей,

она считает, что этого явно недостаточно», — рассуждает Аманлиев.

Документ, поданный правозащитниками, поступит в профильный комитет Госдумы (по транспорту и строительству), который в течение 30 дней примет решение о дальнейшей его судьбе.

Обязательное страхование жизни авиапассажиров было введено в России 7 июля 1992 года указом президента РФ Бориса Ельцина. Документ предусматривает, что страховой взнос включается в стоимость проездного документа, а страховая сумма составляет до 120 минимальных размеров оплаты труда (что в 2018 году соответствует 1,139 млн рублей). Данное положение касается только внутренних рейсов.

Кроме того, в марте 1997 года был принят новый Воздушный кодекс РФ, по которому перевозчик обязан застраховать жизнь и здоровье пассажиров, а также багаж в соответствии с нормами российского и иностранного законодательства. Авиакомпания обязана выплатить родственникам погибшего пассажира 2 млн рублей (в редакции кодекса от 4 декабря 2007 года), не считая компенсации за багаж и ручную кладь (до 11 тыс. рублей, или 600 рублей за кг веса, или в размере объявленной ценности).

Помимо этого, осенью 2014 года была принята поправка в Налоговый кодекс России, освободившая от налогообложения выплаты родственникам погибших при чрезвычайных ситуациях. Поводом к принятию этой нормы закона стала катастрофа самолета Як-42Д компании «Як Сервис» под Ярославлем 7 сентября 2011 года, на борту которого находился хоккейный клуб «Локомотив».

Все перечисленные выше правила и положения касаются только тех случаев, когда авиакатастрофа произошла на российской территории, причем рейс был внутренним. Для жертв международных трагических инцидентов в сфере авиации действует иная система, которая сложилась из положений Монреальской конвенции — ее Россия ратифицировала в августе 2017 года. Этот документ установил максимальные компенсации от авиакомпаний за нарушение правил перевозки — опоздания, перенос рейса, повреждение или потерю багажа, и тем более — за гибель человека. И они в разы больше тех выплат, которые есть сейчас в России. Компенсации привязаны к искусственному платежному средству — специальным правам заимствования (СПЗ). Их курс формируется на основе корзины из четырех валют — доллара, евро, йены и фунта стерлингов. В случае гибели пассажира по вине авиакомпании выплаты родственникам погибшего могут доходить до 113,1 тыс. СПЗ, то есть более 9 млн рублей на начало 2018 года.

Адвокат Игорь Трунов, неоднократно представлявший интересы родственников жертв авиационных происшествий, рассказал «Газете.Ru», что в сфере страховых выплат в России ситуация остается сложной.

«У нас сейчас действует двойной стандарт — для международных рейсов и для внутрироссийских. При этом разницы в цене билетов на самолет нет.

В цену билетов, как мы знаем, входит и цена страхования. Получается, что страховые компании получают сверхприбыль — они ведь перестраховывают свою ответственность и потом в соответствии с международными лимитами получают выплаты. В общем-то в правовых системах других странах мира эта ситуация расценивается как нарушение закона, в США есть даже отдельная отрасль права, которая занимается вопросами злоупотребления страховыми компаниями своим правом с целью получения сверхприбыли», — рассуждает эксперт.

В то же время он обратил внимание на то, что основная проблема в России не в законодательстве, а в нежелании его исполнять. «Авиакомпании и страховщики зачастую пытаются уйти от ответственности. Юристы страховых компаний сразу начинают спорить об истинных причинах: мол, это был теракт. И приходится доказывать, что самолет сам по себе был в плохом состоянии, у него были проблемы с хвостовой частью и что если бы он был в лучшем состоянии, то, возможно, он бы не упал даже при взрыве на борту. В общем, это крайне сложная ситуация, она усугубляется тем, что в России очень мало судей и прокуроров, которые компетентны вести разбирательства по таким делам, так как здесь стык страхового и воздушного права, и многие международные документы составлены на английском языке», — рассказал Трунов.

По его словам, при подобных спорах лучше всего переводить их из юрисдикции российских судов в юрисдикцию международных, как это было с самолетом А-310, который сгорел на летном поле в Иркутске. «Тогда можно получить гораздо большую компенсацию», — заключил адвокат.

Практика судебных решений по искам о денежном возмещении семьям погибших пассажиров в российском праве уже сформировалась. Первый подобный иск был рассмотрен и удовлетворен 16 ноября 2001 года. Тогда суд постановил выплатить родственникам некоторых из погибших в катастрофе Ту-154 3 июля 2001 года компании «Владивосток-Авиа» под Иркутском более 500 тыс. рублей. Большинство семей погибших заключили мировое соглашение с авиаперевозчиком и получили только от 100 до 300 тыс. рублей.

Впоследствии подобные судебные тяжбы происходили регулярно. Так, в июне 2010 года семья Героя России Геннадия Трошева, погибшего в катастрофе самолета Boeing 737 «Аэрофлот-Норд» в сентябре 2008 года, отсудила у авиаперевозчика 16,3 млн рублей. Родственники доказали, что Трошев летел пересадочным рейсом из-за рубежа и его семья могла претендовать на больший размер компенсации, чем у остальных пассажиров.

