Отводы судей судебная практика

Судебная практика по ст. 21 АПК РФ

  • АПК РФ Статья 311. Основания пересмотра судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам
  • АПК РФ Статья 71. Оценка доказательств
  • АПК РФ Статья 21. Отвод судьи
  • АПК РФ Статья 291.6. Рассмотрение кассационных жалобы, представления в Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации
  • АПК РФ Статья 21. Отвод судьи
  • АПК РФ Статья 24. Заявления о самоотводах и об отводах
  • АПК РФ Статья 25. Порядок разрешения заявленного отвода
  • ГК РФ Статья 217. Приватизация государственного и муниципального имущества
  • ГК РФ Статья 445. Заключение договора в обязательном порядке
  • АПК РФ Статья 291.6. Рассмотрение кассационных жалобы, представления в Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации
  • АПК РФ Статья 291.8. Определение об отказе в передаче кассационных жалобы, представления для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации
  • АПК РФ Статья 21. Отвод судьи
  • АПК РФ Статья 21. Отвод судьи
  • АПК РФ Статья 24. Заявления о самоотводах и об отводах
  • АПК РФ Статья 25. Порядок разрешения заявленного отвода
  • АПК РФ Статья 71. Оценка доказательств
  • АПК РФ Статья 21. Отвод судьи
  • АПК РФ Статья 22. Недопустимость повторного участия судьи в рассмотрении дела
  • ГК РФ Статья 310. Недопустимость одностороннего отказа от исполнения обязательства
  • ГК РФ Статья 395. Ответственность за неисполнение денежного обязательства
  • ГК РФ Статья 539. Договор энергоснабжения
  • ГК РФ Статья 544. Оплата энергии
  • ГК РФ Статья 548. Применение правил об энергоснабжении к иным договорам
  • АПК РФ Статья 291.6. Рассмотрение кассационных жалобы, представления в Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации
  • ЖК РФ Статья 161. Выбор способа управления многоквартирным домом. Общие требования к деятельности по управлению многоквартирным домом
  • АПК РФ Статья 291.8. Определение об отказе в передаче кассационных жалобы, представления для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации
  • ГК РФ Статья 309. Общие положения
  • АПК РФ Статья 21. Отвод судьи
  • АПК РФ Статья 24. Заявления о самоотводах и об отводах
  • АПК РФ Статья 25. Порядок разрешения заявленного отвода
  • ГК РФ Статья 94. Выход участника общества с ограниченной ответственностью из общества
  • АПК РФ Статья 21. Отвод судьи
  • АПК РФ Статья 291.6. Рассмотрение кассационных жалобы, представления в Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации
  • АПК РФ Статья 291.11. Основания для отмены или изменения Судебной коллегией Верховного Суда Российской Федерации судебных актов в порядке кассационного производства и присуждения компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок

Договор-Юрист
— это юристы, кодексы и бланки

Кодексы РФ

Типовые договоры

Активные юристы

Лучшие юристы

Обновления кодексов

Ответы юристов

Судебная практика по ст. 21 АПК РФ

Раздел посвящён судебной практике Российской Федерации. Здесь вы найдёте судебные решения Верховного Суда Российской Федерации. База судебной прпктики Договор-Юрист.Ру ежедневно проверяется и обновляется.

На сайте предусмотрен удобный поиск судебной практики по статьям, например «ст. 21 АПК РФ», вы увидите все свежие судебные решения с упоминанием ст. 21 АПК РФ.

Копирование материалов с сайта «Договор-Юрист. Ру» возможно только с разрешения администрации сайта и с индексируемой ссылкой на источник.

Под «бесплатными юридическими консультациями» подразумеваются ответы на типовые вопросы, справочная информация по статьям кодексов и законов

Отводы судей судебная практика

Обзор практики рассмотрения федеральными

судьями заявленных отводов и самоотводов

при рассмотрении судебных дел

В соответствии с планом работы комиссии по реализации мероприятий противодействия коррупции, урегулированию конфликта интересов во внеслужебных отношениях и при исполнении судьями своих полномочий членом Совета судей России, членом комиссии, председателем суда Еврейской автономной области Старецким В.В. изучен вопрос рассмотрения федеральными судьями заявленных отводов и самоотводов при разрешении судебных дел, в том числе с участием организаций, в которых работают родственники судьи или его супруги (супруга).

Анализ представленных советами судей регионов данных посвящен институту отвода и самоотвода судьи в Российском законодательстве, который рассматривается в качестве важнейшей гарантии справедливого правосудия. Необходимым условием и, одновременно, критерием справедливого судебного разбирательства является право каждого на объективный суд, предполагающее отсутствие предубеждения и пристрастности судей, влияния на них при рассмотрении судебного спора каких-либо обстоятельств объективного и субъективного характера.

В соответствии с частью 1 статьи 6 «Право на справедливое судебное разбирательство» Конвенции о защите прав человека и основных свобод ETS N 005 (Рим, 4 ноября 1950 г.) каждый имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона.

Согласно части 2 статьи 3 «Требования, предъявляемые к судье» Закона Российской Федерации от 26 июня 1992 г. N 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации» судья при исполнении своих полномочий, а также во внеслужебных отношениях должен избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, достоинство судьи или вызвать сомнение в его объективности, справедливости и беспристрастности.

В случае возникновения конфликта интересов судья, участвующий в производстве по делу, обязан заявить самоотвод или поставить в известность участников процесса о сложившейся ситуации.

Вопрос отводов и самоотводов интересен и с точки зрения кадрового наполнения судебных органов, поскольку одной из причин отказа в назначении и переназначении судей Российской Федерации на вакантные должности является так называемый конфликт интересов, выражающийся в рассмотрении судьями дел с участием организаций, в которых работают их родственники и родственники их супругов, а сведения о мерах по обеспечению объективности, справедливости и беспристрастности, которые кандидатам следует принимать в подобных ситуациях, не представляются.

