Возмещение вреда потерпевшему государством

ЗАЩИТА ПРАВА ПОТЕРПЕВШЕГО НА ВОЗМЕЩЕНИЕ ИМУЩЕСТВЕННОГО ВРЕДА,
ПРИЧИНЕННОГО ПРЕСТУПЛЕНИЕМ

В последние годы уголовный процесс России был подвергнут серьезному реформированию. Одним из главных приоритетов реформы стало отношение к человеку, личности. Актуальность и важность проблемы возмещения вреда, причиненного преступным посягательством, подтверждена многочисленными работами ученых и правоприменителей. Свидетельством тому является и то, что защита интересов потерпевших от преступлений физических и юридических лиц обозначена законодателем в ст. 6 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (УПК РФ) в качестве первоочередного назначения уголовного судопроизводства. Вместе с тем не утихают споры по поводу совершенствования уже существующих норм, закрепляющих право потерпевшего на возмещение вреда, причиненного преступлением, а также правоприменительной практики.

Тема возмещения имущественного вреда, причиненного преступлением, очень объемна, и рассмотреть ее комплексно в одной статье не представляется возможным, поэтому остановимся на некоторых проблемах возмещения имущественного вреда потерпевшему.

Согласно ч. 1 ст. 42 УПК РФ потерпевший — это физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения вреда его имуществу и деловой репутации. При этом юридическим основанием для признания лица потерпевшим является оформление должностным лицом соответствующего постановления, в котором помимо прочего указываются вид и размер причиненного вреда. Фактическим основанием для признания физического лица потерпевшим является факт причинения ему непосредственно преступлением физического, имущественного, морального вреда. Для юридического лица фактическим основанием для признания потерпевшим является факт причинения вреда его имуществу и деловой репутации.

В юридической литературе активно обсуждаются пути решения проблемы возмещения потерпевшему вреда. Право потерпевшего на возмещение причиненного преступлением вреда — его неотъемлемое право, «один из важнейших показателей правосудия»(1). О праве потерпевшего на полное возмещение вреда писали А. Г. Мазалов и В. М. Савицкий. Полное возмещение причиненного преступлением вреда потерпевшему предлагает возвести в ранг уголовно-правового принципа Н. И. Коржанский. В целях надлежащего обеспечения прав и законных интересов потерпевшего, по мнению В. Е. Батюковой, «должен главенствовать принцип restitutio in intecrum, выражающийся в полном восстановлении в первоначальном виде прав и законных интересов потерпевшего, ущемленных в результате совершения преступного деяния»(2). Об устранении и возмещении причиненного материального и морального вреда потерпевшему пишет Т. В. Кленова. В свою очередь, Т. Ю. Погосян наделяет потерпевшего правом «требовать от преступника и государства восстановления его законных прав и интересов»(3).

Уголовно-процессуальный закон, используя термин «имущественный вред», не дает его определения.

Для того чтобы раскрыть содержание имущественного вреда, подлежащего возмещению потерпевшему, необходимо исходить из его уголовно-процессуальной природы, при этом учитывая требования иных отраслей права, в частности ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ).

Согласно гражданскому законодательству имущественный вред — это расходы, которые необходимо произвести для восстановления нарушенного права, а также утрата или повреждение имущества (реальный ущерб); неполученные доходы, которые лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Под обеспечением возмещения причиненного преступлением имущественного вреда необходимо понимать всю совокупность предпринимаемых действий и возникающих при их производстве отношений, призванных гарантировать выполнение соответствующей задачи уголовного судопроизводства.

Возмещение вреда, причиненного в результате совершения преступления, осуществляется на стадиях: возбуждения уголовного дела, предварительного расследования, судебного разбирательства, исполнения приговора.

Независимо от формы ходатайства, а также от того, поступило ли оно от потерпевшего вообще, следователь при наличии достаточных данных о причинении преступлением имущественного вреда обязан предпринять процессуальные действия, направленные на возможно полное возмещение причиненного ущерба. К таким мерам относятся действия следователя, направленные:
на установление лиц, несущих материальную ответственность за причиненный вред;
розыск имущества, подлежащего взысканию;
наложение ареста на это имущество;
принятие мер по его сохранности, с тем чтобы судебный исполнитель мог реально задействовать это имущество для возмещения материального вреда при соответствующем приговоре суда(1).

В настоящее время основным источником возмещения вреда потерпевшему от преступления является возмещение вреда виновным в порядке гражданского иска, который заявляется потерпевшим при рассмотрении уголовного дела или в порядке гражданского судопроизводства (чч. 3, 4 ст. 42, ст. 44 УПК РФ). Гражданский иск потерпевшего — практически единственный универсальный способ возмещения вреда, причиненного преступлением(2). Однако несмотря на это, при реализации данного правового института в настоящее время возникают проблемы, которые препятствуют восстановлению прав потерпевшего от преступления.