Однако нередко родственники жертв различных авиакатастроф сталкиваются с проблемами при выплате компенсаций. Одной из самых громких судебных тяжб сейчас является иск семей пассажиров, погибших в крушении самолета А-321 компании «Когалымавиа». Самолет был взорван террористами в небе над Синаем. На сегодняшний день по три миллиона рублей получили близкие всех погибших, однако не для всех этот процесс был простым. Так, в этой катастрофе погибла всея семья Шеиных: Ольга и Юрий, а также трое их детей. Дедушка и бабушка этих внуков были вынуждены добиваться выплаты через суд.

Еще порядка 70 семей, с которыми работал Трунов, получат дополнительно по миллиону долларов от американской лизинговой компании International Lease Finance Corporation, владельца разбившегося аэробуса. Это предприятие согласилось осуществить выплаты во внесудебном порядке.

Кроме того, после трагедии часть родственников погибших обратилась с исками к страховым компаниям «Ингосстрах», «Альянс Глобал Корпорэйт энд Спешиэлти», туристической компании Brisco, авиаперевозчику «Когалымавиа» (буквально на днях признанному банкротом), а также компании «Эиркап». По словам представителя истцов Анатолия Кучерены, общая сумма исков составляет более 93,15 млрд рублей. Как рассказала «Газете.Ru» пресс-секретарь Замоскворецкого суда Москвы Эмилия Хиль, сейчас все иски находятся на рассмотрении, следующее заседание по ним пройдет 26 февраля. «При этом представители «Ингосстраха» подали ходатайство о слушании дела в закрытом порядке, оно было удовлетворено», — пояснила Хиль.

«Сейчас в России создалась следующая система: компенсацию компании выплачивают, вычитая сумму из своей прибыли, а потому они создают всевозможные юридические препоны, чтобы платить как можно меньше или не заплатить вовсе. Различные социальные службы руководствуются схожей философией, так что получить все причитающиеся по закону деньги близким погибшего зачастую проблематично», — рассказал «Газете.Ru» адвокат Александр Карабанов. Тем не менее, он уверен, что инициатива о повышении суммы страховых выплат поступила в Госдуму своевременно. «По сравнению с общемировыми стандартами, у нас компенсации за смерть человека, в том числе и в авиакастрофе, самые маленькие в мире. Эту планку надо поднимать, так как она является, помимо всего прочего, и отражением ценности жизни человека в нашем обществе», — сказал юрист.

«Пройдут похороны, и начнется борьба за металл»

Авиакомпания FlyDubai начала выплаты компенсаций родственникам жертв авиакатастрофы в аэропорту Ростова-на-Дону. Помимо помощи из бюджета, авиакомпания предварительно выплачивает по 135 тысяч рублей. Разумеется, этой суммой дело не ограничится. Юристы утверждают, что, поскольку лайнер принадлежал иностранной компании, жизнь ее пассажиров стоит гораздо больше, чем предусмотрено российским законодательством. Общий объем страхового покрытия дубайского авиаперевозчика составляет 500 миллионов долларов. «Лента.ру» попросила экспертов рассказать, на что могут рассчитывать семьи погибших, отчего государство ценит жизнь россиян так дешево и почему разговоры на эту тему считаются неэтичными.

По Монреальскому счету

Игорь Трунов, президент Союза адвокатов России:

Есть две международные системы расчета компенсаций потерпевшим в авикатастрофах: Варшавская конвенция 1929 года и Монреальская 1999-го. Практически весь мир применяет Монреальский сценарий. Однако Россия не ратифицировала это соглашение. Мы просто экономим на безопасности и здоровье наших граждан. Хотя даже наши ближайшие соседи — Армения, Казахстан, Азербайджан, Грузия — уже давно сделали это. В результате в России самое низкое в мире возмещение вреда пострадавшим — 2 миллиона рублей. Эта сумма рассчитывается даже не по Варшавскому договору (там она получается еще меньше), она закреплена в Воздушном кодексе РФ.

Смотрите так же:  Если утерян инн какой штраф

Однако разбившийся в Ростове-на-Дону «Боинг-737-800» принадлежал авиакомпании FlyDubai из Объединенных Арабских Эмиратов. Компания базируется в зоне действия Монреальской конвенции. Документ предусматривает два варианта ответственности. Первый — безусловные выплаты за каждого погибшего. По Монреальской конвенции речь идет о сумме размером 250 тысяч «правозаимствований» — это валюта международного фонда. В нашем исчислении — около 22 миллионов рублей за каждую жертву. Люди не должны бегать по каким-то инстанциям, чтобы получить этот минимум. Страховщики FlyDubai обязаны сами найти родственников и перечислить им деньги. Если это не будет исполнено — вопрос к российским государственным органам. Такой авиакомпании надо вообще перекрыть воздушное пространство в нашей стране.

Кроме безусловного минимума, есть и второй сценарий. Если будет доказана вина перевозчика (а пока она просматривается), родственники погибших имеют право обратиться с судебным иском о возмещении вреда. Здесь уже сумма может варьироваться в зависимости от законов страны, где рассматривается дело. Выбор подсудности — право истцов, то есть родственников. Они могут подать иск по месту происшествия, по месту нахождения ответчика либо по месту изготовления самолета.

