Залог по решения суда

Апелляционное определение Верховного Суда Республики Татарстан от 28 мая 2015 г. по делу N 33-7796/2015 (ключевые темы: кредитный договор — предмет залога — обращение взыскания на заложенное имущество — обращение взыскания — автомобиль)

Апелляционное определение Верховного Суда Республики Татарстан от 28 мая 2015 г. по делу N 33-7796/2015

Верховного Суда Республики Татарстан в составе председательствующего судьи Е.А. Чекалкиной,

судей Л.М. Мусиной, И.З. Рашитова,

при секретаре судебного заседания Ю.А. Гордеевой,

рассмотрел в открытом судебном заседании по докладу судьи Е.А. Чекалкиной гражданское дело по апелляционной жалобе И.У. Исхакова на решение Менделеевского районного суда Республики Татарстан от 23 марта 2015 года, которым постановлено:

исковые требования ЗАО «Кредит Европа Банк» удовлетворить.

Взыскать с Махмудовой Е. О. в пользу ЗАО «Кредит Европа Банк» задолженность по кредитному договору в размере 662 834 руб. 88 коп., госпошлину в размере 9 828 руб. 35 коп.

Обратить взыскание на заложенное имущество-автомобиль «данные изъяты» года выпуска, . , установив начальную продажную цену автомобиля в размере 653 100 руб.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы И.У. Исхакова об отмене решения суда, выслушав И.У. Исхакова, Р.Р. Абдуллазянова в поддержку доводов апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции

ЗАО «Кредит Европа Банк» обратилось с иском к Е.О. Махмудовой о взыскании задолженности по кредитному договору и об обращении взыскания на заложенное имущество.

В обоснование иска указав, что 31 июля 2013 года между Е.О. Махмудовой и ЗАО «Кредит Европа Банк» заключен кредитный договор сроком до 01.08.2018., в соответствии с которым Банк предоставил Заемщику денежные средства в размере 570 939 руб. 32 коп. сроком на 60 месяцев, под 29% годовых с ежемесячным погашением задолженности в размере 14 969 руб. 56 коп., в последний месяц — 14 622 руб. 54 коп. Указанный договор является смешанным и содержит в себе элементы кредитного договора и договора залога транспортного средства. Свои обязательства ответчик не исполняет, денежные средства в соответствии с графиком погашения задолженности не выплачивает. В связи с чем, истец просил взыскать с ответчика задолженность по кредитному договору в размере 662 834 руб. 88 коп., обратить взыскание на автомобиль «данные изъяты», . года выпуска.

Определениями суда от 08.09.2014., 13.01.2015., 06.02.2015., 24.02.2015., 13.03.2015. соответчиками по делу привлечены Я.Е. Курамшин, Р.Г. Якупов, Д.А. Гарипова, Р.Р. Абдулазянов, И.У. Исхаков.

Представитель истца — Е.С. Мотов в судебное заседание не явился, просил рассмотреть дело в отсутствие представителя истца.

В судебном заседании ответчик Р.Р. Абдулазянов иск не признал, суду пояснил, что 17 февраля 2015 между ним и И.У. Исхаковым был заключен договор купли-продажи транспортного средства — автомобиля ФОРД «Фокус». То, что автомобиль находится в залоге, ему не было известно. Автомобиль в настоящее время находится во владении ответчика И.У. Исхакова.

Ответчик И.У. Исхаков иск не признал, суду пояснил, что 17 февраля 2015 года он приобрел автомобиль ФОРД «Фокус» у Р.Р. Абдулазянова. О том, что автомобиль находится в залоге, он не знал. В настоящее время он автомобилем не пользуется, поскольку наложено обременение.

Ответчик Е.О. Махмудова, Я.Е. Курамшин, Р.Г. Якупов, Д.А. Гарипова в судебное заседание не явились, о времени и месте рассмотрения дела извещены надлежащим образом ( л.д.231-234).

