Нормы международного экономического права не обеспечивают

Понятие международного экономического права, его место в системе права

Нормы международного экономического права как отрасли международ­ного права регулируют межгосударственные отношения публичного порядка. Но сами государства в международные экономические отношения вступают редко. Основная масса экономических отношений осуществляется с участием иных субъектов — хозяйствующих субъектов различных государств, которые субъектами международного публичного права не являются, но при этом учи­тывают при осуществлении своего сотрудничества нормы международного экономического права. Кроме того, государства, принимая свои внутригосу­дарственные акты, регламентирующие внешнюю торговлю и другие виды внешнеэкономической деятельности, учитывают действующие нормы меж­дународного экономического права. Так, Российская Федерация, осуществляя подготовку к вступлению во Всемирную торговую организацию, по многим вопросам внешнеэкономической деятельности привела свое законодательство в соответствие с требованиями ВТО. Это нашло свое отражение в формули­ровке правил Федерального закона «Об основах государственного регулиро­вания внешнеторговой деятельности» 2003 г., Федерального закона «О специ­альных защитных, антидемпинговых и компенсационных мерах при импорте товаров» 2003 г., Таможенного кодекса Российской Федерации, принятого в 2003 г., четвертой части Гражданского кодекса РФ, в ряде других актов. При осуществлении внешнеэкономического сотрудничества хозяйствующими субъектами России необходимо учитывать и нормы регионального характера,

входящие в международное экономическое право. Для российских субъектов среди таких норм первостепенное значение имеют правила, принятые в рам­ках этих организаций, как Европейский союз и СНГ. Поэтому при разработке новейшего российского законодательства в области хозяйствования эти пра­вила были учтены.

Исходя из сказанного, следует подчеркнуть, что нормы международного экономического права могут выступать непосредственно в регулировании международных экономических отношений, а также они оказывают сущест­венное влияние на развитие внутригосударственного законодательства.

Международное экономическое право направлено не только на регу­лирование сотрудничества субъектов по экономическим вопросам. Его задачей является содействие в установлении и развитии устойчивого экономического правопорядка, обеспечение международной экономиче­ской безопасности. В принятой в 1974 г. Декларации об установлении нового международного экономического порядка государства заявили о своей решимости немедленно приложить усилия для установления ново­го международного экономического порядка. Его установление должно быть основано на справедливости, суверенном равенстве, взаимозависи­мости, общности интересов и сотрудничестве всех государств. Принятие Декларации имело значение прежде всего для развивающихся стран. Представляется, что и на современном этапе многие положения Деклара­ции сохраняют актуальность, поскольку еще сохраняется разрыв между развитыми странами и слаборазвитыми, отличается уровень жизни в раз­ных странах, что в какой-то мере можно объяснить несоблюдением в полной мере сформулированных в Декларации принципов, остается по- прежнему не решенной проблема контроля за деятельностью ТНК. Их несоблюдение не обеспечивает в полной мере и международную эконо­мическую безопасность как составляющую всеобъемлющей системы ме­ждународной безопасности.

«Международное экономическое право»

Год создания программы

Магистерская программа «Международное экономическое право» открыта в МГИМО в 2005 г. на базе кафедры международного права МГИМО МИД России.

Целью программы «Международное экономическое право» является достижение глубокого понимания студентами природы и сущности международных экономических правоотношений в контексте современных тенденций развития международного права, подготовка студентов к практической работе с документами в этой области, существенное обогащение профессиональных данных будущих выпускников. Особый акцент сделан на изучении обучающимися содержания международно-правовых актов, на самостоятельное исследование правовых механизмов, сложившихся в экономических отношениях государств, а также на развитие навыков практического консультирования по вопросам международного экономического права.

Форма обучения — очная. Нормативный срок обучения — 2 года.

Трудоемкость основной образовательной программы составляет 120 зачетных единиц (60 зачетных единиц за каждый учебный год). Обучение ведется на бюджетной и договорной основе. Программа предусматривает обязательное изучение одного иностранного языка.

По окончании обучения выдается диплом магистра со знанием иностранного языка по направлению подготовки «Юриспруденция». Выпускникам магистратуры выдается также Европейское приложение к государственному диплому о высшем образовании.

Особенностью и уникальным преимуществом программы «Международное экономическое право» является ее практикоориентированный характер. Программа позволяет освоить правовой уровень регулирования международных экономических отношений государств, в том числе, международно-правовые рамки договоренностей государств и иных субъектов международного права в сфере мировой торговли товарами и услугами, трансграничного движения капиталов и людей. В практическом плане такой подход дает возможность квалифицированно применять нормы и принципы международного права в современных условиях рыночной экономики не только для обеспечения интересов государств, но и для защиты прав юридических и физических лиц на основе международного права, включая права на частную собственность.

Обучение строится с применением интерактивных методов на лекциях и семинарах, при повышенной требовательности к результатам самостоятельной работы (подготовка письменных докладов и устных сообщений, умение вести в рамках состязательности сторон полемику на основе международно-правовых актов). Содержание магистерской программы дает возможность студентам гибко формировать индивидуальный пакет изучаемых дисциплин, включающий обязательные дисциплины и дисциплины по выбору.

Программой предусмотрены модульные занятия практикующих юристов юридических фирм, приглашение иностранных профессоров — известных специалистов по конкретным проблемам международного права.

Особое внимание уделяется изучению решений, вынесенных международными судебными и арбитражными органами по международным экономическим спорам государств. Углубленно исследуется практика Международного Суда ООН, Международного трибунала по морскому праву, Органа по разрешению споров Всемирной торговой организации (ВТО), практика арбитражей по разрешению международных инвестиционных споров между иностранными инвесторами и принимающими инвестиции государствами (Международный центр по урегулированию инвестиционных споров, ad hoc арбитражи, создаваемые в соответствии с регламентом ЮНСИТРАЛ).

Отдельный блок программы посвящен изучению практического применения правового инструментария в рамках интеграционных объединений государств и регионального сотрудничества, включая таможенное оформление грузов, правовые аспекты международной транспортировки грузов морским и воздушным транспортом, международно-правовая защита прав инвесторов при реализации коммерческих проектов, международно-правовое обеспечение недропользования и реализации сотрудничества в сфере энергетики. По рекомендации компаний «Роснефть» и «Газпром» особый акцент в программе сделан на модуль «Правовые вопросы экономической деятельности в Арктике» («Арктическое право»).

Профильные дисциплины ведут штатные доценты и профессора кафедры международного права МГИМО-Университета, некоторые из которых одновременно являются признанными практикующими юристами/адвокатами, международными арбитрами по соответствующему юридическому профилю.

Помимо традиционного курирования кафедрой международного права МГИМО участия в Конкурсе имени Филиппа С. Джессопа (The Philip C. Jessup International Law Moot Court Competition), на базе магистерской программы сформирована студенческая команда для участия в ежегодных слушаниях Всемирного конкурса по международному инвестиционному арбитражу — Foreign Direct Investment Arbitration Moot (FDI Moot) (http://www.fdimoot.org), в котором принимают участие студенческие команды из ведущих школ права различных университетов из стран Европы, Азии, Северной и Южной Америк, в также Австралии. Язык конкурса — английский. Команда МГИМО успешно выступает на этом конкурсе с 2010 года.

Процесс изучения дисциплин на магистерской программе направлен на формирование как общекультурных, так и следующих профессиональных компетенций:

  • способность корректно уяснить смысл и квалифицированно толковать международно-правовые акты, регулирующие экономическую деятельность государств;
  • способность квалифицированно сопровождать процесс применения нормативно- правовых актов в сфере международной торговли и трансграничного движения капиталов, реализации применимых норм материального и процессуального права в профессиональной деятельности;
  • способность принимать участие в проведении юридической экспертизы международных коммерческих проектов в различных сферах экономики, давать квалифицированные юридические заключения и консультации;
  • способность проводить результативные научные исследования в области международного экономического права.