Мировая практика компенсаций при терактах

США: Компенсации родственникам жертв терактов и катастроф высчитывают по специальной формуле. Как правило, сумма не может быть меньше предполагаемого дохода погибшего за пять лет, в расчет берется и потенциальный рост зарплаты. Учитывается и моральный ущерб родственников из-за гибели члена семьи (в среднем он составляет 250 тысяч долларов за взрослого и 350 тысяч долларов за ребенка). После трагедии 11 сентября 2001 года в Америке появился федеральный фонд для выплаты компенсаций жертвам террористических актов. Компенсации от 500 тысяч долларов до 3 миллионов долларов через него получили около 700 семей. Семьи четверых погибших на Бостонском марафоне получили по 2 миллиона долларов, а тяжело пострадавшие — по 1,8 миллиона долларов.

Израиль: Компенсации и пособия, полагающиеся жертвам терактов, определены законом о помощи пострадавшим от враждебных действий, принятым в 1970 году. Суммы определяются индивидуально. Помимо разовых выплат, предусмотрены ежемесячные пособия, выплаты по инвалидности (от 800 долларов в месяц), на похороны и выплаты иждивенцам (1200-700 долларов в месяц).

Великобритания: Сумма выплат жертвам терактов определяется законом о компенсациях жертвам уголовных преступлений. Ее размер — от 2 тысяч до 500 тысяч фунтов стерлингов. Средний размер выплат пострадавшим при взрыве в лондонском метро 7 июля 2005 года составил 31 тысячу фунтов, несколько пострадавших получили 776 тысяч.

Испания: Пострадавшие при терактах в среднем получают около миллиона евро. Кроме того, пострадавшие или их родственники (в случае гибели) имеют право на дополнительную пожизненную пенсию (кроме трудовой). Выплаты колеблются от одной до пяти тысяч евро ежемесячно и не облагаются налогами.

Мы рекомендуем судиться в США — там, где был произведен рухнувший «Боинг». Потому что технические особенности машины могли послужить причиной авиакатастрофы. В Америке самая высокая в мире стоимость оценки жизни человека. Она ничем не лимитирована, как в некоторых государствах. Как показывает практика, суммы составляют от одного до семи миллионов долларов, в зависимости от количества иждивенцев, оставшихся у погибшего, его социального статуса и целого ряда других факторов. Гражданство потерпевших тоже влияет на размер суммы, но незначительно.

Вероятность того, что родственники будут судиться в России, конечно, есть. Кому-то не захочется лишних трудностей. Но как юристы мы бы этого не советовали. В нашей стране суммы ущерба просто смехотворные. Не сомневаюсь, что и авиакомпания, и ее страховщики предпочли бы в данном случае российское судопроизводство. Самое опасное — если люди начнут подписывать кабальные договоры. Такую схему практиковали вначале с потерпевшими от теракта в Египте — когда был взорван самолет «Когалымавиа». Компания российская, а значит — ущерб должен вроде бы ограничиваться двумя миллионами рублей. Однако Египет ратифицировал Монреальскую конвенцию. Авиаперевозчики могли летать туда только в том случае, если их пассажиры были застрахованы на сумму, предусмотренную монреальскими правилами. Но страховщики «Когалымавиа» под шумок начали выдавать деньги в обмен на подпись в сомнительных бумагах, где было напечатано: всем доволен, больше ни на что не претендую, обязуюсь в дальнейшем не судиться. Тогда мы это дело пресекли, обратившись в Следственный комитет с заявлением о мошенничестве.

Мы не знаем, как поведет себя FlyDubai. Компания — лоукостер, значит, по идее, должна на всем экономить. Естественно, владельцы могут начать выкручиваться. Сейчас уже идут странные заявления о выплате 20 тысяч долларов. Кое-где оговаривается, что это лишь помощь на похороны, — хорошо, если так. Потому что данная сумма ни в какие рамки не укладывается. Пока все относительно тихо, но пройдут похороны, и начнется борьба за металл.

И еще хотел бы сказать об этике. В России господствует идея, что жизнь уникальна и бесценна. И кощунственно обозначать ее в денежном эквиваленте. Это идет еще со времен СССР, когда все средства производства и активы принадлежали государству. Гибель человека на производстве, на транспорте поднимала вопрос ответственности владельца — то есть государства. Машина советской пропаганды, минимизируя расходы государства, внушала, что любое обсуждение проблемы отторгается обществом как циничное и антигуманное. Но ведь оценивается не сам погибший, а его утраченные экономические возможности. В условиях рыночной экономики материальная ответственность — рычаг стимулирования вложений в безопасность. А институт, позволяющий сохранять жизнь и здоровье человека, является бесспорно этичным.

Людоедская картина

Алексей Зубец, руководитель департамента социологии Финансового университета при правительстве Российской Федерации:

У нас в стране нет единой методики оценки стоимости жизни. Минфин уже несколько лет пытается ее ввести, но все никак. В итоге существуют отдельные законы, которые прописывают определенные суммы. Самые большие компенсации за гибель человека сегодня выплачивает Минобороны. Родственники военнослужащих могут получить пять миллионов рублей: два миллиона — страховка, остальная сумма идет как матпомощь. Далее по градации идут погибшие в авиакатастрофах, на наземных пассажирских перевозках, на опасных производствах — за них положено два миллиона рублей. «Дешевле» всего оцениваются жертвы автоаварий — 500 тысяч.

