Признание гражданина дееспособным судебная практика

Признание гражданина дееспособным судебная практика

Основания для признания гражданина недееспособным.

1) Согласно Гражданскому кодексу, недееспособным может быть признан гражданин, который вследствие психического расстройства не может понимать значения своих действий или руководить ими. Эта формулировка означает, что для гражданского оборота не столь важен сам факт психического расстройства, как способность гражданина понимать значение своих действий или руководить ими. Значит, отнюдь не любое психическое расстройство предполагает возможность признать гражданина недееспособным.

С юридической точки зрения, для признания гражданина недееспособным должны совпасть два обстоятельства:

1) факт наличия у гражданина психического расстройства;

2) невозможность понимать свои действия или руководить ими.

Определение факта наличия у гражданина психического расстройства, его степени осуществляется судебно-психиатрической экспертизой, назначаемой судом в ходе рассмотрения дела о признании гражданина недееспособным. Суд на основании заключения экспертов решает вопрос о том, может ли гражданин понимать значение своих действий или руководить ими.

Важно понимать, что окончательный вывод о дееспособности гражданина должен сделать именно суд на основании оценки всех доказательств — заключения экспертов, свидетельств самого гражданина и хорошо знающих его лиц и т.п. Существующая практика, однако, показывает, что суд обычно принимает тот вывод, к которому пришла экспертная комиссия, не оценивая по существу состояние гражданина, и часто даже не заслушивает мнение самого гражданина. При этом в настоящее время эксперты в большинстве случаев склонны приходить к выводу о целесообразности признания гражданина недееспособным.

В таких обстоятельствах родственникам (не желающим признания гражданина недееспособным) и иным лицам, стремящимся препятствовать признанию лица недееспособным, можно посоветовать заранее тщательно подготовиться к проведению судебно-психиатрической экспертизы. Любые данные (желательно в форме документов), свидетельствующие о существенном улучшении способности понимать значение своих действий (например, справки о любой трудовой занятости, о прохождении курсов реабилитации) нужно передать на рассмотрение экспертам и проверить, оценили ли они эти данные при вынесении своего заключения.

Необходимо подчеркнуть, что в случае признания лица недееспособным этот статус закрепится за ним, скорее всего, надолго, и поэтому судебное решение не может основываться на кратковременном психическом расстройстве лица, свидетельствующем о неспособности понимать значение своих действий. Для признания лица недееспособным экспертизой должно быть установлено именно постоянное, длящееся расстройство психики. Поэтому, например, некоторые хронические заболевания, характеризующиеся кратковременными обострениями, такие как маниакально-депрессивный психоз или эпилепсия, в обычных случаях не могут послужить основанием для признания гражданина недееспособным.

В настоящее время сложилась судебная практика лишения дееспособности с 14 лет. Правомерность этих действий обосновывает и Верховный Суд РФ. Так, в обзоре судебной практики Верховного Суда РФ от 01.03.2006 «Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2005 года» (Вопрос 50) указано, что несовершеннолетний от 14 до 18 лет, страдающий психическим расстройством, может быть признан судом недееспособным (в том объеме дееспособности, которым он наделен в соответствии со статьей 26 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Однако мы считаем такую практику неправомерной. С точки зрения закона для того, чтобы признать гражданина недееспособным, гражданин должен достичь 18-летнего возраста, т.е. быть совершеннолетним. Дело в том, что Гражданский кодекс связывает понятие полной гражданской дееспособности именно с достижением возраста совершеннолетия. До 18 лет гражданин не обладает полным объемом гражданских прав; в возрасте с 14 до 18 лет многие сделки заключаются им исключительно с согласия законных представителей. Поэтому признание гражданина недееспособным обоснованно с момента достижения им совершеннолетия: нельзя лишить лицо того объема прав, которым оно еще не обладает.

Порядок признания гражданина недееспособным.

Подача заявления в суд

Подать заявление в суд для признания гражданина недееспособным вправе:

  • члены его семьи,
  • близкие родственники (родители, дети, братья, сестры) независимо от совместного с ним проживания,
  • органы опеки и попечительства,
  • психиатрическое (психоневрологическое) учреждение.

Заявление подается в суд по месту жительства гражданина, а если он помещен в психиатрическое (психоневрологическое) учреждение — по месту нахождения последнего. В заявлении должны указываться обстоятельства, свидетельствующие о наличии психического расстройства, вследствие чего гражданин не может понимать значение своих действий или руководить ими.

Заявитель освобождается от уплаты издержек, связанных с рассмотрением данного заявления.

Заявление о признании гражданина недееспособным суд во всех случаях рассматривает с участием самого гражданина, заявителя, прокурора, представителя органа опеки и попечительства. Неявка прокурора, извещенного о времени и месте рассмотрения дела, не является препятствием к разбирательству дела. Гражданин, в отношении которого рассматривается дело о признании его недееспособным, должен быть вызван в судебное заседание, если это возможно по состоянию здоровья гражданина. В противном случае дело рассматривается по месту нахождения гражданина.

Судья в порядке подготовки к судебному разбирательству дела о признании гражданина недееспособным при наличии достаточных данных о психическом расстройстве гражданина назначает для определения его психического состояния судебно-психиатрическую экспертизу. При явном уклонении гражданина, в отношении которого возбуждено дело, от прохождения экспертизы суд в судебном заседании с участием прокурора и психиатра может вынести определение о принудительном направлении гражданина на судебно-психиатрическую экспертизу.

В зависимости от конкретных обстоятельств судебного дела суд вправе решить вопрос о рассмотрении дела непосредственно в интернате, где содержится лицо, в отношении которого суд решает вопрос о недееспособности.

Следует обратить внимание на то, что суды иногда допускают нарушения при рассмотрении дел о признании гражданина недееспособным; наиболее распространенными среди них являются: рассмотрение дела без участия гражданина, в отношении которого принимается решение, с нарушением подсудности, разрешение дела лишь на основании справок психиатрических лечебных учреждений, неучастие в процессе представителя органа опеки и попечительства. В целом такие случаи не распространены, но на основании нарушения процессуальных норм, решение суда можно обжаловать.

Исследовав доказательства и заключение эксперта, суд выносит решение об отказе в удовлетворении заявления или о признании гражданина недееспособным. Разрешение других вопросов, связанных с признанием недееспособным (например, вопроса об установлении опеки), в компетенцию суда не входит. Суд высылает копию в течение 3-х дней с момента вступления решения в законную силу в органы опеки и попечительства.

Решение суда, которым гражданин признан недееспособным, является основанием для назначения ему опекуна органом опеки и попечительства.

В случае, если суд убедится из имеющихся сведений в отсутствии оснований для признания гражданина недееспособным, он выносит решение об отказе в удовлетворении заявления; назначение судебно-психиатрической экспертизы в этом случае не обязательно.

Энциклопедия судебной практики. Признание гражданина недееспособным (Ст. 29 ГК)

Энциклопедия судебной практики
Признание гражданина недееспособным
(Ст. 29 ГК)

1. Общие вопросы признания гражданина недееспособным

1.1. Цель признания недееспособными граждан, которые вследствие психического расстройства не могут понимать значения своих действий или руководить ими, состоит в защите прав и законных интересов как самих указанных лиц, так и любых третьих лиц, вступающих с ними в гражданско-правовые отношения

Конституционно значимая цель, которую преследовал федеральный законодатель, предусматривая возможность признания недееспособными граждан, которые вследствие психического расстройства не могут понимать значения своих действий или руководить ими, и определяя правовые последствия соответствующего судебного решения, состоит в защите прав и законных интересов как самих указанных лиц, относящихся к одной из наиболее социально уязвимых категорий, так и любых третьих лиц, вступающих с ними в гражданско-правовые отношения.