Проведенный анализ представленных регионами данных показал, что

заявление отводов и самоотводов судей в судебных процессах явление в практике судов достаточно частое.

В настоящее время учёт этого аспекта судебной деятельности ведётся не во всех судах, что не даёт возможности в полной мере проанализировать причины недоверия как к отдельным судьям, так и к конкретному суду.

Несколько регионов не предоставили сведений по запросу, ссылаясь на загруженность судов и отсутствие статистики, некоторые ограничились предоставлением только статистических данных без иллюстрирования примерами. Большинство же представленных примеров предельно кратки.

Тем не менее, полученные данные позволяют дать определённую оценку положению дел с институтом отводов и самоотводов в судах Российской Федерации за период с 01.01.2016 г. по 01.07.2017 г.

1. В верховных судах республик, областных, краевых и равных им судах
второго звена общей юрисдикции отводы судьям в конкретных делах
заявлялись участниками судебного разбирательства 1.749 раз, удовлетворено —
101 или 5,8%, отклонено — 1.648 (94,2%); самоотводы — 55, удовлетворено — 54
или 98,2%, отклонён — 1 (1,8%).

Районными судами рассмотрено 17.729 отводов, удовлетворено — 1.611 или 9,1%, отклонено — 16.118 (90,9%); самоотводов заявлено судьями 2.563; удовлетворено — 2.517 или 98,2%), отклонено — 46 (1,8%).

Всего в указанный период в подсистеме судов общей юрисдикции России разрешено 22.096 отводов и самоотводов, удовлетворено — 4.283 или 19,4%; отклонено- 17.813 или 80,6%.

Непосредственно конфликт интересов как основание для отводов и самоотводов по представленным общим данным в областных и районных судах был причиной недоверия судьям общей юрисдикции в 1.838 случаях. Удовлетворены 1.143 подобных ходатайства (62,2%), отклонены — 695 (37,8%).

2. Окружными военными судами рассмотрено 70 заявлений об отводах,
удовлетворено — 68 или 97,1%, отклонены — 2, и 10 — о самоотводах, все
удовлетворены.

В гарнизонных военных судах из 318 заявленных отводов удовлетворено — 6 или 1,9%, отклонено — 312 (98,1%); также удовлетворены все (21) заявленные самоотводы.

Всего в военных судах разрешалось 419 отводов и самоотводов, удовлетворено — 105 или 25,1%), отклонено — 314 (74,9%).

В связи с наличием конфликта интересов рассмотрено 90 ходатайств об отводах и самоотводах, из которых военными судами удовлетворено — 16 или 17,8%, отклонено — 74 (82,2%).

3. В арбитражных судах субъектов РФ заявлено 3.320 отводов,
удовлетворено — 105 или 3,2%), отклонено — 3.215 (96,8%); самоотводов — 554,
удовлетворено — 512 или 92,4%), отклонено — 42 (7,6%).

В связи с наличием конфликта интересов этими арбитражными судами рассмотрено 888 заявлений об отводах и самоотводах, удовлетворено — 362 или 40,8%, отклонено — 526 (59,2%)

4. В арбитражных апелляционных судах России отводы заявлялись 677
раз, удовлетворено — 8 или 1,2%, отклонено — 669 (98,8%); самоотводы — 190,
все удовлетворены.

По мотивам наличия конфликта интересов в арбитражных судах этого уровня рассматривался 131 отвод, удовлетворено — 130 (99,2%), отклонён — 1.

5. Федеральными арбитражными судами округов за полтора года
рассмотрено 257 отводов, удовлетворён 1 или 0,4%, отклонено — 256;
самоотводов — 54, удовлетворено 46 или 85,2%, отклонено — 8 (14,8%).

Конфликт интересов как основание отвода или самоотвода лежал в основе 40 заявлений в арбитражных судах федеральных округов, удовлетворено — 24 или 60%), отклонено — 16 (40%о).

Всего в системе арбитражных судов в 2016 г. — 1-й половине 2017 г. согласно представленным данным разрешено 4.254 отводов, из которых удовлетворено — 114 или 2,7%; отклонено — 4.140 (97,3%)); а также 798 самоотводов, из них удовлетворено — 748 или 93,7%, отклонено — 50 (6,3%).

По причине наличия реального или предполагаемого конфликта интересов арбитражными судами страны рассмотрено 1.059 ходатайств об отводах и самоотводах, удовлетворено — 516 или 48,7%, отклонено — 543 (51,3%).

Детализации сведений относительно количества ходатайств об отводах и самоотводах судей по причине работы их (и их супругов) близких родственников в организациях, являющихся участниками судебного разбирательства, Советами судей субъектов Российской Федерации не представлено. Также отсутствуют данные о количестве дел, при рассмотрении которых судьями не только не заявлялись самоотводы, но и не сообщалось сторонам, согласно части 2 статьи 3 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации», о наличии подобного обстоятельства. Такой учёт вообще отсутствует.

Мотивы и основания отводов судей достаточно разнообразны. Оценка обоснованности принятых по заявлениям об отводе и самоотводе судей не даётся, поскольку это не относится к компетенции органов судейского сообщества.

Некоторые заявления об отстранении судьи от ведения конкретного дела были явно надуманными и абсурдными.

Так, представителем истцов по разным гражданским делам Ш. в первом полугодии 2017 года заявлено 25 отводов судьям Ленинского районного суда г. Нижнего Тагила.

