Тайное хищение чужого имущества кража

Кража — «тайное хищение чужого имущества». Законодательное определение подчеркивает, что кража является формой хищения и, следовательно, обладает всеми объективными и субъективными его признаками, выделяясь только способом совершения. Способ кражи характеризуется в законе как тайный, что соответствует общепринятому представлению о краже. Тайным является такое изъятие имущества, которое происходит без ведома и согласия собственника или лица, в ведении которого находится имущество, и, как правило, незаметно для посторонних. Примером может служить обычная квартирная кража. Кража может быть совершена в присутствии владельца, если он не замечает действий преступника, например, карманная кража. Кражей является также изъятие имущества у потерпевшего, который не воспринимает происходящего: у спящего, пьяного, находящегося в обморочном состоянии, либо изъятие имущества на глазах у лица, неспособного оценить преступный характер действий виновного в силу малолетства или психической болезни.

Возможно совершение кражи и в присутствии посторонних лиц, если преступник пользуется тем, что присутствующие не сознают неправомерности его действий. Кражу следует отграничивать от грабежа, который совершается открыто. Если преступник ошибочно полагал, что совершает хищение тайно, а в действительности его действия осознавал потерпевший или наблюдали другие лица, то в соответствии с направленностью умысла содеянное должно квалифицироваться как кража.

Тайность изъятия имущества является характерным признаком кражи. Но не менее важно для квалификации кражи то, что она относится к ненасильственным формам хищения. В тех случаях, когда тайное изъятие имущества сопровождалось насилием либо насилие предшествовало тайному изъятию, содеянное не может квалифицироваться как кража. Если виновный начал совершать хищение тайно, но будучи застигнутым и сознавая это, продолжает изъятие имущества открыто, его действия представляют собой грабеж, а в случае применения насилия с целью удержания имущества непосредственно после изъятия, эти действия должны квалифицироваться, в зависимости от характера примененного насилия, как насильственный грабеж или разбой.

Наряду с тайностью и ненасильственным способом завладения имуществом для кражи характерно также, что похититель не обладает никакими правомочиями по распоряжению, управлению, доставке или хранению имущества, которым завладевает. Тайное изъятие вверенного имущества представляет собой не кражу, а присвоение (ст. 160 УК).

В зависимости от наличия квалифицирующих обстоятельств различают три вида кражи: 1) простая кража, т.е. кража без квалифицирующих признаков (ч. 1 ст. 158); 2) квалифицированная кража (при наличии обстоятельств, указанных, в ч. 2 ст. 158); 3) особо квалифицированная кража (при наличии обстоятельств, указанных в ч. 3 ст. 158).

К числу квалифицирующих признаков ч. 2 ст. 158 УК относит совершение кражи: а) группой лиц по предварительному сговору; б) неоднократно; в) с незаконным проникновением в жилище, помещение или иное хранилище; г) с причинением значительного ущерба гражданину.

Кража признается совершенной группой лиц по предварительному сговору, если в ней участвовали два или более исполнителя, заранее договорившиеся о совместном совершении кражи.

Предварительным считается сговор, состоявшийся до начала преступления. Промежуток времени между сговором и началом кражи решающей p оли не играет. Если действия, непосредственно направленные на изъятие чужого имущества, уже начаты исполнителем, то последующее присоединение другого соисполнителя не образует данного квалифицирующего признака

Признак неоднократности применительно к краже и другим преступлениям против собственности имеет свою специфику и раскрывается в примечании 3 к ст. 158 УК. Из текста примечания вытекает, что кража будет считаться неоднократной, если ей предшествовало совершение хотя бы один раз: а) кражи; б) другого хищения; в) вымогательства; г) иного корыстного преступления против собственности (ст. 165, 166); д) бандитизма; е) хищения либо вымогательства предметов, незаконное владение которыми и оборот которых представляют угрозу общественной безопасности (ст. 221,226,229). Понятие неоднократности, как квалифицирующий признак хищения, охватывает как случаи, когда лицо было судимо за ранее совершенные преступления (рецидив), так и те, когда лицо не было судимо и одновременно привлекается за эти преступления к уголовной ответственности.

Неоднократность отсутствует, если к моменту совершения хищения: а) судимость за прежнее преступление снята или погашена в установление законом порядке; б) истекли сроки давности уголовного преследования за прежнее преступление; в) лицо было в законном порядке освобожден от уголовной ответственности за прежнее преступление.

