Возврат золотой стандарт

Как золотой стандарт оказался на свалке истории

Экономика не такая точная наука, как, скажем, физика. Ведь она изучает общество, которое, в отличие от физических объектов, быстро развивается и усложняется, в частности в ответ на появление новых экономических теорий. Поэтому неудивительно, что на некоторые, в том числе и очень важные для общества, вопросы экономисты пока не могут дать удовлетворительных ответов и спорят друг с другом.

С другой стороны, спорных вопросов не так много. В 2012 году Чикагская школа бизнеса провела опрос 41 авторитетного экономиста (полных профессоров ведущих семи факультетов экономики в Америке) по 80 ключевым вопросам экономической политики. Оказалось, что в среднем экономисты скорее согласны, чем не согласны друг с другом. Например, на вопрос, сможет ли денежная политика ФРС 2011 года повысить американский ВВП 2012 года хотя бы на 1%, ни один экономист не ответил положительно — 37% не согласились, а 11% не согласились в сильной степени, остальные не ответили или затруднились с ответом. Примерно в половине (32 из 80) случаев дело обстояло именно так: в ответах на эти вопросы не было одновременно вопросов, по которым были одновременно хотя бы один ответ «согласен» и хотя бы один «не согласен». Да и в остальных случаях респондентов, несогласных с большинством своих коллег, было всего лишь 10%.

Какой же вопрос больше других объединил экономистов? Это вопрос о золотом стандарте.

Ни один экономист не затруднился с ответом на этот вопрос, ни один не согласился (в сильной или слабой степени) с тем, что золотой стандарт полезен. Для профессионального экономиста такой результат очевиден: отказ от золотого стандарта и переход к современной денежной политике — это одно из ключевых макроэкономических изобретений XX века. Но не надо забывать, что среди неэкономистов в последние годы разговоры о золотом стандарте стали крайне популярными. Один из ведущих кандидатов от Республиканской партии США в президенты — Рон Пол — сделал золотой стандарт ключевым вопросом своей предвыборной программы. Почему призывы вернуться к золотому стандарту стали настолько распространены именно сейчас?

Ответ очень прост — кризис 2008 года, банкротство, казалось бы, непотопляемых финансовых институтов и снижение суверенных рейтингов ведущих западных стран обострили вопрос о «безопасных активах». Безопасные активы играют крайне важную роль в экономике. Каждый экономический агент выбирает оптимальный баланс между риском и доходом в своем портфеле; этот баланс, как правило, подразумевает включение в портфель нетривиальной доли безопасных активов. Поэтому спрос на безопасные активы есть в любой экономике. Именно поэтому сейчас — при огромных бюджетных проблемах в Америке и Европе — американские и немецкие облигации удается размещать под нулевую доходность. Ведь именно эти бумаги воспринимаются инвесторами как безрисковые.

Казалось бы, проблему безопасных активов легко решить как раз при помощи введения золотого стандарта. Ведь золото — в отличие от бумажных денег — это реальный актив. К сожалению, все не так просто. Допустим, что доллар привязан к золоту по жесткому курсу — например, как это было до 1971 года, на уровне $35 за унцию или на уровне сегодняшних цен (в 45 раз больше). В этом случае с точки зрения покупательной силы в граммах золота доллар действительно будет безрисковым активом — он всегда будет стоить ровно столько граммов золота, сколько объявлено. Проблема в том, что с точки зрения экономики это бессмысленно — ведь золото не играет большой роли ни в жизни домашних хозяйств, ни в деятельности предприятий. Общий объем потребления золота в ювелирной промышленности — около $80 млрд в год, в других отраслях промышленности — $15–20 млрд. Это ничтожная доля мирового ВВП и товарообмена. Для сравнения: в мире добывается нефти на $3 трлн в год (если считать по мировым рыночным ценам).

Но ни нефть, ни золото сами по себе не являются ключевым потребляемым продуктом — и домашние хозяйства, и предприятия потребляют широкую корзину продуктов и услуг. Поэтому безопасный актив тот, чья доходность предсказуема не по отношению к какому-то одному продукту, а по отношению ко всей потребительской корзине (или, например, к корзине, составляющей ВВП страны).

По этим показателям за последние пять лет покупательная способность доллара практически не изменилась (совокупная потребительская инфляция за это время была равна 11%). В то же время, если измерять покупательную способность доллара в унциях золота или баррелях нефти, то она изменялась в разы. Понятно, что этот способ ненадежен. Несмотря на всю парадоксальность этого утверждения, золото является гораздо более рискованным активом, чем бумажный доллар, подкрепленный денежной политикой ФРС (отвечающей как раз за устойчивость его покупательной способности).