Конечно, такой разброс несправедлив. А еще у нас имеется масса случаев, которые не попадают ни под один действующий закон. Например, та же авария на производстве, которое опасным не считается. В результате есть практика судов, где назначаются смешные суммы по 200 тысяч рублей компенсации за гибель человека. Вспоминается реальный случай. Человек отошел с дороги в кусты и наткнулся на провод местных электросетей. Погиб тут же. Сетевая компания встала в позу и отказалась платить. А мужчина был единственным кормильцем в семье. Осталось двое детей. На суд от этой компании приходили хорошо одетые люди с дорогими часами и рассказывали, какие они бедные и несчастные. Вот это выглядело действительно неэтично и абсолютно по-жлобски. Когда с таким сталкиваешься — реально зла не хватает.

Чтобы такого не было, необходима единая система компенсаций, которая могла бы обеспечить семье погибшего хоть какой-то уровень благополучия. В конце прошлого года мы делали работу для правительства, где приводили расчет стоимости жизни россиянина. Вышли на сумму в 600 тысяч долларов с учетом морального ущерба. Это средние потери средней семьи. Мы сознательно в расчетах не вводили градацию. Можно было бы отдельно оценить детей, домохозяек, взрослых мужчин, но тогда мы бы получили сегрегацию. Цена старика вообще была бы отрицательной — он ведь ничего не производит, а только потребляет. Логично о нем вообще не заботиться. Но это же людоедская картина.

Компенсации родственникам жертв терактов в России

В России компенсация пострадавшим от терактов выплачивается по отдельным постановлениям федерального правительства и местной власти. В каждом конкретном случае чиновники решают, сколько заплатить. В 1999 году родственники погибших при взрыве жилого дома на улице Гурьянова в Москве получили по 10 тысяч рублей; в 2000-м семьи погибших при взрыве на Пушкинской площади в Москве — по 20 тысяч рублей; в 2002 году родные погибших в теракте на Дубровке в Москве получили по 100 тысяч рублей. В 2009-м компенсация за погибших при подрыве «Невского экспресса» составила 700 тысяч рублей из федерального бюджета и 500 тысяч от компании ОАО «РЖД». За погибших при терактах в Волгограде в 2013-м родственникам выплачивали по 2 миллиона рублей.

Единая сумма компенсаций должна быть значительной. И это даже не два миллиона рублей. Знаете, откуда взялась эта цифра? По результатам соцопросов 2007 года. Мы тогда спрашивали людей, какую компенсацию они бы считали справедливой. Но с тех пор прошло почти 10 лет, инфляция как минимум удвоила эту сумму. Сейчас соцопросы называют сумму в 4-4,5 миллиона рублей. Многие удивляются: почему россияне себя так низко ценят — в отличие от европейцев? Но, во-первых, наш средний человек мало осведомлен о западных компенсациях. А во-вторых, для многих 4,5 миллиона рублей выглядят фантастической суммой. Знаете, сколько получают в маленьких городах и селах?

Я не думаю, что увеличение компенсаций в связи с гибелью людей приведет к серьезной дополнительной нагрузке на бюджет. Напротив — это будет способствовать развитию экономики. Допустим, завтра правительство удвоит или утроит выплаты. Первые годы, возможно, действительно придется платить более высокие возмещения. Но лет через пять-шесть до бизнеса, до государства, до чиновников, сидящих на местах, дойдет, что надо что-то делать с безопасностью. В любом случае увеличенные компенсации в масштабе бюджета будут некритичны. Гораздо больше разговоров на эту тему. В свое время Московский метрополитен рассказывал всем истории, что покупка страховки для пассажиров обойдется ему в безумную сумму. Однако когда подсчитали количество пострадавших, которые у них бывают, оказалось, что эти суммы для них — незаметная величина, потому что метрополитен достаточно безопасен.

О цене жизни говорить аморально

Дмитрий Рогозин, директор Центра методологии федеративных исследований РАНХиГС, автор исследования об отношении россиян к смерти:

Мы живем в культурной традиции, где человеческая жизнь не имеет цены. Мы — часть христианской культуры, в которой жизнь — высшее достижение, не измеряемое никакими эквивалентами. Смерть всегда несправедлива, и попытки найти ей эквиваленты только усиливают эту несправедливость. Неслучайно один из наиболее криминальных рынков в России — похоронный. Когда испытываешь горе, нет сил сопротивляться стороннему корыстному интересу, что-то рассчитывать и взвешивать. Отсюда столько недосказанности и непрозрачности в похоронном бизнесе. И мы их только усиливаем, начиная рассуждать о справедливости величины денежных компенсаций.

Смотрите так же:  Что можно сделать если не платят алименты

Эта черта не присуща исключительно русской культуре. Это константа христианского мира, которая только и делает нас людьми. Тема смерти — это предельный, выходящий за повседневность предмет обсуждений, поэтому в качестве этической гигиены я бы настоятельно рекомендовал даже не поднимать вопрос о цене человеческой жизни. Ответ очевиден: человеческая жизнь не подлежит какой-либо оценке вещного мира.

На Западе действительно больше разговоров о смерти, исследований, экономических расчетов, больше публичности. Но если мы присмотримся к материалам, в которых актуализируется «экономика смерти», увидим, что она всегда связана с «центрами затрат», а не с «центрами прибыли». Другими словами, человеческая жизнь обретает свою стоимость только в разрезе борьбы за жизнь: интенсивной терапии умирающих, больничном уходе, сложных хирургических операций.

На первый взгляд кажется, что вся история со страхованием жизни построена на других основаниях. Но и здесь речь идет не о цене, уплаченной за смерть, а о выплатах по страховому случаю или цене риска, на который идет человек. Ошибочно уравнивать риск смертельного исхода и жизнь, поскольку последняя принципиально не подвергается оценке никакими страховыми компаниями.