В их обоснование Ш. стандартно указывала, что судебная власть в Российской Федерации нелегитимна, поскольку не получила её от единственного источника — многонационального народа; судьи с 12.12.1993 года незаконно наделяются судебными полномочиями Президентом Российской Федерации и другими органами исполнительной и законодательной власти; судьи, не обладая полномочиями судебной власти, в течении последних 18 лет разрушают основы конституционного строя Российской Федерации. Также указано, что судья не доказал наличие у него гражданства Российской Федерации, не предъявил паспорт, документы: на происхождение власти и суверенитета; на территорию, на которую распространяется законодательство Российской Федерации; о смене советского гражданства на российское; о высшем образовании; подтверждающие пятилетний стаж работы, отсутствие диспансерных учетов; удостоверяющие полномочия судья; доверенность на право вынесения решений от имени Российской Федерации.

Смотрите так же:  Регистрация выхода участников из ооо

По мнению представителя истцов, нежелание судьи представить вышеуказанные документы, «свидетельствует о личной заинтересованности лица, именующего себя судьей», в исходе дела и наличии сомнений в его объективности и беспристрастности, а также утрате доверия к такому лицу.

Заявление об отводе судей Двадцать первого арбитражного апелляционного суда было обосновано якобы имевшим место нарушением императивных требований ст. 20 Федерального закона «О статусе судей в Российской Федерации» ввиду отсутствия у судей достаточного для отправления правосудия именем Российской Федерации квалификационного класса, а также исполнением ранее должности судьи Украины.

В обоснование отказа в удовлетворении отвода судей указаны положения ст. 21 АПК РФ, которой установлен исчерпывающий перечень обстоятельств, исключающих участие судьи в рассмотрении дела. Голословное утверждение, равно, как и предположения заявителя, не могут служить основанием для удовлетворения соответствующего заявления об отводе. Тот факт, что судья ранее осуществлял правосудие от имени иностранного государства (Украины), при рассмотрении иных аналогичных споров, не свидетельствует о предвзятости и заинтересованности судьи и не может являться основанием, чтобы усомниться в его беспристрастности в данном деле.

В ходе рассмотрения одного из административных дел административный истец И. заявил отвод судье только потому, что перед рассмотрением дела судья трижды не поздоровался с ним в коридоре военного суда. И это, по его мнению, свидетельствовало о негативном отношении к нему со стороны председательствующего. В удовлетворении отвода отказано (Дальневосточный окружной военный суд).

К подобным экзотическим случаям оснований для заявления отводов судьям можно отнести и следующие курьёзные примеры из судебной практики:

судьи спонсируют убийство животных и нарушают заповеди Бога употребляя продукты животного происхождения;

судья отправлял правосудие в период работы Гайзера В.М, в должности главы Республики Коми;

подсудимый планирует вызвать судью для допроса по делу в качестве свидетеля;

судья неправильно прочитал фамилию лица, привлекаемого к административной ответственности и т.п.

В итоге можно сделать вывод о том, что подавляющее большинство отводов судьям в Российской Федерации заявлялись по надуманным основаниям, чем объясняется низкий процент удовлетворения таких ходатайств.

Очень часто отводы заявляют из-за недовольства порядком ведения судьёй судебных заседаний и процессуальными решениями, чаще всего в связи с:

отказом в удовлетворении многочисленных, зачастую однотипных (тождественных) процессуальных ходатайств;

длительным рассмотрением дела ввиду многократных отложений судебных заседаний;

неодинаковым отношением к участникам процесса, удовлетворением ходатайств одной стороны и отказе другой, неравномерным распределении бремени доказывания;

оставлением без внимания доводов сторон;

высказываниями судьи по существу дела до принятия окончательного судебного акта;

рассмотрением судьей ранее аналогичных споров;

сомнением в компетентности судьи в связи с отменой решения по аналогичному спору вышестоящей инстанцией.

По одному из уголовных дел отвод судье городского суда Республики Марий Эл заявлен представителем потерпевшей в связи с тем, что им снимались его вопросы, что якобы давало основание полагать, что судья лично прямо или косвенно заинтересован в исходе данного уголовного дела. Заявление об отводе оставлено без удовлетворения, поскольку при указанных обстоятельствах не имелось оснований для вывода о заинтересованности судьи в исходе дела.

В апелляционной инстанции законный представитель обвиняемого выразил недоверие всей судебной системе Республики Мордовия, поскольку его многочисленные ходатайства в защиту сына оставлялись без удовлетворения, что, по его мнению, свидетельствовало о необъективности всех судей и могло повлиять на принятие законного решения по рассматриваемому вопросу. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Мордовия не нашла оснований для удовлетворения указанного ходатайства, так как обстоятельства, на которые указывал заявитель, не предусмотрены ст. 61 УПК РФ в качестве повода для отвода судей.

Прерывание судьей выступления стороны по делу с обращением внимания на сообщение обстоятельств, не относящихся к рассматриваемому делу, не свидетельствует о заинтересованности судьи в исходе дела. В удовлетворении отвода отказано, так как предложение судьи излагать свою

позицию только относительно доводов рассматриваемой кассационной жалобы соответствует положениям ст. 286 АПК РФ. Заявителем не представлены доказательства, свидетельствующие о личной прямой или косвенной заинтересованности судьи в исходе дела, а также иных обстоятельств, которые могут вызывать сомнения в её беспристрастности (Арбитражный суд Уральского округа).

Судье Тамбовского областного суда был заявлен отвод, поскольку он, по мнению подсудимого, не предоставив ему возможности заявлять ходатайства, неправильно ведёт судебное заседание. Заявление оставлено без удовлетворения.