Еще одно простое доказательство нелогичности аргументов адвокатов золотого стандарта — это ситуация внутри еврозоны.

Как правило, сторонники золотого стандарта критикуют концепцию евро и говорят, что именно золотой стандарт может его заменить. Но проблемные страны еврозоны как раз и доказывают опасность золотого стандарта. Критики евро говорят о том, что, если бы Греция имела свою валюту, проблемы греческой экономики мгновенно бы привели к девальвации драхмы и Греция сразу же восстановила бы свою конкурентоспособность. Но девальвация — это именно то, что невозможно сделать при золотом стандарте, ведь курс валюты фиксирован. В этом смысле с точки зрения каждой страны — члена еврозоны внутри еврозоны золотой стандарт уже существует. Только местные валюты привязаны не к золоту, а к евро, о покупательной способности которого заботится независимый Европейский центральный банк.

Почему ФРС и ЕЦБ удается убедить рынок в том, что доллар и евро — это безопасные активы? Можно ли то же самое сделать с рублем и юанем? Об этом — в следующей колонке.

Реально ли восстановить золотой стандарт и кому он поможет

На фоне уже привычных новостей об ухудшающемся финансовом положении правительства Ирландии и подозрительных заявлений МИД Португалии о возможном выходе страны из еврозоны (как выяснилось, некорректно понятых, а то в Берлине уже, наверное, накрывали праздничные столы, чтобы отметить португальский выход) разговоры о вечных ценностях греют душу и радуют сердце наблюдателей. В частности, на свет выплыла идея восстановления золотого стандарта, а именно гарантии размена бумажных денег на фиксированное количество золота в рамках договоренностей крупнейших стран мира. Причем статьи по данному вопросу появились в солидных изданиях и их авторы — уважаемые люди, а не замшелые «чаепитники» или борцы с ИНН.

Золотомонетный стандарт существовал в странах, денежная система которых была основана на золотых монетах, то есть монетах, отчеканенных из золота. Бумажные деньги и разменная монета (из серебра и меди) выпускались для удобства расчетов, но по первому требованию разменивались на золото. Государство гарантировало свободный обмен бумажных денег на золото любому владельцу бумажных денег, а монетные дворы за умеренную мзду чеканили монеты владельцам слитков или рассыпного золота. Эта денежная система просуществовала в большинстве стран тогдашнего мира (то есть в европейских державах, их колониях и США) с 70-х годов XIX века до Первой мировой войны. С началом войны все воюющие страны приостановили свободную конвертацию банкнот в золото. Исключение составили США, где золотомонетный стандарт просуществовал до 1933 года и потом также был отменен, но не по причине войны, а в связи с экономическим кризисом.

В России золотой стандарт действовал с 1897-го по 1914 год и затем — в рамках политики «червонца» — с 1924-го по 1929 год. В европейских странах действовал золотослитковый стандарт, ну а после Второй мировой войны размен валюты на золото сохранился только для Центральных банков с ФРС США в качестве гаранта этой системы, отмененной окончательно в 1973 году.

С точки зрения сторонников свободы рынка и стабильности цен, золотой стандарт едва ли не идеален. Переход на золотой стандарт (или его аналоги в виде жесткого обеспечения какими-либо реальными и ценными активами) помог за считаные недели пресечь послевоенные гиперинфляции в Германии и Австрии, а за несколько больший срок — в России. За исключением периода малой золотой лихорадки 1896-1899 годов темп прироста запасов золота составлял 1,5% в год. Цены на основные товары имели тенденцию к снижению, увеличивая уровень жизни при стабильных заработных платах. Функции ЦБ сводились к поддержанию механизмов обмена и адекватных процентных ставок.

Естественно, что у этой «красоты» были и существенные недостатки. Во-первых, это невозможность быстрой дополнительной эмиссии в соответствии с потребностями властей и денежного обращения. При оттоке золота из финансовой системы конкретной страны происходило снижение цен, падение экономической активности и зарплат, возникала необходимость резко повышать процентные ставки либо производить девальвацию в прямой или косвенной форме. «Порча монеты» властями — явление не новое, а первым теоретиком вытеснения хорошей монеты порченной выступал еще Исаак Ньютон. Вводя классический золотой стандарт, государства должны отказываться от возможности проведения собственной монетарной политики, возникающие проблемы мы можем наблюдать в еврозоне. Более того, многие инструменты государственного вмешательства в экономику есть производные от возможности «включить печатный станок»: недаром один из наиболее популярных трудов идеолога стимулирования экономики Дж. М. Кейнса назывался «Экономические последствия Уинстона Черчилля» и был посвящен вредности возврата к золотому стандарту в бытность будущего премьера британским министром финансов.

