Спор учредителей ооо подсудность

Что нам стоит с директором поспорить, или Как это толкует ВС РФ

На правах рекламы

Информация о компании КСК ГРУПП

КСК групп ведет свою историю с 1994 года. С момента основания и по сегодняшний день компания входит в число лидеров рынка консультационных услуг в области аудита, налогов, права, оценки и управленческого консультирования. За 20 лет работы реализовано более 2000 проектов для крупнейших российских компаний.

КСК групп предлагает комплексное и практическое решение наиболее актуальных задач, стоящих перед финансовыми и генеральными директорами компаний и собственниками бизнеса. Индивидуальный подход, глубокое понимание потребностей и целей клиентов в сочетании с практическими знаниями позволяют решать эти задачи максимально эффективно.

Коллектив КСК групп – это команда из более чем 350 специалистов, имеющих уникальный опыт реализации проектов как для средних, так и для крупнейших российских корпораций.

В настоящее время КСК групп предлагает полный спектр услуг и решений для бизнеса:

  • аудит по российским и международным стандартам;
  • налоговый и юридический консалтинг;
  • аутсорсинг и автоматизация бизнес-процессов;
  • решения по привлечению финансирования;
  • маркетинговые решения и разработка бизнес-стратегии;
  • управленческий и кадровый консалтинг;
  • оценка и экспертиза;
  • сопровождение сделок с капиталом;
  • Due-diligence.

В июне 2015 года ВС РФ постарался уточнить подходы к разрешению трудовых споров с руководителями (Постановление ВС РФ от 2 июня 2015 г. № 21 «О некоторых вопросах, возникших у судов при применении законодательства, регулирующего труд руководителя организации и членов коллегиального исполнительного органа организации»; далее – Постановление № 21). Ценность указанного постановления при разрешении подобных трудовых споров огромна. Это связано с тем, что, во-первых, трудовые вопросы в таких делах тесно переплетаются с корпоративными. Во-вторых, директор с одной стороны выступает как единоличный исполнительный орган организации, с другой – наемный работник. И в-третьих, практика судов общей юрисдикции пестрит противоречиями, которые наблюдаются и в решениях самого ВС РФ.

Анализ Постановления № 21 снимает ряд спорных моментов, но в то же время некоторые его разъяснения сформулированы неясно. Рассмотрим, что приведено в порядок, а что требует доработки.

1. Четкое определение трудовой функции руководителя

ВС РФ разъяснил понятие «руководитель организации» – это работник, выполняющий в соответствии с заключенным с ним трудовым договором особую трудовую функцию. Заключается она в осуществлении руководства организацией, в том числе выполнении функций ее единоличного исполнительного органа. То есть руководитель может от имени организации совершать действия по реализации ее прав и обязанностей, возникающих из гражданских, трудовых, налоговых и иных правоотношений. Специальному регулированию труда руководителей посвящена гл. 43 ТК РФ «Особенности регулирования труда руководителя организации и членов коллегиального исполнительного органа организации».

В то же время Суд определил случаи, которые не подпадают под регулирование указанной главы:

  • руководитель организации является единственным участником (учредителем) организации, собственником ее имущества;
  • управление организацией передано по договору другой организации (управляющей организации) или индивидуальному предпринимателю (управляющему);
  • работник осуществляет руководство отдельными сферами деятельности организации или отдельными структурными подразделениями организации, в том числе филиалами, представительствами или иными обособленными подразделениями, без возложения на него функций единоличного исполнительного органа.

Таким образом, в Постановлении № 21 дано четкое определение руководителя и его трудовой функции, что позволяет правильно квалифицировать труд каждого работника: является он руководителем или нет.

2. Подведомственность дел: общая юрисдикция или арбитраж?

Необходимость разъяснения указанного вопроса была как никогда очевидна и связана с двойственной природой предмета спора: трудовые это или корпоративные правоотношения. Постановлением № 21 ВС РФ попытался разграничить подведомственность споров с участием руководителей. Однако полностью проблему решить не удалось, некоторые формулировки Суда требуют дополнительных толкований.

В п. 3 Постановления № 21 обозначены критерии подведомственности указанных споров судам общей юрисдикции и арбитражным судам (рис.1).

Рис. 1. Разграничение подведомственности споров с участием руководителей организаций между судами общей юрисдикции и арбитражными судами (по Постановлению ВС РФ от 2 июня 2015 г. № 21).

Таким образом, по общему правилу дела с участием руководителей должны рассматриваться в судах общей юрисдикции, причем Суд указал конкретные примеры споров.

Но следует обратить внимание на двойственный характер дел по оспариванию руководителями решений о досрочном прекращении их полномочий, возникших в силу трудового договора. Рассмотрим две ситуации.

Первая ситуация. Генеральный директор оспаривает расторжение трудового договора в связи с несоблюдением корпоративных правил прекращения полномочий.

Вторая ситуация. Генеральный директор (женщина) оспаривает расторжение трудового договора и требует восстановления на работе в связи с установлением факта беременности на дату увольнения.