Суд первой инстанции исковые требования удовлетворил, и вынес решение в вышеприведенной формулировке.

В апелляционной жалобе И.У. Исхаковым ставится вопрос об отмене решения суда в части. Указано, что не согласен с решением суда в части обращения взыскания на заложенное имущество. Судом первой инстанции не учтено, что банк не зарегистрировал залог в реестре залогов, а так же не учтены нормы п.2, ч.1. ст. 352 ГК РФ. Считает, что является добросовестным покупателем, в связи с этим в силу п.2 ч.1 ст. 352 Гражданского кодекса Российской Федерации договор залога на автомобиль прекращен.

Суд апелляционной инстанции считает решение суда подлежащим отмене в части.

Согласно статье 352 Гражданского кодекса Российской Федерации залог прекращается: если заложенное имущество возмездно приобретено лицом, которое не знало и не должно было знать, что это имущество является предметом залога.

Установлено, что 31 июля 2013 года между истцом и ответчиком заключен кредитный договор, в соответствии с которым, истцом ответчику предоставлены денежные средства в размере 570 939 руб. 32 коп. на срок до 01.08.2018. с уплатой процентов в размере 29% годовых с ежемесячным погашением задолженности в размере 14 969 руб. 56 коп., в последний месяц — 14 622 руб. 54 коп.

Из материалов дела следует, что свои обязательства по кредитному договору истец выполнил в полном объеме, что подтверждается выпиской по счету о перечислении денег (л.д.10).

Однако ответчик Е.О. Махмудова свои обязательства надлежащим образом не выполняет, платежи по кредитному договору не производит.

Согласно расчету истца по состоянию на 18.06.2014. задолженность составляет 662 834 руб. 88 коп., из них: 570 939 руб. 32 коп. — основной долг, 88 070 руб. 57 коп.- проценты по кредитному договору, 3 824 руб. 99 коп.- проценты на просроченный основной долг. При указанных обстоятельствах, разрешая требования банка, суд первой инстанции, исходя из условий кредитного договора, руководствуясь положениями ст.ст. 309 , 809 , 811 , 819 , ГК РФ, установив факт ненадлежащего исполнения Е.О.Махмудовой обязательств по погашению кредита и уплате процентов, пришел к обоснованному выводу о наличии правовых оснований для взыскания с заемщика Е.О.Махмудовой задолженности по кредитному договору.

Как следует из материалов дела, в обеспечение исполнения обязательств по кредиту 31 июля 2013 года между ЗАО «Кредит Европа Банк» и Е.О. Махмудовой был заключен договор о залоге транспортного средства — автомобиля «данные изъяты», «дата» года выпуска.

Установлено, что О.Е. Махмудовой указанный автомобиль был продан Я.Е. Курамшину. В дальнейшем автомобиль Я.Е. Курамшиным на основании договора купли-продажи автомобиля от 20.09.2014. был продан Р.Г. Якупову. Далее, право собственности на автомобиль было зарегистрировано за Д.А. Гариповой на основании договора купли-продажи. Д.А. Гариповой указанный автомобиль продан Р.Р. Абдулазянову, Р.Р. Абдулазяновым автомобиль продан И.У. Исхакову. В настоящее время автомобиль FORD FOCUS находится во владении ответчика И.У. Исхакова.

Суд первой инстанции на основании статей 353 , 334 , Гражданского кодекса Российской Федерации удовлетворил требование банка об обращении взыскания на предмет залога в указанной формулировке.

Суд апелляционной инстанции согласиться с указанным выводом не может и считает, что решение суда подлежит отмене в данной части по следующим основаниям.

Как следует из Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 1 (2015) Федеральным законом от 21 декабря 2013 г. N 367-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» (далее — Федеральный закон N 367-ФЗ) изменена редакция статьи 352 ГК РФ. Согласно подп. 2 п. 1 данной статьи залог прекращается, если заложенное имущество возмездно приобретено лицом, которое не знало и не должно было знать, что это имущество является предметом залога.