Смотрите так же:  Договор контрактации является каким

Если представить себе, что крупнейшие страны согласятся перейти на золото в международных расчетах, то процесс этот будет небыстрым. США возвращались к золотому стандарту после Гражданской войны на протяжении 14 лет, Британия после окончания Первой мировой войны перешла на «куцую» золотовалютную форму золотой привязки фунта за семь лет. Такой проект потребует сильной коррекции инструментария денежной политики, полномочий национальных и международных структур. Но именно необходимость самоограничения, скорее всего, и будет являться основным фактором, мешающим переходу на золотой стандарт, который, вполне возможно, и был бы полезен населению и бизнесу. Вряд ли верящие в свою способность к тонкой настройке денежно-кредитной политики ученые и администраторы Центральных банков согласятся на столь простой и независимый от них механизм.

Если же представить положение России в «золотом мире», то оно будет не самым плохим. Золотой стандарт стимулирует разведку и добычу золота, а ЦБ РФ имеет один из крупнейших золотых запасов (порядка $33 млрд по текущим ценам), да и при конвертации оставшихся долларов и евро в золото денежная база будет «переобеспечена» резервами, что позволит:

— укрепить рубль (что будет не слишком хорошо),

— запустить инфляцию (что тоже плохо),

— дать возможность подпитывать экономику резервами, создавая стимулы для дополнительного роста.

Идеологи царского «империала» Сергей Витте и советского «червонца» Григорий Сокольников были бы довольны — им для введения золотого рубля потребовалась многолетняя работа и приведение в порядок госфинансов. Но с вероятностью, близкой к 999-й пробе, Игнатьев и Кудрин вряд ли станут отцами золотых «путинок» — они не пополнят наши кошельки из-за укорененных интересов глобальной бюрократии в сохранении своих полномочий.

ВОЗМОЖЕН ЛИ ВОЗВРАТ К «ЗОЛОТОМУ СТАНДАРТУ»?

В то время как слово «неопределённость» продолжает оставаться одним из основных эпитетов описывающих состояние дел на мировых финансовых рынках, всё громче слышны предложения о возврате к золотому стандарту обеспечения валюты. Другими словами, возврату к валюте (того же доллара США) с фиксированной стоимостью.

В подобной системе, доллар будет обеспечен заранее фиксированным количеством соответствующего высоколиквидного товара с устойчивой стоимостью. Как правило, подобным товаром выступает золото. Однако, стоимость валюты может быть связана и с любым другим товаром, чаще всего — сырьём. Именно такая система обеспечения национальной валюты и существовала в США и в других странах.

В конце 70-х годов, США полностью отказались от материального обеспечения национальной валюты (золотой стандарт был отменен задолго до этого), и перешли к так называемой системе «фиат», при которой текущая ценность денег определяется, в основном, действиями самого правительства и состояния дел в экономике страны. Таким образом, «стоимость» валюты не подкреплена реальным товаром, а фактически базируется на репутации правительства и экономики данной страны.

При существующей системе, правительство может регулировать количество денег циркулирующих в финансовой системе страны, и таким образом, имеет возможность «контролировать» инфляционные и некоторые другие процессы, протекающие в финансово-экономическом механизме. При данной системе, посредством раскручивания, либо закручивания денежного «крантика», ФРС имеет возможность влиять на безработицу, на рыночную ситуацию с розничными ценами, и на величину процентных ставок по кредитам, т.е. поддерживать экономику и способствовать её развитию.

Однако ясно, что в случае механического увеличения денежной массы, её покупательная способность падает. Подобный процесс может быть интерпретирован как косвенное «налогообложение», так как «благодаря» вмешательству государственных структур, для приобретения того же товара рядовым потребителям теперь уже необходимо потратить больше денежных единиц. В тоже время, опять-таки — «благодаря» вмешательству тех же государственных структур — большее число рядовых налогоплательщиков может себе позволить приобрести тот или иной товар (хотя бы и по высокой цене).

В тоже время, в случае если валюта обеспечена золотом, серебром или другим товаром, механическое увеличение денежной массы становится практически невозможным, так как для выпуска в обращение новых денег, предварительно необходимо запастись соответствующим количеством драгоценного металла.

В случае введения золотого стандарта обеспечения валюты, государству необходимо будет иметь золота (или других драгметаллов) в количестве достаточном для покрытия всей находящейся в обращении долларовой массы, в настоящее время составляющей 2,6 триллиона.