Конституционно значимая цель, которую преследовал федеральный законодатель, предусматривая возможность признания недееспособными граждан, которые вследствие психического расстройства не могут понимать значения своих действий или руководить ими, и определяя правовые последствия соответствующего судебного решения, состоит в защите прав и законных интересов как самих указанных лиц, относящихся к одной из наиболее социально уязвимых категорий, так и любых третьих лиц, вступающих с ними в гражданско-правовые отношения.

1.2. Факт признания гражданина недееспособным может быть подтвержден только вступившим в законную силу решением суда

В соответствии со статьей 29 ГК РФ гражданин, который вследствие психического расстройства не может понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признан судом недееспособным в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством; над ним устанавливается опека (пункт 1); от имени гражданина, признанного недееспособным, сделки совершает его опекун (пункт 2).

Необходимость судебного порядка признания гражданина недееспособным обусловливается, таким образом, существенным изменением — в случае вынесения судом соответствующего решения — правового положения гражданина, который на формально неопределенный период лишается возможности самостоятельно, собственными действиями осуществлять свои права и обязанности. Предназначение судебной процедуры — не допустить ошибочных оценок относительно способности гражданина понимать значение своих действий и руководить ими, особенно если разбирательство инициировано лицами, претендующими на роль опекунов: по смыслу ст. 46 Конституции РФ во взаимосвязи с ее ст. ст. 55 (ч. 3) и 60, сам факт обращения с заявлением о признании гражданина недееспособным не предрешает решение суда и, следовательно, не может являться основанием для лишения этого гражданина гражданской процессуальной дееспособности, т.е. возможности своими действиями в полном объеме осуществлять принадлежащие ему процессуальные права, выполнять процессуальные обязанности и поручать ведение дела в суде представителю.

Возможность признания недееспособным гражданина, который вследствие психического расстройства не может понимать значения своих действий или руководить ими, установлена п. 1 ст. 29 ГК РФ. Такое признание возможно только в судебном порядке.

Таким образом, существенное изменение правового статуса гражданина, имеющее значение при определении периода действия доверенности, должно быть подтверждено вступившим в силу судебным актом, в отсутствие которого невозможно сделать вывод о наличии оснований, предусмотренных пп. 5 п. 1 ст. 188 ГК РФ, с которыми закон связывает момент прекращения действия доверенности.

1.3. Основанием для признания гражданина недееспособным является психическое расстройство, вследствие которого он не может понимать значения своих действий или руководить ими

В соответствии с п.1 ст. 29 ГК РФ психическое расстройство, вследствие которого гражданин не может понимать значения своих действий или руководить ими, является основанием для признания гражданина недееспособным.

1.4. Опекун обеспечивает обязательное представительство недееспособного во всех делах, касающихся его имущества, дохода, трудовых отношений, поездок и проживания, социальных контактов

Согласно статье 29 ГК РФ гражданин, который вследствие психического расстройства не может понимать значения своих действий или руководить ими, может быть признан судом недееспособным в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством. Над ним устанавливается опека. От имени гражданина, признанного недееспособным, сделки совершает его опекун. На практике это означает, что опекун обеспечивает обязательное представительство недееспособного во всех делах, касающихся его имущества, дохода, трудовых отношений, поездок и проживания, социальных контактов и так далее. Если основания, в силу которых гражданин был признан недееспособным отпали, суд признает его дееспособным.

1.5. Несовершеннолетний от 14 до 18 лет, страдающий психическим расстройством, может быть признан судом недееспособным (в том объеме дееспособности, которым он наделен в соответствии со ст. 26 ГК РФ)

Несовершеннолетний от 14 до 18 лет, страдающий психическим расстройством, может быть признан судом недееспособным (в том объеме дееспособности, которым он наделен в соответствии со статьей 26 ГК РФ).

2. Порядок признания гражданина недееспособным

2.1. Требования о признании лица недееспособным заявляются в интересах этого лица

Суд отметил, что требования о признании лица недееспособным заявляются в интересах этого лица, однако, как установлено в суде, между заявителем и заинтересованным лицом сложились крайне конфликтные, неприязненные отношения, при этом заявитель и заинтересованное лицо проживают по одному адресу. По мнению суда, требования заявителя о признании заинтересованного лица недееспособным заявлены не в интересах этого лица, а в личных интересах заявителя.

Судебная коллегия полагает возможным согласиться с выводами суда первой инстанции.

2.2. В заявлении о признании гражданина недееспособным должно быть обязательно указано, для какой цели заявителю необходимо признать лицо недееспособным

В заявлении о признании гражданина недееспособным в соответствии со статьей 282 ГПК РФ должны быть изложены обстоятельства, свидетельствующие о наличии у гражданина психического расстройства, вследствие чего он не может понимать значение своих действий или руководить ими. Данное заявление также должно соответствовать требованиям, предъявляемым статьями 131, 132 ГПК РФ, и к заявлениям, рассматриваемым в порядке особого производства, в нем должно быть обязательно указано, для какой цели заявителю необходимо признать лицо недееспособным.

2.3. Гражданское дело о признании гражданина недееспособным вследствие психического расстройства не может быть возбуждено по заявлению прокурора

Как предусмотрено частью 2 статьи 281 ГПК РФ (в редакции Федерального закона от 25 ноября 2013 года N 317-ФЗ), дело о признании гражданина недееспособным вследствие психического расстройства может быть возбуждено в суде на основании заявления членов его семьи, близких родственников (родителей, детей, братьев, сестер) независимо от совместного с ним проживания, органа опеки и попечительства, медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь, или стационарного учреждения социального обслуживания для лиц, страдающих психическими расстройствами.

При этом необходимо обратить внимание и на то, что прокурор в перечень лиц, указанных в части 1 статьи 281 ГПК РФ, не входит. Данная норма является специальной, регулирующей порядок возбуждения гражданского дела о признании гражданина недееспособным, поэтому общая норма о возбуждении гражданского дела на основании заявления прокурора, установленная частью 1 статьи 45 ГПК РФ, в данном случае не применяется. Следовательно, гражданское дело о признании гражданина недееспособным вследствие психического расстройства не может быть возбуждено по заявлению прокурора. При этом согласно части 1 статьи 284 ГПК РФ заявление о признании гражданина недееспособным суд рассматривает с участием прокурора, который дает по нему заключение.

2.4. Гражданское дело о признании гражданина недееспособным вследствие психического расстройства не может быть возбуждено по заявлению бывшего супруга

Следует расценивать правильной позицию районного суда Саратовской области о прекращении производства по делу N 2-3344(1)/2012 по заявлению о признании недееспособным на основании абзаца 2 статьи 220 ГПК РФ, исходя из следующего.

Заявитель обратилась в суд с заявлением о признании заинтересованного лица недееспособным. Требования мотивированы тем, что заявитель с 22 октября 2010 года состоит в браке с ним. У супруга с ноября 2011 года стали появляться навязчивые страхи, вспышки гнева и агрессии. Заявитель полагал, что заинтересованное лицо страдает заболеванием, в силу которого не может понимать значение своих действий и руководить ими, нуждается в установлении опеки.