Так, согласно теории уголовного права невменяемое лицо не является субъектом преступления. Поэтому содержание нормы, закрепленной в ч. 1 ст. 42 УПК РФ, не распространяется на случаи, когда пострадавшему вред причинен невменяемым лицом. Но ведь и при наличии последнего обстоятельства вред не перестает быть таковым. Налицо необоснованное сужение процессуальных гарантий потерпевшего.

Не урегулирован в российском процессуальном законодательстве и механизм защиты прав и законных интересов потерпевшего в случае, если в ходе досудебного производства по уголовному делу не установлено лицо, совершившее преступление. При наличии данного обстоятельства производство по уголовному делу сводится к выполнению формальных процедур, реализация которых ни в какой степени не защищает права и законные интересы потерпевшего, хотя отправной точкой уголовного судопроизводства в большинстве случаев выступает появление лица,

которому противоправными действиями причинен вред(1).

Согласно п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ основанием отказа в возбуждении уголовного дела или его прекращения является смерть подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего. Все вроде бы правильно, а какова судьба потерпевшего, гражданского истца и их права на возмещение ущерба, причиненного преступлением? Ибо в соответствии с ч. 2 ст. 44 УПК РФ гражданский иск может быть предъявлен после возбуждения уголовного дела и до окончания судебного следствия при разбирательстве данного уголовного дела в суде первой инстанции. Таким образом, если нет уголовного дела, то нет и возможности признания потерпевшего гражданским истцом в уголовном судопроизводстве(2).

Кроме того, законодатель в УПК РФ закрепил возможность прекращения уголовного дела за примирением сторон в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в преступлении, если лицо, впервые совершившее преступление, примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред, распространив его не только на преступления небольшой тяжести, но и на преступления средней тяжести (ст. 25 УПК РФ).

Как показывает судебная практика, примирение в большинстве случаев напрямую связано с возмещением подсудимым потерпевшему вреда, причиненного преступлением. Прекращение дела за примирением сторон влечет за собой оставление гражданского иска без рассмотрения (ч. 4 ст. 213, ч. 10 ст. 246, ч. 2 ст. 306 УПК РФ).

Однако далеко не всегда подсудимый в состоянии выплатить потерпевшему сразу всю сумму, требуемую в качестве возмещения и (или) компенсации вреда, причиненного преступлением. Именно данное обстоятельство часто служит препятствием для прекращения дела за примирением сторон. Потерпевший, предъявивший гражданский иск, не надеясь на добровольное возмещение (компенсацию) вреда, причиненного преступлением, добивается вынесения судом обвинительного приговора именно как процессуального документа, на основании которого он сможет возбудить исполнительное производство в отношении осужденного. И с логикой его поведения трудно спорить. Действительно, в случае прекращения дела за примирением сторон суд выносит соответствующее постановление, оставляя заявленный гражданский иск без рассмотрения. Таким образом, в случае уклонения лица, в отношении которого уголовное дело было прекращено, от добровольного возмещения (компенсации) вреда, потерпевший вынужден будет вновь обращаться в суд в порядке гражданского судопроизводства. При этом постановление о прекращении уголовного дела в силу ч. 4 ст. 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (ГПК РФ) не создает преюдиции при рассмотрении дела в гражданском порядке, что вызывает необходимость для потерпевшего нести бремя доказывания иска в полном объеме(3). В связи с вышеизложенным, а также с целью совершенствования механизма реализации права потерпевшего на возмещение имущественного вреда следует рассматривать данный правовой институт с разных позиций, в том числе как часть уголовно-правового воздействия, как принудительно исполняемую виновным уголовно-правовую обязанность.

Современные российские реалии рисуют вполне осязаемые перспективы расширения возможностей реализации права потерпевшего на возмещение вреда, причиненного преступлением, за счет средств виновного именно в рамках уголовно-правовых отношений. Речь идет прежде

всего о добровольном возмещении вреда, которое рассматривается как положительное посткриминальное поведение виновного.

Действующее законодательство придает особое значение позитивным действиям виновного в отношении потерпевшего: устанавливаются специальные правила назначения наказания, направленные на его смягчение (ст. 62 Уголовного кодекса Российской Федерации (УК РФ)). Следует позитивно оценить данную норму УК РФ, стимулирующую положительное посткриминальное поведение виновного, которая соответствует современным представлениям о восстановлении прав потерпевших.

Обосновывая целесообразность введения данного вида наказания, Б. В. Сидоров указывает: «Это служило бы реальным подтверждением уважения к жертвам преступлений со стороны закона, означало бы признание их человеческого достоинства преступником и судом, позволило бы избавиться от оскорбительной и изнуряющей процедуры доказывания своих прав на возмещение причиненного вреда в порядке искового производства в суде, наконец, способствовало бы достижению целей наказания»(1).