Заявление об отводе судьи арбитражного суда было обосновано сделанным судьёй до ухода в совещательную комнату публичным высказыванием, в котором он фактически дал оценку по существу рассматриваемого спора. Отказ в удовлетворении этого ходатайства об отводе мотивирован установленным ст. 21 АПК РФ закрытым перечнем оснований для отвода судьи.

К публичным заявлениям относятся выступление в средствах массовой информации, публикация статей, интервью, выступление перед аудиторией, где высказывались суждения по рассматриваемому делу, включая оценку его обстоятельств и доказательств, предрешение исхода дела и т.п. Позиция, высказанная судьёй в судебном заседании, не может расцениваться как публичное заявление или оценка по существу рассматриваемого дела для вывода о незаконности состава суда, рассматривающего дело по существу. Доказательств, подтверждающих довод о том, что судья делал публичные заявления или давал правовую оценку по существу рассматриваемого спора, заявителем представлено не было (Арбитражный суд Краснодарского края).

Имеют место случаи выражения недоверия судьям в связи с рассмотрением ими ранее судебных дел с участием тех же лиц.

Так, административный истец К. заявил об отводе судьи Томского гарнизонного военного суда по делу об оспаривании досрочного увольнения с военной службы в связи с вынесением этим судьей ранее в отношении истца обвинительного приговора. Суд посчитал это обстоятельство недостаточным основанием для отвода, указав в обоснование, что при рассмотрении уголовного дела вопросы увольнения К. с военной службы не исследовались и не проверялись (Западно-Сибирский окружной военный суд).

Судьей Ленинского районного суда г. Тамбова при разбирательстве уголовного дела в отношении Г. рассмотрено и оставлено без удовлетворения заявление подсудимого об отводе по мотивам, что ранее этим судьей в отношении его постановлен обвинительный приговор, с которым он был не согласен, а также в связи с не предоставлением судьей подсудимому времени

для конфиденциальной встречи с защитником.

Судьей по одному из уголовных дел заявлен самоотвод в связи с тем, что ранее этот судья принимал участие в рассмотрении уголовного дела в отношении этого же лица в качестве государственного обвинителя, судимость по тому приговору погашена не была.

В практике судов достаточно случаев, связанных с рассмотрением заявлений об отводе председательствующего судьи в связи с его знакомством с участниками процесса, работой родственников в организациях — сторонах в конкретном деле и другими обстоятельствами, которые могут истолковываться как влияющие на его объективность и беспристрастность при рассмотрении дела.

Как показало обобщение представленной информации, некоторые заявления об отводе или самоотводе судьи поданы в связи с рассмотрением им дел с участием организации, в которой работают (работали) его родственники или родственники супруга (супруги).

Так, по одному из дел судьей заявлен и удовлетворён самоотвод в связи с тем, что судья и потерпевший по делу являются родственниками.

При рассмотрении гражданского дела о признании объекта недвижимости пригодным для постоянного проживания судья заявила и удовлетворила самоотвод, объяснив невозможность участия в деле работой её супруга в должности заместителя начальника отдела мэрии города — стороны по делу, в связи с чем у участников процесса может сложиться мнение о её необъективности.

Судьей заявлен самоотвод, поскольку в деле участвовало Управление Уральского регионального командования внутренних войск Министерства внутренних дел Российской Федерации, службу в котором проходил его родной брат.

По другому гражданскому делу о взыскании денежной компенсации морального вреда судьей районного суда Республики Марий Эл заявлен самоотвод, поскольку ответчик работал в районной прокуратуре, супруга судьи работала вместе с ним, судья и его жена находятся в дружеских отношениях с ответчиком и его супругой, в связи с чем у истца могли возникнуть сомнения в беспристрастности судьи при рассмотрении данного гражданского дела.

При рассмотрении административного дела по заявлению X. о признании незаконными действий прокурора истцом заявлен отвод судье Черкесского городского суда Карачаево-Черкесской Республики в связи с длительной работой в этой прокуратуре его отца, возглавляющего в настоящее время региональное отделение Общероссийской общественной организации ветеранов и пенсионеров прокуратуры республики. Судья удовлетворил отвод со ссылкой на ч. 2 ст. 21 КАС РФ, поскольку имелись обстоятельства, которые могли вызвать сомнение в его объективности и беспристрастности (Верховный суд Карачаево-Черкесской Республики).

Истицей заявлен отвод судье городского суда по тем основаниям, что председатель этого суда является супругом директора средней общеобразовательной школы (приказ которой оспаривался), имеет непосредственное влияние на судей данного суда, что косвенно свидетельствует о заинтересованности всех судей суда в исходе дела, вызывает сомнения в их беспристрастности и объективности при его рассмотрении.

Определением судьи в удовлетворении отвода отказано, оснований для отвода, предусмотренных ст. 16 ГПК РФ, не имеется. Он назначен на судебную должность Указом Президента Российской Федерации, в подчинении председателя суда не находится, в дружеских или родственных отношениях с ним не состоит, какого-либо влияния на него тот не оказывает, работа в одном суде не может свидетельствовать о заинтересованности судьи в исходе дела.

В то же время локальный акт, о признании незаконным которого просил истец, был издан председателем Петрозаводского городского суда, в административном подчинении которого находятся все судьи этого суда. В качестве заинтересованного лица к участию в деле было привлечено Управление Судебного департамента в Республике Карелия, представитель которого до начала рассмотрения дела по существу заявил отвод всем судьям суда, и заявление было удовлетворено.

Еще одним интересным примером можно назвать дело, по которому всеми судьями Магасского районного суда Республики Ингушетия был заявлен самоотвод по административному иску Г. к Управлению Судебного департамента в Республике Ингушетия об оспаривании проведённой Управлением проверки. По мнению судей, участие в деле Управления, организационно обеспечивающего деятельность судов республики, могло вызвать обоснованное сомнение в их объективности и беспристрастности.