Определением суда от 14 сентября 2012 года производство по делу прекращено на основании абзаца 2 статьи 220 ГПК РФ. При рассмотрении гражданского дела судом было установлено, что заявитель и заинтересованное лицо состояли в браке с 22 октября 2010 года. На основании решения мирового судьи судебного участка Саратовской области от 18 июля 2012 года брак супругов расторгнут, решение вступило в законную силу. Учитывая, что статус члена семьи у заявителя утрачен в связи с прекращением семейных отношений, суд обоснованно пришел к выводу о том, что заявитель не вправе требовать признания бывшего супруга недееспособным.

Смотрите так же:  Постников дмитрий николаевич адвокат

2.5. Вопрос о признании гражданина, страдающего психическим расстройством, недееспособным или ограниченно дееспособным следует решать с учетом степени нарушения его способности понимать значение своих действий или руководить ими

Вопрос о признании гражданина, страдающего психическим расстройством, недееспособным или ограниченно дееспособным следует решать с учетом степени нарушения его способности понимать значение своих действий или руководить ими.

Если судом будет установлено, что гражданин не может понимать значение своих действий или руководить ими, в том числе и при помощи других лиц, суд вправе на основании пункта 1 статьи 29 ГК РФ признать его недееспособным.

В случае установления судом обстоятельств, свидетельствующих о том, что гражданин может понимать значение своих действий или руководить ими лишь при помощи других лиц, суд вправе на основании пункта 2 статьи 30 ГК РФ принять решение об ограничении его дееспособности.

2.6. Для случаев рассмотрения дел о признании гражданина дееспособным законодательством установлено требование об обязательном проведении судебно-психиатрической экспертизы

Для случаев рассмотрения дел о признании гражданина дееспособным законодатель установил требование об обязательном проведении судебно-психиатрической экспертизы, поскольку суду в таких случаях надлежит разрешать вопросы, требующие специальных знаний в области психиатрии. Как направленные на принятие законного, обоснованного и объективного решения по делу по заявлению о признании гражданина дееспособным, часть первая статьи 79, часть вторая статьи 286 ГПК Российской Федерации в системной связи со статьей 29 ГК Российской Федерации не могут быть признаны нарушающими конституционные права заявителя, перечисленные в жалобе. Что касается вопроса о том, какая судебно-психиатрическая экспертиза должна быть назначена судом при рассмотрении указанной категории дел — амбулаторная или стационарная, он подлежит разрешению судом в каждом конкретном деле исходя из его фактических обстоятельств.

2.7. Наличие у лица способности понимать значение своих действий и руководить ими является основанием для оставления без удовлетворения заявления о признании гражданина недееспособным

Суд первой инстанции учел, что согласно материалам дела, медицинским документам заинтересованное лицо страдает психическим заболеванием в форме параноидной шизофрении, непрерывно-прогредиентный тип течения, стадия ремиссии. Вместе с тем она в судебном заседании вела себя спокойно, уравновешено, отвечала на все вопросы суда, её ответы носили правильный характер, она понимала то, о чем её спрашивают, обдумывала свой ответ на поставленный вопрос.

При этом согласно заключению судебно-психиатрической экспертизы заинтересованное лицо обнаруживает признаки психического расстройства в виде параноидной шизофрении, непрерывно-прогредиентный тип течения, стадия ремиссии, о чем свидетельствовали данные анамнеза и результаты проведенного исследования, выявившего психотические эпизоды в анамнезе, расстройство мышления в виде элементов соскальзывания, эмоциональную однообразность. Однако эксперты в заключении указали, что указанные расстройства психики выражены не столь значительно, о чем свидетельствует наличие критики своего состояния и достаточный уровень социально-бытовой адаптации, что не лишает подэкспертную способности понимать значения своих действий и руководить ими.

Оценив в совокупности представленные доказательства, суд посчитал, что заинтересованное лицо не лишена возможности понимать значение своих действий и руководить ими, поэтому заявление ГАУ СО было оставлено без удовлетворения.

3. Порядок признания недееспособного гражданина дееспособным

3.1. Гражданин, признанный недееспособным, вправе обратиться в суд с заявлением о признании его дееспособным

Суд первой инстанции, учитывая, что решение вынесено судом в судебном заседании без участия Н., принимая во внимание, что порядок признания лица недееспособным или ограничения дееспособности в тот период времени не предусматривал обязательного участия в судебном заседании лица, в отношении которого рассматривается вопрос о признании недееспособным, пришел к выводу об отказе в удовлетворении заявленного ходатайства, учел при этом пояснения представителя ПНД, что Н. было известно о вынесенном решении, однако вплоть до июля 2013 года каких-либо мер для обжалования решения она не принимала.

Кроме того, суд принял во внимание, что согласно п. 3 ст. 29 ГК РФ, если основания, в силу которых гражданин был признан недееспособным, отпали, судом он может быть признан дееспособным, соответственно, отменяется и установленная над ним опека. Таким образом, заявитель не лишена права обратиться в суд с заявлением о признании ее дееспособной.

3.2. После признания гражданина недееспособным признание его дееспособным производится также на основании соответствующего судебного решения

В силу закона (ч. 3 ст. 29 ГК РФ) после признания гражданина недееспособным, признание его дееспособным производится также на основании судебного решения.

Постановление суда, которым в отношении гражданина были прекращены принудительные меры медицинского характера в психиатрическом стационаре общего типа, не является решением о признании дееспособным.

Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

В «Энциклопедии судебной практики. Гражданский кодекс РФ» собраны и систематизированы правовые позиции судов по вопросам применения статей Гражданского кодекса Российской Федерации.

Каждый материал содержит краткую характеристику позиции суда, наиболее значимые фрагменты судебных актов, а также гиперссылки для перехода к полным текстам.

Материал приводится по состоянию на 1 июля 2018 г.

См. информацию об обновлениях Энциклопедии судебной практики

При подготовке «Энциклопедии судебной практики. Гражданский кодекс РФ» использованы авторские материалы, предоставленные творческим коллективом под руководством доктора юридических наук, профессора Ю. В. Романца, а также М. Крымкиной, О. Являнской (Части первая и вторая ГК РФ), Ю. Безверховой, А. Вавиловым, А. Горбуновым, А. Грешновым, Р. Давлетовым, Е. Ефимовой, М. Зацепиной, Н. Иночкиной, А. Исаковой, Н. Королевой, Е. Костиковой, Ю. Красновой, Д. Крымкиным, А. Куликовой, А. Кусмарцевой, А. Кустовой, О. Лаушкиной, И. Лопуховой, А. Мигелем, А. Назаровой, Т. Самсоновой, О. Слюсаревой, Я. Солостовской, Е. Псаревой, Е. Филипповой, Т. Эльгиной (Часть первая ГК РФ), Н. Даниловой, О. Коротиной, В. Куличенко, Е. Хохловой, А.Чернышевой (Часть вторая ГК РФ), Ю. Раченковой (Часть третья ГК РФ), Д. Доротенко (Часть четвертая ГК РФ), а также кандидатом юридических наук С. Хаванским, А. Ефременковым, С. Кошелевым, М. Михайлевской.