В первом случае наш спор касается трудовых отношений (расторжение трудового договора), но в то же время вытекает из норм гражданского права. Таким образом, спор будет рассматриваться в арбитражном суде. На это также указывает п. 4 ст. 225.1 АПК РФ, который относит к корпоративным споры, связанные с прекращением полномочий лиц, входящих или входивших в состав органов управления.

Во втором случае требования генерального директора основаны исключительно на требованиях трудового законодательства, поэтому дело будет рассмотрено в суде общей юрисдикции.

3. Материальная ответственность руководителя и вновь вопрос о подведомственности

В силу п. 1 ст. 277 ТК РФ руководитель организации несет полную материальную ответственность. Данное положение вытекает из требований закона и не зависит от того, есть ли условие о полной материальной ответственности в трудовом договоре (п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 16 ноября 2006 г. № 52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю»). При этом вопрос о размере возмещения ущерба (прямой действительный ущерб, убытки) решается на основании того федерального закона, в соответствии с которым руководитель несет материальную ответственность.

Прямой действительный ущерб – это реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если он несет ответственность за его сохранность), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества или на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам (ч. 2 ст. 238 ТК РФ).

И главное, руководитель привлекается к материальной ответственности и взысканию с него прямого действительного ущерба в том же порядке, что установлен и для остальных работников (п. 5 Постановления № 21).

Наряду с прямым действительным ущербом руководитель (в том числе бывший) обязан возместить убытки, которые включают в себя реальный ущерб и неполученные доходы (упущенную выгоду), и причинены виновными действиями руководителя (например, такие требования содержатся в законодательстве об АО и ООО).

Тем не менее на практике ситуация с подведомственностью складывается неоднозначная. Причиной тому – все та же двойственная природа взаимоотношений работодателя с руководителем. Привлечение директора к материальной ответственности возможно как в рамках трудового (ст. 277 ТК РФ), так и в рамках гражданского законодательства (ст. 53.1 ГК РФ). К примеру, в соответствии с п. 1 ст. 53.1 ГК РФ лицо, которое в силу закона или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени, обязано возместить по требованию юридического лица либо его учредителей (участников), выступающих в интересах юридического лица, убытки, причиненные по его вине юридическому лицу.

К сожалению, в ВС РФ не дал четкого разграничения подведомственности таких споров. Общая формулировка п. 7 Постановления ВС РФ гласит: дела по спорам о взыскании убытков с директоров рассматриваются как судами общей юрисдикции, так и арбитражными судами в соответствии с правилами разграничения компетенции, установленной процессуальным законодательством (ч. 3 ст. 22 ГПК РФ, п. 2 ч. 1 ст. 33 АПК РФ и п. 3 ст. 225.1 АПК РФ).

Решение вопроса о разграничении подведомственности по данным спорам всегда подразумевало две противоположные позиции:

  • ВС РФ утверждал, что такие дела подведомственны судам общей юрисдикции (например, Определение ВС РФ от 29 марта 2013 г. № 35-КГ13-2);
  • ВАС РФ высказывал противоположную точку зрения – в частности, подчеркивал, что даже если стороны ссылаются на ст. 277 ТК РФ в обоснование своих требований, дело все равно подлежит рассмотрению арбитражными судами в соответствии со ст. 225.1 АПК РФ (п. 9 Постановления ВАС РФ от 30 июля 2013 г. № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица»). И даже после упразднения ВАС РФ арбитражные суды продолжают пользоваться данным постановлением.

На наш взгляд, споры по взысканию работодателем убытков с руководителя должны рассматриваться арбитражными судами по аналогии с исками о взыскании с руководителя причиненных компании убытков, предъявляемых участниками и акционерами.

Правильно определить подведомственность споров в зависимости от конкретных обстоятельств дела и не затянуть при этом процесс его рассмотрения могут консультанты, занимающиеся данными вопросами на постоянной основе. Профессиональный «холодный» взгляд консультанта на ситуацию изнутри позволит компаниям верно подойти к решению такого щекотливого вопроса, как споры с руководителем.

4. Обеспечительные меры

Суды общей юрисдикции не применяют обеспечительные меры при рассмотрении споров о досрочном прекращении полномочий руководителем организации и членами коллегиальных исполнительных органов, возникших в силу трудового договора (п. 4 Постановления № 21). Такая позиция возникла в связи с тем, что бывшие директора часто прибегали к обеспечительным мерам в виде обязания компании-ответчика (бывших работодателей) не чинить препятствий при выполнении ими прежних обязанностей. В соответствии со ст. 139 ГПК РФ обеспечительные меры допускаются, только если их непринятие может затруднить или сделать невозможным исполнение решения суда. В случае же восстановления на работе трудно представить обстоятельства, которые могли помешать исполнению решения суда при удовлетворении требований истца.