Назначенное в качестве основного или дополнительного наказания возмещение причиненного вреда будет способствовать реализации цели восстановления социальной справедливости. Обеспеченное принудительной силой государства, такое наказание приведет к скорейшему реальному восстановлению статуса потерпевшего, что устранит его вторичную виктимизацию. Интересны выводы, изложенные в рабочем документе Десятого конгресса ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями: «Согласно проведенному исследованию многие потерпевшие предпочли бы получить компенсацию от правонарушителя. Если выплата компенсации присуждена вместо лишения свободы или штрафа, вполне может оказаться, что это выгодно как потерпевшему, так и правонарушителю. Выплата компенсации правонарушителем представляет собой прямой способ привлечения его к ответственности за противоправные действия и в то же время отвечает финансовым и моральным интересам потерпевшего»(2). Это, в свою очередь, не означает, что необходимо заменять лишение свободы компенсацией вреда, но хотим обратить внимание на высказанную авторами рабочего документа важную мысль: введение компенсации в рамки уголовной ответственности отвечает интересам противостоящих сторон социального конфликта. Рассуждая о применении наказания в виде лишения свободы, Е. Р. Азарян справедливо отмечает, что оно «не должно препятствовать возможности восстановления причиненного потерпевшему материального ущерба, в противном случае соответствующую компенсацию причиненного ущерба должно взять на себя государство. Это также необходимо учитывать при законодательном установлении порядка зачета наказания в виде лишения свободы, согласно ст. 72 УК РФ, Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г. (Минск), а также соответствующих международных договоров и соглашений»(3).

Смотрите так же:  В какой сфере работать юристом

В необходимости компенсации причиненного потерпевшему ущерба государством убеждены многие исследователи, в частности В. В. Батуев не без основания утверждает: «Поскольку при совершении преступления и причинения вреда потерпевшему есть вина не только преступника, но и самого государства, не обеспечившего для граждан безопасность, следует признать, что потерпевший вправе рассчитывать на возмещение вреда в полном объеме, в том числе за счет средств государства. Если преступление не было предотвращено, должен действовать принцип

государственной ответственности за его совершение. Государство является гарантом соблюдения прав общества в целом и каждой личности в отдельности. Потерпевший вправе требовать от государства восстановления своих прав, в том числе и имущественных»(1).

Эти рассуждения становятся еще убедительнее, если обратить внимание на статистические данные, приведенные Судебным департаментом при Верховном Суде Российской Федерации. Так, в первом полугодии 2012 г. общая сумма ущерба от преступлений, определенная по судебным актам, составила в результате совершения хищений 10 988 819 078 р., других преступлений — 4 491 940 099 р. Из них по принадлежности к видам собственности от хищений (других преступлений): государственной — 623 239 903 р. (3 448 398 711 р.); муниципальной — 80 917 556 р. (55 549 773 р.); общественных организаций (объединений) — 475 711 040 р. (32 062 694 р.); частной юридических лиц — 4 169 290 221 р. (369 280 193 р.); частной физических лиц — субъектов предпринимательства — 1 771 400 288 р. (54 504 899 р.); личному имуществу граждан — 3 868 260 070 р. (532 143 829 р.). При этом из присужденных сумм ущерба в указанный период взыскано всего от хищений — 649 246 889 р., от других преступлений — 354 597 674 р.(2), что составляет 6% и 23% соответственно. При этом возмещение ущерба производится только при наличии приговора суда. Как упоминалось выше, потерпевший не может рассчитывать на возмещение вреда, причиненного преступлением, в случае, если преступник не установлен или установлен, но скрывается от следствия и соответственно не может быть привлечен к уголовной ответственности. Таким образом, более трети потерпевших лишены возможности возмещения вреда, поскольку виновные в их совершении лица не установлены(3).

В Российской Федерации была предпринята попытка на законодательном уровне установить положение о возмещении государством ущерба, причиненного собственнику преступлением. Речь идет о ч. 3 ст. 30 Закона РСФСР «О собственности в РСФСР» от 24 декабря 1990 г.(4) Экономическая и организационная необоснованность введенной нормы не позволила применить ее; 1 января 1995 г. этот Закон был отменен. По выражению М. В. Феоктистова, первоначально вполне удачная и справедливая идея возмещения ущерба, причиненного преступлением, за счет средств государства потерпела полное фиаско, а при разработке нового ГК РФ о ней просто забыли(5).

Сегодня государство возмещает вред потерпевшим лишь от некоторых категорий преступлений (терроризм, посягательство на жизнь сотрудников правоохранительных и контролирующих органов). В связи с принятием Федерального закона «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» от 20 августа 2004 г. № 119-ФЗ следует говорить о расширении круга лиц, которым оказывается социальная помощь. Социальная защита оказывается всем категориям лиц, охватываемым понятием «защищаемые лица», в том числе и «жертвам преступления», т. е. лицам, которым преступлением вред причинен, но они не признаны потерпевшими в порядке ст. 42 УПК РФ, при условии, что жертва

способствует раскрытию или предупреждению преступления. Основаниями применения мер социальной защиты в соответствии со ст. 17 указанного Закона являются гибель (смерть) защищаемого лица, причинение ему телесного повреждения или иного вреда его здоровью в связи с его участием в уголовном судопроизводстве. Отсюда следует, что меры социальной защиты, определенные ст. 15 этого Закона, применяются к «жертвам преступления» во избежание вторичной виктимизации, обусловленной их участием в уголовном судопроизводстве(1).