В соответствии с пп. 1 , 3 ст. 3 Федерального закона N 367-ФЗ измененные положения ГК РФ вступают в силу с 1 июля 2014 г. и применяются к правоотношениям, возникшим после дня вступления в силу этого федерального закона.

Поскольку правоотношения, регулируемые подп. 2 п. 1 ст. 352 ГК РФ, возникают в связи с возмездным приобретением заложенного имущества по сделке, указанная норма применяется к сделкам по отчуждению заложенного имущества, которые совершены после 1 июля 2014 года.

К сделкам, совершенным до указанной даты, применяется раннее действовавшее законодательство с учетом сложившейся практики его применения.

Поскольку спорный автомобиль приобретен И.У. Исхаковым 17 февраля 2015 года, суд апелляционной инстанции считает, что по данному делу подлежит применению статья 352 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которой залог прекращается, если заложенное имущество возмездно приобретено лицом, которое не знало и не должно было знать, что это имущество является предметом залога.

Банк не доказал, что И.У. Исхаков является недобросовестным приобретателем, не опроверг доводов И.У. Исхакова о том, что он не знал и не должен был знать о наличии залога.

На основании вышеизложенного суд апелляционной инстанции полагает необходимым в удовлетворении иска ЗАО «Кредит Европа Банк» отказать в части обращении взыскания на заложенное имущество, поскольку И.У. Исхаков возмездно приобрел указанный автомобиль, не знал о залоге указанного имущества.

На основании изложенного, руководствуясь пп.4 п.1 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанции

решение Менделеевского районного суда Республики Татарстан от 23 марта 2015 года по данному делу отменить в части удовлетворения требований об обращении взыскания на предмет залога.

В указанной части вынести новое решение.

Требования ЗАО » Кредит Европа Банк» об обращении взыскания на автомобиль «данные изъяты», «дата» года выпуска, . , оставить без удовлетворения.

В остальной части решение суда по данному делу оставить без изменения.

Апелляционное определение вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в шестимесячный срок в кассационную инстанцию Верховного Суда Республики Татарстан.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан от 11 апреля 2012 г. по делу N 33-886/2012 (ключевые темы: предмет залога — кредитный договор — обращение взыскания — переход права собственности — двигатели)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан от 11 апреля 2012 г. по делу N 33-886/2012

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан в составе:

Смотрите так же:  Закон о защите прав потребителей помощь юриста

председательствующего Сидоренко М.И.

судей Магомедовой А.М. и Магамедова Ш.М.

при секретаре Чорокаеве Т.Э.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционной жалобе Курбанисмаилова А. А. в интересах Рабадановой П. М. на решение Советского районного суда г. Махачкала от 1 февраля 2012 года, которым постановлено:

«Иск Акционерного коммерческого Сберегательного банка России в лице Дагестанского ОСБ N «.» Сбербанка России к Рабадановой П. М. об обращении взыскания на предмет залога удовлетворить.

Обратить взыскание на заложенное имущество — автомобиль марки NISSAN QASHQAI-VIN SJNFBNJIOUI1292480, N двигателя «.», наименование \тип ТС\ легковой, год изготовления «.», цвет кузова — серый, мощность двигателя л.с. 141 л.с., 104 КВТ.

Установить начальную продажную цену заложенного имущества в размере «.».».