Другой информации по данному делу не представлено. Если следовать логике принятого решения, ни один районный суд Республики Ингушетия не вправе рассматривать это дело.

В суде апелляционной инстанции адвокатом был заявлен отвод всему составу суда второй инстанции (судьи С, Р., К.) в связи с тем, что расследование дела в отношении П.А.Н. осуществлял следователь П., отец которого является судьей Верховного Суда Республики, что, по мнению защитника, свидетельствует о заинтересованности судебной коллегии в рассмотрении данного дела. Данное ходатайство было отклонено, поскольку не установлено обстоятельств, дающих основания полагать, что судьи С, Р., К. лично, прямо или косвенно, заинтересованы в исходе дела.

Смотрите так же:  На сайте гибдд не виден штраф

Бывшие супруги к кровным родственникам не относят, но во избежание каких-либо сомнений в беспристрастности судьи, законодательство и практика пошла по пути принятия отводов и самоотводов по таким доводам.

Заявления о самоотводе и отводе связи с тем, что судья является членом семьи, родственником или родственником супруга, кого-либо из лиц, участвующих в деле, либо их представителей, заявляются сравнительно редко. В то же время, отказ в назначении, переназначении судей и председателей судов очень часто обоснован тем, что судьи не предприняли никаких мер к уведомлению стон о сложившейся ситуации.

Совет Европы в рекомендациях по итогам проверки соблюдения антикоррупционного законодательства группой экспертов ГРЕКО предложил исключить даже сообщение сторонам о работе родственников судьи или его супруги (супруга) в организации — участнике судебного разбирательства, а устранять судью от участия в рассмотрении такого дела.

Принципиальным представляется вопрос о возможности участия в конкретном судебном деле в качестве представителя стороны бывшего работника данного суда.

Так, в качестве основания для отвода судьи было указано, что представитель ответчика ранее занимал должность секретаря судебного заседания в Арбитражном суде Астраханской области, в том числе неоднократно являлся секретарем судебных заседаний, проводимых непосредственно судьей, рассматривающей данное дело. Кроме того, дело повторно рассматривалось тем же судьей в связи с отменой Арбитражным судом Поволжского округа ранее вынесенного под его председательством решения. Заявитель полагал, что в условиях, когда, с одной стороны, представителем на стороне ответчика выступает бывшая коллега судьи по работе с сохранившимися хорошими отношениями, а с другой, — истец, по чьей инициативе судебный акт этого судьи был отменен, остаться объективным и беспристрастным при рассмотрении дела достаточно сложно, а потому имеется высокая вероятность заинтересованности судьи при повторном рассмотрении дела, ее предвзятости и необъективности.

Оснований для отвода судьи, предусмотренных статьей 21 АПК РФ, не установлено, доказательства, ставящие под сомнение беспристрастность судьи, заявителем не представлены. Изложенные в заявлении доводы, его субъективное их восприятие не свидетельствуют о личной, прямой или косвенной, заинтересованности судьи в исходе рассмотрения дела либо о его беспристрастности. Кроме того, нормы АПК Российской Федерации не устанавливают правила, препятствующие судье повторно рассматривать разрешённое им ранее дело, решение по которому отменено, и дело передано на новое рассмотрение. Не содержится в законе и запрета на участие в качестве представителя стороны бывшего работника данного суда, в том числе и непосредственно работавшего с данным судьей.

Решение по данному делу представляется небесспорным.

Не менее часто заявлялись отводы и самоотводы судьям в связи с наличием иных обстоятельств, дающих основание полагать, что судья лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе рассмотрения конкретного дела.

В ряде случаев внеслужебные отношения судей с иными лицами являлись причиной заявления им отводов и самоотводов.

В арбитражном суде, судья в качестве основания для самоотвода указал, что занимает должность председателя итоговой государственной аттестационной комиссии учреждения высшего образования, которое выступает истцом по делу (15-й Арбитражный апелляционный суд).

При рассмотрении материала по ходатайству осуждённого Ф. об условно-досрочном освобождении судья, руководствуясь ст. ст. 61, 63 УПК РФ, заявила самоотвод в связи с тем, что она родом из того же населенного пункта, что и Ф., проживала по соседству и поддерживала дружеские отношения с его родителями, знала осужденного в детском возрасте, в связи с чем не может быть объективной при рассмотрении данного ходатайства.

В Староюрьевском районном суде Тамбовской области по гражданскому делу представителем истца судье заявлен отвод в связи с тем, что он во внеслужебное время встречался и обедал с ответчиком по делу. Судья пояснил, что действительно обедал в столовой, за одним с ним столом сидели участники со стороны ответчика, при этом в процессе обеда разговор по рассматриваемому делу никто не вёл, обед он оплачивал из своих личных средств. Тем не менее, заявленный отвод был удовлетворен.

Основанием для самоотвода судьи Хабаровского гарнизонного военного суда по административному делу по заявлению П. об оспаривании заключения ВВК явилось то, что это заключение подписано врачом, к которому председательствующий по делу судья ранее лично обращался за медицинской помощью.

В качестве примера можно привести ситуацию, когда судья был знаком с потерпевшим (супругом истца), а также врачом (третье лицо), который проводил операцию и осуществлял лечение сына судьи и работает в одном медицинском учреждении с бывшей супругой судьи. Заявление об отводе судьи было удовлетворено.

В практике возникает вопрос о возможности рассмотрения судьёй дела, если он обучался в юридическом высшем учебном заведении, являющемся стороной по делу, либо обучался с кем-либо из участников судебного разбирательства.