Кроме изложенных выше вариантов реализации права потерпевшего на возмещение причиненного преступлением имущественного вреда, по мнению исследователей, «в Российской Федерации представляется целесообразным использование такой апробированной практикой формы, как производство необходимых выплат через созданные для этих целей социальные фонды»(2).

В большинстве стран из государственных фондов компенсируется лишь вред, причиненный жизни и здоровью граждан (США, Великобритания, Германия, Австралия, Япония и др.), остальные виды ущерба, как правило, государством не возмещаются. Однако разветвленная система обязательного страхования в значительной мере обеспечивает компенсационные выплаты пострадавшим.

Этот путь представляется наиболее предпочтительным. Многие исследователи давно говорят о том, что в России необходимо также создание государственного и общественного фондов: государственного фонда — для возмещения вреда, причиненного здоровью и жизни жертв преступлений, общественного — для возмещения вреда, причиненного собственности жертв преступлений. Причем средства данных фондов должны равномерно формироваться не за счет налогоплательщиков, а из общей суммы назначаемых в виде наказания штрафов, конфискованных залогов, различных пошлин, сборов за судебные издержки, оплаченных правонарушителями, различных пожертвований и т. д. Все эти средства должны поступать не в госбюджет, а на счета этих фондов для распределения жертвам преступлений(3).

Таким образом, следует понимать, что механизм обеспечения прав потерпевшего от преступления, в том числе на возмещение материального и морального вреда, должен совершенствоваться. В частности, посредством осуществления таких действенных, по мнению автора, мер, как:

возмещение вреда потерпевшему со стороны виновного должно быть обеспечено принудительной силой государства, стать частью уголовной ответственности. Поэтому в систему видов наказаний следует включить такой вид наказания, как возмещение вреда, причиненного преступлением, карательное содержание которого заключается в возмещении вреда путем его устранения, предоставления тождественного имущества или денежного эквивалента; в возвращении утраченного имущества; в компенсации за лечение; в публичном извинении перед потерпевшим; в ином заглаживании вреда;

необходимо расширить права гражданского истца в рамках уголовного судопроизводства (например, представляется целесообразным закрепить право истца на изменение размера исковых требований);

целесообразно создать государственные и общественные фонды по оказанию потерпевшим от преступлений помощи по возмещению причиненного вреда и т. д.

Лишь каждодневной и усидчивой работой исполнительных, законодательных и судебных органов власти, а также общественной заинтересованностью и активностью возможно достижение лучшей правовой среды, в которой могут быть соблюдены интересы каждого из нас.

Возмещение вреда, причиненного преступлением: проблема потерпевших или обязанность государства

В соответствии со ст. 52 Конституции Российской Федерации права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного вреда. Государство приняло на себя обязательство обеспечить любому лицу эффективную защиту социальных, экономических, гражданских и других прав. Данная защита должна осуществляться за счет “функционирования” отраслевых норм права, и, в первую очередь, норм уголовного, уголовно-процессуального, гражданского, гражданско-процессуального права.

Уголовно-процессуальное законодательство (ст. 42 Уголовно-процессуального кодекса РФ) предусматривает, что лицо, потерпевшее от преступления, имеет право на возмещение причиненного ему вреда. Соответствующие иски могут подаваться как в порядке уголовного, так и в порядке гражданского судопроизводства. Согласно требованиям ст. 1064 Гражданского кодекса РФ возмещение должно быть полным, т.е. обеспечивающим потерпевшему восстановление того имущественного положения, которое он имел до совершения в отношении него либо его имущества преступления.

Если обратиться к действующей на сегодняшний день регламентации защиты имущественных интересов лица, пострадавшего от преступления, и практике правоприменительных органов в этой области, то можно прийти к выводу о том, что данная защита является по ряду причин не эффективной и не позволяет в полной мере восстановить нарушенные права лица и, как следствие, реализовать в полной мере конституционный принцип, закрепленный в ст. 52 Конституции РФ. Причины столь неудовлетворительного положения, на наш взгляд, следующие:

— в ряде случаев возместить имущественный вред в полном объеме не представляется возможным в силу того, что виновный не имеет для этого средств и имущества, за счет которого можно было бы произвести взыскание;

— в ситуации привлечения виновного лица к уголовной ответственности и назначения наказания в виде лишения свободы, возмещение будет производиться ежемесячно незначительными суммами на протяжении нескольких лет;

— рассчитывать на возмещение вреда, причиненного преступлением, потерпевшему вообще не приходиться в том случае, когда преступник не установлен или установлен, но скрывается от следствия, и, соответственно, привлечь его к уголовной ответственности на настоящий момент не представляется возможным.

Суд вправе, руководствуясь п. 3 ст. 1083 Гражданского кодекса РФ, учесть имущественное положение ответчика-гражданина и уменьшить размер возмещения, присужденного с него в пользу потерпевшего, если вред причинен неосторожными действиями. Практическая реализация такой возможности – это акт гуманности в отношении осужденного, освобожденного полностью или в части от имущественных взысканий, дополнительно к уголовному наказанию. Совсем иначе этот выглядит с точки зрения защиты прав потерпевшего. Преступник освобождается от возмещения вреда, причем не из-за малозначительности совершенного им преступления или обнаружения смягчающих ответственность обстоятельств, а исключительно в силу объективных причин, никак не связанных с его уголовно-наказуемыми действиями, в то время как жертва преступления, испытывающая ничем не компенсируемые нравственные страдания, лишается возможности получить сполна возмещение хотя бы имущественного вреда.