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Республики Дагестан Магомедовой А.М., объяснения Курбанисмаилова А.А., представившего доверенность N «.» от 10 февраля 2012 года, просившего об отмене решения суда и вынесении нового решения об отказе в исковых требованиях, и представителя Акционерного коммерческого Сберегательного банка России в лице Дагестанского ОСБ N «.» Сбербанка России Абакаровой Р.Р., действующей на основании доверенности N «.» от 17 ноября 2011 года, просившей оставить решение суда без изменения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан

Акционерный коммерческий Сберегательный банк России в лице Дагестанского ОСБ N «.» Сбербанка России (далее Банк) обратился в суд с иском к Асадуллаеву Н.М. о признании притворной сделки между Асадулаевым Н.М. и Рабадановой П.М. и применении последствий недействительности ничтожной сделки, указывая, что решением Советского районного суда гор. Махачкалы от 12.11.2009 года расторгнут кредитный договор N «.» от 26 сентября 2008 года, с Асадулаева Н.М. взыскана сумма задолженности по указанному кредитному договору в размере «.» руб. «.» коп. и государственная пошлина в размере «.» руб., и обращено взыскание на предмет залога.

В соответствии с кредитным договором N «.» от 26 сентября 2008 года заемщик Асадулаев Н.М. получил в Банке кредит в сумме «.» руб. для приобретения транспортного средства и его последующего залога в обеспечение надлежащего исполнения обязательства по погашению задолженности сроком на 5 лет.

В судебном заседании представитель Банка Абакарова P.P. изменила исковые требования и просила суд привлечь по делу в качестве ответчика собственника предмета залога — Рабаданову П.М. и вынести по делу решение об обращении взыскания на предмет залога.

Судом постановлено приведённое выше решение.

В апелляционной жалобе Курбанисмаилова А.А. в интересах Рабадановой П.М. ставится вопрос об отмене решения суда и принятии нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований Банка.

В обоснование жалобы указано, что в основу оспариваемого решения суда положено решение Советского районного суда г. Махачкалы от 12 ноября 2009 года и дополнительное решение того же суда от 20 ноября 2009 года, которыми расторгнут кредитный договор N «.» от 26 сентября 2008 года и наложен арест на имущество Асадулаева Н.М., являющееся предметом залога по вышеуказанному договору — автомобиль марки «NISSAN QASHQAU», идентификационный номер (vin) «.», «.» года выпуска, двигатель N «.»

Однако на момент принятия решения суда от 12 ноября 2009 года собственником автомобиля являлась Рабаданова П. М., этот автомобиль по договору купли-продажи был приобретен ею у Асадулаева Н.М. еще 26 октября 2008 года. На учет в ГИБДД МВД по РД этот автомобиль поставлен 6 ноября 2008 года с присвоением государственного регистрационного знака «.». При желании Акционерный коммерческий Сберегательный банк России в лице Дагестанского ОСБ N «.» с момента регистрации в любое время путем запроса в управление ГИБДД МВД по РД мог установить факт регистрации данного автомобиля и лица, на которого он зарегистрирован. Однако истец обратился в суд с иском об обращении взыскания на автомобиль к Рабадановой по истечении трех лет, то есть по истечении срока исковой давности. В связи с чем просит в удовлетворении исковых требований Банка отказать.

В настоящее время им в интересах Рабадановой П.М. подано заявление в Советский районный суд г. Махачкалы о пересмотре дела по иску Акционерного коммерческого Сберегательного банка России в лице Дагестанского ОСБ N «.» к Асадулаеву Н.М. о взыскании просроченной ссудной задолженности с обращением взыскания на заложенное имущество по вновь открывшимся обстоятельствам с просьбой об отказе в удовлетворении заявленных исковых требований, поскольку при рассмотрении дела в 2009 году Рабаданова П.М. к участию в деле привлечена не была. До рассмотрения судом первой инстанции этого дела по вновь открывшимся обстоятельствам просит приостановить рассмотрение его апелляционной жалобы.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия находит решение суда законным и обоснованным по следующим основаниям.

Согласно п. 2.1. Кредитного договора N «.» от 26 сентября 2008 года и п. 1.1. договора залога транспортного средства N «.» от 26 сентября 2008 года, заключенного между истцом и Асадуллаевым Н.М., Асадулаев в качестве обеспечения своевременного и полного возврата кредитных ресурсов передал Банку в залог транспортное средство — автомобиль NISSAN QASHQAI-VIN «.» N двигателя «.».