Признание гражданина дееспособным судебная практика

Вопрос: у моего дедушки случился инсульт, после чего он перестал понимать значение своих действий. Сам он не в состоянии себя обслуживать, не может самостоятельно передвигаться, тем более совершать какие-то сделки. Однако у него случаются периоды в течение суток, когда он все понимает и ведет себя более ли менее адекватно. Врачи говорят, что возможны улучшения, но как сроко это случится не известно. Можно ли признать дедушку недееспособным с тем, чтобы суд назначил ему опекуна? Знаю, что надо обращаться в суд с заявлением о признании гражданина недееспособным, что указывать в данном заявлении, каков порядок признания лица недееспособным?

Порядок признания гражданина недееспособным регулируется статьями 281 — 286 ГПК РФ.

Образцы заявлений о признании гражданина недееспособным:

Комментарии:

Доказательства факта неспособности понимать значение своих действий

В заявлении в суд о признании гражданина недееспособным следует указать на соответствующие обстоятельства, подтверждающие тот факт, что лицо не может понимать значение своих действий или руководить ими и нуждается в опекуне. Например, следует указать на то, что в результате перенесенного инсульта утрачена возможность лица понимать значение своих действий. Следует отметить, что такая утрата должна носить стойкий характер, а не кратковременный. Для подтверждения самого факта случившегося инсульта следует приложить медицинский документ (справка, выписка из истории болезни, медицинское заключение, иные документы) или заявить ходатайство об истребовании медицинских документов из медучреждения, в котором находился на лечении гражданин, если таких документов на руках не имеется.

Далее суд при имеющихся (приложенных к заявлению) доказательствах должен решить вопрос о назначении судебной экспертизы.

В назначении экспертизы может быть отказано

Суд вправе отказать в назначении экспертизы и отказать в удовлетворении заявления о признании лица недееспособным по тому основанию, что нет достаточных сведений о том, что лицо не может понимать значение своих действий

Заключение экспертов о наличии нарушений психики, неспособности понимать значение своих действий не должно противоречить иным доказательствам

Пожалуй, в большинстве случаев, заключение экспертов, согласно которому гражданин страдает психическим расстройством и не способен понимать значение своих действий, кладется в основу решения суда об удовлетворении заявления о признании гражданина недееспособным. Соответственно, заключение в котором содержаться выводы о том, что никаких нарушений в психике у гражданина не выявлено, кладется в основу решения об отказе в удовлетворении заявления.

Например, отказывая в удовлетворении заявления, суд обоснованно исходил из представленного заключения комиссии экспертов из которого усматривалось, что по результатам обследования заметных признаков нарушения интеллектуальной и эмоционально-волевой регуляции поведения у Б. не выявлено. Комиссия пришла к заключению, что Б. психическим расстройством не страдает, может понимать значение своих действий и руководить ими. В 1995 г. и 1998 г. Б. перенесла, на фоне психотравмирующей ситуации, непсихотическое депрессивное расстройство (невротического уровня), из которого полностью вышла, в период пребывания в клинике неврозов.

Суд, оценив данное доказательство с учетом требований ст. 67 ГПК РФ, пришел к выводу, что данное доказательство является достоверным и отвечающим требований процессуального закона. При этом суд правомерно указал, что заключение комиссии экспертов опровергает утверждение Ч. о том, что Б. вследствие психического расстройства не может понимать значение своих действий и руководить ими (см. определение Московского городского суда от 29.06.2010 по делу N 4г/6-5096).

Заключение экспертов — не главное доказательство!

Однако заключение экспертов «главным» или более весомым, значимым доказательством по сравнению с иными не является, любое экспертное заключение суд должен оценивать в совокупности с другими доказательствами. По смыслу ч. 2 ст. 67 ГПК РФ, никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. В силу ч. 3 ст. 86 ГПК РФ, заключение эксперта для суда необязательно и оценивается судом по правилам, установленным в статье 67 настоящего Кодекса.

Во-первых, из имеющейся судебной практики следует, что суды даже при наличии положительного для заявителя заключения экспертов не всегда выносят решение об удовлетворении заявления о признании лица недееспособным. Речь идет о случаях, когда заключение экспертов противоречит иным собранным по делу доказательствам, в частности, показаниям свидетелей, которые поясняют в судебном заседании, что гражданин понимает значение своих действий и может руководить ими.

Например, принимая решение о признании К. недееспособной, суд исходил из того, что она в настоящее время не может понимать значение своих действий и руководить ими, нуждается в установлении над ней опеки.

Отменяя указанное решение суда, судебная коллегия указала следующее.

Как видно из материалов дела, в обоснование вывода о наличии у К. психического заболевания, вследствие которого она не может понимать значение своих действий и руководить ими, положено заключение амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы По мнению экспертов, у К. выявлены признаки выраженной интеллектуально-мнестической недостаточности, грубые нарушения мышления, грубое нарушение критических и прогностических способностей, она неспособна к организации самостоятельной деятельности.

Между тем выводы экспертов о неспособности К. к организации самостоятельной деятельности, о наличии грубых нарушений мышления прямо противоречат показаниям свидетелей, допрошенных судом, которые на протяжении длительного времени (около 20 лет и более) знакомы с ней (проживают в одном доме), о том, что К. самостоятельно посещает магазины, а также на общественном транспорте ездит в деревню, где обрабатывает земельный участок, садит овощи, привозит их и питается ими в зимнее время года. Свидетели охарактеризовали К. как спокойного, хозяйственного человека, которая производит впечатление человека, не имеющего каких-либо психических отклонений, самостоятельно оплачивает коммунальные расходы, интересуется событиями, происходящими в стране, адекватно ориентирована. Самостоятельно стирает, опрятно выглядит (см. определение Свердловского областного суда от 18.09.2008 по делу N 33-7463/2008)

Во-вторых, заключение экспертов должно быть четким и ясным, не содержать предположительных выводов.

Например, по одному из дел суд указал, что поступки (действия), которые, по мнению заявителя, свидетельствуют о неадекватности поведения ее отца и непонимании им значения совершаемых действий, таковыми не являются:

«..Нежелание общаться с родственниками и обвинение их в совершении отрицательных поступков, общение с лицом, которое, по мнению заявителя, оказывает на отца негативное влияние, непринятие мер по поддержанию своего жилища в санитарном состоянии и неведение домашнего хозяйства само по себе не влечет признания лица недееспособным по основаниям, указанным в ст. 29 ГК РФ.

В силу принципа 4 «Принципов защиты психических больных и улучшения психиатрической помощи» ООН от 17.12.1991 семейный или служебный конфликт или несоответствие нравственным, социальным, культурным или политическим ценностям или религиозным воззрениям, преобладающим в обществе, в котором проживает соответствующее лицо, никогда не может являться определяющим фактором при постановке диагноза о наличии психического заболевания. Указанный принцип подлежит применению и при признании гражданина недееспособным.

Указание в решении на пояснения специалиста врача-психиатра в обоснование необходимости признания лица недееспособным несостоятельно.

Суждения данного специалиста о том, что от частично сохранившегося у Д. интеллекта в скором времени ничего не останется, что не пройдет и года, он станет как ребенок, беспомощным, требующим постоянного ухода, носят предположительный характер, относятся к событиям будущего времени, в то время как признание гражданина недееспособным в силу ст. 29 ГК РФ должно быть обусловлено таким состоянием лица, при котором он, страдая психическим расстройством, теряет возможность понимать значение своих действий и руководить ими в настоящий период.

В этой связи судебная коллегия пришла к выводу об отсутствии достаточных доказательств, подтверждающих наличие у Д. психического расстройства такой степени, которая не позволяет ему понимать значение своих действий и самостоятельно руководить ими» («Обзор судебной практики по гражданским делам за июнь 2010 года»; подготовлен Белгородским областным судом).