Смотрите так же:  Транспортный налог ярославская область 2019 ставки

29 ноября 1985 г. ООН приняла “Деклара-цию основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью” 1 , которую подписали все государства – члены ООН. В ней излагались меры, которые должны быть приняты для социальной, правовой защиты жертв преступлений, в том числе и меры возмещения вреда государством. Российской Федерации, как правопреемнику СССР в международных отношениях, по ряду причин потребовалось около пяти лет, чтобы в законодательном порядке попытаться реализовать положения Декларации ООН, в части обеспечения возмещения государством вреда, причиненного гражданину преступлением. 24 декабря 1990 г. Верховным Советом РСФСР был принят Закон “О собственности в РСФСР”, действовавший до 1 января 1995 г. и утративший силу в связи с принятием и введением в действие Гражданского кодекса РФ (часть первая).

Вышеуказанный закон наряду с двумя ранее существовавшими способами защиты права собственности — истребование собственником имущества из чужого незаконного владения (виндикационный иск) и устранение любых нарушений, не связанных с лишением владения (негаторный иск) — предусматривал еще один способ защиты. Пункт 3 ст. 30 данного Закона устанавливал, что ущерб, нанесенный собственнику преступлением, возмещается государством по решению суда. Понесенные при этом государством расходы взыскиваются с виновного в судебном порядке в соответствии с законодательством. Появление данной нормы вызвало большое внимание ученых и работников правоприменительных органов 2 . Не оспаривая необходимости, своевременности и важности п.3 ст.30 Закона “О собственности в РСФСР”, специалисты высказали ряд замечаний, без устранения которых данная норма будет носить чисто декларативный характер. Как показала практика, попытки применения новеллы в законодательстве по возмещению вреда, причиненного преступлением, порождало неразрешимые с юридической и экономической точек зрения ситуации, выйти из которых без изменений целого комплекса гражданско-правовых и уголовно-процес-суальных норм было весьма сложно. И, как следствие, отсутствие широкой практики применения п. 3 ст. 30 Закона. На наш взгляд, причины “провала” фактического применения данной нормы заключаются в следующем:

— декларировав право граждан на обращение в суд с иском к государству о возмещении вреда, причиненного преступлением, законодатель не определил материально-правовые основания возмещения вреда;

— не был определен процессуальный порядок предъявления данного иска, имея ввиду установление точного момента расследования (рассмотрения) уголовного дела, по достижении которого потерпевший приобретает возможность реализовать свое право обратиться в суд с иском к государству;

— не были установлены точный источник финансирования выплат и размер возмещения причиненного преступлением вреда.

Можно отметить и другие причины, но и указанных выше, на наш взгляд, достаточно для иллюстрации невозможности применения данной нормы.

Гражданский кодекс РФ (часть первая), вступивший в действие с 1 января 1995 г., не содержит нормы, закрепляющей обязанность государства возместить потерпевшему от преступлений причиненный ему вред.

Однако в целом, практическое разрешение вышеизложенных положений, на наш взгляд, определяется возможностью финансового обеспечения проводимых мероприятий. За счет каких средств осуществлять возмещение вреда, причиненного преступлением? На этот счет в юридической литературе неоднократно высказывались правильные предложения о необходимости создания внебюджетного фонда помощи жертвам преступлений. При этом основная проблема – определение источника финансирования — не рассматривалась. По нашему мнению, данный фонд должен быть создан при непосредственном участии государства и иметь своей основной уставной задачей аккумулирование денежных средств, направляемых на компенсацию вреда, причиненного преступлением. Обеспечение нормального функционирования такого фонда возможно только при наличии необходимых финансовых ресурсов. В связи с этим полагаем, что формирование фонда должно осуществляться за счет следующих средств:

— от взыскания штрафов за совершение преступлений и административных правонарушений;

— от реализации конфискованного имущества лиц, совершивших преступления;

— от частных штрафов, взыскиваемых в качестве компенсации морального вреда, причиненного лицам, потерпевшим от преступлений;

— в качестве благотворительных взносов физических и юридических лиц;

— от отчислений с заработной платы осужденных;

— от предпринимательской деятельности самого фонда, а также созданных им или при его участии юридических лиц;

— в качестве отчислений из средств бюджетов различных уровней.

Следует отметить, что данный перечень способов формирования бюджета фонда нельзя считать закрытым. Здесь могут быть использованы любые иные источники наполнения казны фонда, при условии соблюдения законности их происхождения. В силу особого социального предназначения подобного фонда государственными органами должен быть создан, с одной стороны, режим наибольшего благоприятствования с точки зрения налогообложения, а с другой стороны, особый контроль за его деятельностью со стороны общественности. Этого можно добиться посредством создания попечительского совета фонда, избираемого из авторитетных представителей науки, культуры, бизнеса, спорта и др., а также путем организации деятельности фонда на основании принципа прозрачности в части формирования и расходования бюджета.