Основными курсами магистерской программы «Международное экономическое право» являются следующие дисциплины:

  • Международно-правовые вопросы экономической деятельности государств
  • Международное инвестиционное право
  • Международно-правовые проблемы недропользования и сотрудничества в сфере энергетики
  • Международное ядерное право
  • Право ВТО
  • Правовые вопросы экономической деятельности в Арктике
  • Право международных договоров: практика государств
  • Международное таможенное право
  • Международное право защиты и поощрения прав человека
  • Международно-правовые вопросы использования космоса
  • Международное трудовое право
  • Международно-правовой режим охраны результатов интеллектуальной деятельности

Практикумы юридических фирм:

  • Международная юридическая фирма «Уайт энд Кейс» (White & Case) — «Сделки в энергетическом секторе»

Программа по иностранному языку предусматривает совершенствование всех языковых компетенций, в том числе в рамках специального аспекта, целью которого является обучение языку специальности и формирование умений и навыков, необходимых для выполнения профессиональной деятельности на иностранном языке: умения свободно ориентироваться в текстах юридического содержания, делать сообщения и вести беседу по профессиональной тематике, составлять юридические документы, осуществлять письменный и устный перевод.

Центральное место в рамках курса отводится изучению специальной юридической терминологии, отражающей правовые реалии национальных правовых систем, выработавших в результате своего многовекового развития четкую и стройную систему подъязыка права, установив строгие соответствия между правовыми реалиями и терминами, их выражающими. Курс «Юридические понятия и категории в иностранном языке» обеспечивает качественно новый уровень подготовки профессиональных юристов.

Выпускники магистерской программы «Международное экономическое право» имеют возможность показать свои профессиональные преимущества при трудоустройстве в федеральные и региональные органы власти — представительной, исполнительной, судебной, в юридические департаменты крупных компаний, особенно тех, кто нуждается в специалистах, способных сопровождать международные инвестиционные проекты.

Успешно освоившие программу выпускники могут быть приглашены в международные экономические организации, в иностранные компании, имеющие бизнес в России, особенно в коммерческие и юридические отделы, отделы сопровождения совместных инвестиционных проектов в России или за рубежом, в российские и иностранные юридические фирмы или адвокатские образования по юридическому сопровождению иностранных инвестиционных проектов и/или представлению интересов клиентов в урегулировании международных экономических споров с участием государств.

4. 1. Сущность и особенности источников международного экономического права

§ 145. В философско-правовом смысле источником международного торгово-экономического права, понимаемого как отрасль международного публичного права, можно считать согласованные воли двух более государств (Г.И.Тункин), включая опосредованные воли государств, выражаемые межправительственными организациями. В формально-юридическом смысле (о чем идет речь ниже) под источниками права понимаются различные формы выражения государственных воль, закрепляемых в конкретных правовых нормах международного права и, в частности, в нормах, регулирующих правоотношения между субъектами международного права в области международного торгово-экономического сотрудничества. Под правовыми нормами при этом понимаются нормы, соблюдение которых обеспечивается индивидуальной коллективной государственной властью.

§ 146. В формально-юридическом смысле источники международного экономического права те же, что и вообще в международном публичном праве, а именно: международный договор, решения межправительственных организаций и конференций, обычай, общие принципы права. Доктрина и судебный прецедент — источники вспомогательного, справочного характера.

§ 147. Хотя par in parem non habet imperium (равный не властен над равным), тем не менее договорные нормы, складывающиеся в межгосударственных отношениях, все же подспудно опираются если не прямо на власть государств, то на их силу, применение которой определяется все той же государственной властью. Международным организациям властные полномочия не свойственны. Даже в тех случаях, когда международная организация (например, ООН в лице Совета Безопасности) выносит нормативно-обязательное решение о применении коллективной силы, сила эта, ее реальное использование, в конечном итоге обеспечивается отдельными государствами, выделяющими ( не выделяющими) по своей «доброй воле» необходимые воинские контингенты.

В мире отсутствует единая всеобщая власть, которая могла бы обеспечивать строгое и неукоснительное выполнение норм международного права. Поэтому даже соблюдение и императивных когентных общепризнанных принципов международного права, а также договорных, конвенционных принципов и норм, основывающихся на согласовании воль государств для регулирования их конкретных взаимоотношений, — далеко не столь непреложно в жизни, как это было бы в большинстве случаев желательно в интересах самих же государств и их населения и как это гораздо более эффективно обеспечивается в отдельных государствах с их властным аппаратом, применимым для соблюдения национальных правовых норм. Это состояние международного права и служит по существу прагматической основой для обя в международном праве рекомендательных правовых норм, а также факультативных, по существу не правовых норм. Особенно это свойственно для норм, базирующихся на решениях международных организаций.

Поэтому доколе нет в мире единой, центральной власти, международным «не властным» организациям свойственно принятие решений не столько императивных, сколько с рекомендательной силой факультативных. Отсюда же и корни теории так называемого «мягкого права» в международном праве (см. ниже).

§ 148. В иностранной доктрине международного экономического права, однако, существуют и точки зрения (в частности, Д. Карро, П. Жюйар), согласно которым международное экономическое право не может быть сведено к международному (классическому) праву, но международное экономическое право якобы основывается на совокупности источников внутригосударственного и международного права и прочих источников права, а такими «прочими» источниками могут быть: частноправовые сделки, в том числе картельного характера сделки между ТНК, а также «смешанные источники», а именно соглашения «между государствами, с одной стороны, цами другого государства, с другой стороны». Кроме того, якобы и односторонние акты внутреннего правопорядка государств входят в нормативный состав международного экономического права.

§ 149. При оценке такого подхода, на наш взгляд, надежным представляется отправляться от базисных положений классической теории права, а именно:

во-первых, деление правовых актов на правоустановительные, т.е. образующие нормы права, и на акты правоприменительные, формулирующие конкретные правоотношения (в том числе сделки) на основе применимых правовых норм;

во-вторых, положение, согласно которому любые нормы права той иной правовой системы применимы, действуют только в отношении субъектов данной правовой системы и неприменимы к субъектам иной правовой системы, кроме случаев, когда, возможно, такая применимость либо внутринационально узаконена, либо международно согласована.

Если исходить из этих базисных постулатов, то:

во-первых, нормы, происходящие из национальных правовых источников, неприменимы ex proprio vigore (своей собственной силой) к субъектам иных правовых систем, в том числе к субъектам международного экономического права, а они, ни мало ни много, прежде всего государства!

во-вторых, правоприменительные акты, в том числе, к примеру, картельные соглашения между ТНК, не могут рассматриваться в качестве правоустановительных актов в какой бы то ни было правовой системе, в том числе и в международном экономическом праве;

в-третьих, частноправовые сделки, т.е. акты правоприменительные, заключаемые между собой «операторами», в том числе и ТНК, из разных стран, всегда в конце концов подпадают под то иное применимое национальное право. Условия сделок (права и обязанности сторон) могут быть в силу принципа «свободы воли» сторон самыми разными. Но сама «свобода воли» и ее пределы определяются и ограничиваются в рамках той иной национальной правовой системы. Эти сделки поэтому никак не порождают какой-либо свой собственный правопорядок, их условия не более чем набор прав и обязанностей сторон и только для сторон;

в-четвертых, так называемые «диагональные» соглашения, т.е. соглашения между государствами и иностранными частнымцами, не могут быть теоретически превоустановительными, т.е. творить «смешанное право», ибо государство в принципе может творить право, а частное лицо- нет, тем более международное право. Практически же — такие «диагональные» соглашения подпадают, обычно по соглашению сторон, под то иное национальное право. Казусов сколько угодно, хотя бы известное упомянутое выше дело с арестом в Бресте (Франция) парусника «Георгий Седов» по иску швейцарской фирмы «Нога».

Смотрите так же:  Строительство и проживание на даче

Короче говоря, источники международного экономического права те же самые, что и в международном праве вообще, хотя в МЭП есть и своя специфика.

Исходя из классического подхода к принципиальному отделению системы международного права, включая международное экономическое право, от национальных правовых систем, следует соответственно признавать и разность источников права международного и права национального.