Заявление об отводе по одному из дел было мотивировано тем, что судья проходил обучение в высшем учебном заведении, являющимся ответчиком по делу. Давая оценку заявлению, суд пришел к выводу, что его доводы не являются основаниями для отвода судьи от рассмотрения дела. Все судьи ранее проходили обучение в каких-либо общеобразовательных учреждениях, что не может являться признаком их заинтересованности по отношению к данным учреждениям.

В то же время, в суде Еврейской автономной области председательствующий по гражданскому делу заявил самоотвод, поскольку являлся однокурсником нотариуса, выступавшего в качестве стороны по делу.

Такие примеры есть и в других регионах.

Очевидно, в описанных выше ситуациях судьям следует устраняться от рассмотрения дел, чтобы впоследствии их объективность и беспристрастность не могла быть поставлена под сомнение в вышестоящих судах и в международных судебных органах. При рассмотрении вопроса о назначении или переназначении на должность судьи или руководителя суда на рассмотрение дел с участием родственников или знакомых обращается пристальное внимание и зачастую является основанием для отказа в продвижении по службе.

Довольно часто встречаются случаи, когда судьями районных судов заявляется самоотвод, в связи с тем, что истцом по делу является судья этого же суда.

Данная тема, безусловно, представляет интерес и является актуальной, поэтому необходим её дальнейший мониторинг и выдача соответствующих рекомендаций.

Цели, которых пытаются достичь участники процесса, заявляя заведомо необоснованные и многократные отводы, еще с римских времен не изменились. Поскольку рассмотрение заявления отвода требует времени, а иногда находится в компетенции других судей (к примеру, в арбитражных судах) может позволить недобросовестной стороне выиграть время и отдалить момент принятия судебного акта не в свою пользу.

В связи с этим, представляется полезным и необходимым введение ответственности за заведомо необоснованное заявление об отводе в российское законодательство. К примеру, часть 5 ст. 119 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусматривает наложение штрафа на участвующих в деле и иных присутствующих в зале судебного заседания лиц за проявленное ими неуважение к арбитражному суду. Злоупотребление правом на отвод можно расценивать именно так. Как показывает практика, так уже и происходит: арбитражные суды налагают судебные штрафы за необоснованные и неоднократные заявления об отводе, расценивая их как проявление неуважения к суду.

Как уже отмечалось выше, статистика по заявленным отводам исамоотводам в судах ведется не везде. При предоставлении сведений только Арбитражные суды ссылались на данные своего электронного учета. Поэтому в качестве предложения усматривается необходимость ведения статистического учёта отводов и самоотводов, заявленных в судебных заседаниях в судах Российской Федерации.

Главный вывод настоящего обобщения заключается в том, что судьи в Российской Федерации в целом в случаях возникновения малейших сомнений в их объективности и беспристрастности заявляют самоотводы, удовлетворяют ходатайства об отводе, что всецело способствует укреплению авторитета судебной власти.

Отвод судьи в гражданском процессе Основания Судебная практика

Институт отвода суда является общепроцессуальным средством обеспечения нормального хода процесса, которому по логике не должны быть присущи отличительные черты в зависимости от вида процесса в силу общности как понятия правосудия, так и статуса судей. В глобальном международно-правовом и конституционно-правовом смысле отвод суда или судьи в коллегиальном составе суда – это гарантия конституционного права каждого на рассмотрение его дела компетентным, независимым и беспристрастным судом, гарантия правосудия в государстве (ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, ст. 46 и 47 Конституции РФ).

Обратимся к поиску общего и особенного в регламентации института отвода суда в уголовном, арбитражном и гражданском процессах и обоснованности существования различий. Формальными основаниями отвода судьи в уголовном процессе является одно из следующих обстоятельств: судья являлся или является участником данного уголовного дела; судья является близким родственником или родственником участника дела; имеются иные обстоятельства, дающие основание полагать, что он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе данного уголовного дела (ч. 2 ст. 61 УПК РФ). Перечисленные основания отвода совпадают с аналогичными основаниями по ГПК РФ (ст. 16) с некоторыми, в основном редакционными, различиями. Что касается арбитражного процесса, то он имеет, помимо указанных, еще два основания отвода, которые, однако, можно считать частными случаями заинтересованности: нахождение судьи в служебной или иной зависимости от лица, участвующего в деле, или его представителя; и публичные заявления или дача оценки судьей по существу рассматриваемого дела (ст. 21 АПК РФ).

Отвод судьи в арбитражном процессе Основания Судебная практика

Наименее сложное, по нашему мнению, с точки зрения применения, основание для отвода состоит в наличии у судьи определенных родственных связей с участниками дела. Однако характер этих связей различен: по УПК РФ под них подпадают родственники и близкие родственники; по ГПК РФ – родственники и свойственники; по АПК РФ – только родственники. Влияние родственных связей на поведение человека не безгранично, хотя и оспаривать его существование неправильно. И если близким родственникам и супругам, как правило, небезразличны судебные дела друг друга, то сказать этого обо всех родственниках нельзя. Обращение к историческому и зарубежному опыту показывает, что процессуальный закон вполне «вмещает» в себя перечисление родственных связей, наличие которых рассматривается как основание для отвода судьи.

