Кто имеет право на реабилитацию

Глава 18. Реабилитация (ст.ст. 133 — 139)

Глава 18. Реабилитация

О практике применения судами норм главы 18 настоящего Кодекса см. постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2011 г. N 17

© ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 2019. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания «Гарант» и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

Кто имеет право на реабилитацию

Адрес
107140, г. Москва, ул. Краснопрудная 22Б (схема проезда)

Телефоны для обращения граждан
+7 (495) 785-70-00

Телефон для обращения СМИ
+7 (495) 785-70-00 (доб. 180)

Факс
+7 (499) 266-16-75

Отдел с дислокацией в г. Воронеже
394036, г. Воронеж, площадь Черняховского, д. 2, тел. 8-4732-52-73-33

На основании ст. 133 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее-УПК РФ) право на реабилитацию, в том числе на возмещение вреда, имеют лица, по уголовным делам которых вынесен оправдательный приговор или уголовное преследование в отношении которых прекращено, в том числе в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения, за отсутствием события или состава преступления, за непричастностью лица к совершению преступления.

Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 17.10.2011 положения ст. 133 УПК РФ признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации в той мере, в какой они служат основанием для отказа лицу, в отношении которого выдвигалось частное обвинение, в возмещении государством вреда, причиненного незаконными и (или) необоснованными решениями суда (судьи).

В Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.11.2011 № 17 «О практике применения судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве» разъяснено, что поскольку уголовное преследование по уголовным делам частного обвинения (за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 части 1 и частью 4 статьи 147 УПК РФ) возбуждается частным обвинителем и прекращение дела либо постановление по делу оправдательного приговора судом первой инстанции не является следствием незаконных действий со стороны государства, правила о реабилитации на лиц, в отношении которых вынесены такие решения, не распространяются.

Вместе с тем лицо, имеет право на реабилитацию в тех случаях, когда обвинительный приговор по делу частного обвинения отменен и уголовное дело прекращено в апелляционном, кассационном, надзорном порядке, в связи с новыми или вновь открывшимися обстоятельствами либо судом апелляционной инстанции после отмены обвинительного приговора по делу постановлен оправдательный приговор.

В Определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 16.10.2012 в рамках рассмотрения дела № 48-КГ12-5 по иску Манаенкова В.Ю. к Тиунову А.И., Министерству финансов Российской Федерации о компенсации морального вреда разъяснено, что лицо, в отношении которого обвинительный приговор по делу частного обвинения отменен судом апелляционной инстанции, и за которым признано право на реабилитацию, имеет право на возмещение вреда не только с частного обвинителя, но и с государства.

Кто имеет право на реабилитацию

Прокуратура Республики Коми Официальный сайт

Право на реабилитацию в уголовном судопроизводстве

Развитие страны и формирование правового государства в современных условиях непосредственно связаны с правовым просвещением. Согласно Основам государственной политики Российской Федерации в сфере развития правовой грамотности и правосознания граждан важнейшей задачей государства является пропаганда и разъяснение необходимости соблюдения гражданами своих обязанностей, уважения прав и законных интересов других лиц. Развитие страны и формирование правового государства в современных условиях непосредственно связаны с правовым просвещением. Немалая роль в этих процессах отведена органам прокуратуры. Осуществляя надзорные полномочия, прокурор выполняет и просветительскую функцию.

Правовое просвещение неразрывно связано с решением задач профилактики и предупреждения правонарушений. Вопросам организации этой работы посвящен приказ Генерального прокурора Российской Федерации от 10.09.2008 № 182 «Об организации работы по взаимодействию с общественностью, разъяснению законодательства и правовому просвещению».

Своевременное правовое информирование, разъяснение населению законодательства является особым видом прокурорской деятельности. Возможности настоящего раздела официального сайта прокуратуры Республики Коми направлены не только на информирование населения о существующих нормах закона, но и формирование навыков, способов ориентирования человека в значимой для него правовой ситуации, осознанного выбора своего правового поведения на основе должных правовых взглядов и убеждений.

Предварительное расследование и судебное рассмотрение уголовных дел неизбежно сопряжены с ограничением свободы и неприкосновенности личности, вторжением в частную жизнь граждан, применением мер процессуального принуждения. К сожалению, следственная и судебная практика не застрахована от ошибок, которые, безусловно, связаны с душевным дискомфортом, нравственными переживаниями, материальными проблемами.