Вместе с тем ВС РФ не ограничил возможность применения обеспечительных мер при рассмотрении дела в арбитражных судах. В ч. 2 ст. 90 АПК РФ содержится дополнительное основание для принятия обеспечительных мер – риск причинения значительного ущерба заявителю. При этом в рамках корпоративных споров риск причинения значительного ущерба налицо. Например, вывод активов при нелегитимной смене руководителя для собственников влечет фактически потерю своих активов и бизнеса, для руководителя – привлечение к ответственности: как к материальной, так (при определенных обстоятельствах) и к уголовной.

Смотрите так же:  Проживание в аша

На наш взгляд, именно для защиты интересов собственников и руководителей ВС РФ предусмотрел указанную возможность.

5. А много ли споров?

В 2014 году в России было рассмотрено 577 057 трудовых споров. Споры с участием руководителей составляют примерно 1,2% от этого количества, однако они являются наиболее сложными. Официальной статистики за 2015 год пока нет, однако судя по анализу судебных актов, число подобных дел сохранится примерно на том же уровне. Львиная доля таких конфликтов связана с определением подведомственности спора. Все сталкиваются с одними и теми же проблемами: разграничение правоотношений на трудовые и корпоративные. В связи с двойственной природой статуса руководителя организации эта грань практически стерта.

Для того, чтобы ее найти и правильно определить подведомственность, раз ни законодатель, ни судебные органы не могут однозначно помочь с этим, поддержки стоит искать у профессиональных консультантов. Практикующий профессионал поможет сэкономить время и деньги.

6. Разумно и обоснованно

Каждый раз перед началом работы юристы КСК групп оценивают разумность, обоснованность и эффективность принимаемых мер. При этом важно вовремя выявить симптомы, диагностировать проблему, подготовиться к наступательным действиям. Четко выстроенная правовая позиция и комплексный индивидуальный подход позволяют достигнуть 100%-ного желаемого результата, ведь во взаимодействии с руководителем организации или членом коллегиального исполнительного органа есть много подводных камней – они не простые работники.

Таким образом, экономический эффект равен 99% от желаемого результата, 100% экономии времени заинтересованных лиц (консультант оказывает услугу «под ключ») и 99% защиты от негативных рисков (позиция экспертов всегда выверена в соответствии с требованиями действующего законодательства и актуальной судебной практикой).

Подсудность спора между ООО и ИП по задолженности по договору поставки

Добрый день, прошу помощи.

Мы ООО — истцы, находимся в Петербурге.

Должник — ИП, зарегистрирован в КБР, г. Нальчик.

В договоре в главе «разрешение споров» прописано, что «спор подлежит рассмотрению в Арбитражном суде в соответствии с нормами действующего законодательства.»

Соответственно, направили исковое в АС КБР.

Спустя месяц конверт вернулся, во сопроводительном письме никакой конкретики.

Подскажите, что же делать?

Я так понимаю, засылать исковое им же повторно?

Задолженность по договору поставки, поставляли также в КБР.

Ответы юристов (3)

Добрый день, Катерина!

Вы в исковом заявлении ошибочно указали» в Арбитражный суд г. Санкт-Петербурга», поэтому из АС КБР Вам и отправили исковое заявление обратно, учитывая ответ в сопроводительном письме.

Есть вопрос к юристу?

Добрый день, Катерина.

Иск вам надо направить в АС по месту нхождения вашего должника, т.е. в http://askb.arbitr.ru/

Вы видимо при отправке иск направили в АС СПб и ЛО, поэтому вам его вернули таким сопроводительным письмом.

Иск с приложениями направляйте по подсудности, с правильным указанием адреса.

Можно предположить, что в исковом заявлении у Вас указан АС СПб и ЛО, а документы направлены в АС КБР, в связи с этим Вам и вернули. Необходимо исправить и направить повторно. Помимо почтового отправления также можно подать исковое заявление в электронном виде.

Если необходима практическая помощь, пишите в личные сообщения.

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.

Подведомственность корпоративных споров

Необходимость в обсуждении вопросов подведомственности корпоративных споров возникла в связи с большим количеством трудностей, возникших при передаче из судов общей юрисдикции дел с участием физических лиц на основании ст. 7 Федерального закона от 24 июля 2002 г. № 96-ФЗ «О введении в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации», а также в последующем при принятии исков, поступающих в арбитражные суды, в общем порядке. В результате нечеткости положений п. 4 ч. 1 ст. 33 АПК РФ нередко возникают споры о подведомственности между арбитражными судами и судами общей юрисдикции. Пострадавшая сторона — участники корпоративных и иных гражданских отношений, которым обе судебные системы фактически отказывают в правосудии.

Анализ процессуального законодательства и практики определения подведомственности корпоративных споров показывает, что до принятия Арбитражного процессуального кодекса РФ 2002 г. подведомственность корпоративных споров разграничивалась между судами общей юрисдикции и арбитражными судами в зависимости от их субъектного состава. Если хотя бы одной стороной в споре было физическое лицо (речь в основном идет об участниках хозяйственных обществ), дело подлежало рассмотрению и разрешению в суде общей юрисдикции. В противном случае (обе стороны — юридические лица и индивидуальные предприниматели) — в арбитражном суде. С принятием части 1 Гражданского кодекса РФ (от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ) была установлена особая подведомственность судам общей юрисдикции корпоративных споров без участия физических лиц, не занимающихся предпринимательской деятельностью (п. 2 ст. 72, п. 2 ст. 76 ГК РФ), что явно не соответствовало действовавшим тогда нормам гражданского и арбитражного процессуального права.