Согласно официальным данным, золотой резерв США составляет примерно 260 млн. тройских унций, рыночная цена этого золота равна примерно 431 млрд. долларов. Теоретически, для разрешения данной проблемы, США придется закупить большую часть известных мировых запасов золота, в настоящее время оцениваемых в 10 трлн. Однако, чем больше золота будет закупаться, тем быстрее начнёт расти её цена, и соответственно цена проекта перехода к золотому стандарту.

Документально зафиксировано, что во времена действия золотого стандарта, жестокие рецессии были нормой жизни. За 73 года действия золотого стандарта (с 1860 по 1933 год.) в США было произошло 19 рецессий. В тоже время, за последние 73 года, экономика США находилась в состоянии рецессии 13 раз. Слабое, но всё же утешение. После того как страна отказалась от золотого стандарта, в среднем, рецессия длилась 11 месяцев, в то время как во время «золотого» периода, экономический кризис продолжался в среднем 26 месяцев.

Это не простое совпадение. Зависимость количества денег от количества золота, значительно ограничивает возможности правительства влиять на экономические процессы и контролировать находящуюся в обращении ликвидность. Таким образом, правительство весьма ограничено в своих возможностях либо стимулирования, либо же притормаживания экономических процессов происходящих внутри страны.

Обе вышеописанные модели денежного обращения имеют как свои положительные, так и отрицательные стороны. При этом, характеристики могут кардинально меняться в зависимости от того, с какой точки зрения рассматриваются.

В то же время, исходя из сегодняшних реалий, на мой взгляд, переход на материальное обеспечение валюты, и тем более переход на золотой стандарт, не представляется практически осуществимым и в обозримом будущем так и останется «возможным». Хотя у этой идеи и есть некоторые положительные элементы, особенно ценные для тех, у кого уже имеется на руках бумажная наличность.

Сколько «желтого дьявола» в ФРС?

Американскую валюту давно называют мыльным пузырем, ничем не обеспеченным, тогда как золото всегда остается в цене. Не потому ли Россия и Китай существенно наращивают золотые запасы? Возможен ли переход на золотой стандарт? О настоящих финансовых ценностях в видеостудии Pravda.Ru рассказал вице-президент «Золотого монетного дома» Алексей Вязовский.

— Алексей, Россия и Китай в конце прошлого и начале нынешнего года скупали большие объемы золота, чем насторожили мировых экономистов. С чем это было связано?

— Это связано с несколькими причинами. Первая и самая главная — наш Центральный банк диверсифицирует свои резервы. Россия находится под санкциями, а у нашего правительства, минфина и Центрального банка большие средства вложены в американские казначейские облигации, в евробонды, то есть в активы тех стран, которые ввели против России санкции.

Если ситуация будет развиваться по негативному сценарию, то не исключен арест этих активов. Поэтому разумная политика в данном случае — уйти от каких-то долговых обязательств стран, с которыми напряженные отношения. Вложить средства можно в золото, другие драгоценные металлы, которыми можно управлять на территории России, то есть сложить в хранилище на улице Неглинной, и быть уверенными, что их никто не арестует, не заморозит, и ничего плохого не сделает.

— А расплачиваться золотом, в том числе по кредитным обязательствам, мы можем?

— Напомню, что золото до сих пор является монетарным средством расчета между центральными банками. Существуют валютные золотые свопы так называемые — взаимозачеты, когда вы берете золото взаймы, потом отдаете по фиксированной цене. Но золото же не очень удобно с точки зрения транспортировки. Представьте: миллиарды, много миллиардов, очень много, золотовалютные резервы России — почти 400 миллиардов долларов.

Это огромные запасы слитков, которые нужно перемещать, охранять, заботиться. Поэтому российский Центральный банк не покупает западное золото — он покупает российское золото у российских золотодобывающих компаний.

В прошлом году действительно поставили рекорд. Сейчас в хранилищах Центрального банка находится около 200 тонн золота. Но по сравнению с ведущими центральными банками это не очень большой объем золота. Федеральный резерв у Германии — 3 тысячи тонн, а у Федерального резерва США — порядка 9 тысяч тонн.

Впрочем, точно никто не знает, потому что они не пускают аудиторов в свои хранилища в Форт-Ноксе. С этим связан знаменитый скандал два года назад. Ведь США хранит золотой запас Германии, а когда немцы захотели провести аудит и забрать часть золотого запаса, им было в этом отказано.

Это породило конспирологические предположения, что никакого золота там нет, а вместо них — вольфрамовые позолоченные слитки. Американцы не хотят показывать ничего.