Кража с незаконным проникновением в жилище «квартирная кража» представляет повышенную опасность как в силу способа совершения, так и с учетом типичных особенностей субъекта преступления. Повышенную опасность, хотя и в меньшей степени, представляет кража с проникновениием в нежилое помещение или иное хранилище ценностей, поскольку при ее совершении, как и при квартирной краже, преступник посягает на имущество, в отношении которого собственник принял определенные меры для обеспечения его сохранности.

Для вменения рассматриваемого квалифицирующего признака необходимо установить не только, откуда совершено хищение (из жилища, помещения или хранилища), но и особый способ действия, а именно — «с проникновением» к месту хранения имущества. О проникновении в смысле п. «в» ч. 2 ст. 158 УК можно говорить лишь тогда, когда оно было, во-первых, незаконным (осуществлено вопреки запрету или, во всяком случае, без ведома и согласия управомоченных лиц, а также путем обмана их), во-вторых, направлено на похищение чужого имущества. Если виновный имел свободный доступ в жилое помещение (как временный жилец или член семьи), либо вошел туда на законных основаниях (в качестве гостя или для производства каких-либо работ), то совершение им в этой ситуации кражи не дает основания для применения данного квалифицирующего признака ввиду отсутствия признака незаконности проникновения. Все составные элементы рассматриваемого квалифицирующего признака одинаково обязательны и должны оцениваться в единстве.

Кражей, причинившей значительный ущерб гражданину, признается кража, существенно повлиявшая на имущественное положение потерпевшего. Это предполагает необходимость учета не только размера похищенного, но и материального положения потерпевшего, которое, в свою очередь, определяется размером дохода, наличием иждивенцев, социальным положением и т.д.

Особо квалифицированной признается кража, совершенная: а) организованной группой лиц; б) в крупном размере; в) лицом ранее два и более раза судимым за хищение.

Понятие организованной группы раскрывается в ч. 3 ст. 35 УК РФ.

Кража, совершенная в крупном размере (п. «б» ч. 3 ст. 158) — особо квалифицирующий признак. Примечанием 2 к ст. 158 УК РФ определено, что крупным размером признается стоимость имущества, в пятьсот раз превышающая минимальный размер оплаты труда, установленный законодательством Российской Федерации на момент совершения преступления.

Кража, совершенная лицом, ранее два или более раза судимым за хищение либо вымогательство (п. «в» ч. 3 ст. 158), — особо квалифицирующий признак, отражающий повышенную опасность многократного специального рецидива. Если человек, несмотря на неоднократное привлечение к уголовной ответственности, продолжает совершать однородные преступления, он приобретает преступный опыт, повышает свою «квалификацию». Поэтому многократный специальный рецидив рассматривается криминологами как признак криминального профессионализма, что требует более жесткой реакции со стороны общества.

Отличие тайного от открытого хищения имущества

Московская коллегия адвокатов «Легис Групп».

В соответствии с уголовным законом под хищением понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

По каждому такому делу всегда надлежит исследовать, при вступлении в дело для осуществления защиты, имеющиеся по делу доказательства в целях правильной юридической квалификации действий лиц, виновных в совершении этих преступлений, недопущения ошибок, связанных с неправильным толкованием понятий тайного и открытого хищений чужого имущества, а также при оценке обстоятельств, предусмотренных в качестве признака преступления, отягчающего наказание.

Как тайное хищение чужого имущества (кража) следует квалифицировать действия лица, совершившего незаконное изъятие имущества в отсутствие собственника или иного владельца этого имущества, или посторонних лиц либо хотя и в их присутствии, но незаметно для них. В тех случаях, когда указанные лица видели, что совершается хищение, однако виновный, исходя из окружающей обстановки, полагал, что действует тайно, содеянное также является тайным хищением чужого имущества.

Открытым хищением чужого имущества, предусмотренным статьей 161 УК РФ (грабеж), является такое хищение, которое совершается в присутствии собственника или иного владельца имущества либо на виду у посторонних, когда лицо, совершающее это преступление, сознает, что присутствующие при этом лица понимают противоправный характер его действий независимо от того, принимали ли они меры к пресечению этих действий или нет.

Если присутствующее при незаконном изъятии чужого имущества лицо не сознает противоправность этих действий либо является близким родственником виновного, который рассчитывает в связи с этим на то, что в ходе изъятия имущества он не встретит противодействия со стороны указанного лица, содеянное следует квалифицировать как кражу чужого имущества. Если перечисленные лица принимали меры к пресечению хищения чужого имущества (например, требовали прекратить эти противоправные действия), то ответственность виновного за содеянное наступает по статье 161 УК РФ.

Если в ходе совершения кражи действия виновного обнаруживаются собственником или иным владельцем имущества либо другими лицами, однако виновный, сознавая это, продолжает совершать незаконное изъятие имущества или его удержание, содеянное следует квалифицировать как грабеж, а в случае применения насилия, опасного для жизни или здоровья, либо угрозы применения такого насилия — как разбой по статье 162 УК РФ.

Смотрите так же:  Компенсация за тяжелую работу это

Кража и грабеж считаются оконченными, если имущество изъято и виновный имеет реальную возможность им пользоваться или распоряжаться по своему усмотрению (например, обратить похищенное имущество в свою пользу или в пользу других лиц, распорядиться им с корыстной целью иным образом).

Разбой считается оконченным с момента нападения в целях хищения чужого имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

Следует особо обратить внимание, что не образуют состава кражи или грабежа противоправные действия, направленные на завладение чужим имуществом не с корыстной целью, а, например, с целью его временного использования с последующим возвращением собственнику либо в связи с предполагаемым правом на это имущество. В зависимости от обстоятельств дела такие действия при наличии к тому оснований подлежат квалификации по статье 330 УК РФ или другим статьям Уголовного кодекса Российской Федерации.

В тех случаях, когда незаконное изъятие имущества совершено при хулиганстве, изнасиловании или других преступных действиях, необходимо устанавливать, с какой целью лицо изъяло это имущество.

Если лицо преследовало корыстную цель, содеянное им в зависимости от способа завладения имуществом должно квалифицироваться по совокупности как соответствующее преступление против собственности и хулиганство, изнасилование или иное преступление.

Если организатор, подстрекатель или пособник непосредственно не участвовал в совершении хищения чужого имущества, содеянное исполнителем преступления не может квалифицироваться как совершенное группой лиц по предварительному сговору. В этих случаях в силу части третьей статьи 34 УК РФ действия организатора, подстрекателя или пособника следует квалифицировать со ссылкой на статью 33 УК РФ.

При квалификации действий виновных как совершение хищения чужого имущества группой лиц по предварительному сговору следует выяснять, имел ли место такой сговор соучастников до начала действий, непосредственно направленных на хищение чужого имущества, состоялась ли договоренность о распределении ролей в целях осуществления преступного умысла, а также какие конкретно действия совершены каждым исполнителем и другими соучастниками преступления.

Исходя из смысла части второй статьи 35 УК РФ уголовная ответственность за кражу, грабеж или разбой, совершенные группой лиц по предварительному сговору, наступает и в тех случаях, когда согласно предварительной договоренности между соучастниками непосредственное изъятие имущества осуществляет один из них. Если другие участники в соответствии с распределением ролей совершили согласованные действия, направленные на оказание непосредственного содействия исполнителю в совершении преступления (например, лицо не проникало в жилище, но участвовало во взломе дверей, запоров, решеток, по заранее состоявшейся договоренности вывозило похищенное, подстраховывало других соучастников от возможного обнаружения совершаемого преступления), содеянное ими является соисполнительством и в силу части второй статьи 34 УК РФ не требует дополнительной квалификации по статье 33 УК РФ.

Действия лица, непосредственно не участвовавшего в хищении чужого имущества, но содействовавшего совершению этого преступления советами, указаниями либо заранее обещавшего скрыть следы преступления, устранить препятствия, не связанные с оказанием помощи непосредственным исполнителям преступления, сбыть похищенное и т.п., надлежит квалифицировать как соучастие в содеянном в форме пособничества со ссылкой на часть пятую статьи 33 УК РФ.

При квалификации действий двух и более лиц, похитивших чужое имущество путем кражи, грабежа или разбоя группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, следует иметь в виду, что в случаях, когда лицо, не состоявшее в сговоре, в ходе совершения преступления другими лицами приняло участие в его совершении, такое лицо должно нести уголовную ответственность лишь за конкретные действия, совершенные им лично.

Лицо, организовавшее преступление либо склонившее к совершению кражи, грабежа или разбоя заведомо не подлежащего уголовной ответственности участника преступления, в соответствии с частью второй статьи 33 УК РФ несет уголовную ответственность как исполнитель содеянного. При наличии к тому оснований, предусмотренных законом, действия указанного лица должны дополнительно квалифицироваться по статье 150 УК РФ.

Если умыслом виновных, совершивших разбойное нападение группой лиц по предварительному сговору, охватывалось применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия, все участники совершенного преступления несут ответственность также по части второй статьи 162 УК РФ как соисполнители и в том случае, когда оружие и другие предметы были применены одним из них.

В тех случаях, когда группа лиц предварительно договорилась о совершении кражи чужого имущества, но кто-либо из соисполнителей вышел за пределы состоявшегося сговора, совершив действия, подлежащие правовой оценке как грабеж или разбой, содеянное им следует квалифицировать по соответствующим пунктам и частям статей 161, 162 УК РФ.

При квалификации кражи, грабежа или разбоя соответственно по пункту «а» части четвертой статьи 158 или по пункту «а» части третьей статьи 161 либо по пункту «а» части четвертой статьи 162 УК РФ следует иметь в виду, что совершение одного из указанных преступлений организованной группой признается в случаях, когда в ней участвовала устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений (часть третья статьи 35 УК РФ).

В отличие от группы лиц, заранее договорившихся о совместном совершении преступления, организованная группа характеризуется, в частности, устойчивостью, наличием в ее составе организатора (руководителя) и заранее разработанного плана совместной преступной деятельности, распределением функций между членами группы при подготовке к совершению преступления и осуществлении преступного умысла.

Об устойчивости организованной группы может свидетельствовать не только большой временной промежуток ее существования, неоднократность совершения преступлений членами группы, но и их техническая оснащенность, длительность подготовки даже одного преступления, а также иные обстоятельства (например, специальная подготовка участников организованной группы к проникновению в хранилище для изъятия денег (валюты) или других материальных ценностей).

При признании этих преступлений совершенными организованной группой действия всех соучастников независимо от их роли в содеянном подлежат квалификации как соисполнительство без ссылки на статью 33 УК РФ.

Если лицо подстрекало другое лицо или группу лиц к созданию организованной группы для совершения конкретных преступлений, но не принимало непосредственного участия в подборе ее участников, планировании и подготовке к совершению преступлений (преступления) либо в их осуществлении, его действия следует квалифицировать как соучастие в совершении организованной группой преступлений со ссылкой на часть четвертую статьи 33 УК РФ.

Статьями Особенной части УК РФ не предусмотрено в качестве обстоятельства, влекущего более строгое наказание, совершение двух или более краж, грабежей и разбоев. Согласно статье 17 УК РФ при совокупности преступлений лицо несет уголовную ответственность за каждое совершенное преступление по соответствующей статье или части статьи УК РФ, наказание назначается отдельно за каждое совершенное преступление. При этом окончательное наказание в соответствии с частями второй и третьей статьи 69 УК РФ не может превышать более чем наполовину максимальный срок или размер наказания, предусмотренного за наиболее тяжкое из совершенных преступлений.

От совокупности преступлений следует отличать продолжаемое хищение, состоящее из ряда тождественных преступных действий, совершаемых путем изъятия чужого имущества из одного и того же источника, объединенных единым умыслом и составляющих в своей совокупности единое преступление.

Под незаконным проникновением в жилище, помещение или иное хранилище следует понимать противоправное тайное или открытое в них вторжение с целью совершения кражи, грабежа или разбоя. Проникновение в указанные строения или сооружения может быть осуществлено и тогда, когда виновный извлекает похищаемые предметы без вхождения в соответствующее помещение.

При квалификации действий лица, совершившего кражу, грабеж или разбой, по признаку «незаконное проникновение в жилище» следует руководствоваться примечанием к статье 139 УК РФ, в котором разъясняется понятие «жилище», и примечанием 3 к статье 158 УК РФ, где разъяснены понятия «помещение» и «хранилище».

Решая вопрос о наличии в действиях лица, совершившего кражу, грабеж или разбой, признака незаконного проникновения в жилище, помещение или иное хранилище, необходимо выяснять, с какой целью виновный оказался в помещении (жилище, хранилище), а также когда возник умысел на завладение чужим имуществом. Если лицо находилось там правомерно, не имея преступного намерения, но затем совершило кражу, грабеж или разбой, в его действиях указанный признак отсутствует.

Этот квалифицирующий признак отсутствует также в случаях, когда лицо оказалось в жилище, помещении или ином хранилище с согласия потерпевшего или лиц, под охраной которых находилось имущество, в силу родственных отношений, знакомства либо находилось в торговом зале магазина, в офисе и других помещениях, открытых для посещения гражданами.

В случае признания лица виновным в совершении хищения чужого имущества путем незаконного проникновения в жилище дополнительной квалификации по статье 139 УК РФ не требуется, поскольку такое незаконное действие является квалифицирующим признаком кражи, грабежа или разбоя.

Смотрите так же:  Региональные льготы ветеранам труда какие

Если лицо, совершая кражу, грабеж или разбой, незаконно проникло в жилище, помещение либо иное хранилище путем взлома дверей, замков, решеток и т.п., содеянное им надлежит квалифицировать по соответствующим пунктам и частям статей 158, 161 или 162 УК РФ и дополнительной квалификации по статье 167 УК РФ не требуется, поскольку умышленное уничтожение указанного имущества потерпевшего в этих случаях явилось способом совершения хищения при отягчающих обстоятельствах.

Если в ходе совершения кражи, грабежа или разбоя было умышленно уничтожено или повреждено имущество потерпевшего, не являвшееся предметом хищения (например, мебель, бытовая техника и другие вещи), содеянное следует, при наличии к тому оснований, дополнительно квалифицировать по статье 167 УК РФ.

Если в ходе совершения кражи нефти, нефтепродуктов и газа из нефтепровода, нефтепродуктопровода, газопровода путем врезок в трубопроводы происходит их разрушение, повреждение или приведение в негодное для эксплуатации состояние, а также технологически связанных с ними объектов, сооружений, средств связи, автоматики, сигнализации, которые повлекли или могли повлечь нарушение их нормальной работы, то содеянное подлежит квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных пунктом «б» части 3 статьи 158 и статьи 215.3 УК РФ.

Под насилием, не опасным для жизни или здоровья (пункт «г» части второй статьи 161 УК РФ), следует понимать побои или совершение иных насильственных действий, связанных с причинением потерпевшему физической боли либо с ограничением его свободы (связывание рук, применение наручников, оставление в закрытом помещении и др.).

Под насилием, опасным для жизни или здоровья (статья 162 УК РФ), следует понимать такое насилие, которое повлекло причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, а также причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности.

По части первой статьи 162 УК РФ следует квалифицировать нападение с целью завладения имуществом, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, которое хотя и не причинило вред здоровью потерпевшего, однако в момент применения создавало реальную опасность для его жизни или здоровья.

Применение насилия при разбойном нападении, в результате которого потерпевшему умышленно причинен легкий или средней тяжести вред здоровью, охватывается составом разбоя и дополнительной квалификации по статьям 115 или 112 УК РФ не требует. В этих случаях содеянное квалифицируется по части первой статьи 162 УК РФ, если отсутствуют отягчающие обстоятельства, предусмотренные иными частями этой статьи.

Если в ходе разбойного нападения с целью завладения чужим имуществом потерпевшему был причинен тяжкий вред здоровью, что повлекло за собой наступление его смерти по неосторожности, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений — по пункту «в» части четвертой статьи 162 и части четвертой статьи 111 УК РФ.

В тех случаях, когда завладение имуществом соединено с угрозой применения насилия, носившей неопределенный характер, вопрос о признании в действиях лица грабежа или разбоя необходимо решать с учетом всех обстоятельств дела: места и времени совершения преступления, числа нападавших, характера предметов, которыми они угрожали потерпевшему, субъективного восприятия угрозы, совершения каких-либо конкретных демонстративных действий, свидетельствовавших о намерении нападавших применить физическое насилие, и т.п.

Если в ходе хищения чужого имущества в отношении потерпевшего применяется насильственное ограничение свободы, вопрос о признании в действиях лица грабежа или разбоя должен решаться с учетом характера и степени опасности этих действий для жизни или здоровья, а также последствий, которые наступили или могли наступить (например, оставление связанного потерпевшего в холодном помещении, лишение его возможности обратиться за помощью).

Если лицо во время разбойного нападения совершает убийство потерпевшего, содеянное им следует квалифицировать по пункту «з» части второй статьи 105 УК РФ, а также по пункту «в» части четвертой статьи 162 УК РФ.

При квалификации действий виновного по части второй статьи 162 УК РФ следует в соответствии с Федеральным законом от 13 ноября 1996 года «Об оружии» и на основании экспертного заключения устанавливать, является ли примененный при нападении предмет оружием, предназначенным для поражения живой или иной цели. При наличии к тому оснований, предусмотренных Законом, действия такого лица должны дополнительно квалифицироваться по статье 222 УК РФ.

Под предметами, используемыми в качестве оружия, следует понимать предметы, которыми потерпевшему могли быть причинены телесные повреждения, опасные для жизни или здоровья (перочинный или кухонный нож, бритва, ломик, дубинка, топор, ракетница и т.п.), а также предметы, предназначенные для временного поражения цели (например, механические распылители, аэрозольные и другие устройства, снаряженные слезоточивыми и раздражающими веществами).

Если лицо лишь демонстрировало оружие или угрожало заведомо негодным или незаряженным оружием либо имитацией оружия, например макетом пистолета, игрушечным кинжалом и т.п., не намереваясь использовать эти предметы для причинения телесных повреждений, опасных для жизни или здоровья, его действия (при отсутствии других отягчающих обстоятельств) с учетом конкретных обстоятельств дела следует квалифицировать как разбой, ответственность за который предусмотрена частью первой статьи 162 УК РФ, либо как грабеж, если потерпевший понимал, что ему угрожают негодным или незаряженным оружием либо имитацией оружия.

В случаях, когда в целях хищения чужого имущества в организм потерпевшего против его воли или путем обмана введено опасное для жизни или здоровья сильнодействующее, ядовитое или одурманивающее вещество с целью приведения потерпевшего в беспомощное состояние, содеянное должно квалифицироваться как разбой. Если с той же целью в организм потерпевшего введено вещество, не представляющее опасности для жизни или здоровья, содеянное надлежит квалифицировать в зависимости от последствий как грабеж, соединенный с насилием. Свойства и характер действия веществ, примененных при совершении указанных преступлений, могут быть при необходимости установлены с помощью соответствующего специалиста либо экспертным путем.

Действия лица, совершившего нападение с целью хищения чужого имущества с использованием собак или других животных, представляющих опасность для жизни или здоровья человека, либо с угрозой применения такого насилия, надлежит квалифицировать с учетом конкретных обстоятельств дела по части второй статьи 162 УК РФ.

При квалификации действий лица, совершившего кражу по признаку причинения гражданину значительного ущерба следует, руководствуясь примечанием 2 к статье 158 УК РФ, учитывать имущественное положение потерпевшего, стоимость похищенного имущества и его значимость для потерпевшего, размер заработной платы, пенсии, наличие у потерпевшего иждивенцев, совокупный доход членов семьи, с которыми он ведет совместное хозяйство, и др. При этом ущерб, причиненный гражданину, не может быть менее размера, установленного примечанием к статье 158 УК РФ.

Если ущерб, причиненный в результате кражи, не превышает указанного размера либо ущерб не наступил по обстоятельствам, не зависящим от виновного, содеянное может квалифицироваться как покушение на кражу с причинением значительного ущерба гражданину при условии, что умысел виновного был направлен на кражу имущества в значительном размере.

Как хищение в крупном размере должно квалифицироваться совершение нескольких хищений чужого имущества, общая стоимость которого превышает двести пятьдесят тысяч рублей, а в особо крупном размере — один миллион рублей, если эти хищения совершены одним способом и при обстоятельствах, свидетельствующих об умысле совершить хищение в крупном или в особо крупном размере.

Решая вопрос о квалификации действий лиц, совершивших хищение чужого имущества в составе группы лиц по предварительному сговору либо организованной группы по признаку «причинение значительного ущерба гражданину» либо по признаку «в крупном размере» или «в особо крупном размере», следует исходить из общей стоимости похищенного всеми участниками преступной группы.

Если лицо, совершившее грабеж или разбойное нападение, причинило потерпевшему значительный ущерб, похитив имущество, стоимость которого в силу пункта 4 примечания к статье 158 УК РФ не составляет крупного или особо крупного размера, содеянное при отсутствии других отягчающих обстоятельств, указанных в частях второй, третьей и четвертой статей 161 и 162 УК РФ, надлежит квалифицировать соответственно по частям первым этих статей. Однако в случаях, когда лицо, совершившее грабеж или разбойное нападение, имело цель завладеть имуществом в крупном или особо крупном размере, но фактически завладело имуществом, стоимость которого не превышает двухсот пятидесяти тысяч рублей либо одного миллиона рублей, его действия надлежит квалифицировать, соответственно, по части третьей статьи 30 УК РФ и пункту «д» части второй статьи 161 или по пункту «б» части третьей статьи 161 как покушение на грабеж, совершенный в крупном размере или в особо крупном размере, либо по части третьей статьи 162 или по пункту «б» части четвертой статьи 162 УК РФ как оконченный разбой, совершенный в крупном размере или в целях завладения имуществом в особо крупном размере.

Определяя размер похищенного имущества, следует исходить из его фактической стоимости на момент совершения преступления. При отсутствии сведений о цене, стоимость похищенного имущества может быть установлена на основании заключения экспертов.

Особая историческая, научная, художественная или культурная ценность похищенных предметов или документов (статья 164 УК РФ) (независимо от способа хищения) определяется на основании экспертного заключения с учетом не только их стоимости в денежном выражении, но и значимости для истории, науки, искусства или культуры.

Смотрите так же:  Льготы больных лейкозом

Московская коллегия адвокатов «Легис Групп».

Кража, как тайное хищение чужого имущества

Секция: Юриспруденция

IV Студенческая международная научно-практическая конференция «Общественные и экономические науки. Студенческий научный форум»

Кража, как тайное хищение чужого имущества

Преступления против собственности занимают самую большую нишу среди всех совершаемых преступлений в Российской Федерации. Особо следует выделить кражу чужого имущества, число которых увеличивается из года в год, при этом наблюдается рост квалифицированных видов таких деяний. Подтверждением этому служат аналитические данные состояния преступности в России, которые изложены Главным информационно-аналитическим центром МВД России. Так, количество краж, зарегистрированных в 2016 году составило 871084, из них совершенные с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище – 235398, транспортных средств – 34848 [1] Тем не менее, количество зарегистрированных краж вовсе не отражает их реальное количество, так как кражи – преступления с высоким уровнем латентности. По уголовному кодексу Российской Федерации, кража – тайное хищение чужого имущества [2]. Регламентирующая кражу, ст. 158 УК РФ, определяет данное преступление как тайное хищение чужого имущества [3]. Состав данного преступления сформулирован как материальный и включает в себя три обязательных элемента, которые необходимо рассмотреть более подробно:

1. деяние — хищение чужого имущества, совершенное тайным способом;

2. последствие — имущественный ущерб;

3. причинная связь между деянием и последствием.

Имущество характеризуется тремя признаками: материальным, экономическим и юридическим. Выражение первого состоит в том, что имущество имеет определенные физические параметры: количество, вес, объем и т.д., то есть, вещные свойства. Второй признак выражается в том, что похищаемое должно обязательно обладать определенной экономической ценностью (стоимостью). Сущность юридического признака имущества в том, что при хищении оно может быть исключительно чужим. При отсутствии хотя бы одного из перечисленных признаков имущество в качестве предмета хищения расцениваться не может. Примером этого может являться ситуация, когда лицо тайно и незаконно завладело имуществом, ему не принадлежащим, но оно не представляет для потерпевшего материальной ценности, здесь содеянное квалифицироваться как насильственное хищение не может не может. Также не будет содеянное образовывать хищения и в ситуации, когда лицо не расценивает имущество, которым завладевает как чужое, например, имея на него право или полагая, что имеет. Изъятие чужого имущества представляет собой перевод этого имущества из владения собственника или иного законного владельца в фактическое обладание похитителя. И изъятие в обязательном порядке должно быть незаконным- перевод его в фактическое обладание преступника происходит без законных оснований при отсутствии согласия собственника. По общему правилу, предметом рассматриваемых преступлений, является движимое имущество. По поводу того, может ли являться предметом грабежа, разбоя либо кражи недвижимое имущество, в научной литературе существуют различные мнения.

Так, по мнению И.Н. Боковой, предмет данных преступлений может образовывать исключительно движимое имущество [15] С. Скляров полагает, что в уголовном праве существует пробел, связанный с установлением ответственности за кражу, грабеж и разбой недвижимого имущества [13]. Полностью противоположного мнения придерживается А.В.Сидорова, указывая, что предметом любого хищения могут быть движимые и недвижимые вещи [14]. В первую очередь стоит отметить, что кража это одна из форм хищения и ей присущи все признаки хищения, а, следовательно, и проблемы, возникающие при установлении этих признаков. Примечание к ст. 158 УК РФ относит к признакам хищения:

1. корыстная цель;

4. способ совершения деяния в виде изъятия или обращения имущества в пользу виновного или иных лиц;

5. нахождение имущества в собственности другого лица (чужое имущество);

6. ущерб, причиняемый собственнику или иному владельцу имущества.

Помимо обширного набора признаков хищения кража обладает специфи­ческим признаком в виде тайного способа совершения. Рассмотрим проблемы установления некоторых их вышеперечисленных признаков. Дискуссия по поводу содержания понятий корысть и корыстная цель, насчитывает в юридической науке не один десяток лет. Мысль о природе и содержании этих понятий развивалась и видоизменялась вместе с развитием и изменением общественных отношений, в частности, изменения подходов к отношениям собственности. В настоящее время под корыстной целью принято понимать желание лица противоправно обогатиться за счёт законного собственника имущества, фактически реализовывать права владения пользования и распоряжения похищенным имуществом или предоставления таких прав третьим лицам, находящимся с преступником в каких — либо отношениях. Так же возможен вариант, когда лицо, совершившее хищение обращает имущество в пользу лица, не связанного с похитителем общественными отношениями на момент изъятия имущества, но эти отношения возникают в дальнейшем и по поводу обращения имущества в его пользу. Таким образом, не образуют хищения действия лица, когда оно после изъятия уничтожило имущество, выбросило его или подарило незнакомому лицу, имея реальную возможность владеть пользоваться и распоряжаться изъятым имуществом.

Так же не содержат корыстной цели действия лица изымающего имущество для временного пользования с последующим возвращением собственнику [6] однако, время, на которое имущество может быть временно изъято не конкретизируется ни в законе ни в актах его официального толкования, таким образом, правоприменитель может признать действия лица, изъявшего имущество у законного владельца на сезон (сельскохозяйственную или снегоуборочную технику) или для использование во время нахождения в длительной командировке (например продолжительностью 2 — 3 года), как не содержащие признаков хищения, так как виновный имел намеренье возвратить имущество после того, как необходимость в нём отпадёт. Помимо этого, официальное толкование квалифицированных видов хищения характери­зующихся повышенной общественной опасностью в виду специальных предметов преступления, таких как оружие, ядерные материалы, наркотические средства, психотропные вещества и т. д. не содержат указание на корыстную цель, как обязательный признак хищения. В противном случае незаконное изъятие оружия с последующим безвозмездным отчуждением в пользу незнакомого лица, не могли бы признаваться хищением оружия.

На наш взгляд корыстная цель совершения хищения, несомненно, должна учитываться при назначении наказания лицу, совершившему преступление, в качестве обстоятельства, характеризующего личность виновного, а так же общественную опасность деяния, но не как обязательный признак хищения, и следовательно такого преступления как кража. Признак противоправности может рассматриваться с различных научных позиций. Представители одной из них, Г.Н. Борзенков [9] и Н.А. Лопашенко [11] придерживаются понимания противоправности хищения в трёх аспектах этого понятия. В первую очередь противоправность рассматривается как запрещённость деяния уголовным законом, дублируя понимание противоправности как признака преступления, во вторых противоправность рассматривается как незаконность действий лица. В третьих речь идёт о нарушении права законного собственника на имущество, выступающего предметом преступления. Нам ближе позиция таких авторов как П.С. Яни и А.Г. Безверхов [4], понимающих под противопривностью хищения отсутствие законного права на совершаемые лицом действия по изъятию или обращению имущества в свою пользу или в пользу третьих лиц. Этот признак тесно связан с такой характеристикой предмета преступления, как «чужое имущество», поскольку, если изымаемое имущество находится в собственности виновного, о хищении не может идти речи, в этом случае будут отсутствовать как обязательный признак предмета «чужое имущество» так и признак противоправности. Определённые сложности возникают при разграничении составов кражи и самоуправства [10] (ст. 330 УК РФ), когда лицо совершает либо действия, направленные на реализацию своего наличествующего права в нарушение установленного порядка, либо реализовывает предполагаемое право, что, на наш взгляд, исключает признак противоправности (как признак хищения, а не преступления) и делает невозможным оценку таких действий как хищения. Мы можем видеть, что при ближайшем рассмотрении состав кражи имеет спорные вопросы и неоднозначные для понимания и применения правоприменителем признаки. Устранение этих противоречий возможно либо сокращением количества признаков кражи либо более точным официальным толкованием, раскрывающим суть положений уголовного закона и правил его применения в пограничных ситуациях, возникающих в процессе квалификации краж. Совершенствование законодательства в этой области способно устранить противоречия в вопросах применения положений ст. 158 УК РФ, повысить эффективность противодействия этому виду преступлений. По мнению автора данной статьи, признак корыстной цели содержится в определении понятия «хищение» избыточно, осложняя квалификацию отдельных видов противоправного изъятия имущества, как хищений. Признак противоправности хищения требует точного официального толкования с указанием на иное, по сравнению с признаком противоправности преступления, содержание.

Преступное действие также может быть квалифицированно как кража, если имущество не вверено виновному. Субъективная сторона кражи характеризуется прямым умыслом и корыстной целью [12]. Субъект преступления – общий, как правило, это вменяемое физическое лицо, которое достигло 14 лет. В судебной практике встречается немало случаев, когда преступные действия происходят в присутствии родственников и близких людей виновного, его соучастников. И преступник, действуя открыто, уверен, что они не предпримут никаких мер к пресечению посягательства.