В Арбитражном процессуальном кодексе РФ 2002 г. установлен ряд норм о подведомственности арбитражным судам корпоративных споров независимо от их субъектного состава (п. 2 и п. 4 ч. 1, ч. 2 ст. 33 АПК РФ 2002 г.). Это не только споры участников хозяйственных товариществ и обществ между собой и с названными юридическими лицами в связи с участием в них, а также их органов (кстати, формулировка п. 4 ч. 1 ст. 33 АПК РФ 2002 г. была неудачна, в связи с чем Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в Постановлении от 9 декабря 2002 г. значительно расширил подведомственность корпоративных споров арбитражным судам), но и споры будущих участников будущих корпораций об их создании, о наследовании участия в корпорациях. Это также споры бывших участников и бывших органов корпораций.

Иск к ответчикам, находящимся или проживающим на территориях разных субъектов РФ, предъявляется в арбитражный суд по месту нахождения или месту жительства одного из ответчиков. Выбор между арбитражными судами, которым подсудно дело, принадлежит истцу (ч. 2, 7 ст. 36 АПК РФ). В то же время исковое заявление или заявление по спору, указанному в ст. 225.1 АПК РФ, подается в арбитражный суд по месту нахождения юридического лица, указанного в ст. 225.1 АПК РФ «Дела по корпоративным спорам» (ч. 4.1 ст. 38 АПК РФ).

При разрешении вопроса о том, должен ли арбитражный суд рассматривать тот или иной спор, необходимо помнить общие требования, изложенные в статье 27 АПК РФ.
Указанная норма права определяет, что арбитражному суду подведомственны дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности. Арбитражные суды разрешают экономические споры и рассматривают дела с участием организаций, являющихся юридическими лицами, и граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность, при наличии у них статуса индивидуального предпринимателя. Исключения из данного правила устанавливаются кодексом, иными федеральными законами.

Эти правила действуют и при применении специальных правил о подведомственности дел арбитражному суду. Одной из таких специальных норм является статья 225.1 АПК РФ, которая содержит довольно подробный перечень категорий споров, рассматриваемых арбитражными судами.

В силу указанной нормы права арбитражные суды рассматривают дела по спорам, связанным с созданием юридического лица, управлением им или участием в юридическом лице, являющемся коммерческой организацией, а также в некоммерческом партнерстве, ассоциации (союзе) коммерческих организаций, иной некоммерческой организации, объединяющей коммерческие организации и (или) индивидуальных предпринимателей, некоммерческой организации, имеющей статус саморегулируемой организации в соответствии с федеральным законом, в том числе по таким корпоративным спорам, как споры, связанные с принадлежностью акций, долей в уставном капитале хозяйственных обществ и товариществ, паев членов кооперативов, установлением их обременений и реализацией вытекающих из них прав, за исключением споров, вытекающих из деятельности депозитариев, связанной с учетом прав на акции и иные ценные бумаги, споров, возникающих в связи с разделом наследственного имущества или разделом общего имущества супругов, включающего в себя акции, доли в уставном капитале хозяйственных обществ и товариществ, паи членов кооператива.

Разграничение подведомственности между арбитражными судами и судами общей юрисдикции применительно к обозначенной области исследования связано с понятием «корпоративный спор» — спор, вытекающий из корпоративных отношений, обусловленных членством в корпорации.

Давая разъяснения по этому поводу, ВАС РФ в п.6 Постановления Пленума от 09.12.2002г. № 11 указал, что арбитражным судам подведомственны споры между участниками хозяйственных товариществ и обществ, вытекающие из деятельности таких обществ и связанные с осуществлением прав и выполнением обязанностей участниками хозяйственных товариществ и обществ.

В Постановлении Федерального арбитражного суда Московского округа от 10.10.2011 по делу № А40-35844/11-69-311 указано, в частности, что пунктом 2 части 1 статьи 33 АПК РФ в совокупности со статьей 225.1 АПК РФ установлена специальная подведомственность корпоративных споров арбитражным судам. Это означает не только изъятие данной категории дел из компетенции судов общей юрисдикции, но и исключает передачу таких споров на рассмотрение третейским судам. Это же следует, видимо, из части 4.1 статьи 38 «Исключительная подсудность» АПК РФ. Очевидно, суды рассматривают положения части 4.1 статьи 38 АПК РФ во взаимосвязи со статьей 225.1 АПК РФ и статьей 33 АПК РФ как исключения из компетенции третейских судов, установленные федеральным законом (что не допускает передачу спора на рассмотрение третейского суда в соответствии с пунктом 2 статьи 1 Федерального закона от 24.07.2002 № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» и пунктом 4 статьи 1 Закона Российской Федерации от 07.07.1993 № 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже»).