Компенсации жертвам авиакатастроф в России: порядок и размер выплат. Досье

Законодательство о компенсациях

Обязательное страхование жизни пассажиров авиационного транспорта было введено в России 7 июля 1992 г. указом президента РФ Бориса Ельцина. Документ предусматривает, что страховой взнос включается в стоимость проездного документа, а страховая сумма составляет до 120 минимальных размеров оплаты труда (МРОТ, что в 2015 г. соответствует 715 800 руб.). Данное положение касается внутренних рейсов.

Согласно положениям Воздушного кодекса РФ, подписанного президентом РФ Борисом Ельциным 19 марта 1997 г., перевозчик обязан застраховать жизнь и здоровье пассажиров, а также багажа в соответствии с нормами российского и иностранного законодательства. Также авиакомпания обязана выплатить родственникам погибшего пассажира 2 млн руб. (в редакции кодекса от 4 декабря 2007 г.), не считая компенсации за багаж и ручную кладь (до 11 тыс. руб., или 600 руб. за кг веса, или в размере объявленной ценности).

Сумма, выплачивая родственникам

Сумма компенсации жертвам авиакатастроф российских авиакомпаний включает в себя:

  • 2 млн руб. ответственности авиакомпании;
  • не менее 715 тыс. 800 руб. (120 МРОТ) обязательного страхования жизни;
  • компенсация за утраченный багаж и ручную кладь;
  • дополнительные выплаты от федеральных и местных органов исполнительной власти;
  • выплаты страховых компаний за добровольное страхование жизни, если погибшие заключали соответствующие договоры.

Сумма может быть еще выше, если авиакатастрофа произошла за рубежом — в этом случае размеры страховой компенсации регулируются международными договорами и иностранным законодательством — например, суммами обязательного страхования зарубежного государства, на территории которого произошла катастрофа.

Налог на компенсации родственникам погибших

В соответствии с поправками, внесенными 29 ноября 2014 г. в Налоговый кодекс РФ (п. 3 ст. 217), компенсационные и страховые выплаты родственникам погибших в авиакатастрофах или в результате других чрезвычайных ситуаций и терактов освобождены от налогообложения. Инициатором поправок в сентябре 2011 г. был президент РФ Дмитрий Медведев. Он поручил освободить такие компенсации от налогов после авиакатастрофы самолета Як-42Д компании «Як Сервис» под Ярославлем 7 сентября 2011 г., на борту которого находился хоккейный клуб «Локомотив».

Судебные иски о размере компенсаций

Родственники жертв авиакатастроф могут также требовать возмещения морального ущерба и оспаривать размер компенсаций в суде. Впервые подобный иск был удовлетворен 16 ноября 2001 г. Тогда суд постановил выплатить родственникам некоторых из погибших в катастрофе Ту-154 3 июля 2001 г. компании «Владивосток-Авиа» под Иркутском более 500 тыс. руб. компенсации. При этом основная часть семей заключили мирное соглашение с авиаперевозчиком и получили только 100-300 тыс. руб. Впоследствии подобные судебные тяжбы происходили регулярно. Так, в июне 2010 г. семья Героя России Геннадия Трошева, погибшего в катастрофе самолета Boeing 737 «Аэрофлот-Норд» 14 сентября 2008 г., отсудила у авиаперевозчика 16,3 млн руб. Родственники доказали, что Трошев следовал пересадочным рейсом из-за рубежа и его семья могла претендовать на больший размер компенсации, чем у остальных пассажиров.

Также сумма компенсаций может быть выше, если вина за катастрофу лежит на иностранном государстве. Так, 4 октября 2001 г. войска украинской ПВО сбили над Черным морем самолет Ту-154 авиакомпании «Сибирь», следовавший рейсом из Тель-Авива в Новосибирск. В 2003 г. по итогам межправительственных переговоров Украина согласилась заплатить $200 тыс. каждой семье погибших граждан России и Израиля.

Сколько стоит человеческая жизнь

Смерть близкого человека не могут компенсировать никакие деньги. Но это не значит, что его родные должны остаться в гордом безденежье.

На какие деньги в нашей стране могут рассчитывать родственники погибших на производстве, на дороге, на пожаре в доме престарелых? Во всем цивилизованном мире все построено на страховках — там страхуются все от всего. У нас семья погибшего может не получить ровным счетом ничего, а может получить до 4 миллионов рублей.

Было у кормильца три иждивенца

Первым, а зачастую единственным источником страховых выплат в случае гибели работника на производстве является Фонд социального страхования, в который все работодатели в обязательном порядке вносят регулярные взносы.

Как рассказали корреспонденту «РГ» специалисты ФСС, семье погибшего на производстве полагается единовременная страховая выплата. Эта сумма определяется законом о бюджете ФСС на тот или иной год. В 2007 году составляет 46 900 рублей. Она не зависит ни от характера производства, ни от зарплаты погибшего, ни от формы собственности предприятия. Таким образом, семья погибшего в Кузбассе шахтера и медсестры интерната для престарелых в Краснодарском крае получат абсолютно одинаково — 46 900 рублей.

Единовременная страховая выплата может быть назначена любому члену семьи погибшего.

Иждивенцам, в том числе несовершеннолетним детям, назначается ежемесячная выплата. Детям до 18 лет или, если ребенок учится в любом учебном заведении по очной форме, до окончания учебы, но не дольше 23 лет.