Обязательное присутствие в суде предположительно недееспособного лица

Суды принимают решения по указанной категории дел при обязательном присутствии лица, в отношении которого решается вопрос о дееспособности. В случае если лицо не может явится в суд (о чем также необходимо сообщить суду), то суд может назначить выездное заседание суда по месту нахождения указанного гражданина. В настоящее время, учитывая позицию Конституционного суда о недопустимости нарушения прав граждан, судьи лично оценивают здоровье (возможность понимать значение действий, интеллектуальный уровень гражданина), т.е. задают вопросы, в том числе визуально определяют степень утраты гражданином возможности адекватно воспринимать действительность.

Смотрите так же:  Расчет неустойки по осаго образец для суда 2019

Органы опеки и попечительства

В делах данной категории обязательно участвуют органы опеки и попечительства и прокурор. Поэтому в заявлении они указываются как заинтересованные стороны.

Александр Отрохов, Правовой центр «Логос» (г. Омск), 30.01.2012г.

Обзор судебной практики по гражданским делам за 3 месяца 2012 года

Обзор судебной практики по гражданским делам за 3 месяца 2012 года

Судебная коллегия по гражданским делам Воронежского областного суда

Суд в нарушение требований закона рассмотрел дело о признании гражданина недееспособным не по месту нахождения лица, а по месту расположения суда.

С. обратилась в суд с заявлением о признании недееспособным гражданина Г., мотивируя свои требования тем, что указанное лицо является ее родным братом, постоянно, на протяжении более 2-х лет, проживает вместе с ней в г. Россошь Воронежской области, т.к. вследствие перенесенной им черепно-мозговой травмы, является инвалидом 3-й группы, наблюдается и проходит лечение в неврологическом отделении Россошанской ЦРБ Воронежской области, с диагнозом: органическое расстройство ЦНС вследствие черепно-мозговой травмы, при этом страдает потерей памяти, слабоумием, постоянно стремиться уйти из дома в неизвестном направлении, временами не узнает родственников, называет их чужими именами, путает времена суток, нередко агрессивно ведет себя в отношении тех, кто проживает с ним постоянно, забывает зажигать включенную газовую плиту и т.п., т.е. не может понимать значение своих действий и руководить ими, а как следствие, по мнению заявителя, нуждается в установлении над ним опеки.

Решением Россошанского районного суда Воронежской области от 01.11.2011 г. заявленное С. требование удовлетворено в полном объеме.

Отменяя решение районного суда и направляя дело на новое рассмотрение в тот же суд, судебная коллегия по гражданским делам указала следующее.

В соответствии со ст. 29 ГК РФ гражданин, который вследствие психического расстройства не может понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признан судом недееспособным.

В силу требований ч. 1 ст. 284 ГПК РФ заявление о признании гражданина недееспособным суд рассматривает с участием самого гражданина, заявителя, прокурора, представителя органа опеки и попечительства. Гражданин, в отношении которого рассматривается дело о признании его недееспособным, должен быть вызван в судебное заседание, если его присутствие в судебном заседании не создает опасности для его жизни или здоровья, либо для жизни или здоровья окружающих, для предоставления ему судом возможности изложить свою позицию лично либо через выбранных им представителей.

В случае, если личное участие гражданина в проводимом в помещении суда судебном заседании по делу о признании гражданина недееспособным создает опасность для его жизни или здоровья либо для жизни или здоровья окружающих, данное дело рассматривается судом по месту нахождения гражданина, в том числе в помещении психиатрического стационара или психоневрологического учреждения, с участием самого гражданина.

Согласно заключению судебно-психиатрической комиссии экспертов от 29.09.2011 г. N 1790 установлено, что степень выраженности интеллектуально-мнестических расстройств у Г. столь значительна, что лишает его возможности понимать характер и значение своих действий и руководить ими. Экспертами также указано, что присутствие Г. в судебном заседании невозможно, так как психические расстройства в сочетании с выраженными соматоневрологическими нарушениями обуславливают высокий риск ухудшения состояния в условиях судебного разбирательства, транспортировки, отсутствия медицинского сопровождения.

Таким образом, присутствие лица, признаваемого недееспособным, в судебном заседании и изложение им своей позиции лично либо через выбранных непосредственно им представителей было невозможно по не зависящим от него причинам.

При установленных судебной коллегией обстоятельствах, суду первой инстанции следовало бы действовать в строгом соответствии с нормами гражданского процессуального закона и непосредственно (лично) убедиться в обоснованности заявленных С. требований, несмотря на наличие заключения судебных экспертов относительно состояния здоровья Г., при этом оснований полагать, что его присутствие в судебном заседании может создавать опасность для его жизни или для жизни либо здоровья окружающих, не имеется.

Однако в нарушение требований закона суд рассмотрел дело не по месту нахождения Г. — месту его жительства (пребывания), а по месту расположения суда, что нельзя признать законным и обоснованным.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия посчитала решение Россошанского районного суда Воронежской области от 01.11.2011 г. основанным на неправильном применении норм процессуального права, что могло привести к неправильному разрешению дела.

Дело рассмотрено судом в отсутствие лиц, участвующих в деле и не извещенных о времени и месте судебного заседания.

ГУ «О» обратилось в суд с иском к Н. о признании задолженности ответчика перед истцом неосновательным обогащением, взыскании с ответчика отпускных в сумме 32459 руб. 68 коп. за предоставленные авансом и не отработанные дни отпуска, оплаты стоимости проезда до места проведения отпуска и обратно в сумме 28877 руб. 10 коп., неиспользованных денежных средств, выданных на проезд, в сумме 66697 руб. 90 коп., а всего денежных средств на общую сумму 128 034 руб. 65 коп.

Решением Семилукского районного суда Воронежской области от 11.05.2011 г. в иске ГУ «О» к Н. о возврате неосновательного обогащения и сбережения денежных средств было отказано.

Отменяя решение районного суда и направляя дело на новое рассмотрение в тот же суд, судебная коллегия по гражданским делам указала следующее.

Какусматривается из материалов дела, настоящее гражданское дело рассмотрено по существу 11.05.2011 г. в отсутствие истца, уведомление об извещении истца о времени и месте рассмотрения отсутствует.

В силу требований ст. 155 ГПК РФ разбирательство гражданского дела происходит в судебном заседании с обязательным извещением лиц, участвующих в деле, о времени и месте заседания.

В соответствии со ст. 167 ГПК РФ суд вправе рассмотреть дело в случае неявки кого-либо из лиц, участвующих в деле и извещенных о времени и месте судебного заседания, если ими не представлены сведения о причинах неявки или суд признает причины их неявки неуважительными.

Из материалов гражданского дела также следует, что извещение о рассмотрении дела 26.04.2011 г. было получено истцом лишь 17.05.2011 г., то есть после рассмотрения дела по существу и принятия судом оспариваемого решения.

Согласно ч. 1 ст. 362 ГПК РФ основаниями для отмены решения суда являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

В силу требований п. 2 ч. 2 ст. 364 ГПК РФ решение суда первой инстанции подлежит отмене независимо от доводов кассационной жалобы, представления в случае, если дело рассмотрено судом в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных о времени и месте судебного заседания.