Относительно позиции арбитражных судов об исключительной подсудности, закрепленной в части 4.1 статьи 38 АПК РФ, положение которой исключает рассмотрение корпоративного спора где-либо, кроме арбитражного суда, необходимо отметить следующее. Исключительная подсудность устанавливается, преследуя вполне определенные цели — рассмотрение спора по месту нахождения большинства доказательств (например, по спорам о недвижимости) или создание условий для максимального и наиболее полного вовлечения в процесс лиц, чьи права будут затронуты судебным решением (обеспечение доступности правосудия). Подсудность, установленная частью 4.1 статьи 38 АПК РФ, предусматривает рассмотрение корпоративного спора в суде по месту нахождения корпорации, тем самым устанавливая обе предпосылки исключительной подсудности. Однако к разграничению дел между судами разных судебных систем подсудность отношения не имеет. Правила подсудности служат для разграничения дел внутри судебной системы, постольку эти правила не затрагивают возможность сторон разрешить спор альтернативным путем, в том числе в третейском суде.

Смотрите так же:  Закон о защите прав потребителей помощь юриста

С введением в действие Арбитражного процессуального кодекса РФ на основании Федерального закона от 24 июля 2002 г. № 96-ФЗ «О введении в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» (с изменениями и дополнениями), статья 33 отнесла к специальной подведомственности арбитражных судов споры между акционерами (участниками) и хозяйственными товариществами и обществами, вытекающие из их деятельности, за исключением трудовых споров. Однако в ведении судов общей юрисдикции остались некоторые категории дел, являвшихся по своему содержанию корпоративными (например, признание недействительными решений совета директоров о созыве собраний акционеров, в случаях, когда истец был физическим лицом, — см. пункт 6 Постановления Пленума ВАС РФ от 09.12.2002 № 11)). Также неподведомственными арбитражным судам остались споры между кооперативами (производственные кооперативы при этом являются, в соответствии с ГК РФ, коммерческими организациями) и их членами, споры между некоммерческими организациями и их членами (поскольку деятельность таких организаций не носит экономического или предпринимательского характера, то под общий критерий экономического характера отношений они попасть не могли). Еще одной очень важной с точки зрения корпоративных отношений категорией дел, подведомственных судам общей юрисдикции, были споры из отношений с руководителем корпорации.

В пояснительной записке отмечалось, что «такие дела, как правило, сопровождаются принятием судом общей юрисдикции обеспечительных мер, например, в виде запрета исполнять решение общего собрания акционеров (участников) общества о досрочном прекращении полномочий единоличного исполнительного органа и т.п., что создает возможность перехвата корпоративного контроля». Таким образом, удавалось обходить ограничения, установленные статьей 33 АПК РФ в части специальной подведомственности, и добиться корпоративного управления. С введением в АПК РФ на основании Федерального закона от 19.07.2009 № 205-ФЗ главы 28.1, в первую очередь, появилось понятие корпоративных споров, содержание которых было раскрыто в новой главе АПК РФ. При этом, к корпоративным отнесли как внешние, так и внутренние споры, как носящие имущественный характер (о принадлежности акций (долей)), так и публично-правовые (споры, связанные с эмиссией ценных бумаг, в том числе с оспариванием ненормативных актов государственных органов). В понятие корпоративных были включены споры, традиционно не относимые к этой категории (например, вытекающие из деятельности нотариусов по удостоверению сделок с долями в уставном капитале обществ с ограниченной ответственностью). Однако такие споры, с учетом измененного правового регулирования и сложившейся практики, тем не менее, напрямую связаны с корпоративными отношениями и были специально включены в статью 225.1 АПК РФ для устранения случаев обхода закона. Целью введения подобных норм было ограничение недобросовестного поведения и установление специальных положений о рассмотрении корпоративных споров, но никак не изменение правовой природы самих отношений. Вместе с введением главы 28.1 АПК РФ был изменен и пункт 2 части 1 статьи 33 АПК РФ (изменения внесены Федеральным законом от 19 июля 2009 г. № 205-ФЗ).

Как уже указывалось, сделано это для разграничения подведомственности споров между судебными системами. Таким образом, был исключен критерий субъектного состава спора, но предметный критерий, по сути, сохранился. Так, согласно статье 225.1 АПК РФ арбитражные суды рассматривают корпоративные споры только коммерческих организаций и их участников либо споры некоммерческих организаций — объединений коммерческих организаций и/или индивидуальных предпринимателей (ассоциации, саморегулируемые организации) и их участников (членов), то есть чья деятельность так или иначе связана с экономической или иной предпринимательской. Следовательно, мы должны прийти к выводу, что споры, аналогичные по своему содержанию корпоративным, в отношении некоммерческих организаций (потребительских кооперативов, общественных объединений, фондов, в том числе негосударственных пенсионных) в арбитражных судах рассматриваться не могут и, соответственно, подведомственны судам общей юрисдикции. Следовательно, можно прийти к заключению, что арбитражные суды не обладают монополией на рассмотрение корпоративных споров.