Конституция Российской Федерации гарантирует каждому право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц (статья 53). В этой связи уголовное судопроизводство в Российской Федерации имеет своим назначением не только защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, но также защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (статья 6 УПК РФ).

Под реабилитацией понимается порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещения причиненного ему вреда (пункт 34 статьи 5 УПК РФ).

Официальное разъяснение порядка реализации права на реабилитацию содержится в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.11.2011 № 17 «О практике применения судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве» (далее – постановление Пленума).

Основанием для возникновения права на реабилитацию является прекращение уголовного преследования лица (как в досудебной, так и в судебной стадии) в связи с установлением отсутствия события, состава преступления, непричастности подозреваемого (обвиняемого, подсудимого) к его совершению (так называемые реабилитирующие основания прекращения уголовного дела).

Важным нововведением стало закрепление права на реабилитацию не только за лицом, уголовное преследование в отношении которого прекращено по реабилитирующим основаниям в целом, но и за лицом, уголовное преследование в отношении которого прекращено по указанным основаниям по части предъявленного ему самостоятельного обвинения (например, при прекращении уголовного дела за отсутствием состава преступления, предусмотренного статьей 105 УК РФ, при обвинении в убийстве и краже) (пункт 3 постановления Пленума). Исключением являются случаи, когда действия переквалифицированы или из обвинения исключены квалифицирующие признаки, ошибочно вмененные статьи при отсутствии идеальной совокупности преступлений либо приняты иные решения, уменьшающие объем обвинения, но не исключающие его (например, осужденный при переквалификации содеянного со статьи 105 УК РФ на часть 4 статьи 111 УК РФ), а также осужденные, мера наказания которым снижена вышестоящим судом до предела ниже отбытого (пункт 4 постановления Пленума).

В соответствии с частью 1 статьи 133 УПК РФ право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах. Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.

Требование о компенсации морального вреда (в денежном выражении), причиненного уголовным преследованием, рассматривается в порядке гражданского судопроизводства. В соответствии с частью 6 статьи 29 ГПК РФ исковое заявление может быть подано реабилитированным по его выбору в суд по месту своего жительства или в суд по месту нахождения ответчика. При этом реабилитированный освобождается от уплаты государственной пошлины (подпункт 10 пункта 1 статьи 333.36 Налогового кодекса РФ).

При определении размера денежной компенсации морального вреда реабилитированному учитываются степень и характер физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, продолжительность судопроизводства, длительность и условия содержания под стражей, вид исправительного учреждения, в котором лицо отбывало наказание, и другие имеющие значение обстоятельства, а также требования разумности и справедливости.

Возмещение морального вреда, согласно статье 136 УПК РФ, помимо компенсации морального вреда в денежном выражении, предусматривает устранение последствий морального вреда: принесение прокурором реабилитированному официального извинения от имени государства за причиненный ему вред; помещение в средствах массовой информации сообщения о реабилитации, если сведения о применении мер уголовного преследования в отношении реабилитированного были распространены в средствах массовой информации; направление письменных сообщений о принятых решениях, оправдывающих гражданина, по месту его работы, учебы или по месту жительства.

Согласно статье 135 УПК РФ возмещение лицу имущественного вреда при реабилитации включает в себя возмещение заработной платы, пенсии, пособия, других средств, которых лицо лишилось в результате уголовного преследования; возврат имущества или возмещение ущерба, причиненного конфискацией или обращением имущества в доход государства на основании приговора или решения суда; возмещение штрафов и процессуальных издержек, взысканных с него во исполнение приговора суда; возмещение сумм, выплаченных им за оказание юридической помощи защитникам, и иных расходов, понесенных реабилитированным вследствие незаконного или необоснованного уголовного преследования, подтвержденных документально либо иными доказательствами.

Такие требования разрешаются судом в уголовно-процессуальном порядке, предусмотренном ст.ст. 396-399 УПК РФ (в порядке исполнения приговора), судом, постановившим приговор, вынесшим постановление, определение о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования, либо судом по месту жительства реабилитированного, либо судом по месту нахождения органа, вынесшего постановление о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования, об отмене либо изменении незаконных или необоснованных решений.

Реабилитированный вправе обратиться в суд с требованием о возмещении имущественного вреда в течение сроков исковой давности, установленных Гражданским кодексом РФ, со дня получения извещения с разъяснением порядка возмещения вреда (часть 2 статьи 135 УПК РФ). Пропущенный срок исковой давности в соответствии со статьей 205 ГК РФ может быть восстановлен.