Примечания
1. Решение уголовного кассационного департамента 1872 г., № 993 // Систематический комментарий к Уставу уголовного судопроизводства / Под ред. М. Гернета. Вып.1. М., 1914. С. 213.
2. Фойницкий И. Я. Курс уголовного судопроизводства. Т.1. СПб., 1996. С. 69.
3. Фойницкий И. Я. Курс уголовного судопроизводства. Т.2. СПб., 1996. С. 374.
4. Квачевский А. Об уголовном преследовании, дознании и предварительном исследовании преступлений по судебным уставам 1864 года. Теоретическое и практическое руководство. Часть первая. СПб., 1866. С. 46-47, 49.
5. Викторский С. И. Русский уголовный процесс: Учебное пособие. М., 1997. С.15.
6. Чельцов-Бебутов М. А. Курс уголовно-процессуального права. Очерки по истории суда и уголовного процесса в рабовладельческих, феодальных и буржуазных государствах. СПб., 1995. С.782.
7. См. также: Судебные уставы от 20 ноября 1864 года, с изложением рассуждений, на коих они основаны. Ч.2. СПб., 1866. С.113.

Возмещение ущерба, причиненного преступлениями

Статья 52 Конституции Российской Федерации закрепила положение, согласно которому права потерпевших охраняются законом и государство обязано обеспечить им доступ к правосудию и компенсацию ущерба, причиненного преступлением. Исходя из этого конституционного положения и положений уголовно-процессуального права, потерпевший имеет право участвовать в уголовном преследовании обвиняемого, причем ему обеспечивается возмещение имущественного вреда, причиненного преступлением, и расходов, понесенных в связи с участием в уголовном процессе.

Наличие материальных претензий к лицу, совершившему преступление, обязывает органы предварительного следствия осуществить процессуальные действия по обеспечению возмещения в дальнейшем имущественных прав пострадавшего по уголовному делу; способствует розыску имущества, выбывшего из владения и собственности потерпевшего помимо его воли; позволяет одновременно исследовать доказательства вины лица, привлекаемого к уголовной ответственности, в совершении преступления и причинную связь с наступившими последствиями в виде причиненного материального ущерба.

Целями уголовного судопроизводства являются не только привлечение виновных лиц к ответственности и предупреждение преступлений, но и защита прав граждан, в том числе на возмещение вреда, причиненного преступлением.

Согласно ст. 42 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (УПК РФ) основанием для признания физического лица потерпевшим является факт причинения ему преступлением физического, имущественного, морального вреда.

Физический вред состоит в расстройстве здоровья, причинении телесных повреждений, физических и психических страданий.

Имущественным вредом является хищение имущества, повреждение и уничтожение материальных ценностей.

Моральный вред состоит в нравственных или физических страданиях (например, оскорблении, унижении, возникновении чувства ущербности, дискомфортном состоянии, физической боли), испытываемых (переживаемых, претерпеваемых) потерпевшим в результате совершенного против него противоправного деяния.

УПК РФ признает потерпевшим не только физическое, но и юридическое лицо. Основанием для признания юридического лица потерпевшим является факт причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации.

В соответствии со ст. ст. 42, 44 УПК РФ потерпевший имеет право на возмещение имущественного вреда, причиненного преступлением, путем предъявления гражданского иска. Кроме того, потерпевший вправе также предъявить гражданский иск о компенсации в денежной форме морального вреда независимо от возмещения имущественного вреда.

Возмещение вреда, причиненного в результате преступления, осуществляется на стадиях:

1) возбуждения уголовного дела;

2) предварительного расследования;

3) в судебном разбирательстве;

4) при исполнении приговора.

Если лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, установлено, то возможны следующие способы возмещения вреда.

1. Добровольное возмещение вреда. Подозреваемый (обвиняемый) может проявить инициативу и возместить потерпевшему вред, причиненный преступлением: вернуть похищенное, восстановить поврежденное имущество, предоставить новое имущество взамен утраченного. Возможна и денежная компенсация.

2. Если в добровольном порядке вред не возмещен, следователь обязан принять иные меры к возмещению вреда, причиненного преступлением:

1) к отысканию похищенных ценностей;

2) к изысканию имущества обвиняемого, которое подлежит изъятию в целях возмещения вреда, причиненного преступлением.

С этой целью производятся выемки и обыски в жилище обвиняемого и иных местах, где может находиться похищенное. Отысканию подлежат также ценности, имеющие значение для дела, в том числе нажитые преступным путем, и имущество обвиняемого, подлежащее описи. Возможно производство обысков как у самого обвиняемого, так и у других лиц, если имеются сведения о том, что они укрывают вышеперечисленные ценности.

При обнаружении предметов преступления они изымаются и приобщаются к уголовному делу в качестве вещественных доказательств.