Анализируя главу 28.1 АПК РФ с точки зрения специальной процессуальной формы рассмотрения корпоративных споров, мы приходим к выводу, что взаимосвязанные с данной главой положения статей 33 и 38 АПК РФ являются только частью процессуальной формы. Точно так же нормы АПК РФ устанавливают и определенные требования, например, к форме и содержанию искового заявления по корпоративным спорам (статья 225.3 АПК РФ), и особенности самой процедуры рассмотрения таких споров. Это, на наш взгляд, приводит к одному важному выводу.

В рамках главы 28.1 АПК РФ предусмотрено разрешение споров, имеющих иной характер защищаемого интереса. Кроме того, специальная форма рассмотрения корпоративных споров служит способом разрешения нескольких «микроспоров», обеспечивая механизмы защиты прав и интересов юридического лица и участников, не являющихся сторонами спорных отношений. Возможно ли, с учетом вышесказанного, рассмотрение споров, обладающих такими свойствами, в третейском суде? Заметим, что третейское разбирательство основано на личном иске и защищает личный интерес истца — это единственная процессуальная форма рассмотрения дела в третейском суде. Даже с учетом свободы усмотрения сторон и самого суда характера и сущности исковой формы они изменить не могут. Личный характер защиты в третейском суде следует из природы самого третейского разбирательства, основанного на третейском соглашении. Оно заключается с целью разрешить имеющийся (или возможный) спор между самими сторонами такого соглашения. Следовательно, стороны при обращении в согласованный третейский суд стремятся защитить свой личный интерес. Другого спора ни форма, ни сама суть третейского разбирательства и не предполагают. Иной интерес, кроме личного, в третейском суде защитить нельзя — ибо защита его порой требует специальных форм, которые не всегда закреплены и в государственных судах. Как мы упоминали, в ГПК РФ специальных форм, аналогичных главе 28.1 АПК РФ, не содержится (хотя материальные отношения, схожие по содержанию с корпоративными в смысле статьи 225.1 АПК РФ и требующие защиты в судах общей юрисдикции, существуют), однако отказать в защите прав и интересов по мотиву отсутствия соответствующей процедуры — значит отказать в конституционном праве на судебную защиту. Государственные суды «позволить» себе такого не вправе, в отличие от третейских судов. Устанавливая специальные правила рассмотрения отдельных категорий дел, законодатель тем самым вводит особую процессуальную форму, в которой (исключительно) могут рассматриваться эти дела. Подобное может быть продиктовано различными причинами, но следствие должно быть одно — рассмотрение только в установленной законом процессуальной форме. Именно специальная процессуальная форма разрешения спора, имеющего иной характер заинтересованности, блокирует свободу сторон по передаче такого спора в третейский суд. Поскольку третейское разбирательство основано на личном иске и защищает личный интерес истца, иной интерес в третейском суде защитить нельзя. Следовательно, корпоративные споры в смысле статьи 225.1 АПК РФ в третейском суде разрешаться не могут ввиду отсутствия адекватной защищаемому интересу процессуальной формы.

В то же время в ГПК РФ не содержится положений, аналогичных главе 28.1 АПК РФ, поэтому аналогичные по содержанию споры в отношении некоммерческих организаций должны рассматриваться по общим правилам личного иска. Следовательно, такие споры из судов общей юрисдикции формально могут быть переданы на разрешение арбитражам, если нет иных препятствий. А значит, именно наличие специальной процессуальной формы блокирует передачу корпоративных споров из государственного суда в третейский. Таким образом, именно специальная процессуальная форма рассмотрения корпоративных споров выступает критерием арбитрабельности.

Содержание статьи 33 Арбитражного процессуального кодекса РФ не дает прямого ответа на вопрос о том, подведомственны ли арбитражному суду споры, связанные с хозяйственной деятельностью акционерного общества, по искам физических лиц, не являющихся акционерами на момент предъявления иска. На практике в этой ситуации может возникнуть два варианта. В одном случае иск заявлен лицом, утратившим статус акционера на момент предъявления иска, но оспаривающим отношения, вытекающие из хозяйственной деятельности общества за период, когда истец являлся акционером общества. В другом случае на момент предъявления иска истец по каким-либо основаниям не доказал наличия статуса акционера. Следует ли в этих ситуациях прекращать производство по делу либо отказывать в иске.

Представляется, что в первом варианте главным критерием при определении подведомственности спора должен являться не субъектный состав участников на момент предъявления иска и рассмотрения спора, а характер отношений, связанных с хозяйственной деятельностью общества. Поэтому, если на момент предъявления иска статус акционера либо участника хозяйственного товарищества или общества утрачен, но спор касается того периода, когда истец являлся участником либо акционером общества и связан с экономической деятельностью общества, то он подведомственен арбитражному суду. Таким образом, наличие либо отсутствие статуса акционера не влияет на отмеченную ранее общую направленность судебной практики при определении критериев подведомственности спора.