Так, по Уставу уголовного судопроизводства 1864 года судья подлежал отводу, если в деле участвовали «его жена, родственники в прямой линии без ограничения, а в боковых – родственники первых четырех и свойственники первых трех степеней, или же усыновленные» (ч. 1 ст. 85). Отдельно нужно отметить, что перечень оснований для отвода был закрытым, в него, помимо упомянутого, входило еще наследование судьей по закону у одной из сторон и нахождение с ней в судебном споре («тяжбе»). Никаких «иных обстоятельств», позволяющих предполагать заинтересованность судьи, в Уставе указано не было. Конечно, опыт XIX века напрямую экстраполировать на сегодняшние потребности неправильно, но, кажется, что бесконечно расширять предположения о заинтересованности судьи не стоит, поскольку нельзя исключить наличие каких-то связей между людьми, живущими на одной территории. Так, например, кажется излишним отводить судью по уголовному делу о побоях на том основании, что частный обвинитель работает в детском саду, который посещает ребенок судьи. В действующем УПК ФРГ предусмотрено отстранение судьи от дела, «если он является или являлся супругом, сожителем, опекуном или заботившимся об обвиняемом или пострадавшем лицом; если он состоит или состоял в родстве или свойстве по прямой линии с обвиняемым или пострадавшим либо по боковой линии в родстве до третьей степени или в свойстве до второй степени» (§ 22).

Смотрите так же:  Приказ мз рф 113

Представляется, что целесообразным является закрепление во всех процессуальных законах определенного перечня, состоящего из супругов и родственников, сам факт участия которых в деле является основанием для отвода судьи. Такое ограничение на участников одного процесса необходимо не столько потому, что мы презюмируем заинтересованность судьи в этом случае: хочется надеяться, что судья, окажись он тем, кто решает дело с участием близких ему людей, хотя бы в некоторой доле случаев сможет вынести законное решение. В большей степени императивный запрет на рассмотрение дела, в котором фигурируют родственники судьи, обусловлен как стремлением оставить бесспорным авторитет суда для участников процесса и общества в целом, так и гуманистическим соображением исключения для судьи необходимости выбора между его долгом и семьей. Вполне вероятно, что в этот «узкий круг родни» достаточно включить тех, кто подпадает под определение «близких родственников», данное в п. 4 ст. 5 УПК РФ. С точки зрения здравого смысла и русского языка лучше, конечно, от этого понятия отделить «супругов», которые не являются вообще «родственниками», и уж тем более «близкими». Несмотря на кажущуюся очевидность недопустимости рассмотрения судьей дел с участием его близких родственников, в практике такое, хоть и крайне редко, но встречается. В то же время нужно правильно понимать, что означает «участие» родственника в деле: если он сам лично является стороной по делу (истцом, ответчиком в гражданском или арбитражном деле, подсудимым, потерпевшим и др. в уголовном деле) или ее представителем (например, адвокатом-представителем потерпевшего, защитником подсудимого), то судьба отвода ясна.

Отвод судьи в уголовном процессе Основания Судебная практика

Другой вопрос, когда родственник судьи работает в организации, участвующей в судебном процессе в качестве истца, ответчика, гражданского истца или ответчика. Само по себе такое трудоустройство не означает невозможности рассмотрения дела судьей, подлежит выяснению наличие факта его возможной заинтересованности. Особенно актуальна проблема для арбитражных судов, рассматривающих дела крупных организаций: велика вероятность, что в числе их сотрудников может оказаться родственник судьи. Однако, что касается всех остальных родственников, то их участие в деле даже в качестве стороны, на наш взгляд, не предопределяет заинтересованности судьи в его исходе, а последняя требует обоснования. Есть определенная разница в подходах к основаниям отвода судьи в судебной практике различных видов судопроизводства и в связи с прежним участием его в данном деле. Так, при рассмотрении уголовных дел суды, в отличие от арбитражных судов, считают достаточным основанием для отвода судьи рассмотрение им ранее связанного с настоящим обстоятельствами или доказательствами уголовного или гражданского дела. Представляется, что такое отличие имеет скорее не правовую природу (хотя, разумеется, суды ссылаются на соответствующие акты Конституционного Суда РФ ), обусловленную какими-либо значимыми особенностями уголовного и арбитражного процесса, а «организационную». В арбитражном процессе нередки «типовые» споры вообще и споры между одними и теми же лицами в частности (к последним можно отнести споры между налогоплательщиками и налоговыми органами по одному и тому же вопросу за разные налоговые периоды).

С учетом специализации судей арбитражных судов эти споры, как правило, рассматриваются одними и теми же судьями, и удовлетворение заявленных им отводов по мотиву наличия у них предубеждения приведет к тому, что эти споры рассматривать будет некому. В уголовном процессе ситуация с однотипными уголовными делами в отношении одного и того же лица – все-таки редкость. За всеми формальными основаниями отвода, полагаем, стоит одно сущностное (совпадающее текстуально и с соответствующим формальным) – заинтересованность суда в исходе дела, перечеркивающая его беспристрастность, объективность и независимость. Формально она выражается в наличии тех или иных связей с какимито участниками дела или выполнении каких-то процессуальных или непроцессуальных действий в прошлом. Однако истинную, «субъективную» заинтересованность суда выяснить сложно, да и устраивать еще один «процесс в процессе» в отношении судьи вряд ли было бы разумно. Сложность установления заинтересованности как основания для отвода отмечается в научной литературе. Так, М.В. Горский указывает на то, что в действительности явление заинтересованности включает в себя, помимо факта объективной действительности, породившего ее, также субъективную сторону и причинную связь между ними, однако, в силу сложности доказывания, для отвода признается необязательным установление субъективной стороны заинтересованности. Кроме того, если мы предположим, что все хоть раз отведенные судьи были действительно («субъективно») заинтересованы в исходе дела (то есть были потенциально готовы вынести неправосудное решение в том случае, если бы желанный исход противоречил закону), то следовало бы, как минимум, усомниться в том, что они могут продолжать замещать свои должности.