Разъясняем законодательство

О праве на реабилитацию в уголовном судопроизводстве

Вопрос: Расскажите, в каких случаях возникает у граждан право на реабилитацию и возмещение вреда, причиненного незаконными действиями и решениями органов уголовного преследования и их должностными лицами?

Смотрите так же:  Во все тяжкие адвокат

Отвечает начальник отдела по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами Лосева Н.Н.: Фактическим основанием права на реабилитацию в уголовном судопроизводстве является наличие вреда, возникшего в результате незаконного: 1) осуждения, 2) уголовного преследования, 3)применения любых мер процессуального принуждения, в том числе принудительных мер медицинского характера, и любых мер пресечения.

С учетом положений ч. 2 ст. 133 и ч. 2 ст. 135 УПК РФ право на реабилитацию имеют как лица, уголовное преследование которых признано незаконным или необоснованным судом первой инстанции, так и лица, в отношении которых уголовное преследование прекращено на досудебных стадиях уголовного судопроизводства либо уголовное дело прекращено и приговор отменен в апелляционном, кассационном, надзорном порядке, по вновь открывшимся или новым обстоятельствам.

На досудебных стадиях уголовного судопроизводства к таким лицам относятся подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которых прекращено по основаниям, предусмотренным п.1,2,5,6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, — в связи отсутствием события преступления, отсутствием в деянии состава преступления, отсутствием заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению. Помимо этого к основаниям возникновения права на реабилитацию, в соответствии с п.1,4,5 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, относится: непричастность к совершению преступления, наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению, наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела.

На судебных стадиях уголовного судопроизводства к лицам, имеющим права на реабилитацию, относятся: подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор, подсудимый, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения, и (или) по иным реабилитирующим основаниям, осужденный – в случаях полной или частичной отмены обвинительного приговора суда и прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным п.1 и 2 ч. 1 ст.27 УПК РФ.

Право на реабилитацию имеет также лицо, к которому были применены принудительные меры медицинского характера, — в случае отмены незаконного или необоснованного постановления суда о применении данной меры.

В то же время необходимо иметь в виду, что к лицам, имеющим право на реабилитацию, не относятся лица, в отношении которых меры процессуального принуждения или обвинительный приговор отменены или изменены ввиду издания акта об амнистии, истечения сроков давности, недостижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность, или в отношении несовершеннолетнего, который хотя и достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими в момент совершения деяния, или принятия закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния, поскольку прекращение уголовного дела (освобождение от наказания) в указанных случаях само по себе не является свидетельством незаконности или необоснованности уголовного преследования.

Также не относятся к лицам, имеющим право на реабилитацию, в частности, подозреваемый, обвиняемый, осужденный, преступные действия которых переквалифицированы или из обвинения которых исключены квалифицирующие признаки, ошибочно вмененные статьи при отсутствии идеальной совокупности преступлений либо в отношении которых приняты иные решения, уменьшающие объем обвинения, но не исключающие его, а также осужденные, мера наказания которым снижена вышестоящим судом до предела ниже отбытого.

Здание прокуратуры Курской области 305000, г. Курск, ул. Ленина, 21
схема проезда

КРУГ ЛИЦ, ИМЕЮЩИХ ПРАВО НА РЕАБИЛИТАЦИЮ В ПОРЯДКЕ ГЛАВЫ 18 УПК РФ
(ПРОБЛЕМЫ ОПРЕДЕЛЕНИЯ)

Вопрос об определении круга лиц, имеющих право на реабилитацию и возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, несмотря на принятие Пленумом Верховного Суда Российской Федерации постановления «О практике применения судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве» от 29 ноября 2011 г. № 17, вызывает оживленные споры в теории уголовного процесса, что приводит к серьезным проблемам применения института реабилитация по уголовным делам на практике.

В статье 6 УПК РФ предусмотрено, что назначение уголовного судопроизводства состоит не только в защите прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, но также в защите личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. Данные положения вытекают из ст. 53 Конституции Российской Федерации, в соответствии с которой каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц. Таким образом, государство берет на себя ответственность за вред, причиненный гражданину неправильными действиями (или бездействием) органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда. Так, п. 35 ст. 5 УПК РФ под реабилитированным понимает лицо, имеющее в соответствии с УПК РФ право на возмещение вреда, причиненного ему в связи с незаконным или необоснованным уголовным преследованием; п. 34 ст. 5 УПК РФ признает реабилитацией порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещения причиненного ему вреда.