В связи с неисполнением ответчиком своих обязательств по кредитному договору о кредитовании и залоге транспортного средства N «.» Банк обратился в Советский районный суд гор. Махачкалы с исковым заявлением о взыскании ссудной задолженности по кредитному договору и обращении взыскания на заложенное имущество.

Решением Советского районного суда г. Махачкала от 12 ноября 2009 года расторгнут кредитный договор N «.» от 26 сентября 2008 года, с Асадулаева Н.М. взыскана сумма задолженности по указанному кредитному договору в размере «.» руб. «.» коп. и государственная пошлина в размере «.» руб., и обращено взыскание на предмет залога.

Таким образом, как правильно указано судом в решении, факт ненадлежащего исполнения заемщиком взятых на себя обязательств по кредитному договору, а также обращение взыскания на предмет залога в счет погашения указанной задолженности, установлены вступившим в законную силу решением суда.

Банком заявлено ходатайство о привлечении Рабадановой П.М. в качестве ответчика на том основании, что по данным МРЭО ГИБДД МВД РД в настоящее время автомобиль, являющийся предметом залога, зарегистрирован за Рабадановой П.М.

Из материалов дела видно, что правоотношения между Банком и Асадулаевым Н.М. возникли на основании договора залога автомобиля до отчуждения Асадулаевым Н.М. вышеуказанного автомобиля Рабадановой П.М.

В соответствии с действующим законодательством залог является способом обеспечения исполнения обязательства, при котором кредитор-залогодержатель приобретает право в случае неисполнения должником обязательства получить удовлетворение за счет заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами за изъятиями, предусмотренными законом.

В силу ст. 32 Федерального закона от 29 мая 1992 года N 2872-1 «О залоге» (с последующими изменениями и дополнениями) залог сохраняет силу, если право собственности или полного хозяйственного ведения на заложенную вещь либо составляющее предмет залога право переходит к третьему лицу.

Согласно пункту 1 статьи 353 Гражданского кодекса Российской Федерации, в случае перехода права собственности на заложенное имущество от залогодателя к другому лицу в результате возмездного или безвозмездного отчуждения этого имущества либо в порядке универсального правопреемства право залога сохраняет силу. Правопреемник залогодателя становится на место залогодателя и несет все обязанности залогодателя, если соглашением с залогодержателем не установлено иное.

Гарантия интересов залогодержателя закреплена и в пункте 2 статьи 346 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которому залогодатель вправе отчуждать предмет залога, передавать его в аренду или безвозмездное пользование другому лицу либо иным образом распоряжаться им только с согласия залогодержателя, если иное не предусмотрено законом или договором и не вытекает из существа залога.

Таким образом, в нарушение указанной нормы Асадулаев Н.М. не имел права отчуждать заложенное имущество.

В силу подпункта 3 пункта 2 статьи 351 Гражданского кодекса Российской Федерации залогодержатель вправе обратить взыскание на предмет залога в случае нарушения залогодателем правил о распоряжении заложенным имуществом (пункт 2 статьи 346).

Такое основание к прекращению залога, как приобретение заложенного имущества лицом, которое не знало о его обременении залогом, не указано и в статье 352 Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующей прекращение залога.

Из указанных правовых норм следует, что переход права собственности не прекращает право залога: правопреемник залогодателя становится на его место. При этом каких-либо исключений, позволяющих освободить лицо, приобретшее заложенное имущество, от перешедших к нему обязанностей залогодателя на основании того, что при заключении договора купли-продажи оно не знало о наложенных на него обременениях, не предусмотрено.