Арест имущества возможен по судебному решению, которое выносится на основании соответствующего ходатайства следователя (дознавателя). Арест может быть наложен на имущество обвиняемого, подозреваемого или лица, несущего по закону материальную ответственность за их действия (ч. 1 ст. 115 УПК РФ), а также на имущество, находящееся у других лиц, если есть достаточные основания полагать, что оно получено в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого (ч. 3 ст. 115 УПК РФ). Возможен также арест ценных бумаг (ст. 116 УПК РФ).

Смотрите так же:  Новая отчетность в пенсионный фонд в 2019 году

Арестованное имущество по решению следователя (дознавателя) либо изымается и хранится по правилам хранения вещественных доказательств, либо оставляется на ответственное хранение владельцу имущества.

Следователь (дознаватель) обязан установить, имеются ли у обвиняемого средства на счетах в банках и иных кредитных организациях, а также получить сведения о ценных бумагах.

На денежные вклады также налагается арест, что блокирует производство по ним каких-либо денежных операций.

Имущество и денежные средства, не являвшиеся предметом преступления, на которые наложен арест, не могут быть переданы потерпевшему на стадии предварительного расследования в качестве компенсации вреда, причиненного преступлением. Это исключительная прерогатива суда.

Если принятыми при расследовании уголовного дела мерами не удалось возместить материальный вред, причиненный преступлением, следователь или дознаватель обязаны поставить вопрос перед потерпевшим о предъявлении по делу гражданского иска. Иск может быть предъявлен к обвиняемому либо к лицам, в том числе юридическим, несущим за его действия материальную ответственность.

Гражданский иск потерпевшего рассматривается судом вместе с уголовным делом. Иск, предъявляемый в уголовном деле, освобождается от государственной пошлины (ч. 2 ст. 44 УПК РФ).

Гражданский иск может быть предъявлен с момента возбуждения уголовного дела, но до окончания предварительного расследования (ч. 2 ст. 44 УПК РФ). Если гражданский иск, связанный с преступлением, по какой-либо причине не был заявлен в стадии предварительного расследования, это, однако, не лишает заинтересованное лицо возможности обратиться в суд в гражданском порядке. Помимо этого, по делам частного обвинения гражданский иск предъявляется непосредственно в суд.

Принятие мер к возмещению вреда, причиненного преступлением, является одной из важных задач стадии предварительного расследования. Невыполнение этого требования следует рассматривать как основание для обжалования бездействия должностного лица — руководителю, прокурору либо в суд.

Право на возмещение вреда от незаконных действий (бездействия) органов власти

Статья 52 Конституции Российской Федерации провозглашает:

Права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом; государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба.

Статья 53 Конституции РФ провозглашает:

Каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

Потерпевшим является лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред (ст. 42 Уголовно-процессуального кодекса РФ). Если в результате преступления или злоупотребления властью человеку причинен моральный, физический или имущественный вред, этот вред подлежит возмещению. Обеспечивать потерпевшим такую компенсацию призвано само государство.

Принимая на себя обязательства обеспечивать любому лицу правовую защиту его экономических, социальных, культурных и иных гражданских и политических прав и свобод в случае их нарушения, государство как участник Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г. осуществляет меры по развитию системы правовой защиты этих прав в случае их нарушения.

Обязанность государства гарантировать защиту прав потерпевших от преступлений, в том числе путем обеспечения им адекватных возможностей отстаивать свои интересы в суде вытекает также из положений статьи 21 Конституции Российской Федерации, согласно которым достоинство личности охраняется государством и ничто не может быть основанием для его умаления. Применительно к личности потерпевшего это конституционное предписание предполагает обязанность государства не только предотвращать и пресекать в установленном законом порядке какие бы то ни было посягательства, способные причинить вред и нравственные страдания личности, но и обеспечивать пострадавшему от преступления возможность отстаивать, прежде всего, в суде, свои права и законные интересы любыми не запрещенными законом способами, поскольку иное означало бы умаление чести и достоинства личности не только лицом, совершившим противоправные действия, но и самим государством.

Потерпевший как участник уголовного судопроизводства со стороны обвинения (пункт 47 статьи 5 Уголовно-процессуального кодекса РФ) имеет в уголовном судопроизводстве свои собственные интересы, для защиты которых он наделяется соответствующими правами: в частности, он вправе заявлять о совершенном в отношении него преступлении, представлять доказательства, поддерживать обвинение, приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда, в том числе на постановления об отказе в возбуждении уголовного дела и о прекращении уголовного дела или уголовного преследования, обжаловать приговор, определение и постановление суда.

Подробное регулирование правового положения потерпевшего регулируется Уголовно-процессуальным кодексом РФ. Статья 42 кодекса содержит подробный перечень прав потерпевшего и предусматривает, что потерпевшему обеспечивается возмещение имущественного вреда, причиненного преступлением, а также расходов, понесенных в связи с его участием в ходе предварительного расследования и в суде, включая расходы на представителя. По иску потерпевшего о возмещении в денежном выражении причиненного ему морального вреда размер возмещения определяется судом при рассмотрении уголовного дела или в порядке гражданского судопроизводства.