§ 150. Самое главное при рассмотрении той иной конкретной правовой нормы, независимо от ее формального источника, это определение ее правовой обязывающей силы (vis obligandi), а именно правовой силы: императивной, диспозитивной, рекомендательной. Далеко не всегда норма, выраженная в международном договоре, в решении международной организации конференции вообще обладает правовой силой.

Множество норм, содержащихся в международно-правовых актах, имеют всего лишь факультативное значение, не имея, таким образом, характера нормы права.

Такие факультативные нормы, нормы морально-политические и т.п., могут существовать и применяться, будучи не запрещаемы властью (посредством права), но остаются нормами неправовыми, соответственно не обеспечиваемыми государственной властью.

Важно юридически — достаточно ясное выражение воли сторон, создающих международно-правовой акт, относительно того, какую именно обязывающую силу (vis obligandi) стороны придают тем иным нормам, условиям акта.

Так, например, в договоре, заключенном на самом высоком уровне, может быть записано: «При необходимости и по договоренности представители Высоких Договаривающихся Сторон могут встречаться для рассмотрения вопросов, связанных с выполнением настоящего Договора». А в коммюнике о встрече министров экономики двух других стран, к примеру, записано: «Министры договорсь, что будут ежегодно в первый понедельник апреля встречаться для:» и т.д.

В первом случае условия договора носят лишь факультативный характер, который имеет не столько юридически обязывающее, сколько политическое значение. Во втором же случае условия согласованного сторонами коммюнике — облигаторны, обязательны. Причем не лично для министров, а для государств. Так, если вместо данных министров будут назначены другие лица, обязательство действует и для этих других лиц. На этих примерах видно, что отнюдь не все положения договоров, а тем более решений международных организаций (о чем см. ниже) могут рассматриваться как правовые нормы. А те положения, которые являются такими нормами, имеют весьма различную обязательственную правовую силу, причем независимо от формы договоренности. В одном и том же договоре, акте к тому же могут быть разного характера нормы, что касается их обязывающей силы.

Международное экономическое право

Понятие, источники и принципы международного экономического права

В современном МП действуют нормы, посвященные вопросам экономического сотрудничества. Объем регламентации и качественное своеобразие предмета регулирования свидетельствуют о том, что в МП сформировалась отрасль — международное экономическое право.

Не вдаваясь в дискуссию о понятии и содержании международного экономического права (М. М. Богуславский, Г. М. Вельяминов. И. Н. Герчикова и др.), заметим следующее.

По нашему мнению, международное экономическое право представляет собой совокупность международно-правовых принципов и норм, регулирующих отношения между субъектами МП по поводу движения финансов, товаров, услуг, а также соответствующие отношения, возникающие внутри субъектов МП.

Международные отношения в сфере экономики чрезвычайно разнообразны. Нормы международного экономического права, в частности, регулируют:

  • 1) деятельность международных организаций в сфере экономики (учредительные документы АСЕАН, Устав Международного бюро по контейнерам, Соглашение о создании ВТО 1994 г., Соглашение о создании Межгосударственного экономического комитета Экономического Союза 1994 г. и др.);
  • 2) финансово-кредитные отношения:
    • а) торгово-экономическое сотрудничество (Соглашение между правительствами России и Аргентины о торговле и экономическом сотрудничестве (1993 г.), Соглашение между правительствами России и Бахрейна о торговле, экономическом сотрудничестве (1999 г.) и др.);
    • б) международные расчеты и кредиты (Соглашение между Правительством РФ и Правительством Никарагуа об урегулировании задолженности Республики Никарагуа перед Российской Федерацией по ранее предоставленным кредитам (2004 г.), Соглашение между Правительством РФ и Правительством Кубы о предоставлении Правительству Республики Куба государственного кредита (2009 г.) и др.);
  • 3) вопросы валютного регулирования и контроля (Соглашение между Правительством РФ и Северным инвестиционным банком о финансовом сотрудничестве (1997 г.), Соглашение между правительствами стран СНГ о единых принципах осуществления валютного контроля таможенными службами государств — участников СНГ (1995 г.));
  • 4) налоговые отношения (Соглашение между СССР и Швейцарией по налоговым вопросам (1986 г.), Соглашение между Правительством РФ и Правительством Греции о сотрудничестве и обмене информацией в области борьбы с нарушениями налогового законодательства и другими связанными с ними экономическими преступлениями (2000 г.) и др.);
  • 5) таможенные отношения (Таможенная конвенция о карнете А. Т.А. для временного ввоза товаров (Конвенция А. Т.А.) (Брюссель, 6 декабря 1966 г.), Таможенная конвенция о международной перевозке грузов с применением книжки МДП (Конвенция МД11) (Женева, 14 ноября 1975 г.) и др.);
  • 6) научно-техническое сотрудничество (Соглашение между правительствами России и Эстонии о сотрудничестве в области стандартизации, метрологии и сертификации (1994 г.), Соглашение между Правительством РФ и Европейским Сообществом о сотрудничестве в области науки и технологий (2000 г.) и др.);
  • 7) инвестиции (Конвенция об учреждении многостороннего агентства по гарантиям инвестиций (Сеул, 1985 г.), Договор СССР и ФРГ о содействии осуществлению и взаимной защите капиталовложений (1989 г.) и др.);
  • 8) международные перевозки (Соглашение о международном пассажирском сообщении (1951 г.), Конвенция о гражданской ответственности за ущерб, причиненный при перевозке опасных грузов автомобильным, железнодорожным и внутренним водным транспортом (КГПОГ) (Женева, 10 октября 1989 г.));
  • 9) международная торговля товарами, услугами, правами на объекты интеллектуальной собственности (Конвенция об исковой давности в международной купле-продаже товаров (Нью-Йорк, 14 нюня 1974 г.), Соглашение о мерах по регулированию доступа на рынки государств — участников таможенного союза товаров и услуг из третьих стран (2000 г.) и др.).

Источниками международного экономического права являются, прежде всего, международные договоры. Однако большую роль в международном экономическом праве играют международные обычаи. Так, в качестве обычных норм «живут» положения Хартии экономических прав и обязанностей государств (12 декабря 1974 г.), утвержденные резолюцией ГЛ ООН. Обычаем является принцип предоставления специальных прав и преимуществ государствам, не имеющим выхода к морю, принцип наибольшего благоприятствования в торговле.

Практически все группы отношений, являющихся предметом регулирования международного экономического права, регламентируют также акты, принятые органами международных организаций. В качестве примера можно назвать: регламенты и директивы институтов ЕС (Директива Европейского парламента и Совета ЕС о международных кредитовых переводах 1997 г. и др.), акты ЮНКТАД (Принципы, определяющие международные торговые отношения и торговую политику, способствующие развитию (1964 г.)), органов СНГ (Решение Совета глав правительств СНГ о сотрудничестве и координации деятельности государств — участников Содружества Независимых Государств в области организации интегрированного валютного рынка (2003 г.)), документы Совета по железнодорожному транспорту (Правила перевозок опасных грузов по железным дорогам (5 апреля 1996 г.)) и т.д.

Определенное значение для международного экономического права имеют решения международных судебных органов — Суда ЕС (см. гл. 18), Экономического суда СНГ (гл. 17).

Нормы международного экономического нрава имеются в международных документах общего характера (договорах о дружбе и сотрудничестве, мореплавании, сотрудничестве в исследовании космического пространства и т.п.).

Нормы международного экономического права подчиняются основным принципам МП. Они устанавливают общие правила взаимоотношений государств на международной арене. Можно выделять «экономическую составляющую» основных принципов МП. Так, принцип невмешательства во внутренние дела содержит запрет экономической блокады других государств, дискриминационные меры по отношению к иностранным товарам и технологиям. Недопустимы протекционизм, демпинг и неправомерные экспортные субсидии.