Смотрите так же:  Страховка ренессанс отзывы

Конечно, хорошо было бы, чтобы аудиторы получили доступ. Голландцы как раз на волне всей этой истерии забрали свой золотой запас из хранилища в Нью-Йорке. То есть федеральные резервы США расположены в крупных городах. Были еще примеры репатриации. С чем связана вот эта ситуация с Германией, я не знаю, но я думаю, что немцы все-таки дожмут американцев и заберут свой запас.

— Не только государство, но и российские граждане скупали золото перед Новым годом. Выходит, это выгодно?

— И не только перед Новым годом. И не только граждане. Весь год клиенты нашей компании, другие компании и банки очень активно покупали золото, в первую очередь золотые инвестиционные монеты. Они лучше слитков. Дело в том, что в нашей стране по слиткам берется НДС 18 процентов по закону, то есть грамм золота у вас получается на 18 процентов дороже.

А инвестиционные монеты освобождены от этого налога. Золотая монета «Георгий-Победоносец», которую чеканит наш Центральный банк, содержит примерно 7,8 грамма чистого золота. Это — четвертьунцовая монета.

Все монеты в мире привязаны к унции. Унция — это 31 грамм. Такой стандарт выработался еще со Средних веков, когда во французском городе Троя был центр ювелирной промышленности. Их стандартная тройская унция — 31 грамм. У нас чеканят, к сожалению, нестандартные монеты в четверть веса.

Тем не менее они пользуются огромным спросом в силу того, что год тяжелый выдался 2014-й, была валютная паника, банковская паника. И люди стали все больше обращаться к материальным вечным ценностям. Тем более эти вечные ценности дорожают.

За 2014 год грамм золота подорожал с 1200 рублей до 2200, то есть на тысячу рублей. Такая монетка подорожала на 8 тысяч рублей. Хороший рост, который позволяет сохранить деньги и приумножить. А храня деньги дома где-нибудь в сейфе или другом надежном месте, можете быть всегда уверены, что ваше золото всегда у вас.

У нас клиент один в батарее хранит — тайник, который невозможно обнаружить — ни один вор не будет разбирать батарею. И эта монета дорожает из года в год. За последние 6-7 лет она подорожала с 4 тысяч рублей до 20 тысяч. Я сам лично покупал эти монеты по 4 тысячи. Представляете, рост, да, какой!

В долларовых ценах — тоже очень хороший рост: за последние 10 лет тройская унция подорожала с 400 долларов до 1230, то есть в три с лишним раза. Тоже хорошая доходность, особенно для тех людей, которые не хотят разбираться с инвестированием, заниматься трейдингом на фондовых площадках. Купил — просто лежат и дорожают. Все! Были периоды, когда золото дешевело, но непродолжительное время.

В прошлом году полгода унция дешевела, но это связано во многом с девальвацией рубля. Понятно, что продавцы повышают цены в зависимости от того, как меняется курс.

— По сообщениям китайской прессы, Китай скупил чуть ли не все добытое в 2015 году золото. С чем это связано?

— Возможно, это связано со слухами о запуске так называемого золотого юаня, возможно, переход к какому-то виду золотого стандарта. Хотя я лично в это не очень верю. Скорее всего, Китай делает ровно то же, что и Россия — диверсифицирует свои резервы, а в силу его громадности — а у него крупнейшие запасы казначейских облигаций США. Разумно часть из них точно также положить в золото, палладий, серебро.

— Возможен в торговых отношениях между Россией и Китаем переход на золотой стандарт?

— Нет, невозможен. Размеры мировой торговли и российско-китайской торговли настолько громадны, что невозможно перемещать эти слитки туда-сюда через границу в оплату поставленных товаров. Золото — хороший способ сбережения, сохранения своих средств, инвестиций, но возврат к прежним временам, когда оно служило средством расчета, вряд ли возможен.

— Но ведь возможно создать виртуальные деньги на основе реального золота. Безналичное золото. Ведь и с чемоданами долларов тоже не едут, когда рассчитываются за какие-то огромные торговые контракты.

— Я слышал, что один крупный американский золотодобытчик собирается запустить свою криптовалюту, обеспеченную золотом, но чтобы получить это золото, вам нужно приехать в США и пройти там все таможенные особенности для вывоза этого золота. В Россию вам его никто не привезет.

Но с точки зрения надежности, валюта, которая декларирует какую-то обеспеченность золотом, даже не стопроцентную, конечно, вызывает у всех интерес. Но возврата к золотому стандарту не будет.

Потому что мировая экономика основана на кредите. Кредит, эмиссия не может быть привязана к физическому объему золота. То есть, если у вас тысяча тонн в хранилище, вы можете эмитировать в экономику в этом размере. А если нужно больше? Промышленность же не встанет, потому что у вас золота не хватает. К сожалению, возврат к золотому стандарту невозможен, хотя мысль эта, конечно, греет и тешит людей. Потому что все-таки золото — это вечные ценности. У нас это даже, может, на подкорке записано.