Для выяснения содержания сущностного основания для отвода обратимся к его семантике. Слово «интерес» имеет, согласно словарю С.И. Ожегова, четыре варианта значения: 1) особое внимание к чему-нибудь, желание вникнуть в суть, узнать, понять; 2) занимательность, значительность; 3) нужды, потребности; 4) выгода, корысть. Рассматривая «заинтересованность» как синоним «интереса», мы придем к тому, что из возможных смыслов этого слова к рассматриваемым отношениям ближе всего, вероятно, «нужды, потребности» и «выгода, корысть». Предположить, что законодатель употребил «заинтересованность» в значении желания вникнуть в суть, особого внимания к исходу разбирательства, можно, но вряд ли логично «упрекать» судью как исследователя в отсутствии равнодушия к продукту его профессиональной деятельности. Под заинтересованность, в узком смысле формального основания отвода, в первую очередь попадает потенциальная польза, которую судья может получить опосредованно либо для своих близких, не связанных с ними формальными узами супружества или близкого родства. Не вызывает сомнений, например, характер отношения судьи как человека к исходу судебного дела, в котором участвует его «гражданский» супруг: очевидно, что судье «выгодно» окончание дела к его, супруга, пользе. А вот то, каким может быть отношение судьи как человека к делу в отношении его бывшего супруга, не так однозначно: он может как желать тому успешного разрешения дела, так и наоборот.

В связи с этим представляется, что термин «заинтересованность» не является оптимальным для обозначения того внутреннего отношения, наличие которого является препятствием для рассмотрения судьей конкретного дела. Думается, что точнее передают смысл ограничения на участие «неравнодушных» друг к другу людей в процессе слова «беспристрастность» и «отсутствие предубеждения». Интересно, что, несмотря на интуитивную близость в нашем восприятии этих понятий к отправлению правосудия профессиональными судьями, слова эти в УПК РФ использованы лишь при характеристике суда присяжных. При этом, несмотря на то, что в статье 61 УПК РФ беспристрастность никак не фигурирует, именно беспристрастность и объективность со ссылкой на ч. 2 ст. 61 УПК РФ указываются судами как то, что следует защищать, применяя отвод суда. Кандидат на должность судьи в соответствии со ст. 225 Устава 1864 года давал клятву «творить суд по чистой совести безо всякого в чью-либо пользу лицеприятия», и понятно, что этими словами обозначались беспристрастность, объективность и независимость суда и судебной власти. А вот АПК РФ и ГПК РФ оперируют названными терминами применительно и к характеристике судебного разбирательства (п. 3 ст. 2 АПК РФ), и к основаниям отводов судьи (п. 3 ч. 1 ст. 16 ГПК РФ, п. 5 ч. 1 ст. 21 АПК РФ). Формулировка оснований отводов, данных в АПК РФ и ГПК РФ (судья подлежит отводу, если… имеются иные обстоятельства, вызывающие сомнение в его беспристрастности), подтверждает наше мнение о том, что непредвзятость или беспристрастность не исчерпывается отсутствием заинтересованности. Судебная практика по уголовным делам рассматривает как разновидность заинтересованности судьи предшествующее настоящему участие его в рассмотрении обстоятельств, имеющих значение для дела.

Совершенно очевидно, что в случае повторного участия судьи в деле с его стороны могут иметь место вовсе не «корысть и выгода», а лишь «предубеждение», которое, согласно разным словарям, означает заранее сложившееся (как правило, отрицательное) мнение. Помимо оснований отвода, внимание исследователей привлекает и порядок разрешения заявлений о них. Традиционную критику вызывают нормы ГПК РФ и УПК РФ о том, что при рассмотрении дела вопрос об отводе разрешает тот самый судья, кому этот отвод заявлен, в противовес аналогичной норме АПК РФ, согласно которой решение такого вопроса передается другому судье. Аргументы «против» способа разрешения заявления об отводе, принятого в уголовном и гражданском процессах, вполне очевидны и сводятся к актуальности старинной формулы «In propia causa nemo judex» («Никто не может быть судьей в собственном деле»). Различная регламентация универсального процессуального института в разных процессуальных отраслях была отмечена Конституционным Судом РФ в Определении от 5 марта 2014 г. № 550-О, указавшем на то, что арбитражным процессом предусмотрен более высокий уровень гарантий, «при котором отводимый судья не участвует в принятии решения по вопросу о заявленном ему отводе». По нашему мнению, рассмотрение заявления об отводе тем судьей, кому он заявлен, не выглядит абсолютно бессмысленным. Основанием для отвода всегда является наличие действительной или предполагаемой предубежденности или заинтересованности. И если о собственной объективности судье, как и любому другому человеку, судить может быть сложно, то в том, безразлично ему, чем решится данное конкретное дело, или нет, судья наверняка отдает себе отчет и знает это лучше, чем кто бы то ни было. И уж если этому судье обществом доверено правосудие, то логично доверять ему до конца, позволив самому определить, в состоянии он «справиться» с разрешением дела или нет.

Если судья испытывает затруднения в определении того, как поступать в сложной этической ситуации, чтобы сохранить независимость и беспристрастность, он вправе обратиться с соответствующим запросом в Комиссию Совета судей Российской Федерации по этике за разъяснением, в котором ему не может быть отказано. Судьям прекрасно известно, что в случае заявления ими отвода этот мотив обязательно будет воспроизведен стороной в случае вынесения неблагоприятного для нее судебного акта при обжаловании. Причем, если судья подлежал отводу, уже не будет иметь значения, справедливое ли решение он вынес, ведь с точки зрения всех процессуальных законов оно будет неправосудным, поскольку вынесено в незаконном составе суда. С учетом изложенного можно заключить, что отвод судьи – это межотраслевой процессуальный институт, и различия в основаниях и порядке отвода в разных процессуальных отраслях не имеют рациональных объяснений, а скорее являются ещё одним свидетельством отсутствия единой межотраслевой концепции реформирования системы отечественного правосудия.