Что касается специальных принципов международного экономического права, то Декларация об установлении нового международного экономического порядка (1 мая 1974 г.) заложила основу их классификации. В отечественной науке МП существуют несколько подходов к их определению. Не ставя перед собой цель исследовать все аспекты данной проблематики, можно выделять следующие принципы международного экономического права:

1) принцип суверенитета государств над своими природными ресурсами и экономической деятельностью. Каждая страна имеет право принять ту экономическую и социальную систему, которую она считает наиболее подходящей для ее собственного развития, и не должна подвергаться какой бы то ни было дискриминации.

Государства свободно владеют, пользуются и распоряжаются природными богатствами, находящимися под их юрисдикцией. Они регулируют без вмешательства извне деятельность иностранных предприятий и устанавливают режим иностранных инвестиций. Для охраны этих ресурсов каждое государство имеет право осуществлять эффективный контроль над ними и над их эксплуатацией средствами, отвечающими его положению, включая право национализации или передачи владения своим гражданам, причем это право является выражением полного неотъемлемого суверенитета этого государства. Регулирование и надзор за деятельностью межнациональных корпораций путем принятия мер в интересах национальных экономик стран, в которых действуют такие межнациональные корпорации, на основе полного суверенитета этих стран. Ни одно государство не может быть подвергнуто экономическому, политическому или любому другому виду принуждения с целью помешать свободному и полному осуществлению этого неотъемлемого права;

  • 2) принцип равенства и недискриминации в экономической сфере. Этот принцип означает право государства на предоставление ему в экономических отношениях равных с другими странами условий. Полное и эффективное участие на основе равенства всех стран в разрешении мировых экономических проблем в общих интересах всех стран, с учетом необходимости обеспечить ускоренное развитие всех развивающихся стран, уделяя в то же время особое внимание принятию особых мер в интересах наименее развитых, не имеющих выхода к морю и островных развивающихся стран, а также развивающихся стран, наиболее серьезно затрагиваемых экономическими кризисами и стихийными бедствиями, не упуская из виду интересы других развивающихся стран. Вводимые ограничения (если они не являются санкциями), должны относится ко всем государствам. При этом не считается дискриминацией предоставление преференций развивающимся странам. Кроме того, допустимы особые условия для стран, входящих в экономические союзы, для осуществления приграничной торговли и т.д.;
  • 3) принцип сотрудничества в сфере экономики вытекает из общей нормы МП о сотрудничестве. Государства должны сотрудничать в решении мировых экономических проблем. Они самостоятельно выбирают контрагентов в торговых отношениях, участвуют в межгосударственных экономических организациях и союзах, обеспечивают благоприятные условия для передачи финансовых средств развивающимся странам. Сотрудничество всех государств — членов международного сообщества должно основываться на справедливости, посредством чего могут быть ликвидированы преобладающие в мире диспропорции и обеспечено процветание для всех. Предусматривается оказание всем международным сообществом активной помощи развивающимся странам без каких-либо политических или военных условий. Обеспечивается предоставление развивающимся странам доступа к достижениям современной науки и техники и содействие передаче технологии и созданию местной технологии в интересах развивающихся стран в тех формах и согласно тем процедурам, которые соответствуют их экономике. Основное направление сотрудничества — либерализация международной торговой, финансово-кредитной, таможенной политики. Кроме того, наблюдается тенденция к унификации международной торговли;
  • 4) принцип взаимной выгоды заключается в том, что государства имеют право на справедливое распределение преимуществ и материальных расходов. Должно быть обеспечено справедливое и равноправное соотношение между ценами на сырье, сырьевые товары, готовые изделия и полуфабрикаты, экспортируемые развивающимися странами, и ценами на сырье, сырьевые товары, промышленные товары, средства производства и оборудование, импортируемые ими, с целью обеспечения и расширения мировой экономики.

Кроме того, можно выделить специальные принципы сотрудничества государств в различных сферах экономической деятельности (в таможенном деле, в налоговых отношениях, в сфере инвестиций и т.д.), в экономических союзах и организациях.

§ 6. Подотрасли международного экономического права

Предмет МЭП составляют отношения, возникающие в связи с осуществлением весьма разнообразных видов деятельности. Специфика каждого из них требует особых по содержанию правил правового регулирования.

6.1. Международное торговое право

Международный товарный обмен является результатом международных отношений, осуществляемых на разных уровнях. Это отношения между государствами, устанавливаемые в целях согласования благоприятных условий для торговых операций и регламентации торговых сделок: отношения между негосударственными образованиями (субъектами федераций, иными регионами), которые способствуют увеличению товарооборота благодаря особым возможностям и интересам регионов; отношения между государственными органами и участниками внешнеторговых операций (диагональные отношения), неизбежные для осуществления государственного регулирования; наконец, отношения между непосредственными участниками торговых сделок. Совокупность норм, регулирующих все указанные отношения, составляет право международной торговли — комплекс разносистем-ных и разноотраслевых норм1.

Международное торговое право как составная часть (подотрасль) МЭП — это международное публичное право, в котором выделяют две группы универсальных норм. Первая — это международные обычаи

1 См.: Тюрина Н.Е. Право международной торговли: Учебное пособие. Казань,

§ 6. Подотрасли экономического права

и нормы, закрепленные двусторонними и многосторонними договорами, участие в которых является свободным; вторая — право Всемирной торговой организации (ВТО).

Нормы, относимые к первой группе, получили закрепление во множестве двусторонних соглашений, заключаемых с древности и продолжающих играть существенную роль на современном этапе. Эта роль обусловлена тем, что двусторонние соглашения содержат положения по широкому кругу вопросов и служат общей основой для торговли практически любыми товарами. В сравнительно недавнем прошлом такими были договоры о дружбе, торговле и мореплавании, а в настоящее время являются договоры об основах отношений, о партнерских отношениях, о торговле и экономическом сотрудничестве, о дружбе, торговле и сотрудничестве, о торговых отношениях и т.п. Типичными для этих договоров являются положения о режиме наибольшего благоприятствования в отношении таможенных пошлин и иных сборов, методов осуществления и перевода платежей, правил торговли на внутреннем рынке. В отношении транспортных средств, экипажей и грузов (товаров) предоставляется национальный режим. Двусторонними договорами определяется также применение тарифных и нетарифных мер регулирования, защитных и ограничительных мер, порядок торговых расчетов, транзит товаров и т.п.

Многосторонние договоры заключаются по вопросам торговли отдельными (сырьевыми) товарами (международные товарные соглашения) и в целях унификации правил совершения торговых сделок (Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи 1980 г., Конвенция об исковой давности в международной купле-продаже товаров 1974 г. и другие договоры, закрепляющие нормы международного частного права).

Общей основой для этих норм являются общие основные принципы международного права, специальные принципы МЭП и особый принцип — развития торговли.

Принцип развития торговли вытекает из положений ряда резолюций Генеральной Ассамблеи ООН, указывающих на роль международной торговли в достижении целей международного права: 1421 (XIV) от 25 декабря 1959 г. (мировая торговля как фактор развития мирных отношений между государствами); 1519 (XV) от 15 декабря 1960 г. (расширение международной торговли способствует укреплению мира); 1785 (XVII) и 2205 (XXII) от 28 декабря 1966 г. (сотрудничество в области международной торговли как фактор, способствующий установлению дружественных отношений); 56/178 от 21 декабря 2001 г.;

Глава VI. Международное экономическое право

57/ 235 от 20 декабря 2002 г.; 58/197 от 23 декабря 2003 г.; 59/221 от 22 декабря 2004 г.; 60/184 от 31 января 2006 г. (международная торговля и развитие) и др. К источникам данного принципа относятся также Женевские принципы ЮНКТАД 1964 г., Декларация и Хартия 1974 г. Данный принцип предусматривает ряд прав, относящихся к участию государств в международной торговле, и обязанностей, направленных на предупреждение действий, создающих барьеры для внешнеторговой деятельности.