Уже давно идут разговоры, что доллару конец. На самом деле пока альтернативы резервной валюте нет. А резервная валюта востребована в мировой торговле. Нужен какой-то всеобщий эквивалент.

Да, какой-то другой всеобщий эквивалент появиться может. Сестерции Римской империи были всемирно признанным мерилом расчета в античные времена. Сейчас нет ни Римской империи, ни сестерций. Ничто не вечно под луной. Исчезнет когда-нибудь и доллар, как мировая резервная валюта. На ее месте обязательно что-то появится другое. Потому что всеобщий эквивалент останется востребован всеми нами.

— У юаня есть какие-то перспективы?

Безусловно, есть. Но у него есть одна существенная проблема — юань не свободно-конвертируемая валюта. Юань жестко привязан к доллару. Более того, китайцы отказываются его отвязывать.

В Китае есть запрет на осуществление капитальных операций. Когда Китай начнет развивать, в первую очередь, свой внутренний долговой рынок в юанях, и этот долговой рынок будет востребован инвесторами по всему миру, они будут конвертировать свои валюты в юань, на эти юани покупать облигации правительства Китая, вот тогда юань начнет свое гордое шествие по всему миру. Но не ранее.

— Почему мы наш российский рубль специально девальвировали в конце прошлого года?

— Потому что это была сознательная политика нашего Центрального банка и правительства. Все, что происходило на валютном рынке, особенно в декабре, — это рукотворное явление. Власти этого хотели, они это сделали. Они ушли с рынков. У нас многие годы Центральный банк проводил интервенции по бивалютной корзине. Была четко известна формула, насколько курс двигается, на какой объем при этом выходит Центральный банк на рынок с интервенциями, чтобы сохранить курс в определенных рамках.

Внезапно в разгар кризиса наш Центральный банк отказывается от подобной политики и переходит к так называемому плавающему курсу, который свойственен развитым странам, к которым мы пока, к сожалению, не относимся. Это привело к тому, что все трейдеры-спекулянты получили очень ясный сигнал: можно за несколько дней, за несколько месяцев заработать сумасшедшие деньги. Доходность вы представляете? У нас в начале года рубль был по 33, а в конце года — до 70 на пике паники.

Безусловно, плохо это. Это плохо для промышленности, которая не может прогнозировать свои валютные риски. Это плохо с точки зрения макроэкономической стабильности. Процентные ставки повысили до 17 процентов, они доходили на Межбанке до 30-35 процентов.

Я не представляю, какой бизнес нужно вести, чтобы отдавать кредиты по 35 процентов. Это наркотиками надо торговать. Правительство это сделало, потому что был поставлен приоритет: доходы бюджета из-за падения цен на нефть не должны падать.

Но за это все платит население. Падение цены нефти за счет рубля компенсируется. То есть девальвация происходит для того, чтобы доходы бюджета не падали. Хотя покупательная способность рубля при этом падает, потому что у нас импортных товаров две трети. То есть мы с вами заплатим за стабильность бюджета и за то, что сырьевые компании не теряют свою доходность.

В банковской системе ситуация неоднозначная. С одной стороны, они являются одним из бенефициаров девальвации. Они же неглупые люди, видят, куда движется курс и на этом, конечно, зарабатывают. В дилингах сидят специальные люди, которые торгуют валютой. Когда есть плановая девальвация, ты знаешь, куда пойдет курс, можно положить деньги в валюту с плечом. И ты получишь там ошеломительный доход с одной стороны. Но с другой стороны, раз мы с вами страдаем, платим за эту девальвацию из собственного кармана, у нас с вами покупательная способность падает, доход наш падает.

Минэкономразвития недавно прогноз выкатило, что в 2015 году доходы населения России сократятся на 10 процентов. Значит, просрочки вырастут, по кредиту люди будут хуже расплачиваться. Я знаю ситуацию в банках, там просрочка по потребительским кредитам доходит до 25-30 процентов и даже до половины. Банк на этот кредит должен начислить резерв, соответственно еще ухудшит ситуацию со своим капиталом. Они вроде заработали в одной руке, а в другой руке они потеряли и дальше потеряют, потому что стабильность кредитов будет ухудшаться.

Смотрите так же:  Договор лизинга расторжение

— Населению, простым людям что делать в такой ситуации?

— Для населения выход — вкладывать деньги в золото, в разную валюту. Распределяйте как-то свои активы по нескольким мешочкам, горшочкам.

Возможен ли возврат к золотому стандарту?