Выводы суда, изложенные в решении, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Ч. обратилась в суд с иском к Т. о возмещении ущерба, причиненного залитием квартиры, указав, что она является собственником квартиры N 114 «адрес». 13.09.2009 г. ее квартира была залита водой из квартиры N 118, принадлежащей ответчику. В рамках страхования гражданско-правовой ответственности ответчика, ей было выплачено страховое возмещение в размере 27167 руб. 79 коп., в связи с чем она просила взыскать с ответчика разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.

Определением суда от 23.05.2011 г. года к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены: ООО «Росгосстрах» — филиал Управления по Воронежской области, ТСЖ «К».

Решением Центрального районного суда г. Воронежа от 22.12.2011 г. исковые требования Ч. удовлетворены частично, в ее пользу с Т. взыскано: 84248 руб. 57 коп. — материальный ущерб и судебные расходы в размере 2730 руб. 45 коп.

Отменяя решение районного суда и принимая по делу новое решение, в иске Ч. к Т. о возмещении ущерба, причиненного залитием квартиры отказать, судебная коллегия по гражданским делам указала следующее.

Как следует из материалов дела, Т. по договору о долевом участии в строительстве жилого дома, заключенному с ООО Предприятие «ИП К.И.Т.» от 08.06.2004 г., приобрела в собственность квартиру N 118 по адресу: «адрес». Квартира по акту приема-сдачи была передана Т. 08.06.2006 г.

В судебном заседании истица пояснила, что укомплектацию квартиры сантехническим и газовым оборудованием осуществляло само предприятие ООО предприятие ИП «КИТ». Данное обстоятельство подтвердили свидетели Ж., Ш., собственники квартир, участники долевого строительства дома.

Согласно п. 2 ст. 755 ГК РФ подрядчик несет ответственность за недостатки (дефекты), обнаруженные в пределах гарантийного срока, если не докажет, что они произошли вследствие нормального износа объекта или его частей, неправильной его эксплуатации или неправильности инструкций по его эксплуатации, разработанных самим заказчиком или привлеченными им третьими лицами, ненадлежащего ремонта объекта, произведенного самим заказчиком или привлеченными им третьими лицами. При обнаружении в течение гарантийного срока недостатков, указанных в пункте 1 статьи 754 настоящего Кодекса, заказчик должен заявить о них подрядчику в разумный срок по их обнаружении.

В соответствии с п. 2 ст. 756 ГК РФ предельный срок обнаружения недостатков, в соответствии с пунктами 2 и 4 статьи 724 настоящего Кодекса, составляет пять лет.

Как было указано выше, залитие квартиры N 114, принадлежащей на праве собственности Ч. произошло 14.09.2009 г.

Согласно заключению эксперта причиной залития квартиры послужило разрушение резьбовой части штуцера с наружной резьбой «1/2» гибкой подводки для воды, что является скрытым производственным дефектом. Из данного заключения также следует, что нарушений условий эксплуатации не выявлено; следы механических повреждений на корпусе крана отсутствуют.

Доказательств нарушений ответчиком правил пользования сантехническим оборудованием в материалах дела не имеется, также истцом не представлены доказательства ремонта либо замены ответчиком санобрудования, установленного ООО Предприятие «ИП К.И.Т.».

При таких обстоятельствах, вывод суда о том, что залитие квартиры истца произошло по вине ответчика Т., не соответствует обстоятельствам дела.

В соответствии с частью 1 статьи 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

При этом ответственность, предусмотренная названной нормой, наступает при совокупности условий, включающей наличие вреда, противоправность поведения причинителя вреда и его вину, подтвержденность размера причиненного вреда, а также причинно-следственную связь между противоправными действиями и наступившими неблагоприятными последствиями.

Поскольку вина ответчика в затоплении квартиры истца не доказана, то у суда не имелось оснований для возложения ответственности за причиненный ущерб на ответчика ввиду отсутствия совокупности условий, предусмотренных положениями ст. 1064 ГК РФ.

Учитывая изложенное, решение суда подлежало отмене, т.к. выводы, изложенные в решении суда, не соответствуют обстоятельствам дела, а также ввиду неправильного применения судом норм материального права. Поскольку обстоятельства, имеющие значения для правильного рассмотрения и разрешения дела, судом первой инстанции установлены, судебная коллегия нашла возможным, отменяя решение и не передавая дело на новое рассмотрение, принять новое решение об отказе Ч. в удовлетворении заявленных исковых требований.

Суд неправомерно возвратил заявителю частную жалобу.

Н. обратился в суд с иском к И. о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья, компенсации морального вреда, взыскании материального ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия.

Определением Борисоглебского городского суда Воронежской области от 22.12.2011 г. по ходатайству Н. по гражданскому делу назначена судебная автотехническая экспертиза. Н. на указанное определение подана частная жалоба, в которой заявитель указывает, что он не мог заявить такое ходатайство, поскольку ему не надо проводить экспертизу, в нарушении Правил дорожного движения он не виновен. Считает, что суд ввел его в заблуждение, возложив на него проведение и оплату экспертизы. Просит оспариваемое определение отменить, возобновив производство по гражданскому делу.

Определением судьи Борисоглебского городского суда Воронежской области от 17.01.2012 г. частная жалоба Н. на выше указанное определение возвращена заявителю.

Отменяя определение городского суда и возвращая дело в тот же суд для выполнения требований ст. 325 ГПК РФ в отношении частной жалобы Н. на определение о назначении экспертизы в части распределения судебных расходов, судебная коллегия указала следующее.

Как усматривается из материалов дела, решением Борисоглебского городского суда от 03.06.2011 г. были частично удовлетворены исковые требования Н. о взыскании с И. ущерба, причиненного повреждением здоровья в результате ДТП, материального ущерба и компенсации морального вреда.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 06.11.2011 г. указанное решение было отменено по тем основаниям, что суд первой инстанции не установил причинно-следственную связь между ДТП и наступившими последствиями, и, не назначив для этого соответствующей экспертизы, пришел к выводу о виновности И. в ДТП.

После возобновления производства по делу в связи с отменой решения определением Борисоглебского городского суда Воронежской области от 22.12.2011 г. по ходатайству Н. по гражданскому делу назначена судебная автотехническая экспертиза с целью установления вины участников ДТП.

Не согласившись с указанным определением, Н. обратился с частной жалобой на него, оспаривая законность возложения на него обязанности по оплате экспертизы, указывая, что с ходатайством о назначении экспертизы не обращался, поскольку ему это не нужно, а также в связи с тем, что у него отсутствуют денежные средства для оплаты экспертизы.

Определением Борисоглебского городского суда Воронежской области от 17.02.2012 г. указанная частная жалоба Н. была возвращена последнему, поскольку действующим законодательством не предусмотрена возможность обжалования определения о назначении экспертизы, а вынесенное определение не исключает возможность дальнейшего движения дела.

В соответствии со ст. 331 ГПК РФ определения суда первой инстанции могут быть обжалованы в суд апелляционной инстанции отдельно от решения суда сторонами и другими лицами, участвующими в деле (частная жалоба), а прокурором может быть принесено представление в случае, если:

1) это предусмотрено настоящим Кодексом;

2) определение суда исключает возможность дальнейшего движения дела.

Согласно ст. 104 ГПК РФ на определение суда по вопросам, связанным с судебными расходами, также может быть подана частная жалоба.

Таким образом, определение о назначении экспертизы может быть обжаловано сторонами в части приостановления и распределения судебных расходов на проведение исследования.