Смотрите так же:  Работа для адвоката в москве

Существенным компонентом международного торгового права является право ВТО. ВТО — Всемирная торговая организация является первой в истории торговли универсальной международной организацией. Своим появлением она обязана Генеральному соглашению по тарифам и торговле, которое вступило в силу 1 января 1948 г. Это многостороннее соглашение до 1994 г. служило в то же время институциональной основой многостороннего торгового сотрудничества. В ходе многосторонних торговых переговоров (раундов) ГАТТ оно было дополнено рядом документов, которые вместе с ГАТТ образовали правовую систему. Важнейшим результатом восьмого раунда переговоров (Уругвайского), завершившегося в Марракеше (Марокко) 15 апреля 1994 г., стало принятие Соглашения о создании ВТО.

ВТО является международной организацией со всеми признаками и правами, присущими данному учреждению: ее правовой основой служит международный договор (Марракешское соглашение), организация имеет четкую внутреннюю структуру, постоянное членство, бюджет, и ее цели находятся в едином русле с целями, провозглашенными Уставом ООН. Главные органы ВТО — Конференция министров, Генеральный совет и Секретариат. На Конференции министров представлены все участники организации, и она созывается раз в два года. Это высший орган, наделенный полномочиями принимать решения по всем вопросам многосторонних торговых соглашений. Генеральный совет также состоит из представителей всех государств и выполняет функции Конференции министров в перерывах между ее сессиями, а также функции органа по обзору торговой политики и органа по разрешению споров. Под руководством Генерального совета работают советы по торговле товарами, торговле услугами, по торговым аспектам прав на интеллектуальную собственность, являющиеся структурными подразделениями Секретариата. Секретариат возглавляется Генеральным директором, назначаемым Конференцией министров. Узкоспециальными вопросами в ВТО занимаются комитеты и группы, образованные в соответствии с многосторонними соглашениями.

§ 6. Подотрасли экономического права

Основные функции ВТО можно сформулировать следующим образом. Во-первых, ВТО формулирует кодекс поведения, предусматривающий снижение таможенных тарифов и других барьеров в международной торговле и упразднение дискриминации в международных торговых отношениях. Во-вторых, ВТО представляет собой организационную структуру для реализации данного кодекса. В-третьих, ВТО обеспечивает имплементацию данного кодекса, организуя работу органа по разрешению споров и осуществляя надзор за национальной торговой политикой и практикой. В-четвертых, ВТО выступает в качестве среды для торговых отношений между государствами-участниками и форума для переговоров по дальнейшей либерализации международной торговли и совершенствованию ее системы.

Право ВТО — это особая правовая система1, включающая нормы многосторонних межгосударственных соглашений и положения иных документов, регулирующих отношения между членами ВТО, на которые приходится свыше 95% мирового торгового оборота.

Роль ВТО в современном международном сообществе трудно переоценить: международно-правовая система этой организации «по своему организующему значению для регулирования мировой торговли представляется сравнимой с международно-правовым регулированием политических межгосударственных отношений в рамках системы ООН, а по своему воздействию на мирохозяйственные отношения в глобальном масштабе не имеет аналогов в мире»2.

Основными принципами, на которые опирается правовая система ВТО, являются: принцип либерализации торговли, принцип недискриминации в торговле, принцип взаимной выгоды, принцип предоставления режима наибольшего благоприятствования, принцип предоставления национального режима и принцип предоставления преференций. Все они, за исключением первого, являются общераспространенными3, принципами всего МЭП. Среди них невозможно выделить какой-то главенствующий принцип: все они должны рассматриваться во взаимосвязи друг с другом4. Именно эта взаимосвязь придает совокупности приведенных принципов системный характер.

1 См.: Шумилов В.М. Система и право ВТО. М., 2005.

2 Григорян С.А. Международно-правовая система Всемирной торговой организации: Автореф. дис. . д-ра юрид. наук. М., 2000. С. 3.

3 См.: Вельяминов Г.М. Международное экономическое право и процесс. М., 2004. С.167.

4 См.: Дедусенко А.С. Принципы современного международного торгового права // Московский журнал международного права. 2005. № 2. С. 195.

Глава VI. Международное экономическое право

Кроме того, в юридической литературе указывается на специфические императивные принципы ВТО, перечень которых у разных авторов неодинаков. В частности, выделяются такие, как принцип преимущественного использования таможенных тарифов для защиты национальной экономики, конкуренции, свободы транзита, единого пакета, многостороннего правового взаимодействия, взаимности в предоставлении торгово-политических уступок, добросовестной конкуренции, открытости, запрета нетарифных барьеров в торговле1. Специфические принципы вытекают их договоров, заключенных между членами ВТО.

Договор, учреждающий ВТО, — Марракешское соглашение представляет собой императивный акт, обеспечивающий единообразие в регулировании многосторонней торговли. Данное Соглашение не допускает оговорок и содержит требование о приведении законодательства членов ВТО в соответствие с их обязательствами по соглашениям, указанным в приложении к нему. Многосторонние соглашения, действующие для членов ВТО, включают документы, поименованные в Приложениях 1, 2, 3 к Марракешскому соглашению:

Генеральное соглашение по тарифам и торговле (ГАТТ) 1994 г.;

Протокол Уругвайского раунда к ГАТТ 1994 г.;

Соглашение по сельскохозяйственной продукции;

Соглашение по применению санитарных и фитосанитарных мер;

Соглашение по текстилю и готовой одежде;

Соглашение о технических барьерах в торговле;

Соглашение о торговых аспектах инвестиционных мер (ТРИМС);

Соглашение об имплементации статьи VI ГАТТ;

Соглашение об имплементации статьи VII ГАТТ;

Соглашение о предотгрузочной инспекции;

Соглашение о правилах определения происхождения товаров;

Соглашение о процедурах лицензирования импорта;

Соглашение о субсидиях и компенсационных мерах;

Соглашение о чрезвычайных мерах;

Генеральное соглашение о торговле услугами (ГАТС);

Соглашение о торговых аспектах прав на интеллектуальную собственность, включая торговлю контрафактными товарами (ТРИПС);

Договоренность о правилах и процедурах разрешения споров;

Механизм обзора торговой политики.

См.: Дедусенко А.С. Указ. соч. С. 196, 207-210; Шумилов В.М. Международное экономическое право. М., 1999. С. 218-228.

§ 6. Подотрасли экономического права

Есть еще четыре соглашения (Приложение 4), обязательность которых члены ВТО признают по собственному усмотрению (Соглашение по торговле судами гражданской авиации, Соглашение о правительственных поставках, Соглашение по молочной продукции, Соглашение по мясу).

Регулятивные положения содержатся также в документах, являющихся результатом многосторонних торговых переговоров и принятых органами ВТО (регламентах, резолюциях, решениях). Иногда в этот перечень включают международные акты, на которые сделаны ссылки в документах ВТО1.

Право ВТО регулирует в настоящее время все важнейшие отношения международной торговли, затрагивает вопросы неторгового характера и находится в процессе непрерывного развития. При этом все решения в рамках ВТО принимаются непосредственно участниками этой универсальной международной организации, которых насчитывается уже более 150.

Поскольку основным объектом права ВТО являются внутренние правовые режимы, то через него происходит унификация систем внутреннего права государств при сужении сферы государственной компетенции. Задавая нормативные рамки международной торговле, право ВТО становится ядром всей правовой надстройки в международной торговой системе, а если учесть, что эта система тесно переплетена с международной инвестиционной и финансовой системами, то следует ожидать воздействия права ВТО на весь международный экономический порядок2. Во взаимодействии права ВТО с национальными правовыми системами и международным правом формируются основы глобальной правовой системы.

6.2. Международное инвестиционное право

Международные инвестиционные отношения по мере установления рационального распределения производства и трудовых ресурсов становятся неотъемлемой частью экономического сотрудничества.

См.: Комендантов С.В. Проблемы имплементации в Российской Федерации положений правовой системы Всемирной торговой организации: Дис. . канд. юрид. наук.

Каза2нь, 2005. С. 54.

2 См.: Шумилов В.М. Особенности Всемирной торговой организации (ВТО) в контексте присоединения России к ВТО // Право и управление. XXI век. 2007. № 1 (4).