Может ли в современном мире существовать валюта, не боящаяся инфляции и не зависящая от банкиров и чиновников? Пока реальной замены доллару не существует, однако сомнения в нем нарастают. Так, Джордж Сорос, известный глобальный спекулянт, выдвинул предложение о превращении единиц SDR, использующуюся в расчетах Международного Валютного Фонда, в настоящую мировую валюту.

По мнению нобелевского лауреата Роберта Маделла существует необходимость в создании специального комитета по вопросам разработки новой мировой валюты. Власти Китая согласны с реформированием SDR и уже сейчас делают шаги в отношения превращения юаня в резервную валюту. Хоть и были заключены соглашения о валютных свопах между Китаем и рядом.

Общая сумма договоров составила порядка 95 миллиардов долларов. Основной идеей соглашения является то, что торговые партнеры Китая, среди которых есть Аргентина, Индонезия, Белоруссия, Гонконг, Южная Корея и Малайзия, не будут использовать доллары и начнут приобретать китайскую продукцию за юани.

Тем не менее, это не поможет создать мировую валюту, так как юани являются такими же жертвами глобального кризиса. Для решения проблем необходимо сформировать эталон, который всем придется по душе и не станет причиной очередного экономического кризиса. Можно ли за такую валюту взять золото?

Золото на протяжении долгих лет служило людям отличной валютой. Но, как оказалось, золотой стандарт не вечен – его сломили раздоры между государствами, а именно мировые войны. О том, что золото способно победить доллар говорилось еще три года назад. Переход к золотому стандарту, возможно, позволил бы избавить мир от инфляции. Однако сейчас экономисты соглашаются с тем, что в мире не существует такого количество золота, которое бы смогло заменить все деньги. К тому же похоже на то, что золотой стандарт – уже история.

Сегодня мировая экономика требует увеличения ликвидности в связи с дефляционной атмосферой. К тому же борьба с кризисами в наше время производится посредством агрессивных мер центробанков, тогда как золотой стандарт предполагает отказ от автономной монетарной политики. То есть введение золотого стандарта должно сопровождаться международными соглашениями о привязки либо новой мировой валюты, либо действующих типов денег.

Возможен ли возврат к «золотому стандарту»?

В то время как слово «неопределённость» продолжает оставаться одним из основных эпитетов описывающих состояние дел на мировых финансовых рынках, всё громче слышны предложения о возврате к золотому стандарту обеспечения валюты. Другими словами, возврату к валюте (того же доллара США) с фиксированной стоимостью.

В подобной системе, доллар будет обеспечен заранее фиксированным количеством соответствующего высоколиквидного товара с устойчивой стоимостью. Как правило, подобным товаром выступает золото. Однако, стоимость валюты может быть связана и с любым другим товаром, чаще всего – сырьём. Именно такая система обеспечения национальной валюты и существовала в США и в других странах.

В конце 70-х годов, США полностью отказались от материального обеспечения национальной валюты (золотой стандарт был отменен задолго до этого), и перешли к так называемой системе «фиат», при которой текущая ценность денег определяется, в основном, действиями самого правительства и состояния дел в экономике страны. Таким образом, «стоимость» валюты не подкреплена реальным товаром, а фактически базируется на репутации правительства и экономики данной страны.

При существующей системе, правительство может регулировать количество денег циркулирующих в финансовой системе страны, и таким образом, имеет возможность «контролировать» инфляционные и некоторые другие процессы, протекающие в финансово-экономическом механизме. При данной системе, посредством раскручивания, либо закручивания денежного «крантика», ФРС имеет возможность влиять на безработицу, на рыночную ситуацию с розничными ценами, и на величину процентных ставок по кредитам, т.е. поддерживать экономику и способствовать её развитию.

Однако ясно, что в случае механического увеличения денежной массы, её покупательная способность падает. Подобный процесс может быть интерпретирован как косвенное «налогообложение», так как «благодаря» вмешательству государственных структур, для приобретения того же товара рядовым потребителям теперь уже необходимо потратить больше денежных единиц. В тоже время, опять-таки – «благодаря» вмешательству тех же государственных структур – большее число рядовых налогоплательщиков может себе позволить приобрести тот или иной товар (хотя бы и по высокой цене).

В тоже время, в случае если валюта обеспечена золотом, серебром или другим товаром, механическое увеличение денежной массы становится практически невозможным, так как для выпуска в обращение новых денег, предварительно необходимо запастись соответствующим количеством драгоценного металла.

В случае введения золотого стандарта обеспечения валюты, государству необходимо будет иметь золота (или других драгметаллов) в количестве достаточном для покрытия всей находящейся в обращении долларовой массы, в настоящее время составляющей 2,6 триллиона.