Таким образом, ст. 5 УПК РФ в части определения круга лиц, имеющих право на реабилитацию, отсылает правоприменителя к положениям ст. 133 УПК РФ, согласно которым право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, имеют:
подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор;
подсудимый, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения;
подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным пп. 1, 2, 5 и ч. 1 ст. 24 и пп. 1 и 4—6 ч. 1 ст. 27 УПК РФ;
осужденный — в случаях полной или частичной отмены вступившего в законную силу обвинительного приговора суда и прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным пп. 1 и 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ;
лицо, к которому были применены принудительные меры медицинского характера — в случае отмены незаконного или необоснованного постановления суда о применении данной меры;
любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу.

На первый взгляд, перечень лиц, имеющих право на реабилитацию и возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, определен достаточно четко и не должен приводить к возникновению вопросов о праве отдельных лиц на реабилитацию. Вместе с тем при детальном ознакомлении с указанной нормой, когда появляется потребность применения ее по конкретному уголовному делу в связи с необходимостью признания за тем либо иным лицом права на реабилитацию, у судей и прокуроров возникают неясности, вызываемые несовершенством и краткостью формулировок ст. 133 УПК РФ. Так, Н. В. Тимошин отмечает, что основные трудности возникают у судей при разрешении вопросов реабилитации, когда они не урегулированы законом либо когда установленный законом порядок носит

недостаточно четкий, а в некоторых случаях и противоречивый характер(1).

Рассмотрим проблему неточности формулировки ч. 2 ст. 133 УПК РФ. В данной статье в качестве лиц, подлежащих реабилитации, не называются осужденные, в отношении которых был отменен обвинительный приговор с прекращением производства по делу по одному из реабилитирующих оснований. Этот недостаток устранен разъяснениями Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2011 г. № 17, в п. 2 которого указанные лица подразделяются на группы в зависимости от стадии уголовного судопроизводства.

На досудебных стадиях к таким лицам относятся подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которых прекращено по основаниям, предусмотренным пп. 1, 2, 5 и 6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ (отсутствие события преступления; отсутствие в деянии состава преступления; отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, за исключением случаев, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК РФ; отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления в действиях одного из лиц, указанных в пп. 2 и 2.1 ч. 1 ст. 448 УПК РФ) или пп. 1 и 4—6 ч. 1 ст. 27 УПК РФ (например, непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления; наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению; наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела). Применительно к судебным стадиям уголовного судопроизводства к лицам, имеющим право на реабилитацию, соответственно относятся: подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор; подсудимый, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения и (или) по иным реабилитирующим основаниям; осужденный — в случаях полной или частичной отмены обвинительного приговора суда и прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным пп. 1 и 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ(2).

Необходимо обратить внимание на то, что право на реабилитацию может возникнуть у лица и в случае, если в отношении его одновременно с обвинительным решением вынесено реабилитирующее решение (например, по части обвинения, по одному из эпизодов). Данная практика применения норм главы 18 УПК РФ сложилась не так давно, в том числе и благодаря разъяснениям Верховного Суда Российской Федерации. Ранее судами право на реабилитацию за такими лицами не признавалось.

Так, В. Г. Бисидывскому судом было отказано в удовлетворении исковых требований. Решение аргументировано тем, что он не привлекался к уголовной ответственности по двум эпизодам, а просто в отношении его проводилась проверка на причастность к совершению этих преступлений. Кроме этого, к нему не применялись по данным эпизодам меры государственного принуждения. Как следует из текста решения, уголовное преследование в отношении В. Г. Бисидывского по этим эпизодам прекращено следователем в связи с отсутствием в деянии состава преступления (п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ) (3).

Смотрите так же:  Договор купли-продажи авто 2019 год

На наш взгляд, наличие у лиц, в отношении которых прекращено уголовное преследование по одному из эпизодов, права на реабилитацию является вполне обоснованным. Исходя из формулировок ст. 133 УПК РФ, речь в ней идет о предоставлении права на реабилитацию лицам, в отношении которых прекращено уголовное преследование по реабилитирующему основанию. При этом законодатель в данном случае не употребляет формулировку

прекращение уголовного дела», т. е. не ставит право на реабилитацию в зависимость от результатов рассмотрения по существу всего уголовного дела, если оно, например, является многоэпизодным.