Глава VI. Международное экономическое право

Вопрос о месте международного инвестиционного права (МИП) в системе международного права широко обсуждается в отечественной и зарубежной юридической литературе. При этом большинство исследователей этой проблемы сходятся во мнении, что МИП представляет собой обособленную систему норм, являющуюся частью международного публичного права1. Субъектами МИП в таком понимании являются государства и международные организации. Этот круг субъектов значительно уже, чем круг субъектов инвестиционной деятельности, которая регулируется нормами международного частного права и относится к его предмету. Основная роль государств и международных организаций как субъектов МИП состоит в разработке норм инвестиционного права и создании механизмов поощрения и защиты иностранных инвестиций.

Система принципов, на которых базируется международно-правовое регулирование инвестиций, сходна с системой принципов международного торгового права. Во-первых, это основные принципы международного права, во-вторых, принципы МЭП, в-третьих, специальные принципы МИП.

Какого-либо кодифицирующего акта, закрепляющего единый перечень принципов МИП, нет, однако существуют основополагающие для регулирования международных инвестиционных отношений положения, которые получили всеобщее признание. Они получили закрепление в ряде международно-правовых документов, таких как Кодекс либерализации движения капиталов (ОЭСР), Хартия экономических прав и обязанностей государств, Руководящие принципы в отношении режима иностранных инвестиций (МБРР), Добровольный кодекс (АТЭС) и др. Множественность источников стала причиной того, что иногда одни и те же по сути положения оказываются облеченными в различные словесные формулировки. В результате при перечислении принципов МИП разными авторами наблюдаются некоторые расхождения. Наиболее совпадающими в разных работах являются следующие принципы: развития и либерализации международных инвестиционных отношений, «территориальности» регулирования инвестиций, государственного и международного контроля за движением инвестиций, защиты инвестиций, защиты национальной экономики

1 Иные точки зрения, в частности, что МИП регулирует международные инвестиционные отношения субъектов как публичного, так и частного права или что регулятивный компонент международной инвестиционной системы включает наряду с международным правом внутреннее право, тршснациональные комплексы, наднациональное право (см.: Богатырев А.Г. Инвестиционное право. М., 1992; Шумилов В.М. Международное право М., 2008. С. 33), не опровергают существование указанной системы.

§ 6. Подотрасли экономического права

при импорте инвестиций, недискриминации, наиболее благоприят-ствуемой нации, предоставления национального режима, устранения двойного налогообложения. Иногда этот перечень дополняется положениями, которые в национальном законодательстве закрепляются как гарантии для иностранных инвесторов (гарантия перевода законно полученных доходов из страны их получения; гарантия выплаты компенсации в случае национализации и применения иных мер, равных ей по последствиям; право суброгации)1.

В соответствии с принципами МИП ни одно государство не может быть принуждено к допуску на свою территорию иностранного капитала. Каждое государство самостоятельно определяет правовое положение иностранных инвестиций на основе национального законодательства с учетом своих международно-правовых обязательств, вытекающих из принципов МИП и международных инвестиционных соглашений.

Принципы МИП выступают как внутренне согласованная система: существует устойчивая связь между ними при наличии у каждого из этих принципов самостоятельного нормативного содержания.

Принципы МИП положены в основу многосторонних и двусторонних договоров. К многосторонним универсальным актам относятся Вашингтонская и Сеульская конвенции. Это узкоспециальные акты, регулирующие определенные аспекты иностранных инвестиций.

Вашингтонская конвенция о порядке разрешения инвестиционных споров между государствами и иностранными лицами была заключена в 1965 г. для создания Международного центра по урегулированию инвестиционных споров. В соответствии с Сеульской конвенцией 1985 г. об учреждении Многостороннего агентства по гарантиям инвестиций предусматривается страхование некоммерческих рисков инвесторов, осуществляющих капиталовложения в экономику развивающихся стран. Решая поставленные в них задачи, данные конвенции существенно способствовали развитию международного инвестиционного сотрудничества.

На региональном уровне инвестиционные отношения регулируются правом ЕС, соглашениями стран СНГ (Соглашение о взаимном признании прав и регулировании отношений собственности 1992 г., Соглашение о сотрудничестве в области инвестиционной деятельности 1993 г., Соглашение о защите прав инвестора 1997 г.), Межарабской конвенцией по гарантиям инвестиций 1974 г. На межрегиональном

1 См.: Шумилов В.М. Международное экономическое право. М., 2001. С. 231—232.

Глава VI. Международное экономическое право

уровне «ЕС — развивающиеся государства» — Ломейскими конвенциями 1975 и 1979 гг.

Самый большой массив международно-правовых актов в области инвестиционного сотрудничества составляют двусторонние соглашения о поощрении и взаимной защите инвестиций. Центральными вопросами данных соглашений являются: о режиме и гарантиях, предоставляемых иностранным инвесторам, об урегулировании инвестиционных споров. Наряду с указанными соглашениями заключаются договоры об устранении двойного обложения, имеющие большое значение для осуществления иностранных инвестиций.

Следует отметить также роль международного обычая в МИП. Одной из особенностей данной системы права является то, что многие специальные принципы МИП возникли и продолжают существовать в форме международного обычая. В юридической литературе указывается, что эта форма закрепления норм МИП продолжает оставаться перспективной1.

Документы международных организаций, где были сформулированы принципы МИП и другие нормы, получившие признание в качестве международного обычая, приобрели, таким образом, качество источника международного права2. Однако большинство таких документов имеют рекомендательный характер, и содержащиеся в них положения об инвестициях являются «мягким правом».

Нормы двусторонних, региональных и универсальных международных договоров гармонично сочетаются с обычными нормами и нормами «мягкого права», и весь этот комплекс образует консолидированную систему МИП3. Большой вклад в становление и развитие этой системы был внесен международными организациями (ООН, ЮНКТАД, ОЭСР, ГАТТ/ВТО), которые продолжают работу по выработке единообразной политики в отношении инвестиций. В то же время центр согласования этой политики смещается в сторону ВТО, в рамках которой формируются основы глобального экономического порядка. Параллельно развиваются инвестиционные правовые системы на региональном уровне.

1 См: Волова Л.И. Международное инвестиционное право как подотрасль международного экономического права // Международное право — International Law. 2001. Специальный выпуск. Июнь, 2001. С. 141.

2 См. там же. С. 142.

3 См.: Фархутдинов И.З. Международное инвестиционное право: проблемы, тенденции, перспективы // Современные проблемы международного и конституционного права: Сборник материалов международной научно-практической конференции, посвященной памяти Д.И. Фельдмана. Казань, 2008. С. 325.

§ 6. Подотрасли экономического права

о принятии многостороннего универсального соглашения по инвестициям, которое должно послужить основой для эффективного механизма международно-правового регулирования иностранных инвестиций при соблюдении баланса интересов всех участников международных инвестиционных отношений.

6.3. Международное налоговое право

Налоговые факторы в международных экономических отношениях приобретают все большую важность, поскольку от них во многом зависит степень эффективности внешнеэкономической деятельности (ВЭД). Действительно, именно налоги зачастую играют определяющую роль при принятии тех или иных решений субъектами внешнеэкономической деятельности. Так, например, государства с помощью налоговой политики в сфере ВЭД привлекают инвестиционные и иные ресурсы, воздействуют на экспорт и импорт товаров, работ и услуг, а также обеспечивают более или менее гармоничное встраивание национальной экономики в общую мировую экономическую систему. Негосударственные субъекты, в свою очередь применяя международное налоговое планирование, решают вопросы размещения своих производств и активов, структурируют сделки и т.д.

В результате долгой истории межгосударственного экономического сотрудничества сложился значительный объем международно-правовых норм, которые регулируют международные налоговые отношения. При этом необходимо заметить, что хотя международное налоговое право в значительной степени и связано с налогообложением в сфере экономической деятельности, тем не менее немаловажное место в нем отводится налогообложению в сферах, не связанных с предпринимательством. В качестве примера здесь можно указать на налогообложение доходов от наследств, наемного труда, личной собственности и др. Здесь же следует упомянуть и особую группу норм, связанных с предоставлением фискального иммунитета иностранным государствам, в том числе их имуществу и представителям.