Другие иждивенцы, в том числе родители погибшего, если доказано (через суд) их иждивенство, получают ежемесячные выплаты пожизненно.

Сумма причитающихся иждивенцам ежемесячной выплаты рассчитывается так: средняя зарплата погибшего кормильца пропорционально делится на количество иждивенцев и его самого. Допустим, у кормильца было три иждивенца, а зарплата 10 тысяч рублей: 10 000: 4 = 2500 рублей. Столько каждый иждивенец потерял, утратив кормильца, и столько же он будет получать ежемесячной компенсации.

Единовременная страховая выплата производится в течение двух дней после предоставления необходимых документов (акт о несчастном случае, свидетельство о смерти и другие) по месту причинения вреда, то есть на работе погибшего. Ежемесячные выплаты назначаются в течение 10 дней с момента подачи документов.

Если застрахованный человек погиб по пути с работы или на работу (в транспорте, например), этот случай не подпадает в сферу страхования от несчастных случаев на производстве, поэтому через ФСС семья уже ничего не получит.

Летайте самолетом

В пресс-службе минтранса нам объяснили: обязательное страхование жизни авиапассажиров заложено в Воздушном кодексе РФ. Обязательная выплата страховой суммы — 1000 МРОТ для внутренних маршрутов. Однако регион, компания и правительство могут принимать решения по конкретному случаю. Родственники погибших вправе обратиться еще в суд. На недавней коллегии минтранс предложил увеличить выплаты до 75 тысяч долларов. Правда, министр Игорь Левитин заметил, что у его ведомства есть разногласия с некоторыми коллегами в правительстве. На что первый вице-премьер Сергей Иванов сказал, что проект надо как можно быстрее вносить в правительство, «пусть и с разногласиями». Что минтранс в ближайшее время и собирается сделать.

Тем не менее, как уже известно, компания «ЮТэйр» проявила добрую волю и гарантировала семьям погибших в Самаре авиапассажиров выплаты в размере 75 тысяч долларов за каждого погибшего. Но это пока исключение.

Для международных рейсов выплаты иные — 20 тысяч долларов, как это предусматривает Варшавская конвенция. Есть еще Монреальская конвенция, которая предполагает выплату 350 тысяч долларов, но Россия ее пока не ратифицировала. Пострадавшие получают компенсацию в соответствии с Гражданским кодексом — исходя из зарплаты, расходов на лечение.

Эдуард Гребенщиков,
РУКОВОДИТЕЛЬ ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКОГО ОТДЕЛА ВСЕРОССИЙСКОГО СОЮЗА СТРАХОВЩИКОВ:

— В России существуют профессии, в отношении представителей которых на законодательном уровне закреплено так называемое «вмененное страхование», когда компенсация выплачивается за счет средств госбюджета. Под эту категорию граждан в первую очередь попадают военнослужащие, а также работники органов внутренних дел и другие категории. Семьям шести погибших в результате наезда пьяного водителя на курсантов (трагедия произошла в Рязани) было выплачено, как сообщили нам в Военно-страховой компании, примерно по 180 тысяч рублей.

Расчет страховой суммы производился путем умножения на 25 размера оклада и с учетом числа выгодоприобретателей, то есть состава семьи. У офицеров размер оклада (денежного довольства) выше, но и здесь страховая сумма невелика, в среднем может составлять 200 тысяч рублей.

Другой пример — работники прокуратуры и следователи, если они погибли при исполнении служебных обязанностей. Здесь нужно отметить, что установить сам этот факт не всегда бывает просто. Так вот, в случае их гибели семьям выплачивается эквивалент зарплаты за 15 лет работы — в пределах 4 миллионов рублей. Это уже существенно. Оклады работников Федеральной налоговой службы ниже, соответственно, и сумма выплат (по аналогичному риску смерти) меньше, где-то в районе 1 миллиона рублей.

Для работников других специальностей — пожарных, шахтеров, моряков, бюджетных служащих и так далее — не существует вмененного законом социального страхования. Тем не менее в ведомственном (отраслевом) законе, регулирующем их деятельность, есть положение о том, что они должны быть застрахованы, хотя при этом конкретный механизм этого страхования не утвержден. Поэтому министерства и ведомства, желающие застраховать свой персонал, буквально изощряются в поиске средств и статей бюджета для оплаты страховых премий за своих работников. Понятно, что полноценным страхованием со строго выверенной системой тарификации это не является. Дело может ограничиться символическим страхованием на минимальную сумму.

Ставили вопрос о введении обязательного страхования шахтеров, которые представляют такую все еще, увы, опасную профессию. Но он так и не был решен из-за того, что не определились с источником финансирования. К тому же помимо шахтеров существует ряд других профессий, связанных с риском, например моряки. При узковедомственном подходе пришлось бы напринимать целый ряд законов и массу нормативных актов, что и нереально, и, на мой взгляд, нецелесообразно, да и уровень страховой защиты в таком случае был бы невысоким, поскольку обязательное страхование предполагает всеобщий охват, низкие тарифы и низкие выплаты.

Смотрите так же:  Адвокат днепропетровске уголовным делам

Мы все-таки все больше стремимся приблизиться к европейским стандартам при оценке «стоимости человеческой жизни». Вот сейчас от авиакомпаний требуют, чтобы они выплачивали по 75 тыс. долларов на каждого погибшего в авиакатастрофе. А существующая норма выплат по закону обязательного страхования авиапассажиров составляет сумму порядка 30 тысяч рублей на каждого пассажира.