Так, Верховный Суд Российской Федерации в пп. 3 и 4 Постановления Пленума от 29 ноября 2011 г. № 17 указывает, что право на реабилитацию имеет не только лицо, уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным ч. 2 ст. 133 УПК РФ, по делу в целом, но и лицо, уголовное преследование в отношении которого прекращено по указанным основаниям по части предъявленного ему самостоятельного обвинения (например, при прекращении уголовного дела за отсутствием состава преступления, предусмотренного ст. 105 УК РФ, при обвинении в убийстве и краже). При этом к таким лицам не относятся:

подозреваемый, обвиняемый, осужденный, преступные действия которых переквалифицированы, из обвинения которых исключены квалифицирующие признаки, ошибочно вмененные статьи при отсутствии идеальной совокупности преступлений, либо в отношении которых приняты иные решения, уменьшающие объем обвинения, но не исключающие его (например, осужденный при переквалификации содеянного со ст. 105 УК РФ на ч. 4 ст. 111 УК РФ);

осужденные, мера наказания которым снижена вышестоящим судом до предела ниже отбытого.

Разъяснения, содержащиеся в абз. 2 п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации 29 ноября 2011 г. № 17 об объеме реабилитации и возмещения вреда, причиненного указанным лицам в связи с уголовным преследованием, требуют самостоятельного осмысления и рассмотрения в отдельной публикации. Здесь же представляется важным указать, что в общем случае лица, перечисленные в п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации 29 ноября 2011 г. № 17, права на реабилитацию не приобретают.

Определим критерий отнесения лиц к имеющим право на реабилитацию при изменении первоначального обвинения и необходимости прекращения уголовного преследования в части. Таким критерием может служить понятие самостоятельности предъявленного обвинения, по которому необходимо принимать решение о прекращении уголовного преследования. При оценке понятия «самостоятельность обвинения» следует руководствоваться правовыми позициями Конституционного Суда Российской Федерации, изложенными в определениях «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Геворкяна Руслана Тиграновича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 175 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» от 21 декабря 2006 г. № 533-О, «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Пивоварова Александра Николаевича на нарушение его конституционных прав положениями части первой статьи 175 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» от 21 октября 2008 г. № 600-О-О. Так, Конституционный Суд Российской Федерации, рассмотрев вопрос о возможности привлечения лица в качестве обвиняемого и предъявления ему обвинения в совершении тех преступлений, по которым уголовное дело не возбуждалось, указал, что уголовно-процессуальный закон не содержит норм, позволяющих привлекать лицо в качестве подозреваемого или обвиняемого, а также изменять и дополнять ранее предъявленное обвинение в связи с совершением лицом преступления, по признакам которого уголовное дело не возбуждалось; напротив, УПК РФ предполагает необходимость соблюдения общих положений его ст.ст. 140, 146 и 153, в силу которых при наличии достаточных данных, указывающих на признаки преступления, должно быть вынесено постановление о возбуждении уголовного дела, которое при наличии других уголовных дел о совершенных тем же лицом преступлениях может быть соединено с ними в одном производстве. Вместе с тем Конституционный Суд Российской Федерации отметил, что определение того, является ли вновь обнаруженное преступное деяние составной частью события преступления, по которому ранее уже было уголовное дело возбуждено, или оно образует самостоятельное событие преступления, по признакам которого должно быть возбуждено новое уголовное дело, относится к компетенции правоприменительных органов(1).

Ярким примером несамостоятельности обвинения может служить идеальная совокупность преступлений, уголовная ответственность за совершение которых предусматривается ч. 2 ст. 105 и ст.ст. 131, 162 УК РФ и т. п., это так называемые сопряженные убийства. В случае если суд в процессе рассмотрения уголовного дела на основании исследованных доказательств приходит к выводу о необходимости квалификации действий лица лишь по одной из приведенных статей, то оснований для признания за лицом права на реабилитацию не имеется. Вместе с тем у лица может возникнуть право на возмещение вреда в порядке, предусмотренном ч. 3 ст. 133 УПК РФ.