В предмет регулирования международного налогового права можно включить отношения двух видов. С одной стороны, это отношения по администрированию налогов, которые возникают внутри отдельного государства. Как правило, это отношения, в которых в той или иной мере присутствует иностранный элемент1, например иностран

Смотрите так же:  Как правильно оформить портрет

1 См.: Кашин В.А. Налоговые соглашения России. М., 1998. С. 47.

Глава VI. Международное экономическое право

ный участник сделки, или объект правоотношения (иностранная собственность, инвестиции и т.п.), или юридически значимые факты (осуществление деятельности на территории другого государства, извлечение дохода и т.п.). С другой стороны, в предмет международного налогового права можно включить отношения, которые возникают непосредственно между государствами в связи с необходимостью координации своих действий в налоговой сфере. Например, это отношения по обмену налоговой информацией, гармонизации национальных налоговых систем, отношения в связи с участием в специализированных международных организациях и др.

Если говорить об источниках международного налогового права, то здесь в первую очередь следует назвать международные договоры. В отечественной науке предлагаются различные классификации таких соглашений1.

Среди двусторонних соглашений наибольшее распространение получили договоры об избежании двойного налогообложения. Зачастую эти соглашения основываются на типовых конвенциях, разработанных в рамках различных международных организаций. Чаще всего государствами берутся за основу типовые конвенции таких организаций, как ОЭСР и ООН. При этом сами государства также в одностороннем порядке разрабатывают типовые конвенции, которыми руководствуются их компетентные органы, ведущие переговоры с другими государствами на предмет заключения двустороннего налогового соглашения. В России типовой проект такого соглашения утвержден Постановлением Правительства РФ от 28 мая 1992 г. № 352 «О заключении межправительственных соглашений об избежании двойного налогообложения доходов и имущества».

Многосторонние соглашения по налоговым вопросам пока еще не нашли широкого применения. Так, Российская Федерация является стороной нескольких десятков двусторонних соглашений об избежании двойного налогообложения. При этом многосторонние соглашения подписаны Россией в основном в рамках сотрудничества на постсоветском пространстве2.

1 См., например: БорисовК.Г. К вопросу о формировании международного налогового права в международном общении государств // Московский журнал международного права. 1999. № 4. С. 43.

2 Например, Соглашение о сотрудничестве государств — участников Содружества Независимых Государств в борьбе с налоговыми преступлениями 2005 г., Соглашение об обмене информацией между налоговыми органами государств — членов Евразийского экономического сообщества 2002 г.

§ 6. Подотрасли экономического права

Роль других традиционных источников международного права — обычаев и общих принципов права — в силу специфики самого налогового права здесь выражена в меньшей степени, поскольку налоговые правила должны быть четко сформулированы, чтобы налогоплательщик мог точно знать свои обязательства. При этом применение в международном налоговом праве обычаев и общих принципов права не исключается. Это касается, например, принципов защиты права собственности, справедливого судебного разбирательства и др.

Xотя международно-правовые нормы и являются основным источником международного налогового права, тем не менее это не умаляет роли национального права. Международно-правовые и национально-правовые акты тесно взаимосвязаны и дополняют друг друга и сегодня уже не смогут нормально функционировать в отрыве друг от друга. Из-за этого в науке имеются разногласия относительно круга источников международного налогового права1. Действительно, в налоговых отношениях налогоплательщик в любой момент вынужден взаимодействовать только с национальной налоговой администрацией отдельного государства на основании прежде всего внутренних норм этого государства. Например, если налогоплательщик в Российской Федерации намерен воспользоваться налоговым соглашением между Россией и каким-либо государством, то он сначала должен выполнить требования Налогового кодекса РФ, в частности требования ст. 312 НК РФ. Поэтому в современной науке международного налогового права в круг источников этого права включают не только международно-правовые нормы, но также и соответствующие (специальные) внутригосударственные нормы2.

Принципы международного налогового права основаны на общих принципах международного права и трансформированы с учетом специфики предмета регулирования. Так, из принципов суверенного равенства государств и невмешательства во внутренние дела вытекает специальный принцип налогового суверенитета государств. Согласно этому принципу государства вправе самостоятельно определять свою налоговую систему. Нельзя применять силу или угрожать силой с целью понуждения другого государства изменить свою налоговую систему (например, если речь идет об офшоре). Государство и его органы не могут подпадать под налоговую юрисдикцию другого госу

См.: Фомина О.А. Международное налоговое право: понятие, основные принципы // Хозяйство и право. 1995. № 5. С. 127.

2 См., например: Rivier J.-M. Le Droit Fiscal International. 1980. P. 32.

Глава VI. Международное экономическое право

дарства. Государства должны сотрудничать по налоговым вопросам, не допускать дискриминацию налогоплательщиков и добросовестно исполнять нормы международного налогового права1.

В международном налоговом праве важную роль играет такая категория, как налоговая юрисдикция государств, т.е. государственная власть в сфере установления и взимания налогов, а также применения санкций за нарушение налогового законодательства. Налоговая юрисдикция обычно делится на три вида: юрисдикция устанавливать налоги (предписывающая), юрисдикция рассматривать налоговые споры (судебная) и юрисдикция принудительно исполнять налоговые законы (принудительная). При этом предписывающая юрисдикция может быть экстратерриториальной, так как, например, обычное международное право признает власть государства принимать законы в отношении его граждан, даже если они находятся за пределами его территории2.

В отличие от предписывающей юрисдикции судебная и принудительная юрисдикции должны быть сугубо территориальными. Однако в отношении судебной юрисдикции отмечалось, в частности, что международное право, регулирующее вопросы реализации судебной юрисдикции, начало выходить за пределы строгих категорий территориальности и стало основываться, среди прочего, на таких критериях, как интересы государства и общечеловеческие ценности3.

В целом налоговая юрисдикция государств, как и вообще юрисдикция, должна основываться на разумной связи государства и налогоплательщика или объекта налогообложения. Национальные налоговые системы используют следующие критерии определения своей налоговой юрисдикции (юрисдикционные базисы): гражданство налогоплательщика; резидентство налогоплательщика; источник дохода налогоплательщика; комбинация этих принципов. В любом случае налоговая юрисдикция не должна быть избыточной.

Различия в критериях, которые используются государствами для определения пределов своих налоговых юрисдикций, зачастую приводят к наложению таких юрисдикций и в конечном счете к двойному налогообложению. Например, два государства могут считать одно и то же лицо своим налоговым субъектом или один и тот же объект своим объектом налогообложения. Такая конкуренция юрисдикций

1 См.: Кучеров И.И. Международное налоговое право (Академический курс): Учебник. М., 2007. С. 66.

2 Henkin L. International Law: Politics, Values and Functions. 1989. P. 285.

§ 6. Подотрасли экономического права

может принести значительный ущерб международным экономическим отношениям, поэтому государства решают проблему конфликта юрисдикций в одностороннем, двустороннем или многостороннем порядке.

Невозможно однозначно ответить на вопрос о том, насколько противоречит международному праву практика государств в области международного налогообложения в случае, если они одновременно облагают одно и то же лицо и один и тот же объект своими налогами, и насколько государства свободны расширять пределы своей налоговой юрисдикции. С одной стороны, двойное налогообложение должно рассматриваться как нарушение прав налогоплательщика, если между ним и страной, претендующей на налогообложение, существующие контакты составляют менее определенного минимума. Некоторые ученые в области налогового права утверждают, что юрисдикция может быть реализована только в отношении лиц или сделок, имеющих прочную связь с данным государством1.

С другой стороны, в силу принципа налогового суверенитета государство в пределах своей территории может свободно определять базисы своей налоговой юрисдикции. Так, исходя из территориального характера юрисдикции было высказано мнение о том, что государство может устанавливать налоги на любую деятельность любого налогоплательщика в пределах своих границ2. Сторонники этого подхода также отмечают, что экстратерриториальная юрисдикция, даже если она претендует на свою реализацию в отношении лиц или деятельности за рубежом, не вызывает международных проблем, пока речь не идет о принудительных мерах за пределами государственных границ3.