Во втором случае правовым последствием отсутствия надлежащих доказательств, статуса акционера либо участника хозяйственного товарищества и общества должно являться прекращение производства по делу, а не отказ в иске.

Различный подход судов выявлен и при определении подведомственности спора участника хозяйственного общества о взыскании морального вреда, причиненного деятельностью общества. Представляется, что данное требование в силу статьи 33 АПК РФ подведомственно арбитражному суду, так как непосредственно связано с нарушением прав участника, вытекающих из его отношений с хозяйственным обществом.

Вопрос о подведомственности возникает и при рассмотрении иска о признании не действительным решения общего собрания о прекращении полномочий генерального директора. В силу пункта 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 января 2003 г. «О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» дела по искам генерального директора, членов коллегиальных исполнительных органов обществ о признании недействительными решений коллегиальных органов акционерных обществ, хозяйственных товариществ и обществ о досрочном прекращении их полномочий отнесены к трудовым спорам и подведомственны судам общей юрисдикции. Таким образом, если с аналогичным иском обратится не генеральный директор, а другое лицо, то спор подведомственен арбитражному суду.

Смотрите так же:  Договор страховки от невыезда

Обсуждение исследуемой темы позволило выработать некоторые рекомендации по определению подведомственности конкретных категорий корпоративных споров, которые могут быть использованы судьями на практике.

Если возник спор между участником общества (акционером, участником ООО и т. д.) и обществом, связанный с осуществлением участником прав и выполнением им своих обязанностей, данный спор подведомствен арбитражным судам независимо от субъектного состава.

В качестве примеров таких споров, наиболее часто встречающихся в практике, можно привести следующие споры:

Для акционерных обществ:

  • по искам акционеров о признании недействительным договора о создании АО, учредительных документов АО(п. 3 Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и ВАС РФ от 02.04.97 № 4/8 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах»);
  • по иску о внесении лица в реестр акционеров, об аннулировании записи на лицевом счете независимо от того, кто ведет реестр — само акционерное общество или специализированный регистратор (п. 7 Постановления Пленума ВАС РФ от 09.12.2002 № 11, п. 4 Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и ВАС РФ от 02.04.97 № 4/8 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах»);
  • по иску акционера ЗАО или самого ЗАО о переводе на акционера или акционерное общество прав и обязанностей покупателя акцийпри наличии преимущественного права на приобретение отчуждаемых акций (п. 3 ст. 7 ФЗ «Об акционерных обществах», п. 7 Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и ВАС РФ от 02.04.97 № 4/8 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах»);
  • по иску акционера о признании недействительными решений собраний акционеров, совета директоров либо исполнительного органа общества;
  • по иску акционера дочернего общества о возмещении убытков основным акционерным обществом(п. 12 Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и ВАС РФ от 02.04.97 № 4/8 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах»);
  • по иску акционера о выплате дивидендов;
  • по иску акционера о признании сделок, совершенных обществом, недействительными(при условии, что второй стороной по оспариваемой сделке и соответственно вторым ответчиком по иску является юридическое лицо или индивидуальный предприниматель);
  • по иску акционера о выкупе акций;
  • по иску акционера об обязании общества предоставить акционеру информацию(ст. 90, 91 ФЗ «Об акционерных обществах»);
  • по иску акционера об обязании общества выплатить денежные суммы или предоставить имущество при ликвидации общества(ст. 23 ФЗ «Об акционерных обществах»);
  • по искам акционеров,связанным с формированием уставного капитала общества (увеличение, уменьшение, внесение конкретного имущества в качестве вклада).

Для ООО (и других товариществ и обществ):

  • по иску участника о признании недействительными учредительных документов ООО: устава и учредительного договора(п. 5 Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и ВАС РФ от 09.12.99 № 90/14 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»);
  • по различным искам участников, связанным со спорными вопросами формирования уставного капитала(п. 7-11 Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и ВАС РФ от 09.12.99 № 90/14 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»);
  • по искам участников о выкупе доли(ст. 23 ФЗ «Об Обществах с ограниченной ответственностью», п. 13 Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и ВАС РФ от 09.12.99 № 90/14 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»);
  • по искам участников, в том числе вышедших из числа участников, о выплате части прибыли (дивидендов);
  • по искам участников, в том числе вышедших или исключенных из числа участников, о выплате действительной стоимости доли при выходе или исключении участника из общества;
  • по искам участника, подавшего заявление о выходе из числа участников общества (товарищества), об оспаривании отказа ООО в удовлетворении просьбы участника об отзыве заявления о выходе из общества(п. 15 Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и ВАС РФ от 09.12.99 № 90/14 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»);
  • по искам участников об оспаривании решений собраний участников;
  • по искам участников о признании недействительными сделок, совершенных обществом(при условии, что второй стороной по сделке и соответственно вторым ответчиком по иску является юридическое лицо или индивидуальный предприниматель).