Другим спорным моментом признания права на реабилитацию за лицами, которым были ошибочно излишне вменены статьи при отсутствии идеальной совокупности преступлений, является случай объединения судом нескольких эпизодов преступной деятельности одним эпизодом исходя из исследованных доказательств. Так, согласно п. 13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» от 15 июня 2006 г. № 14 в случае, когда лицо, имея умысел на сбыт наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, в крупном или особо крупном размере, совершило такие действия в несколько приемов, реализовав лишь часть имеющихся у него указанных средств или веществ, не образующую крупный или особо крупный размер, все содеянное им подлежит квалификации по ч. 3 ст. 30 УК РФ и соответствующей части ст. 2281 УК РФ. Несмотря на данные разъяснения Верховного Суда Российской Федерации, по уголовным делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, органами предварительного расследования часто предъявляется обвинение в совершении нескольких эпизодов преступной деятельности, которые судом объединяются в один исходя из умысла подсудимого, действия квалифицируются по одной статье. Аналогичная проблема возникает, например, при обвинении лица по нескольким эпизодам краж, совершенных из одного жилого или нежилого помещения.

Не вызывает сомнений тот факт, что в таком случае судом устанавливается лишь одно из вмененных лицу событий преступлений, а иные события отсутствуют, так как умысел лица направлен на совершение преступления, последствия от которого охватывают все вмененные эпизоды; исходя из умысла, данное преступление является единым. При таких обстоятельствах суд не должен признавать за лицом право на реабилитацию. Однако указанные лица при определенных обстоятельствах могут претендовать на возмещение вреда в связи, например, с применением мер процессуального принуждения.

Имеются особенности возникновения права на реабилитацию у лиц, перечисленных в ч. 4 ст. 133 УПК РФ, согласно которой институт реабилитации не распространяется на случаи, когда примененные в отношении лица меры процессуального принуждения или постановленный обвинительный приговор отменены или изменены ввиду:
издания акта об амнистии;
истечения сроков давности;
недостижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность, или в отношении несовершеннолетнего, который хотя и достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом;
принятия закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния.

Как отмечено в п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации 29 ноября 2011 г. № 17, если уголовное дело было возбуждено, несмотря на наличие указанных обстоятельств, либо вред причинен вследствие продолжения уголовного преследования после возникновения

или установления таких обстоятельств, за исключением случаев продолжения уголовного преследования в связи с возражением лица против его прекращения по данным основаниям, лицо имеет право на возмещение вреда в порядке главы 18 УПК РФ. Если суд в ходе судебного разбирательства придет к выводу о наличии оснований для оправдания лица, возражавшего против прекращения уголовного дела по нереабилитирующему основанию, то это лицо подлежит реабилитации.

Сложность представляет ситуация, когда уголовное дело в отношении лица либо преследование прекращено в связи с устранением преступности деяния новым уголовным законом. Относительно вопроса возможности прекращения в таких случаях уголовного преследования при возражении обвиняемого имеются правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации.

Так, в ряде определений Конституционный Суд Российской Федерации отметил, что ч. 4 ст. 133 УПК РФ в ее конституционно-правовом истолковании, вытекающем из сохраняющих свою силу постановлений Конституционного Суда Российской Федерации, не препятствует суду рассмотреть по существу находящееся в его производстве уголовное дело, если до вынесения приговора новым уголовным законом устраняется преступность и наказуемость инкриминируемого обвиняемому деяния, и не лишает обвиняемого права на доступ к правосудию и права на эффективную судебную защиту в установленных законом процессуальных формах. Если новым уголовным законом устраняются преступность и наказуемость какого-либо деяния, то в постановлении о прекращении уголовного дела в связи с отсутствием в деянии состава преступления констатируется невозможность дальнейшего осуществления уголовного преследования в отношении подозреваемого или обвиняемого, хотя ранее выдвигавшиеся против него обвинения и не признаются необоснованными. В таких случаях объективно ограничиваются права названных участников уголовного судопроизводства, в том числе право доказывать свою невиновность в совершении преступления и возражать против прекращения дела в соответствии с ч. 2 ст. 24 УПК РФ, а также право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием. Приведенная правовая позиция в полной мере распространяется на правоотношения, возникающие при решении вопроса о прекращении уголовного дела в связи с отсутствием в деянии состава преступления, если до вступления приговора в законную силу преступность и наказуемость соответствующего деяния устраняются новым уголовным законом, и обязывает суд проверять в таких случаях наличие достаточных для прекращения дела оснований и условий и обеспечивать сторонам возможность высказать свою позицию по данному вопросу(1).