На железной дороге тоже есть обязательное страхование пассажиров, но там страховые случаи происходят крайне редко. Страховая сумма весьма невелика — 12 тыс. рублей. Однако, помимо обязательного, и при авиаперевозках, и на железной дороге существует и добровольное страхование. Пассажиры автотранспорта получают страховку по линии ОСАГО, которое предусматривает возмещение ущерба жизни и здоровью. Но дело в том, что существующий закон об ОСАГО ограничивает выплаты в 260 тысяч рублей на всех участников ДТП. Правда, сейчас готовятся поправки в закон, на основании которых сумма в 260 тысяч будет выплачиваться на каждого пострадавшего.

Тем временем в европейских странах широко распространено добровольное страхование жизни, оно осуществляется либо самими гражданами, либо компанией, работодателем. Кроме того, присутствуют и смешанные формы, когда предприятие оплачивает какую-то часть страховых взносов своих сотрудников. При этом государство предоставляет предприятию определенные налоговые льготы. В этом случае размер компенсационных выплат в случае смерти или потери трудоспособности работника ничем не ограничен. Он может быть хоть 10 миллионов долларов, если сотрудник или предприятие готово платить соответствующие страховые взносы.

Подводя итог, могу посоветовать гражданам заключать индивидуальные договоры страхования, где будут учитываться все случаи, когда человек попал в беду. Перечень застрахованных рисков охватывает смерть, инвалидность, получение травмы или тяжелую болезнь, лечение которой стоит сегодня больших денег. А что касается детей, то предусмотрительные родители страхуют жизнь и здоровье своего ребенка с самого его рождения.

Крушение Airbus321: страховая нестыковка

С выплатой компенсаций родственникам погибших начали возникать проблемы

О том, что за пассажиров, погибших в разбившемся на Синайском полуострове российском самолете Airbus321, их родственники получат денежную компенсацию, власти Петербурга сообщили в тот же день, когда стало известно о катастрофе лайнера, летевшего из Шарм-эль-Шейха в Петербург — 31 октября. Погибли 224 человека.

Подавляющее большинство пассажиров были жителями Петербурга. Власти Северной столицы оперативно создали штаб, взялись за организацию помощи родственникам. О деньгах в таких ситуациях обычно мало кто думает из тех людей, кого непосредственно коснулась трагедия. Тем не менее, куда в нашей жизни без денег? Потому информация о грядущих выплатах была, конечно, важной. Материальную помощь обещали оказать «всем и без проволочек».

Прошло с того времени без малого две недели. С Синая доставлены почти все тела и фрагменты тел погибших. Состоялись первые похороны. Средства на организацию похорон в размере 100 тысяч рублей выделила, оформив выплаты по упрощенной схеме, компания «Ингосстрах». Но с получением основной компенсации от «Ингосстраха» в размере 2 млн. рублей у некоторых родственников неожиданно возникли сложности.

В частности, у Галины Душечкиной. Ещё недавно счастливая мать и бабушка, она в одночасье осиротела, потеряв в небе над Синаем дочь Ольгу Шеину, зятя Юрия и трех внуков. Надо ли говорить о состоянии пожилой женщины? Ей потребовалась помощь медиков, а также психолога. Поддерживает её все эти дни подруга дочери Ольги Ирина Пронкина.

От неё Галина узнала о компенсации, которая полагается родственникам погибших пассажиров. Собрав с помощью Ирины необходимые документы, подтверждающие родство с погибшей семьей Шеиных, она вместе с ней пришла в «Ингосстрах». Где услышала: выплачено ей будет два миллиона рублей — за погибшую дочь. «А за внуков кому?», — удивились женщины. В ответ услышали: внуки в список родственников Душечкиной не попадают, за их гибель выплаты положены родителям. «Но их родители погибли вместе с ними!». — «Другие родственники не могут получить подобную компенсацию», — стояли на своем страховщики.

«У внуков родители погибли. Кто должен получить за них деньги? — Недоумевает женщина. — Правительство города сказало, что выплаты положены на каждого пассажира. Дети являлись пассажирами разбившегося самолета. У каждого из них было своё отдельное место»…

Почему Stratfor считает, что российский лайнер взорвали?

Схожая история у Ирины Кузиной. Двое её двоюродных племянников потеряли в трагедии над Синаем своих маму и бабушку. Бабушку они опознали, получили все необходимые документы, но в страховой компании их не приняли, сославшись на то, что внуки претендовать на выплату не могут, только родители и дети погибших.

В такой ситуации могут оказаться ещё как минимум два с лишним десятка человек из числа родственников погибших в Египте. Известно, что рейс из Шарм-эль-Шейха был чартерным, россияне возвращались на нем с курорта, где отдыхают обычно семьями. Вместе с родителями в разбившемся лайнере было 25 детей.

Между тем, собрать документы, доказывающие близкое родство с погибшими, а с ними и право на компенсацию, не так-то просто, тем более, сделать это надо быстро. Необходимый перечень насчитывает семнадцать пунктов в зависимости от степени родства и статуса заявителя. Среди требуемых есть справки, одно название которых не может не вызывать вопросов. Зачем, например, для компенсации с фиксированной суммой, предусмотренной законодательством, родным нужно обязательно иметь на руках справку с места учебы в вузе для детей, достигших 18 лет, но не достигших 23? А справку с места работы их родителей форма 2-НДФЛ за 2014−2015 гг., а если погибший пассажир не работал, то копию его трудовой книжки? Или вот ещё: нужна «справка о зарегистрированных членах семьи пассажира, проживающих вместе с ним» — а если родная мать (отец) имели регистрацию по иному, чем их дети, адресу, они что же — лишаются права на выплаты по потере детей (родителей)?