Указанные выводы также не противоречат и сложившейся судебной практике Верховного Суда РФ (» Обзор судебной практики по применению законодательства, регулирующего назначение и проведение экспертизы по гражданским делам», утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 14.12.2011 г.).

Как следует из частной жалобы Н., последний обжаловал определение о назначении экспертизы, поскольку не согласен с возложением на него обязанности по оплате экспертизы, в связи с чем, суд первой инстанции необоснованно возвратил последнему частную жалобу.

При изложенных обстоятельствах судебная коллегия считает, что определение о возвращении частной жалобы Н. вынесено при неправильном применении норм процессуального права, что повлекло нарушение прав последнего на доступ к правосудию, в связи с чем подлежит отмене, а дело подлежит возвращению в Борисоглебский городской суд для выполнения требований ст. 325 ГПК РФ в отношении частной жалобы Н. на определение о назначении экспертизы в части распределения судебных расходов.

Смотрите так же:  Закон о государственной охране 2019

Суд неправильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела.

Б. обратился в суд с иском к Бел. о признании недействительным договора купли-продажи недвижимого имущества от 27.10.2005 г. и признании права пользования жилым помещением, находящимся по адресу: «адрес», кв.N2.

В обоснование своих требований истец сослался на то, что указанная жилая площадь была за ним закреплена как за несовершеннолетним, оставшимся без попечения родителей, на основании Постановления администрации Кантемировского района Воронежской области N 586 от 15.12.1999 г.

Решением Кантемировского районного суда от 05.07.1994 г. его родители были лишены родительских прав, в связи с чем до 2003 года он находился в Калачеевской школе-интернате, по окончании которой был зарегистрирован на закрепленной за ним жилой площади по адресу: «адрес» кв.N1 (номер квартиры был изменен на N 2 в связи с перенумерацией в 2000 году). 01.09.2003 г. он поступил в лицей в г. Лиски, 18.06.2004 г. был призван в армию. В мае 2006 г. после окончания службы вернулся в р.п. Кантемировка, однако в администрации Кантемировского городского поселения ему сообщили, что он из квартиры выписан. Так как останавливаться было негде, ему пришлось уехать в г. Лиски, где он впоследствии женился и остался жить. В июне 2011 г. ему позвонила Бел. с просьбой дать разрешение на ее регистрацию в спорной квартире, поскольку данное жилье закреплено за ним (Б.) и он там зарегистрирован. Впоследствии Бел. сообщила ему, что квартира принадлежит ей согласно договору купли-продажи недвижимого имущества от 27.10.2005 г. Полагая, что данный договор является ничтожным, поскольку жилая площадь была закреплена за ним как за сиротой, и он в спорной квартире оставался зарегистрированным, Б. предъявил требования о признании сделки недействительной.

Решением Кантемировского районного суда Воронежской области от 05.12.2011 г. в удовлетворении исковых требований Б. к Бел. о признании договора купли-продажи квартиры N 2 «адрес» недействительным и признании права пользования данной квартирой отказано.

Дополнительным решением Кантемировского районного суда Воронежской области от 26.12.2011 г. с Б. в пользу Бел. взыскано в возмещение судебных расходов на оплату услуг представителя 8 000 руб.

Отменяя решение Кантемировского районного суда Воронежской области от 05.12.2011 г. и дополнительное решение того же суда от 26.12.2011 г. и направляя дело на новое рассмотрение в тот же суд, судебная коллегия указала следующее.

Как следует из материалов дела, решением Кантемировского районного суда Воронежской области от 05.07.1994 г. Б.К.П. была лишена родительских прав в отношении сына Б.П. Было постановлено отобрать ребенка у отца — Б.В.И. и передать его органу опеки и попечительства — отделу по образованию при администрации Кантемировского района.

С 26.08.1994 г. по 03.06.2003 г. Б.П., 19.08.1985 г.р., обучался в Государственном областном образовательном учреждении «Калачеевская школа-интернат для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», находился на полном государственном обеспечении, пользовался всеми правами и льготами ребенка-сироты.

Постановлением администрации Кантемировского района Воронежской области N 586 от 15.12.1999 г. за несовершеннолетним Б.П. была закреплена жилплощадь по адресу: «адрес» кв.1, по бывшему месту жительства отца Б.В.И., умершего 12.04.96 г.

С 29.04.2003 г. Б.П. был зарегистрирован по месту жительства в указанной квартире.

По сведениям БТИ Кантемировского района в 2000 г. произведено уточнение нумерации квартир, квартира N 1 стала квартирой N 2.

На время учебы в ОГОУ СПО «Лискинского промышленно-транспортного техникума им. А.К.Лысенко г. Лиски» Б.П. проживал и был зарегистрирован временно (по месту пребывания) в общежитии в г. Лиски с 17.10.2003 г. по 30.06.2004 г. По утверждению истца, с июня 2004 г. по май 2006 г. он проходил службу в армии.

В соответствии с ч. 1 ст. 8 Федерального закона «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, а также дети, находящиеся под опекой (попечительством), имевшие закрепленное жилое помещение, сохраняют на него право на весь период пребывания в образовательном учреждении или учреждении социального обслуживания населения, а также в учреждениях всех видов профессионального образования независимо от форм собственности, на период службы в рядах Вооруженных Сил Российской Федерации, на период нахождения в учреждениях, исполняющих наказание в виде лишения свободы.

Таким образом, исходя из данной нормы права, за истцом в силу закона на период его нахождения в школе-интернате, обучения в техникуме и прохождения срочной службы в армии должно было сохраняться право на закрепленное за ним жилое помещение.

В материалах дела представлена копия договора купли-продажи недвижимого имущества от 27.10.2005 г., в соответствии с которым продавец — ОАО «К» продает, а покупатель — Бел. покупает недвижимое имущество: квартиру площадью 29,8 кв. м., состоящую из одной жилой комнаты, находящуюся по адресу: «адрес» кв.2.

Заявляя требования о признании данного договора недействительным, истец ссылался на ничтожность сделки, отстаивая при этом свое право на квартиру.

В силу п. 2 ст. 166 ГК РФ требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки, а, следовательно, и требование о признании недействительной ничтожной сделки, может быть предъявлено любым заинтересованным лицом.

Между тем, в решении суд первой инстанции указал, что данная сделка относится к оспоримым сделкам, не приведя тому никаких обоснований.

Согласно п. 1 ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Основания недействительности оспоримых сделок перечислены в статьях 173-179 ГК РФ. Ни на одно из них истец не ссылался. Из решения суда не понятно, по какому же основанию договор купли-продажи квартиры отнесен к оспоримой сделке.

Выяснение основания, по какому заявляются требования о признании сделки недействительной, является существенным обстоятельством по делу, поскольку от него зависит как право на иск, так и разрешение вопроса о сроке исковой давности.

Отказывая в удовлетворении исковых требований о признании договора купли-продажи недействительным, суд в решении сослался на пропуск истцом без уважительных причин срока исковой давности, предусмотренного статьей 181 ГК РФ, без исследования при этом иных фактических обстоятельств по делу, связанных с оспариваемой сделкой.

Между тем, статьей 181 ГК РФ предусмотрены различные сроки исковой давности по ничтожным сделкам и по оспоримым сделкам, также различается и начало течения срока исковой давности.

В решении суда не указано, какой срок исковой давности, предусмотренный статьей 181 ГК РФ, применен — три года или один год, когда началось течение срока исковой давности, и на чем основан вывод суда о пропуске данного срока.