Согласно официальным данным, золотой резерв США составляет примерно 260 млн. тройских унций, рыночная цена этого золота равна примерно 431 млрд долларов. Теоретически, для разрешения данной проблемы, США придется закупить большую часть известных мировых запасов золота, в настоящее время оцениваемых в 10 трлн. Однако, чем больше золота будет закупаться, тем быстрее начнёт расти её цена, и соответственно цена проекта перехода к золотому стандарту.

Документально зафиксировано, что во времена действия золотого стандарта, жестокие рецессии были нормой жизни. За 73 года действия золотого стандарта (с 1860 по 1933 год.) в США было произошло 19 рецессий. В тоже время, за последние 73 года, экономика США находилась в состоянии рецессии 13 раз. Слабое, но всё же утешение. После того как страна отказалась от золотого стандарта, в среднем, рецессия длилась 11 месяцев, в то время как во время «золотого» периода, экономический кризис продолжался в среднем 26 месяцев.

Это не простое совпадение. Зависимость количества денег от количества золота, значительно ограничивает возможности правительства влиять на экономические процессы, и контролировать находящуюся в обращении ликвидность. Таким образом, правительство весьма ограничено в своих возможностях либо стимулирования, либо же притормаживания экономических процессов происходящих внутри страны.

Обе вышеописанные модели денежного обращения имеют как свои положительные, так и отрицательные стороны. При этом, характеристики могут кардинально меняться исходя из того с какой точки зрения рассматриваются.

В тоже время исходя из сегодняшних реалий, на мой взгляд, переход на материальное обеспечение валюты, и тем более переход на золотой стандарт, не представляется практически осуществимым и в обозримом будущем так и останется «возможным». Хотя у этой идеи и есть некоторые положительные элементы, особенно ценные для тех, у кого уже имеется на руках бумажная наличность.

Владимир Шекоян, доктор экономических наук, эксперт в области международных финансов и экономики. Вашингтон.

Алан Гринспен за возврат золотого стандарта в мире

17 февраля 2017

США не смогут починить инфраструктуру, на это в бюджете просто нет денег. Планы Трампа могут так и остаться воздушными замками, потому что они никак не вяжутся с реальным финансовым положением страны, заявил экс-глава ФРС Алан Гринспен.

Финансовые возможности у Америки сейчас ограничены, и основная причина в том, что структура финансов изменилась. Бывший председатель ФРС Алан Гринспен утверждает, что модель экономики кардинально перевернулась.

Бывший председатель ФРС вновь защищает Золотой стандарт, который США покинули в 30-е гг., в то время золото стоило $35 за унцию. Тогда ФРС и другие крупнейшие Центральные банки мира придерживались золотого стандарта, и все валютные курсы строились от цены на золото.

О золотом стандарте вспомнили в прошлом 2016 г., когда голосовали на референдуме в Британии о выходе из ЕС. Именно тогда пошли первые сигналы со стороны экономистов, что ЕС и Великобритания могут столкнуться с долговым кризисом. Страны могли бы обойти глубокий экономический кризис, если бы придерживались единого стандарта, например золотого стандарта.

Приверженцы золотого стандарта полагают, что эта модель ограничивает размер и эмиссии долговых обязательств. Всем известна величина золотого запаса, который существует в мире и отдельных странах.

В связи с этим план президента США Дональда Трампа по реконструкции инфраструктурных проектов в размере $1 трлн, в сочетании cо снижением налогов, может привести к долговым проблемам в США. Такую мысль озвучил на заседании Всемирного совета по золоту экс-глава ФРС Алан Гринспен. Он считает, что золотой стандарт позволил бы избежать подобных проблем, и подчеркнул, что «золото рассматривает в качестве основной мировой валюты». «Возврат к золотому стандарту будет восприниматься как отчаянье, но если золотой стандарт введут страны, то мы сможем планировать траты на инфраструктуру, и мы должны думать серьезно об этом. США катастрофически нуждается в этом», — сказал экс-глава ФРС Алан Гринспен.

«Финансирование инфраструктурных проектов в таких объёмах обязательно должно происходить за счёт государственного долга. При такой модели финансирования США могут столкнуться с тем, что федеральный долг превысит ВВП США в три раза. В такую ситуацию мы никогда бы не попали, если бы использовали золотой стандарт. Бюджетная политика никогда бы не вышла за разумные границы», — подчеркнул экс-глава ФРС Алан Гринспен.

ВНИМАНИЕ! Самая популярная монета в РФ — «Победоносец» — УЗНАТЬ СТОИМОСТЬ