Как удалось выяснить, это стандартный перечень, так сказать на все случаи жизни. Его, как и условия страховки, определяет сама страховая компания. Главное, чтобы прописанные требования не противоречили российским законам.

«В данном случае не противоречат, — прокомментировал для журналистов ситуацию Алексей Афонин, член Палаты адвокатов Петербурга. — В условие вписывается, кто имеет право получать данную конкретную страховку. И если в ней жестко оговорено имя правополучателя, то срабатывает именно эта норма».

Помимо родственников тех пассажиров, что погибли вместе с детьми, остаться без выплат могут и близкие четырех из семи членов экипажа Airbus-321, если не докажут через суд, что находились на иждивении у погибших. Те были застрахованы в фонде социального страхования (ФСС РФ). По условиям, прописанным в их полисах, на выплаты имеют право только прямые наследники — супруги или дети, но не родители*. Это подтвердил председатель Фонда Сергей Алещенко.

«Нам вся эта ситуация знакома до боли, — сказал корреспонденту „СП“ Алексей Штейнварг, член совета благотворительной организации „Прерванный полет“. Та была создана вскоре после крушения 22 августа 2006 года самолета, летевшего из Анапы в Петербург. Алексей и его жена Марина потеряли в нем двух дочек и родителей Марины. — Мы прошли в своё время все круги ада, прежде чем была назначена компенсация. Сначала общим размером 500 тысяч рублей по трем искам. Затем — на общую сумму 760 тысяч рублей ещё по нескольким искам… Чтобы добиться этого, нам и нашим товарищам по несчастью пришлось обращаться в суд. До того, как тот в 2008 году принял решение в нашу пользу, нам вообще отказывали в какой-либо денежной выплате».

«СП»: — Судебная тяжба растянулось тогда на долгих два года. Не исключено, судиться придется и на этот раз. В чем тут основная загвоздка?

— В так называемом наследственном праве. Оно в данном случае первостепенно. И от страховщиков на самом деле мало что зависит. Менять надо законодательство. К сожалению, в нашей стране официальная власть обычно ничего не делает, пока не случится что-то страшное. Между тем, необходимо регулярно вносить коррективы в правовые документы, как и в Воздушный кодекс РФ. Только после трагедии с ТУ-154 в 2006 году, и создания нашей общественной организации, во многом благодаря активной её работе, в данный кодекс были внесены изменения, и теперь погибшим в авиакатастрофах выплачивают по два миллион рублей. Сколько ещё надо подобных трагедий, чтобы люди, лишившиеся близких или сами пострадавшие в катастрофах, получали у нас в стране адекватную помощь и без бюрократических заморочек.

По мнению экспертов «СП», причиной катастрофы стала разгерметизация лайнера

«Городская администрация делает сейчас все от неё зависящее, чтобы помочь родственникам погибших, — ответил на звонок „СП“ Владимир Дмитриев, депутат законодательного собрания Петербурга — Вместе с коллегами по городскому парламенту я внимательно слежу за этим. Серьезных замечаний к губернатору и его подчиненным нет. Однако не могут не беспокоить уже появившиеся проблемы с выплатами компенсации. Насколько я понял, все упирается в законодательство. Там довольно сложный юридический механизм. Понятно, что людям в их горе совсем не до него. Но и проигнорировать требования закона невозможно».

«СП»: — Есть опасение, что помимо Галины Душечкиной, в таком же положении окажутся ещё несколько десятков человек…

— Что касается этой пожилой женщины, то в Смольном нас заверили, что в самое ближайшее время помогут ей с получением компенсации на всех её внуков. О других возможных проблемах схожего характера можно пока только догадываться.

«СП»: — Уже был прецедент — с родными разбившего в 2006 году под Донецком самолета Ту-154. Два года они судились, пока добились своего. Неужели уже тогда, после тех судов, нельзя было разработать необходимый компенсаторный механизм?

— Вы правы, логичным было бы проанализировать всё и так сказать, разложить по полочкам ещё после той авиакатастрофы. Но у нас ведь часто исходят из того, что однажды случившееся, больше не повторится. Как видим, повторяется, с ещё большим числом жертв… Надеюсь, на этот раз будут наконец сделаны все необходимые выводы, приняты грамотные поправки в нужные документы, чтобы лишний раз не травмировать людей отказами или даже просто требованиями о многочисленных, большей частью совершенно излишних справках.

Справка «СП»

Правительство Петербурга обязалось выплатить семьям всех погибших вне зависимости от их места проживания по 1 млн. рублей, а страховая компания «Ингосстрах» — по 2 млн. рублей. Ко вторнику, 10 ноября, родственники 64-х погибших в авиакатастрофе в Египте уже получили выплаты. Всего же подано пока от родственников 135 заявлений.

*) В соответствии со статьей 1142 ГК РФ наследниками первой очереди по закону являются дети, супруг и родители наследодателя.

Читайте по теме в новостях:

Читайте все новости о крушении российского самолёта в Египте