Такой подход к регламентации прав потерпевшего отсылает к положениям Декларации основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью (утверждена резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 40/34 от 29 ноября 1985 года), предусматривающей, что лица, которым в результате преступного деяния причинен вред, включая телесные повреждения или моральный ущерб, эмоциональные страдания, материальный ущерб или существенное ущемление их основных прав, имеют право на доступ к механизмам правосудия и скорейшую компенсацию за нанесенный им ущерб в соответствии с национальным законодательством.

Лицо, понесшее материальный ущерб от преступления, вправе при производстве по уголовному делу предъявить обвиняемому или лицам, несущим материальную ответственность за действия виновного, гражданский иск, который рассматривается вместе с уголовным делом. При наличии достаточных данных о причинении материального ущерба потерпевшему орган дознания, следователь, прокурор и суд обязаны принять меры для обеспечения предъявленного или возможного в будущем гражданского иска.

Нарушения прав граждан должностными лицами, не являющиеся преступлениями, но представляющие собой злоупотребления властью, также могут быть предметом обращения гражданина в суд.

Если в отношении гражданина, пострадавшего от преступного посягательства вынесены оправдательный приговор или определение суда, постановление следователя, прокурора, судьи о прекращении дела по предусмотренным законом основаниям, то он как потерпевший имеет право на возмещение имущественного и устранение последствий морального вреда, причиненного ему незаконным осуждением, содержанием под стражей, отстранением от должности. Размер и порядок возмещения имущественного вреда устанавливаются законом.

В случае нарушения прав и свобод человека и гражданина, защищаемых в порядке гражданского судопроизводства, когда пострадавший по состоянию здоровья, возрасту или иным причинам не может лично отстаивать в суде или арбитражном суде свои права и свободы или, когда в силу иных причин нарушение прав приобрело особое общественное значение, прокурор вправе предъявить и поддерживать в суде или в арбитражном суде иск в интересах пострадавших.

Статья 53 Конституции РФ направлена на защиту любого лица, пострадавшего от незаконных действий (бездействия) органов государственной власти и их должностных лиц. Вместе с этим данная норма имеет превентивное значение и признана способствовать укреплению законности в деятельности органов государственной власти.

В статье закреплен общий принцип имущественной ответственности за вред, причиненный гражданам в результате незаконных действий органов государственной власти и их должностных лиц.

Возмещение причиненного ущерба является универсальным гражданско-правовым способом защиты нарушенных прав. В этой связи в гражданском законодательстве, и в первую очередь в Гражданском кодексе Российской Федерации, нашли развитие нормы об ответственности за вред, причиненный органами государственной власти.

Необходимо подчеркнуть, что должностные лица, незаконными действиями (бездействием) которых причинен вред, непосредственной ответственности перед потерпевшим не несут. За их действия отвечает соответствующий государственный орган или орган местного самоуправления.

При возмещении вреда, причиненного государственными органами, органами местного самоуправления и их должностными лицами, действует общий принцип полного возмещения вреда, содержание которого раскрывается в ст. 1082 Гражданского кодекса Российской Федерации: вред может быть возмещен в натуре путем предоставления вещи того же рода и качества, исправления поврежденной вещи и т.п. либо путем возмещения убытков. При определении размера возмещения убытков применяется общее правило: размер вреда определяется по ценам, существующим на момент его возмещения.

Определяя порядок возмещения государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов судебной власти и их должностных лиц, законодатель обязан учитывать также конституционные положения, относящиеся к осуществлению правосудия.

Гражданским кодексом Российской Федерации в качестве общего основания ответственности за причинение вреда предусмотрено, что лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине (пункт 2 статьи 1064), т.е., по общему правилу, бремя доказывания отсутствия вины возлагается на причинителя вреда. Оспариваемое положение является исключением из этого правила, — в предусмотренном им случае не действует презумпция виновности причинителя вреда, вина которого устанавливается в уголовном судопроизводстве.

Такое специальное условие ответственности за вред, причиненный при осуществлении правосудия, связано с особенностями функционирования судебной власти и конкретизированными процессуальным законодательством (состязательность процесса, значительная свобода судейского усмотрения и др.), а также с особым порядком ревизии актов судебной власти.

Следует признать, что применительно к ответственности за вред, причиненный государственными органами, органами местного самоуправления и их должностными лицами, должен действовать режим, предусмотренный Гражданским кодексом Российской Федерации.

Особенность установленного режима ответственности в этих случаях заключается в том, что источником возмещения вреда служат соответственно казна Российской Федерации, казна субъекта Российской Федерации или казна муниципального образования. В соответствии со ст. 1071 Гражданским кодексом Российской Федерации от имени казны выступают финансовые органы, а в случаях, установленных законом, могут выступать другие органы, юридические лица или граждане. При этом независимо от того, к кому предъявлено требование — к самому органу или государству, источником возмещения всегда является казна.

Дата публикации: 12.01.2015 г.
Дата изменения: 14.12.2016 г.