Судом оставлены без должного внимания доводы представителя истца о том, что ОАО «К» не являлось собственником спорной квартиры. Кроме того, не выяснен вопрос о государственной регистрации за кем-либо прав на спорную квартиру, о ее принадлежности.

В силу п. 1 ст. 209 ГК РФ только собственнику принадлежат правомочия по распоряжению своим имуществом. Отсюда следует, что если продавцом имущества является не собственник или не управомоченное им лицо, то такая сделка ничтожна, как не соответствующая закону ( ст. 168 ГК РФ).

Согласно п. 1 ст. 181 ГК РФ течение срока исковой давности по ничтожным сделкам начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки.

При этом следует иметь в виду не только начало фактического исполнения сделки (передача квартиры по акту приема-передачи, вселение), но и юридическое ее исполнение (регистрация прав).

В соответствии с п. 1 ст. 131 ГК РФ право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в едином государственном реестре органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней.

В соответствии с п. 2 ст. 6 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» государственная регистрация возникшего до введения в действие настоящего Федерального закона права на объект недвижимого имущества требуется при государственной регистрации возникших после введения в действие настоящего Федерального закона перехода данного права, его ограничения (обременения) или совершенной после введения в действие настоящего Федерального закона сделки с объектом недвижимого имущества.

Несоблюдение данного требования закона влечет также недействительность сделки.

Существенным обстоятельством, подлежащим выяснению по данному делу, является вопрос о наличии или отсутствии зарегистрированного права продавца на спорную квартиру по оспариваемому договору купли-продажи недвижимого имущества.

Кроме того, из содержания договора купли-продажи следует, что предметом договора являлась квартира N 2 дома N 300 по ул. Ленина (п. 1.1), а в соответствии с п. 5.1.1 покупателю подлежало передаче нежилое помещение. Поэтому также подлежит выяснению вопрос, производился ли в установленном законом порядке перевод жилого помещения (квартиры) в нежилое.

В письменном возражении на иск ответчица ссылалась на отсутствие государственной регистрации оспариваемого договора, и как следствие, на его незаключенность.

В соответствии с. п. 2 ст. 558 ГК РФ договор продажи жилого дома, квартиры, части жилого дома или квартиры подлежит государственной регистрации и считается заключенным с момента такой регистрации.

В соответствии со ст. 17 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» основаниями для государственной регистрации являются договоры и другие сделки в отношении недвижимого имущества, совершенные в соответствии с законодательством, действовавшим в месте расположения объектов недвижимого имущества на момент совершения сделки.

Поскольку право собственности возникает в соответствии со ст. 218 ГК РФ на основании договора купли-продажи, то, несмотря на отсутствие государственной регистрации договора (сделки), такой договор может быть оспорен в порядке, предусмотренном для признания сделки недействительной.

В данном случае требования истца о признании договора недействительным судом первой инстанции по существу рассмотрены не были. Между тем, от законности оспариваемого договора зависит установление факта, обладает ли ответчица какими-либо правами или законными интересами в отношении спорной квартиры, а следовательно, может ли она являться надлежащим ответчиком по требованиям Б.П. о признании за ним права пользования жилым помещением.

В своем письменном возражении на иск сама Бел. указала, что она в настоящий момент не является собственником спорного жилого помещения по договору, не является правопреемником ОАО «К», следовательно, не может быть ответчиком по требованиям истца о признании права пользования жилым помещением. Согласно справки БТИ квартира принадлежит Ремонтно-техническому предприятию.

Однако судом первой инстанции данные обстоятельства во внимание не приняты, хотя они являются юридически значимыми обстоятельствами при разрешении спора.

Отказывая в удовлетворении требований Б.П. о признании права пользования спорным жилым помещением, суд, сославшись на ч. 3 ст. 83 ЖК РФ, пришел к выводу, что выезд истца в другое место жительства носил добровольный характер, что истец добровольно отказался в 2006 году от права пользования закрепленным за ним жилым помещением.

Между тем, ст. 83 ЖК РФ применяется к правоотношениям, существующим между наймодателем и нанимателем (и членами его семьи) по договору социального найма жилого помещения. Для применения данной нормы права необходимо выяснить правовой статус спорного жилого помещения, т.е. к какому виду жилищного фонда, в соответствии со ст. 19 ЖК РФ, относится спорная квартира. Если квартира относится к государственному или муниципальному жилищному фонду и подлежат применению нормы права, относящиеся к договору социального найма, то по требованиям о признании права пользования жилым помещением надлежащим ответчиком должны являться соответствующие государственные или муниципальные органы, выполняющие функции наймодателя. При этом следует учитывать, что не включение квартиры в реестр государственной или муниципальной собственности само по себе не свидетельствует, что квартира в силу закона не может быть отнесена к данным видам жилищного фонда. При разрешении данного вопроса необходимо руководствоваться также нормами права, действовавшими на момент приватизации предприятий и предусматривавшими, что при переходе государственных или муниципальных предприятий, учреждений в иную форму собственности, в состав приватизируемого имущества не могли включаться объекты жилищного фонда, и такие объекты подлежали передаче в хозяйственное ведение или оперативное управление правопреемников этих предприятий, учреждений, либо в ведение органов местного самоуправления в установленном порядке с сохранением всех жилищных прав граждан, в том числе и права на приватизацию жилья.

В данном случае органы местного самоуправления были привлечены к участию в деле не в качестве соответчиков, а в качестве третьих лиц. Между тем, исходя из правового статуса спорной квартиры, суд должен был разрешить вопрос о процессуальном положении лиц, участвующих в деле в соответствии с п. 3 ст. 40 ГПК РФ.

Также судом не принято во внимание то обстоятельство, что органы местного самоуправления право истца на спорную жилую площадь не оспаривали, о применении срока исковой давности не заявляли, а напротив, полагали, что такое право он не утратил. Наймодателем требований о расторжении договора социального найма не заявлялось.

Отказывая в удовлетворении требований Б., суд также сослался на факты регистрации истца по месту жительства в г. Алексеевка и в г. Лиски. Между тем, в то же время он продолжал быть зарегистрированным и в спорой квартире, какого-либо заявления о снятии с регистрационного учета не писал.

Необходимо учитывать, что сам по себе факт регистрации или отсутствие таковой согласно ч. 2 ст. 3 Закона РФ «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» не может служить основанием ограничения или условием реализации прав и свобод, предусмотренных Конституцией РФ, федеральными законами и законодательными нормами субъектов РФ.

Суд должным образом не исследовал обстоятельства, связанные с выездом Баранова В. из спорной квартиры, действительное волеизъявление истца как стороны в договоре найма.

Ссылаясь на вынужденность выезда в г. Лиски, истец просил вызвать в качестве свидетелей К., М., что указано в его исковом заявлении. Между тем, данное ходатайство судом не было разрешено.

При изложенных обстоятельствах судебная коллегия приходит к выводу о существенном нарушении судом первой инстанции норм материального и процессуального права, о неправильном определении обстоятельств, имеющих значение для дела, что в силу ст. 362 ГПК РФ является основанием для отмены судебного решения с направлением дела на новое рассмотрение. Соответственно подлежит отмене и дополнительное решение суда от 26.12.2011 г. о распределении судебных расходов, поскольку разрешение данного вопроса зависит от результата при новом рассмотрении дела по существу.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ: