Удо техники

Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания

Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания (ст. 79 УК)

Уголовный закон предусматривает возможность досрочного освобождения от дальнейшего отбывания наказания лиц, доказавших, что для своего исправления они не нуждаются в полном отбывании назначенного наказания. Было бы нецелесообразно, негуманно и несправедливо продолжать исполнение назначенного наказания в отношении таких лиц.

Условно-досрочное освобождение — это не единовременный акт, а процесс, который начинается решением суда об освобождении осужденного от дальнейшего отбывания наказания, а завершается в момент, когда освобождение становится необратимым. В связи с этим закон устанавливает условия предварительного (неполного) и условия окончательного освобождения осужденного от отбывания назначенного ему приговором суда наказания.

Основание предварительного освобождении осужденного складывается из совокупности условий, названных в ч. 1-5 ст. 79 УК:

  • осужденный отбывает наказание в виде содержания в дисциплинарной воинской части или лишения свободы;
  • осужденный фактически отбыл установленную законом часть срока назначенного ему судом наказания;
  • к моменту решения вопроса об освобождении осужденного достигнут определенный в законе уровень его исправления;
  • суд признает, что осужденный не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания.

К лицу, отбывающему пожизненное лишение свободы, кроме условий, названных в пунктах «в» и «г», предъявляются дополнительные требования: такое лицо может быть освобождено условно-до- срочно, если оно фактически отбыло не менее 25 лет лишения свободы, не допускало злостных нарушений установленного порядка отбывания наказания в течение предшествующих трех лет и не совершило в период отбывания пожизненного лишения свободы новое тяжкое или особо тяжкое преступление (ч. 5 ст. 79 УК). Только в своей совокупности эти условия составляют основание для предварительного (неполного) условно-досрочного освобождения осужденного.

Для окончательного освобождения осужденного от назначенного ему наказания необходимо «полное» основание, включающее в себя, кроме вышеперечисленных, дополнительные условия, указанные в ч. 7 ст. 79 УК:

  • истечение неотбытой части срока назначенного наказания;
  • несовершение осужденным в течение неотбытой части наказания действий, перечисленных в ч. 7 ст. 79.

При выполнении этих условий осужденным решение о его освобождении признается окончательным. Наказание, от отбывания которого он был освобожден предварительно, считается исполненным и уже никогда не будет обращено к исполнению.

Условно-досрочное освобождение подлежит применению только к лицу, отбывающему основное наказание в виде содержания в дисциплинарной воинской части или лишения свободы. При этом лицо может быть полностью или частично освобождено и от отбывания дополнительного наказания (ч. 1 ст. 79 УК) — таковым могут быть лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью или ограничение свободы.

Условно-досрочное освобождение, согласно ч. 3 ст. 79 УК, может быть применено только после фактического отбытия осужденным:

  • не менее одной трети срока наказания, назначенного за преступление небольшой или средней тяжести;
  • не менее половины срока наказания, назначенного за тяжкое преступление;
  • не менее двух третей срока наказания, назначенного за особо тяжкое преступление, а также наказания, назначенного лицу, ранее условно-досрочно освобождавшемуся, но не выдержавшему условий испытания, вследствие чего его освобождение отменено по основаниям, предусмотренным ч. 7 ст. 79 УК;
  • не менее трех четвертей срока наказания, назначенного за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних, а также за преступления, предусмотренные ст. 205, 205 1 , 205 2 , 210 УК.

Таким образом, как правило, продолжительность фактически отбытой части назначенного наказания зависит от категории преступления, совершенного осужденным (пп. «а», «б», «в»). В одном случае она связывается законодателем с личностью осужденного (п. «в»), а еще в двух случаях — с характером преступления и личностью потерпевшего (п. «г»).

При этом во всех случаях фактически отбытый осужденным срок лишения свободы, необходимый для применения условно-досрочного освобождения, не может быть менее 6 месяцев (ч. 4 ст. 79 УК).

Важным условием освобождения осужденного является признание суда, что для своего исправления осужденный не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания. Оценивая поведение осужденного в период отбывания наказания, его отношение к груду, к учебе, к окружающим, соблюдение им требований режима и т.п., суд должен прийти к убеждению, что осужденный твердо встал на путь исправления, вследствие чего можно надеяться, что цели наказания в отношении данного лица могут быть успешно реализованы без дальнейшего отбывания назначенного ему наказания.

При условно-досрочном освобождении от дальнейшего отбывания наказания карательно-воспитательное и превентивное воздействие на осужденного не прекращается. В период неотбытой части срока назначенного виновному наказания сохраняются последствия его осуждения: часть срока наказания, которая не отбыта, обязанности, возложенные в соответствии с ч. 2 ст. 79 УК, контроль за его поведением, судимость, в которых продолжает проявляться негативная оценка совершенного преступления и личности виновного, т.е. кара. Такое уголовно-правовое воздействие в отношение лица, совершившего преступление, продолжается до момента погашения или снятия с него судимости за это преступление.

Применяя условно-досрочное освобождение, суд может возложить на осужденного обязанности, предусмотренные ч. 5 ст. 73 УК, которые должны им исполняться в течение оставшейся неотбытой части наказания (ч. 2 ст. 79 УК). Неотбытую осужденным часть наказания принято именовать испытательным сроком — по аналогии с соответствующим периодом при применении условного осуждения (ч. 3 ст. 73 УК). В течение этого срока условно освобожденный должен вести себя правомерно и выполнять обязанности, которые могут быть возложены на него судом в соответствии с ч. 2 ст. 79 УК, аналогичные по своей природе тем, которые могут применяться в отношении условно осужденного. Только соблюдение этих дополнительных требований вкупе с истечением испытательного срока делает освобождение лица необратимым.

В законе не установлена продолжительность испытательного срока при условно-досрочном освобождении осужденного от пожизненного заключения, но это не означает, что этот срок имеет пожизненный характер. Испытательный срок может реализовываться в границах судимости: в соответствии со ст. 86 УК он равняется восьми годам с момента условно-досрочного освобождения указанного осужден ного.

В соответствии с ч. 6 ст. 79 УК за поведением условно-досрочно освобожденного и соблюдением им условий испытания осуществляется контроль уполномоченным на то специализированным государственным органом, а в отношении военнослужащих — командованием воинских частей и учреждений.

Возможность окончательного условно-досрочного освобождения осужденного от назначенного ему наказания законодатель связывает с несовершением осужденным в течение оставшейся неотбытой части наказания правонарушений, перечисленных в ч. 7 ст. 79 УК. Только одно из них — совершение нового тяжкого или особо тяжкого преступления в течение неотбытой части назначенного наказания — признается обязательным основанием отмены условно-досрочного освобождения. В таких случаях суд назначает наказание по правилам о совокупности приговоров в соответствии со ст. 70 УК.

В случае совершения осужденным в течение оставшейся не отбытой части наказания преступления по неосторожности либо умышленного преступления небольшой или средней тяжести (п. «б» ч. 7 ст. 79 УК) вопрос об отмене либо о сохранении условно-досрочного освобождения решается судом в зависимости от характера и степени общественной опасности нового преступления, личности виновного и его поведения в течение неотбытой части наказания. При сохранении условно-досрочного освобождения к исполнению обращается только наказание, назначенное за новое преступление, не отбытая же часть наказания по предыдущему приговору в исполнение не приводится и rio-прежнему продолжает выполнять функцию испытательного срока при условно-досрочном освобождении. Если условно-досрочное освобождение судом отменяется, наказание назначается по правилам о совокупности приговоров (ст. 70 УК).

Если в течение оставшейся не отбытой части наказания осужденный совершит нарушение общественного порядка, за которое на него было наложено административное наказание, или злостно уклонится от исполнения обязанностей, возложенных на него судом при применении условно-досрочного освобождения, суд по представлению органов, призванных осуществлять контроль за поведением условно-досрочно освобожденного, может постановить об отмене условно-досрочного освобождения и исполнении оставшейся не отбытой части наказания (п. «а» ч. 7 ст. 79 УК).

К ВОПРОСУ ОБ УСЛОВНО-ДОСРОЧНОМ ОСВОБОЖДЕНИИ
ОТ ОТБЫВАНИЯ НАКАЗАНИЯ

Преобразования, происходящие в настоящее время в пенитенциарной системе России, требуют дальнейшего развития правовых стимулов. Поощрительные институты, по мнению С. Л. Бабаяна, относятся к важной разновидности правовых стимулов в уголовно-исполнительном праве и являются средством юридического одобрения добровольного заслуженного и осознанного поведения осужденного. Поощрительные институты затрагивают основные социальные потребности осужденных, имеют важное значение в процессе исправительного воздействия на осужденных к лишению свободы и широко применяются в деятельности исправительных учреждений Федеральной службы исполнения наказаний.(1)

Институт условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, по мнению многих ученых-правоведов, является одним из наиболее эффективных стимулов к исправлению и формированию правопослушного поведения у лиц, отбывающих наказание в виде содержания в дисциплинарной воинской части, принудительных работ, а также наказание в виде лишения свободы(2). Вместе с тем условно-досрочное освобождение служит осуществлению общих задач и достижению целей уголовной политики, направлено на индивидуализацию наказания с учетом как характера содеянного и личности осужденного, так и, главное, реальности исправления и перевоспитания осужденного в процессе отбывания наказания. Следует подчеркнуть, что применение данного института позволяет минимизировать не только материальные средства, но и средства уголовных репрессий.

Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания является важным стимулом к соблюдению осужденными установленного режима отбывания наказания, позволяет лицам, действительно исправившимся, быстрее оказаться в привычной трудовой, семейной, бытовой обстановке, в конечном счете способствует достижению целей специального предупреждения, закреплению результатов воспитательной работы в исправительных учреждениях. Концепция развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года, утвержденная Распоряжением Правительства Российской Федерации от 14 октября 2010 г. № 1772-р, в сфере социальной, психологической, воспитательной и образовательной работы с осужденными предполагает: создание справедливой и эффективной системы стимулов осужденных к законопослушному поведению, включая не только совершенствование порядка замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания, но и обновление механизма условно-досрочного освобождения, учитывающего при его применении в отношении осужденного как тяжесть совершенного преступления, отбытый срок наказания, рецидив преступления, так и возмещение ущерба потерпевшим.

Смотрите так же:  Льготы участникам войны в 2019г

Однако условно-досрочное освобождение от отбывания наказания (особенно лиц, осужденных за тяжкие и особо тяжкие преступления, а также лиц, отбывающих пожизненное лишение свободы) является весьма «острым» институтом,

неправильное применение которого влечет прямо противоположные последствия: возникновение у лица, без достаточных оснований освобожденного, чувства безнаказанности, нанесение ущерба задачам как специального, так и общего предупреждения, а именно в случае совершения досрочно освобожденным нового преступления, подрывает в глазах общества авторитет судебных решений и органов, исполняющих наказания, в части применения, реализации и осуществления наказания.

Чрезвычайная эффективность правильного применения условно-досроч-ного освобождения от отбывания наказания и подчас пагубные последствия неправильного его применения вызвали широкое обсуждение этого института учеными как в области уголовного и уголовно-исполнительного права, так и в области уголовно-процессуального права, что указывает на межотраслевой характер данного института, который включает в себя нормы уголовного, уголовно-исполнительного и уголовно-процес-суального права.(1)

Согласно ч. 1 ст. 43 Уголовного кодекса Российской Федерации (УК РФ) уголовное наказание определяется как мера государственного принуждения, назначаемая по приговору суда, и заключается в лишении или ограничении прав и свобод виновного лица. Оно назначается только судом, от имени государства, носит индивидуальный характер, а его исполнение является исключительной компетенцией уполномоченных на то государственных органов.

Наказание назначается в целях восстановления социальной справедливости, а также для исправления осужденного и предупреждения совершения им новых преступлений (ч. 2 ст. 43 УК РФ). Однако в процессе отбывания наказания на достижение указанных целей оказывают влияние такие факторы, как поведение осужденного, его отношение к учебе и труду, отношение к совершенному деянию и т. д. Под их воздействием могут происходить не предвиденные судом при вынесении приговора изменения степени общественной опасности осужденного, в связи с чем наказание, назначенное приговором суда, перестает отвечать поставленным УК РФ целям. Это диктует необходимость вмешательства суда в процесс реализации наказания путем корректировки с учетом поведения и характеристики личности осужденного применяемых мер либо в сторону их смягчения, либо в сторону ужесточения(2). В связи с этим суд в соответствии с п. 4 ст. 397 Уголовно-процес-суального кодекса Российской Федерации (УПК РФ) может рассмотреть вопрос об условно-досрочном освобождении осужденного от отбывания наказания.

Законодатель в ст. 79 УК РФ установил ряд уголовно-правовых оснований применения условно-досрочного освобождения от отбывания наказания:

признание судом, что для своего исправления осужденный не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания;

возмещение вреда (полностью или частично), причиненного преступлением, в размере, определенном решением суда;

фактическое отбытие осужденным не менее одной трети срока наказания, назначенного за преступление небольшой или средней тяжести; не менее половины срока наказания, назначенного за тяжкое преступление; не менее двух третей срока наказания, назначенного за особо тяжкое преступление, а также двух третей срока наказания, назначенного лицу, ранее условно-досрочно освобождавшемуся,

если условно-досрочное освобождение было отменено по основаниям, предусмотренным ч. 7 ст. 79 УК РФ; не менее трех четвертей срока наказания, назначенного за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних, а равно за тяжкие и особо тяжкие преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, а также за преступления, предусмотренные ст.ст. 205, 2051, 2052, 2053, 2054, 2055 и 210 УК РФ; не менее четырех пятых срока наказания, назначенного за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних, не достигших четырнадцатилетнего возраста. При этом фактически отбытый осужденным срок лишения свободы не может быть менее шести месяцев. А лицо, отбывающее пожизненное лишение свободы, может быть освобождено условно-досрочно, если судом будет признано, что оно не нуждается в дальнейшем отбывании этого наказания и фактически отбыло не менее двадцати пяти лет лишения свободы. Причем при рассмотрении ходатайства об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания осужденного за преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, не достигшего четырнадцатилетнего возраста, кроме выше названных оснований суд должен будет учитывать результаты судебно-психиатрической экспертизы в отношении такого осужденного.

Применение института условно-досрочного освобождения на практике вызывает ряд проблем. Например, закон не устанавливает, какое именно основание при решении вопроса об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания будет иметь приоритетное значение, предоставляя тем самым суду общей юрисдикции право в каждом конкретном случае решать, достаточны ли сведения, содержащиеся в ходатайстве (ст. 175 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации (УИК РФ)) и в иных материалах, для признания осужденного не нуждающимся в полном отбывании назначенного судом наказания и подлежащим условно-досрочному освобождению. Не дает ответа на поставленный вопрос и постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике условно-до-срочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания» от 21 апреля 2009 г. № 8.

Нам представляется, что суд, рассматривая вопрос об условно-досрочном освобождении лица от отбывания наказания, должен прежде всего руководствоваться принципом законности, закрепленным в ст. 3 УК РФ, согласно которому преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются уголовным законом. В соответствии с чч. 1—5 ст. 79 УК РФ достаточными основаниями для условно-досрочного освобождения лица, отбывающего наказание, являетсяпризнание его судом не нуждающимся в полном отбывании назначенного судом наказания для своего исправления и фактическое отбытие указанной в законе части наказания.

Вместе с тем нельзя не согласиться с мнением Д. Долгополова, который справедливо указал на отсутствие в ст. 79 УК РФ четких критериев признания осужденного не нуждающимся в полном отбывании наказания. Подобная неопределенность порождает споры при применении указанного вида освобождения от отбывания наказания и, как следствие, неединообразную правоприменительную практику при рассмотрении данного вопроса судами(1).

Изложенное подтверждается следующим примером. Осужденная П. обратилась в Тосненский городской суд Ленинградской области с ходатайством об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, ссылаясь на то, что взысканий не имеет, свою вину по приговору признала полностью, раскаялась, не трудоустроена по причине отсутствия в колонии рабочих мест, связь с родственниками поддерживает. Постановлением от 7 апреля 2010 г. осужденной П.

в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания было отказано. Данный вывод судом мотивирован тем, что П., отбывая наказание, не допускала нарушений режима за весь период отбывания наказания, но и не заработала поощрений, что свидетельствует о ее нежелании приложить усилия к проявлению себя с примерной стороны. Также указано, что осужденная уже не оправдала доверие суда при условном осуждении, не доказала своего исправления, что в совокупности не может свидетельствовать о ее исправлении(1).

Положения ст. 79 УК РФ детализированы в уголовно-исполнительном законодательстве. Понятие исправления нормативно закреплено в ст. 9 УИК РФ. В статье 175 УИК РФ указаны обстоятельства, свидетельствующие о том, что для дальнейшего исправления осужденный не нуждается в полном отбывании наказания, назначенного судом. Это раскаяние в совершенном деянии и исправление осужденного. Действующее законодательство не предусматривает специальных правил применения условно-досрочного освобождения к лицам, ранее судимым либо в отношении которых условное осуждение к лишению свободы было заменено на реальное, оно также не содержит обязательных предписаний осужденному доказывать свое перевоспитание, как это указано в постановлении Тосненского городского суда.

В надзорном определенииот 28 сентября 2010 г. № 37-Д10-17 Верховный Суд Российской Федерации отметил, что при решении вопроса об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания суды должны учитывать, что закон не требует, чтобы осужденные имели какие-то особые, исключительные заслуги.

На наш взгляд, суд должен принимать во внимание поведение осужденного на всем протяжении отбывания наказания, соблюдение установленного режима отбывания наказания, а также отношение осужденного в период отбывания им наказания к учебе или труду, возмещение ущерба, при этом возможность условно-досрочного освобождения не должна связываться с наличием прежних судимостей, отсутствием или наличием поощрений.

В пункте 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике условно-до-срочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания» указано, что в практике судов не должно быть случаев как необоснованного отказа в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания осужденных, не нуждающихся в полном отбывании назначенного судом наказания, так и необоснованного освобождения от отбывания наказания. Взыскания, наложенные на осужденного за весь период отбывания наказания, с учетом характера допущенных нарушений подлежат оценке судом в совокупности с другими характеризующими его данными. При этом наличие или отсутствие у осужденного взысканий не может служить как препятствием, так и основанием к его условно-досрочному освобождению или замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания. В частности, Конституционный Суд Российской Федерации не нашел оснований для принятия к рассмотрению жалоб граждан, оспаривающих конституционность ст. 79 УК РФ, в которых заявители указывают, что эта норма по смыслу, который придается ей п. 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания», позволяет суду при рассмотрении вопроса об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания принимать во внимание снятые и погашенные дисциплинарные взыскания. В своем решении Конституционный Суд определил, что законодатель не устанавливает, какое именно значение при решении вопроса об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания могут иметь те или иные обстоятельства,

предоставляя тем самым суду право в каждом конкретном случае решать, достаточны ли содержащиеся в ходатайстве об условно-досрочном освобождении и в иных материалах сведения для признания осужденного не нуждающимся в полном отбывании назначенного судом наказания и подлежащим условно-досрочному освобождению. Вывод о наличии или отсутствии оснований для применения условно-досрочного освобождения, к которому придет суд в своем решении, должен быть обоснован ссылками на конкретные фактические обстоятельства, исследованные в судебном заседании(1).

Смотрите так же:  Льготы енвд с 2019

Как свидетельствует судебная практика, суды нередко обосновывают отказ в удовлетворении ходатайства осужденного об условно-досрочном освобождении одним из обстоятельств, без учета иных сведений, имеющих существенное значение для принятия объективного решения по такому ходатайству, что может свидетельствовать о формальном подходе к его рассмотрению. Например, ссылаются на допущенные осужденным нарушения установленного порядка отбывания наказания, не учитывая их количество, вид (злостность), систематичность, время совершения (например, в период нахождения в следственном изоляторе), погашены или сняты взыскания.

Так, постановлением Бабушкинского районного суда города Москвы от 25 сентября 2012 г. У. было отказано в удовлетворении ходатайства об условно-до-срочном освобождении. Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 14 ноября 2012 г. постановление суда оставлено без изменения. Суд в своем постановлении указал, что за время нахождения в местах лишения свободы У. объявлялись выговоры, а при таких обстоятельствах необходимо признать обоснованным вывод нижестоящего суда о том, что примерное поведение осужденного и его добросовестное отношение к труду не могут свидетельствовать о том, что он в достаточной мере перевоспитался, исправился и не нуждается в дальнейшем отбытии наказания(2).

Аналогичную позицию заняла судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда, рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу осужденной А. на постановление Люблинского районного суда города Москвы от 20 апреля 2012 г. об отказе в удовлетворении ходатайства А. об условно-досрочном освобождении. Обсудив доводы кассационной жалобы, коллегия согласилась с постановлением нижестоящего суда, указав, что суд правильно установил, что за время отбывания наказания А. получила взыскание, которое было погашено 21 марта 2012 г., что свидетельствует о нестабильности поведения А. и непродолжительности прошедшего времени с момента снятия взыскания, в связи с чем обоснованно отказал в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении А. от неотбытой части назначенного наказания(3).

В пункте 9 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике условно-до-срочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания» разъяснено: при условно-досрочном освобождении от основного наказания осужденного, которому было назначено дополнительное наказание, либо замене неотбытого наказания более мягким видом наказания судам надлежит обсуждать вопрос о возможности освобождения осужденного полностью или частично и от дополнительного наказания. Если

дополнительное наказание исполнено (взыскан штраф, лицо лишено специального, воинского или почетного звания, классного чина, государственных наград), вопрос об освобождении осужденного от этого дополнительного наказания решаться не должен. При частичном исполнении дополнительного наказания (взыскана часть штрафа) суд вправе решить вопрос о частичном или полном освобождении лица от оставшейся части дополнительного наказания. Решение суда по этому вопросу необходимо изложить в резолютивной части постановления. Следовательно, руководствуясь указанными положениями, суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении на том основании, что дополнительное наказание в виде штрафа не исполнено либо исполнено частично.

Так, в надзорной жалобе осужденный С. ставит вопрос об отмене судебных решений и условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, мотивируя тем, что за время отбывания наказания имеет восемь поощрений, в порядке дополнительной общественной нагрузки выполняет обязанности по обеспечению работы мечети следственного изолятора, вину признал, в содеянном раскаивается, возмещает материальный ущерб из заработной платы, ранее не судим, имеет постоянное место жительства и гарантийное обязательство о приеме на работу, характеризуется положительно, что не было принято во внимание судом, в связи с чем, по его мнению, выводы суда об отказе в условно-досрочном освобождении не основаны на требованиях закона. Изучив представленные материалы, доводы надзорной жалобы, судебная коллегия Московского городского суда указала на то, что наличие имеющихся обстоятельств не может в полной мере свидетельствовать об утрате осужденным общественной опасности и возможности его окончательного исправления без полного отбытия наказания с учетом конкретных обстоятельств дела и тяжести совершенных им преступлений. Кроме этого, как следует из смысла ст. 79 УК РФ, условно-досрочное освобождение от отбывания наказания применяется к осужденному только в том случае, если судом будет признано, что для своего исправления он не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания. В данном случае нижестоящий суд обоснованно сослался на то, что наказание в виде штрафа С. исполнено лишь в незначительной части.

Судебная коллегия также отметила, что примерное поведение осужденного, его добросовестное отношение к труду, иные обстоятельства и данные о личности С. не могут свидетельствовать о том, что он в достаточной мере перевоспитался, исправился и не нуждается в дальнейшем отбытии наказания(1).

Нельзя согласиться с указанием суда в своем решении на то, что С. наказание в виде штрафа исполнено лишь в незначительной части, а также на такое обстоятельство, как тяжесть совершенного преступления, поскольку в силу ч. 3 ст. 79 УК РФ тяжесть преступления влияет лишь на срок, по истечении которого у осужденного появляется право обращения в суд с ходатайством об условно-досрочном освобождении.

Как представляется, рассмотренные нами решения судов в определенной степени являются результатом отсутствия в ч. 1 ст. 79 УК РФ четко сформулированных критериев признания осужденного не нуждающимся в полном отбывании наказания, что порождает неограниченные возможности для широкого судейского усмотрения при решении вопроса применения условно-досрочного освобождения от отбывания наказания.

Как выпускают по УДО в России

Как выглядит процедура условно-досрочного освобождения в теории и какова она на практике, по рассказам очевидцев

УДО — условно-досрочное освобождение. Досрочное — потому что человека освобождают раньше отмеренного судом срока лишения свободы. Условное — потому что за малейшую провинность, пусть даже административный штраф за нарушение общественного порядка, свободы снова лишат.

Так работает по закону

Вожделенное УДО полагается не всем осужденным, а только тем, кто «не нуждается в полном отбывании наказания», гласит Уголовный кодекс. Есть или нет нужды выпускать заключенного раньше срока, решает суд, как правило, в той же местности, где находится исправительная колония.

Право ходатайствовать об освобождении у осужденных появляется не сразу, а после того, как они отсидят необходимый минимум. Если это преступления небольшой или средней тяжести, за совершение которых максимальное наказание не превышает двух и пяти лет соответственно, то проситься на волю можно после того, как отбыта треть отмеренного срока. К таким преступления относится, например, умышленное причинение легкого вреда здоровью (ст. 115 УК) или незаконное предпринимательство (ст. 171 УК). Но при этом сколь бы маленьким ни был срок, раньше чем через полгода условно-досрочно не освобождают. Не менее половины срока требуется отсидеть осужденному, если он совершил тяжкое преступление – то, за которое можно получить до десяти лет лишения свободы. Как мошенничество, например (ст. 159 УК), незаконное лишение свободы (ст. 127 УК), получение взятки чиновником на госдолжности (ч. 4 ст. 290 УК). Если человек приговорен за совершение особо тяжкого преступления, за которые дают десятьлет и больше, то необходимо отбыть 2/3 наказания.

Есть также особенные особо тяжкие преступления – терроризм (ст. 205 УК), содействие террористической деятельности (ст. 205.1 УК) или публичные призывы к осуществлению террора (ст. 205.2 УК), а также создание преступного сообщества и участие в нем (ст. 210 УК). Террористы, особо опасные рецидивисты, создатели преступных кланов не получат право на УДО, пока не отсидят 4/5 своего срока.

Но даже у тех, кто получил пожизненный срок, есть шанс выйти на свободу. Для этого им нужно прожить и выжить в стенах колонии для пожизненно осужденных как минимум 25 лет. Если говорить о деле ЮКОСа, то в 2007 году пожизненный срок за серию убийств и покушений получил экс-сотрудник службы безопасности этой корпорации Алексей Пичугин. Соответственно, он получит право на УДО только в 2032 году. Вот все, что касается аспекта «досрочности».

Согласно УК для получения УДО от сужденного не требуется признания вины. Это условие обязательно только в тех случаях, если человек хочет добиться помилования. Однако Уголовно-исполнительный кодекс гласит, что в ходатайстве об освобождении «должны содержаться сведения, свидетельствующие о том, что для дальнейшего исправления осужденный не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания, поскольку в период отбывания наказания он частично или полностью возместил причиненный ущерб или иным образом загладил вред, причиненный в результате преступления, раскаялся в совершенном деянии, а также могут содержаться иные сведения, свидетельствующие об исправлении осужденного». Иначе это называется «встать на путь исправления». Наличие нескольких «или» в перечисленных в УИК основаниях освобождения подразумевает, что раскаяние необязательно и может уравновешиваться какими-либо другими «добрыми делами».

На все воля суда. В 2008 году Ингодинский райсуд Читы не разрешил Михаилу Ходорковскому досрочно освободиться, решив, что опальный олигарх хоть и отбыл уже половину своего срока (впервые к восьми годам его приговорил в 2005 году Мещанский суд столицы, а под стражей он содержался с 2003 года), но «на путь исправления не встал». И хотя все «старания» сотрудников службы исполнения наказаний, каравших Ходорковского за распитие чая в неположенном месте, поедание чужих продуктов и прочие «страшные проступки», суд отмел, но нашел другие непростительные провинности. Опальный олигарх, как говорилось в решении суда, имел одно неснятое взыскание и совсем не имел поощрений, а кроме того, он «не выразил добровольного желания изучать профессию, по которой мог бы работать в колонии». Хотя Ходорковский просил своих тюремщиков в Краснокаменской колонии (Забайкальский край) дать ему возможность заниматься наукой, но в итоге пришлось ему стать швеей-мотористкой.

Право на УДО дается осужденным не единственный раз, и в случае отказа суда в удовлетворении соответствующего ходатайства попытку можно повторять каждые полгода (ч. 10 ст. 175 УИК).

Смотрите так же:  Государственная пошлина на смену юридического адреса

«Условность» заключается в том, что свобода осужденному предоставляется не просто так. Ему придется наглядно продемонстрировать, что он ее заслужил. Контроль за условно освобожденными ведут уголовно-исполнительные комиссии по месту жительства. Получившие УДО «обязаны отчитываться перед инспекциями о своем поведении, исполнять возложенные на них судом обязанности, являться по вызову в инспекцию» (ст. 188 УИК). Являться пред очи инспекторов и нести повинности придется в течение испытательного срока, который определяется судом при вынесении решения об УДО. Дополнительные обязательства также накладывает суд. Среди них такие обязанности, как: не менять постоянного места жительства, работы, учебы без уведомления инспекции, не посещать определенные места, пройти курс лечения от алкоголизма, наркомании, токсикомании или венерического заболевания, трудиться (трудоустроиться) либо продолжить обучение в общеобразовательном учреждении и другие (ч. 2. ст. 79 УК).

Но если в течение всего срока лишения свободы, от отбывания которого осужденного освободили, он совершает проступок (нарушение общественного порядка), то суд по жалобе инспекторов может вернуть провинившегося обратно в колонию. А если получивший УДО совершит преступление, то к сроку по приговору за его совершение приплюсуют и старый срок.

Так работает на практике

Игорь С., системный администратор, Москва

Освободился условно-досрочно в 1999 году, отсидев 4,5 года из 6 лет за разбойное нападение

— Когда прошли две трети моего срока, то есть четыре года, меня ждала процедура УДО. В колонии, где я сидел, все, чьи дела попадали на УДО, выходили на волю. Я уже мысленно домой ехал. Нарушений непогашенных у меня не было, в конфликты внутренние я старался не влезать, ни в чем не участвовал. У нас не было никакого суда толком, просто как-то утром вызывали к хозяину (начальнику колонии), там сидели руководители колонии и судья. Обычно задавали пару формальных вопросов и говорили, что решение об УДО принято, можно собираться и отправляться домой. У меня вышло не так.

Один из замов начальника колонии имел на меня зуб. Он был любитель строить внутренние интриги среди зэков. Стравливать их между собой, организовывать травлю кого-то из заключенных. Все это придумывал, организовывал. Хобби у него такое было. Я только прибыв в колонию, об этом узнал, ну и отказался в этих делах участвовать и вообще «сотрудничать». Пару раз был в ШИЗО. Потом нарушения сняли, но на УДО этот зам отыгрался. Видимо, наговорил там чего-то судье, я только успел войти в кабинет, как мне уже сказали, что ходатайство отклонено. Ребята были удивлены, это еще мягко сказано. Ни разу не было, чтобы по УДО кого-то заворачивали. А меня завернули. Про эмоции и говорить нечего, быть в шаге от дома и остаться в зоне — это тяжело.

Выйти удалось через полгода. Я тогда уже не просто ходатайство подал, а еще и с помощью родных заручился поддержкой начальника колонии. Не за взятку, нет. Его просто свели с кем-то там полезным в администрации области, где была колония. Хозяин за меня поручился, предоставил характеристики. Сама процедура была намечена на 20 декабря и заняла ровно четыре минуты. Я пришел, ответил на три вопроса: встал ли на путь исправления, есть ли мне где жить и на что питаться на воле? И все. Меня отпустили. Сидел я недалеко от родной Москвы и ночью уже добрался до дома.

УДО по обычным уголовным делам, без отягчающих и без политики, проходят, как правило, легко. Мало кого заворачивают, мало когда вообще бывает суд в нормальном его понимании. В крайнем случае в колонию приедет комиссия из одного судьи и представителя прокуратуры. Я понимаю, почему в случае с Лебедевым и Ходорковским этот механизм работает совсем иначе. Точнее, не работает. Это лишний раз иллюстрирует избирательность правосудия. О повязке на глазах у Фемиды и речи нет. Она у нас зрячая и послушная.

Дмитрий Л., владелец автосервиса, Москва

Освободился условно-досрочно в 2002 году, отсидев 3,2 года из 6 лет за мошенничество

— Я вышел даже быстрее, чем ожидал. Мои друзья-предприниматели взялись помогать колонии. Телевизоры завозили, сантехнику меняли, спортинвентарь подвозили. Все это принималось с удовольствием, правда поблажек по режиму мне не делалось. Зато сразу было сказано, если протяну без нарушений полтора года до половины срока (почти два первых года Дмитрий провел не в колонии, а в СИЗО и в пересыльной тюрьме), то выйду по УДО. Я и не нарушал. Зона была «красная» это было не слишком сложно.

Я ни во что не вмешивался, жил по распорядку, как робот. Администрация меня не прессовала, хотя они это отлично умеют, я на других зэках видел. Кому подкинут что-нибудь, кого на драку спровоцируют, а в соседней колонии так вообще на побег спровоцировали четверых. Там от переизбытка времени у вохровцев любимое развлечение такие штуки устраивать.

Ну половина срока вышла, подоспело УДО, меня даже и не вызывали на саму процедуру, я простыл тогда сильно и был в больничке. Мне там и рассказали, что я свободен. Долечивался уже дома. Теперь вот только недавно рассчитался с друзьями за ту помощь, которую они тогда мне и моей семье оказали. У меня на момент посадки дочке был год, а бизнес считайте, что уничтожен. Вот за эти долги рассчитывался почти девять лет.

По УДО всех почти выпускают, у кого статьи нормальные. Ну и от отношений с вохрой зависит. Если не удалось их выстроить, то можно от звонка до звонка отсидеть. Ну или если команду сверху дали, чтобы человек из ШИЗО не вылезал и вообще захотел от такой жизни в петлю полезть. В зоне, особенно в «красной», с этим проблем не будет. Там все начальство колонии контролирует.

Суд рассмотрит ходатайство об условно-досрочном освобождении Сергея Удальцова

МОСКВА, 29 марта. /ТАСС/. Рассказовский районный суд Тамбовской области рассмотрит ходатайство об условно-досрочном освобождении (УДО) координатора Левого фронта Сергея Удальцова, осужденного за организацию беспорядков на Болотной площади в Москве.

«Мы подали ходатайство об УДО, но, на самом деле, ничего хорошего от нашего правосудия не ожидаем», — сообщила ТАСС его адвокат Виолетта Волкова.

Взыскания Удальцова в колонии

В настоящее время Удальцов отбыл две трети от назначенного судом наказания, а отбывать ему осталось 1 год и 4 месяца.

По словам Волковой, за это время он раз пять подвергался взысканиям, в том числе за неровно застеленное покрывало, за надевание тапочек внутри помещения, за то, что постирал запачкавшуюся рубашку не в установленное время. Как уточнила адвокат, взыскание за рубашку позднее было снято по представлению прокурора.

«Последнее взыскание Удальцова было связано с тем, что он отлучился с производства в туалет и так как один был занят, он пошел в соседний и через 6 минут вернулся к работе. Так вот руководство колонии посчитало это нарушением и поместила Удальцова за эти 6 минут на 10 суток в ШИЗО», — рассказала Волкова, отметив, что ее подзащитный по собственной инициативе попросился в колонии работать.

Адвокат выразила уверенность, что сегодня в суде руководство колонии на основании этих надуманных, по ее убеждению, взысканий заявит, что Удальцов не встал на путь исправления, является злостным нарушителем внутреннего порядка, а посему не заслуживает досрочного освобождения. Вместе с тем, Волкова напомнила, что согласно разъяснениям Верховного суда, взыскания подсудимого не должны влиять на решение о его условно-досрочном освобождении.

Рекомендации пленума ВС РФ по УДО

В ноябре 2015 года ВС РФ принял поправки к своим рекомендациям судьям относительно досрочного освобождения. Так, отмечается в пленуме, судей не должна смущать лишь тяжесть преступления, за которое человек отбывал наказание.

«Характер и степень общественной опасности совершенного осужденным преступления, в том числе его тяжесть и последствия, не могут являться основаниями для отказа в удовлетворении ходатайства или представления, поскольку они служат критериями для установления сроков /когда осужденный вправе подавать на УДО — не менее половины, двух третей, трех четвертей или четырех пятых от назначенного срока наказания в зависимости от вида преступления — прим. ТАСС/, а также учтены судом в приговоре при назначении наказания осужденному», — пояснил пленум.

Кроме того, наличие у осужденного взысканий само по себе не может свидетельствовать о том, что он нуждается в дальнейшем отбывании назначенного судом наказания.

«Разрешая этот вопрос, следует учитывать конкретные обстоятельства, тяжесть и характер каждого допущенного осужденным нарушения за весь период отбывания наказания, а не только за время, непосредственно предшествующее рассмотрению ходатайства или представления, данные о снятии или погашении взысканий, время, прошедшее с момента последнего взыскания, последующее поведение осужденного и другие характеризующие его сведения», — говорилось на пленуме ВС.

Приговор Удальцову

В июле 2014 года Мосгорсуд признал координатора Левого фронта Сергея Удальцова и Леонида Развозжаева виновными в организации массовых беспорядков в Москве 6 мая 2012 года и попытке организации массовых беспорядков на территории страны. Подсудимые были приговорены к 4,5 годам лишения свободы в колонии общего режима. В марте прошлого года Верховный суд оставил приговор в силе.

Уголовное дело в отношении Удальцова и Развозжаева было возбуждено после проверки материалов, изложенных в фильме НТВ «Анатомия протеста-2», где были запечатлены кадры встречи российских оппозиционеров с грузинским политиком Гиви Таргамадзе. По версии следствия, в ходе этих встреч обсуждались планы по организации массовых беспорядков, организаторами которых выступили координатор «левых» и помощник депутата Госдумы, а финансирование обеспечивал Таргамадзе.