Смотрите так же:  Как оформить регистрацию в крыму

Таким образом, при решении вопроса о признании за лицом права на реабилитацию при прекращении уголовного преследования в связи с принятием закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния, необходимо учитывать причинную связь между продолжением уголовного преследования при выявлении соответствующего основания для его прекращения и волеизъявлением обвиняемого (подсудимого). Если обвиняемый не возражал против прекращения уголовного преследования и основание его прекращения возникло после возбуждения уголовного дела (т. е. уголовное преследование по объективному критерию является законным), то суд, установив отсутствие иных реабилитирующих оснований, не признает за таким лицом права на реабилитацию.

Отдельная группа лиц, которым может быть возмещен вред в порядке, предусмотренном главой 18 УПК РФ, указана в ч. 3 ст. 133 УПК РФ. Исходя из формального толкования уголовно-процессуальной нормы и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации данные лица не имеют права на реабилитацию и могут претендовать лишь на возмещение вреда в

случае незаконного применения мер процессуального принуждения.

Часто обсуждаемым в научной литературе в связи с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации(1) стал вопрос о праве на реабилитацию лиц по делам частного обвинения. С учетом разъяснений п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2011 г. № 17 представляется, что критерии отнесения лиц, имеющих право на реабилитацию по данной категории уголовных дел, достаточно четко определены (в отличие от объема восстановления прав реабилитируемых по уголовным делам частного обвинения(2)). Так, лицо имеет право на реабилитацию в тех случаях, когда обвинительный приговор по делу частного обвинения отменен и уголовное дело прекращено по основаниям, указанным в ч. 2 ст. 133 УПК РФ, в апелляционном, кассационном, надзорном порядке, в связи с новыми или вновь открывшимися обстоятельствами либо судом апелляционной инстанции после отмены обвинительного приговора по делу постановлен оправдательный приговор(3). Законопроект о внесении дополнений в ст. 133 УПК РФ, реализующий правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации, в настоящее время находится на рассмотрении Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации и предусматривает дополнение ч. 2 ст. 133 УПК РФ п. 41 следующего содержания: «41) осужденный по делам частного обвинения — в случаях полной или частичной отмены вступившего в законную силу обвинительного приговора суда и прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным пунктами 4 и 5 части первой статьи 27 настоящего Кодекса»(4).

В заключение обратимся к позиции Пленума Верховного Суда Российской Федерации, вполне обоснованно разъясняющего, что отсутствие в приговоре, постановлении, определении указания на признание за лицом права на реабилитацию не может служить основанием для отказа в реабилитации(5). Таким образом, при невыполнении следователем, руководителем следственного органа, дознавателем, органом дознания либо судом требований ч. 1 ст. 134 УПК РФ обязанность по доказыванию наличия права на реабилитацию в связи с осуществлением уголовного преследования не перекладывается на лиц, в отношении которых уголовное преследование было прекращено. В таких случаях, несмотря на необоснованное неп

ризнание за лицом права на реабилитацию, оно имеет полный перечень прав, предоставленных ему ч. 1 ст. 133 УПК РФ, а обязанность установить факт наличия у него права на реабилитацию возлагается на прокурора (в части принесения официальных извинений от имени государства) и суд, в который поступило требование о возмещении вреда. В связи с этим перечень лиц, имеющих право на реабилитацию и возмещение вреда в порядке, предусмотренном главой 18 УПК РФ, должен быть определен законодателем более четко.

Кто имеет право на реабилитацию

Право на реабилитацию? Кто имеет такое право?

Право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах. Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.

Согласно части 2 статьи 133 УПК РФ, право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, имеют: подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор; подсудимый, уголовное преследование, в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения; подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 2, 5 и 6 части первой статьи 24 и пунктами 1 и 4 — 6 части первой статьи 27 УПК РФ; осужденный – в случаях полной или частичной отмены вступившего в законную силу обвинительного приговора суда и прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части первой статьи 27 УПК РФ; лицо, к которому были применены принудительные меры медицинского характера, — в случае отмены незаконного или необоснованного постановления суда о применении данной меры.

Право на возмещение вреда в порядке, установленном главой 18 УПК РФ, имеет также любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу.