И хотя в международном праве нет четко сформулированных норм, ограничивающих налоговый суверенитет государств, тем не менее государства в своих действиях должны исходить из соображений вежливости и взаимности, учитывать интересы друг друга. Действительно, государство, действующее на основе неоспоримой налоговой юрисдикции, может использовать свои права таким образом, что будет наноситься ущерб другим странам вследствие лишения их возможности реализации своей налоговой юрисдикции. Например, если в одном

1 Picciotto S. International business taxation: A study in the internationalization of business regulation. 1992. P. 308.

2 Williams D.W. Trends in International Taxation. 1991. P. 101.

3 CM.: Zemanek K. The Legal Foundation of the International System. 226 Hague Acad. of Int’l L. 70 (1998).

Глава VI. Международное экономическое право

государстве доход облагается у источника налогом по ставке 80%, то другому государству, где находится домицилий налогоплательщика, вряд ли удастся взыскать какой-либо дополнительный налог. Поэтому при выработке критериев определения налоговой юрисдикции государствам все же следует исходить из необходимости самоограничения в целях непричинения ущерба другим государствам.

Ситуация, когда два государства претендуют на обложение налогами одного и того же налогоплательщика или одного и того же объекта, является одним из вариантов развития конфликта налоговых юрисдикций. Другим вариантом является ситуация, когда одно из государств практически полностью отказывается от налогообложения. Казалось бы, такая ситуация полностью снимает возможные юрисдикционные конфликты. Однако это не так, если речь заходит об офшорных территориях. Отказ от налогообложения одного из государств приводит к массовому бегству налогоплательщиков из своих юрисдикций в этот офшор, а также к различным злоупотреблениям, связанным с использованием офшорных схем. Естественно, что государства с нормальной системой налогообложения начинают чувствовать сокращение своих налоговых поступлений, так как это сказывается на реализации их социальных, оборонных и иных программ.

Промышленно развитые страны, испытывающие на себе последствия налогового переманивания, пытаются бороться с утечкой капитала и налогов политическими, юридическими и экономическими методами. Например, таким методом является создание неблагоприятной репутации для фирм, учрежденных в международных офшорных зонах. Такие фирмы не могут рассчитывать на таможенные льготы, дешевые кредиты или иную государственную поддержку, включая дипломатическую защиту. В некоторых случаях для них требуется специальное подтверждение легальности инвестиций. Также вводятся налоги на вывоз капитала, лицензирование операций, связанных с движением капитала. Как правило, с офшорными государствами не подписываются соглашения об избежании двойного налогообложения.

При этом налоговая конкуренция между государствами сама по себе международным сообществом не осуждается. Наоборот, считается, что налоговая конкуренция, как и всякая конкуренция, может привести к положительным результатам, например к прогрессивным налоговым реформам. Однако такая налоговая конкуренция должна быть честной, и в ней не должно быть преимуществ, обусловленных секретностью

§ 6. Подотрасли экономического права

информации о налогоплательщиках и их доходах, чем грешат офшоры. В связи с этим политическое давление на офшоры в значительной мере усилилось с начала 2000-х годов, в частности, в связи развернувшейся широкомасштабной борьбой международного сообщества с терроризмом, отмыванием преступных доходов, коррупцией и уклонением от уплаты налогов.

Имеющиеся проблемы в международных налоговых отношениях вынуждают государства к сотрудничеству в рамках международных организаций. В качестве основных направлений такого сотрудничества можно назвать сотрудничество, связанное с правотворчеством (унификация и гармонизация национальных налоговых систем), а также сотрудничество, связанное с правоприменением (деятельность компетентных органов по сбору налогов, обмену информацией, противодействию налоговым преступлениям и т.д.). Думается, что наиболее тесное сотрудничество государств по всем направлениям, связанным с налогообложением, осуществляется сегодня в рамках Европейского Союза. В рамках других организаций сотрудничество осуществляется по отдельным направлениям, и говорить о такой степени взаимодействия, как в ЕС, пока не приходится. Так, в настоящее время налоговыми вопросами в той или иной степени занимаются ООН, среди документов которой по налоговым вопросам выделяется Типовая конвенция об урегулировании налоговых отношений между развитыми и развивающимися странами 1980 г.; Организация экономического сотрудничества и развития, члены которой разработали получившую широкое международное признание Типовую конвенцию об устранении двойного налогообложения доходов и капитала 1977 г. для государств — членов этой Организации; иные региональные межправительственные организации.

В качестве неправительственной организации по налоговым вопросам можно назвать Международную налоговую ассоциацию, созданную в 1938 г. Организация занимается изучением и развитием международного и сравнительного налогового права, а также финансовыми и экономическими аспектами налогообложения. Среди неправительственных также следует упомянуть Международное бюро налоговой документации, учрежденное в 1938 г. Это Бюро в своем развитии прошло путь от центра налоговой информации до авторитетного исследовательского института по вопросам международного налогообложения.

Важное значение в международном налоговом праве отводится сотрудничеству государств по борьбе с налоговыми правонаруше

Глава VI. Международное экономическое право

ниями. Различие национальных налоговых систем приводит к тому, что налоговые правонарушения, совершенные в одной стране, остаются безнаказанными в другом государстве, куда перемещается плательщик налогов, ускользая от соответствующих налоговых служб. При современном уровне мобильности налогоплательщиков возможно перебазировать и целую корпорацию. Поэтому сотрудничество налоговых органов различных стран в выявлении и задержании налоговых правонарушителей, аресте имущества корпораций и физических лиц становится вдвойне актуальным в современном стремительно глобализирующемся хозяйстве.

Россия заключила целый ряд соглашений о сотрудничестве и обмене информацией в области борьбы с налоговыми правонарушениями. Целью данных соглашений является оказание взаимного содействия в предотвращении и пресечении нарушений налогового законодательства; в предоставлении по запросу о содействии или в инициативном порядке информации о соблюдении налогового законодательства юридическими и физическими лицами; в предоставлении информации о национальных налоговых системах и текущих изменениях налогового законодательства; в создании и функционировании компьютерных и информационно-мониторинговых систем, обеспечивающих работу налоговых органов; в организации работы с налогоплательщиками и налоговыми органами, включая разработку методических рекомендаций по обеспечению контроля за соблюдением налогового законодательства; в области обучения кадров и обмена специалистами; по другим вопросам, которые требуют совместных действий.

При этом сотрудничество государств по налоговым вопросам сегодня также дополняется и обязательствами по выдаче налоговых преступников в соответствии с международными соглашениями. Так, согласно ст. 5 Второго дополнительного протокола 1978 г. к Европейской конвенции о выдаче 1957 г. «за преступления в связи с налогами, сборами, пошлинами и валютными операциями выдача преступников осуществляется между Договаривающимися Сторонами в соответствии с положениями Конвенции, если такое правонарушение, согласно законодательству запрашиваемой Стороны, соответствует преступлению того же характера. В выдаче не может быть отказано на том основании, что законодательство запрашиваемой Стороны не предусматривает таких же по характеру налогов или сборов или не содержит таких же по характеру положений, касающихся налогов,

§ 6. Подотрасли экономического права

сборов, пошлин и валютных операций, как и законодательство запрашивающей Стороны».

В отношениях по выдаче налоговых преступников должно соблюдаться правило о том, что инкриминируемые налогоплательщику действия считаются уголовным преступлением в обоих государствах — как в запрашивающем, так и в выдающем его. Однако не во всех странах налоговые нарушения преследуются в уголовном порядке, что исключает возможность выдачи. Например, в Швейцарии налоговые правонарушения не считаются преступлением.

Таким образом, сегодня мы являемся свидетелями того, как межгосударственное сотрудничество по налоговым вопросам еще только начинает набирать обороты и не всегда соответствует требованиям времени. Данное обстоятельство ставит необходимость углубления международного налогового сотрудничества в перечень одних из самых актуальных вопросов современного международного права.