В отношениях между участниками ООО (иного общества или товарищества) могут возникнуть и другие споры (см., например, п. 18 Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и ВАС РФ от 09.12.99 № 90/14 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

Спор между участником и обществом должен приниматься арбитражными судами независимо от субъектного состава только в том случае, если он связан с осуществлением прав и выполнением обязанностей участниками обществ и товариществ.

Для более четкого понимания этого положения можно привести примеры, когда спор, возникший между акционером — физическим лицом и обществом, корпоративным не является, так как не связан с осуществлением акционером прав и выполнением обязанностей акционера:

а) иск заявлен гражданином, ссылающимся на то, что он является акционером общества, в качестве ответчика привлечено само общество, предмет требований — защита чести и достоинства и (или) компенсация морального вреда. В данном случае истец обратился за защитой своего права как гражданина, а не как владельца акций;

б) истец просит восстановить его на работе в обществе, акционером которого он является. Спор должен рассматриваться судом общей юрисдикции, ибо он трудовой. Истец защищает свои права как наемного работника, а не акционера;

в) истец-гражданин, являющийся акционером ответчика, просит признать право собственности на некое имущество. Этот спор носит общегражданский характер, истец просит защитить его право как собственника, а не как акционера.

Но если акционер просит признать право собственности на имущество, внесенное им в качестве вклада в уставный капитал, например, считая, что переход права собственности к обществу не состоялся, такой спор между акционером-гражданином и обществом подлежит рассмотрению арбитражным судом, поскольку связан с осуществлением прав акционера.

Споры между участниками обществ и товариществ (акционерами, участниками ООО и т. д.), если одной из сторон является гражданин (не предприниматель), рассматриваются арбитражными судами, когда они связаны с экономической деятельностью общества.

В качестве примеров подобных споров можно привести следующие:

1) о переводе прав и обязанностей покупателя акций в закрытом акционерном обществе (п. 3 ст. 7 ФЗ «Об акционерных обществах») и обществе с ограниченной ответственностью (п. 4 ст. 21 ФЗ «Об Обществах с ограниченной ответственностью»);

2) об исключении участника общества (ст. 10 ФЗ «Об Обществах с ограниченной ответственностью»);

В отношении споров, связанных с эмиссией, размещением акций и их обращением на вторичном рынке, а также долей в ООО, возникающих между акционерами или участниками ООО, в АПК РФ правило о специальной подведомственности отсутствует. Такие иски должны приниматься арбитражными судами по правилам, установленным ст. 27 АПК РФ, т. е. с учетом субъектного состава.

Примеры:

  • истец-акционер оспаривает сделку по купле-продаже акций, совершенную с другим акционером. Спор подлежит рассмотрению арбитражным судом только в случае, если стороны являются юридическими лицами или индивидуальными предпринимателями;
  • истец — бывший акционер предъявляет требование к ответчику, по мнению истца, незаконно завладевшему его акциями (это может быть виндикация, иск о применении последствий недействительности сделки или иск о признании права собственности на акции и т. д.). Если хотя бы одна из сторон является гражданином (не предпринимателем), спор должен рассматриваться в суде общей юрисдикции, поскольку носит не корпоративный, а общегражданский характер (спор о праве на имущество) 2 , напрямую с экономической деятельностью общества не связан.

Споры между участниками производственных и потребительских кооперативов, а также между участниками и кооперативами (это касается и товариществ собственников жилья — кондоминиумов) рассматриваются и арбитражными судами, и судами общей юрисдикции в соответствии с их компетенцией, определенной АПК РФ и ГПК РФ.

Если бы нормы АПК РФ были сформулированы с учетом статуса участников обществ и товариществ как инвесторов, многие спорные вопросы подведомственности отпали бы сами собой. Так, при обсуждении данной темы в арбитражных судах Свердловской области и Уральского округа неоднократно ставился вопрос: подведомственны ли арбитражным судам споры с участием бывших акционеров — физических лиц, лишившихся, по их мнению, незаконно акций, о защите своих прав на акции (о признании права собственности, о внесении записи в реестр акционеров, об истребовании акций и т. д.). Однозначного ответа участники дискуссии на этот вопрос не нашли: хотя спор явно носит экономический характер и вытекает из участия (пусть и бывшего), формально арбитражным судам он не подведомствен, поскольку истцом по делу, защищающим свои права акционера, является физическое лицо. В силу п. 4 ч. 1 ст. 33 АПК РФ к специальной подведомственности арбитражных судов относятся только споры с участием акционеров, т. е. лиц, числящихся на момент подачи иска в реестре акционеров.

Таким образом, споры с участием физических лиц, предусмотренные п. 4 ч. 1 ст. 33 АПК РФ, подлежат рассмотрению арбитражными судами только при наличии совокупности двух условий: физические лица являются участниками общества или товарищества; спор непосредственно затрагивает интересы общества.

Поэтому при подготовке исковых заявлений по корпоративным спорам сторонам следует определить не только предмет и основание иска, но и ответить на вопрос о подведомственности данного спора тому или иному суду.