Правила статьи 133 УПК РФ не распространяются на случаи, когда примененные в отношении лица меры процессуального принуждения или постановленный обвинительный приговор отменены или изменены ввиду издания акта об амнистии, истечения сроков давности, недостижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность, или в отношении несовершеннолетнего, который хотя и достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом, или принятия закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния.

В иных случаях вопросы, связанные с возмещением вреда, разрешаются в порядке гражданского судопроизводства.

Роль признания права на реабилитацию в уголовном судопроизводстве отведена суду, следователю, дознавателю.

Согласно статье 134 УПК РФ, суд в приговоре, определении, постановлении, а следователь, дознаватель в постановлении признают за оправданным либо лицом, в отношении которого прекращено уголовное преследование, право на реабилитацию. Одновременно реабилитированному направляется извещение с разъяснением порядка возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием.

Порядок возмещения имущественного и морального вреда установлен статьями 135 и 136 УПК РФ.

Согласно статье 135 УПК РФ, возмещение реабилитированному имущественного вреда включает в себя возмещение: заработной платы, пенсии, пособия, других средств, которых он лишился в результате уголовного преследования; конфискованного или обращенного в доход государства на основании приговора или решения суда его имущества; штрафов и процессуальных издержек, взысканных с него во исполнение приговора суда; сумм, выплаченных им за оказание юридической помощи; иных расходов.

В течение сроков исковой давности, установленных Гражданским кодексом Российской Федерации, со дня получения копии документов, указанных в части первой статьи 134 настоящего Кодекса, и извещения о порядке возмещения вреда реабилитированный вправе обратиться с требованием о возмещении имущественного вреда в орган, постановивший приговор и (или) вынесший определение, постановление о прекращении уголовного дела, об отмене или изменении незаконных или необоснованных решений. Если уголовное дело прекращено или приговор изменен вышестоящим судом, то требование о возмещении вреда направляется в суд, постановивший приговор.

Требование о возмещении имущественного вреда может быть заявлено законным представителем реабилитированного.

Не позднее одного месяца со дня поступления требования о возмещении имущественного вреда судья, следователь или дознаватель определяет его размер и выносит постановление о производстве выплат в возмещение этого вреда. Указанные выплаты производятся с учетом уровня инфляции.

Статьей 136 УПК РФ установлен порядок возмещения морального вреда, в которой указано, что прокурор от имени государства приносит официальное извинение реабилитированному за причиненный ему вред.

Иски о компенсации за причиненный моральный вред в денежном выражении предъявляются в порядке гражданского судопроизводства.

Если сведения о задержании реабилитированного, заключении его под стражу, временном отстранении его от должности, применении к нему принудительных мер медицинского характера, об осуждении реабилитированного и иных примененных к нему незаконных действиях были опубликованы в печати, распространены по радио, телевидению или в иных средствах массовой информации, то по требованию реабилитированного, а в случае его смерти – его близких родственников или родственников либо по письменному указанию суда, прокурора, руководителя следственного органа, следователя, дознавателя соответствующие средства массовой информации обязаны в течение 30 суток сделать сообщение о реабилитации.

По требованию реабилитированного, а в случае его смерти – его близких родственников или родственников суд, прокурор, следователь, дознаватель обязаны в срок не позднее 14 суток направить письменные сообщения о принятых решениях, оправдывающих гражданина, по месту его работы, учебы или месту жительства.

Согласно статье 137 УПК РФ постановления судьи, следователя, дознавателя о производстве выплат, возврате имущества могут быть обжалованы в порядке, установленном главой 16 настоящего Кодекса.

Восстановление трудовых, пенсионных, жилищных и иных прав реабилитированного производится в порядке, установленном статьей 399 настоящего Кодекса для разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора. Если требование о возмещении вреда судом не удовлетворено или реабилитированный не согласен с принятым судебным решением, то он вправе обратиться в суд в порядке гражданского судопроизводства.

Реабилитированным, которые были лишены на основании судебного решения специальных, воинских и почетных званий, классных чинов, а также государственных наград, восстанавливаются соответствующие звания, классные чины и возвращаются государственные награды.

Согласно статье 139 УПК РФ вред, причиненный юридическим лицам незаконными действиями (бездействием) и решениями суда, прокурора, следователя, дознавателя, органа дознания, возмещается государством в полном объеме в порядке и сроки, которые установлены настоящей главой .