Что касается правовых норм, содержащихся в статьях 301 , 302 Гражданского кодекса Российской Федерации, то они регулируют правоотношения, связанные с истребованием собственником своего имущества из чужого незаконного владения, в том числе, и от добросовестного приобретателя, и к возникшим по данному делу правоотношениям применены быть не могут.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной им в Определении Конституционного Суда РФ от 15 апреля 2008 года N «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Угадчикова А. Л. на нарушение его конституционных прав статьями 302 , 349 и 353 Гражданского кодекса Российской Федерации», положения статьи 349 ГК РФ, определяющие порядок обращения взыскания на заложенное имущество, конституционные права заявителя не нарушают; сохранение же залога при переходе права на заложенное имущество к другому лицу, установленное статьёй 353 ГК РФ, составляет конструирующий элемент этого института, без которого залог не может выполнять функции обеспечения кредита, в том числе и публично-значимые; положения статьи 353 ГК РФ также не могут расцениваться как нарушающие права заявителя, который не лишён возможности прибегнуть к иным средствам защиты своих прав».

С учетом этих требований закона и принимая во внимание, что независимо от перехода права собственности на вещь к третьим лицам залогодержатель не утрачивает право обратить на нее взыскание, а права третьего лица (нового приобретателя) могут быть защищены в рамках иных отношений — между новым приобретателем (третьим лицом) и бывшим собственником (залогодателем) по поводу возмещения продавцом убытков, причиненных при изъятии товара у покупателя третьими лицами по основаниям, возникшим до исполнения договора купли-продажи, суд первой инстанции обоснованно удовлетворил исковые требования Банка к Рабадановой П.М.

Что касается довода о приостановлении рассмотрения апелляционной жалобы до пересмотра судом первой инстанции дела по вновь открывшимся обстоятельствам, то оснований, предусмотренных статьями 215 , 216 ГПК РФ для приостановления производства по делу, не имеется.

Смотрите так же:  Объяснительная о том что нет трудовой книжки

С учётом изложенного, решение является законным и обоснованным, оснований для его отмены по доводам апелляционной жалобы не имеется.

Руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

Решение Советского районного суда г. Махачкала от 1 февраля 2012 года оставить без изменения, а апелляционную жалобу Курбанисмаилова А. А. в интересах Рабадановой П. М. — без удовлетворения.

Председательствующий Сидоренко М.И.

Судьи Магомедова А.М.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Квартира реализуется по решению суда на торгах как залог по договору займа между физлицами

Татьяна Алексеевна

Татьяна, даже если бы это была квартира в обыкновенной продаже, а не реализуемая по решению суда, то и тогда любой разумный риэлтор не советовал бы ее покупать. Ну а так, вам решать и взвешивать все риски. Стоит ли цена, на четверть ниже рынка, очень реальных проблем со вхождением в права пользования, да и возможными проблемами в будущем, когда бывший собственник выйдет из мест заключения и дальнейшими судебными разбирательствами. Мое личное мнение — нет. Ваше может быть другим, но это ваши деньги, ваша жизнь, ваше время, ваши нервы и вам решать как этим всем распорядится.

Участник программы «‎Работаю честно»

Если Вам не жалко своего времени и нервов на хождение по судам, органам внутренних дел, приставам и тд, если Вы хотите себе поиметь головную боль, то связывайтесь.
Нужно понимать, какие до этого были документы: на основание чего принадлежит квартира, а исходя из ответа на этот вопрос, могут быть дальнейшие последствия.

Участник программы «‎Работаю честно»

Интересно, какой ответ Вы хотите услышать? Покупайте!
А если серьезно, то необходимо знать основания и историю формирования права собственности.
Кроме того, стоит дать себе четкую установку, что освободить объект физически и юридически будет невероятно сложно и может быть невозможно в принципе.

Участник программы «‎Работаю честно»

Стоит ли ввязываться, если на более безопасных вариантах торг доходит до 10%. ответ очевиден.

Адвокат полузащитника «Краснодара» Павла Мамаева Игорь Бушманов обжаловал решение Тверского суда Москвы. Ранее суд отказался рассматривать ходатайство об освобождении футболиста под залог.

— Решение судьи является незаконным, нарушающим права на защиту, состязательность и доступ к правосудию, несмотря на то, что вопреки требованиям статей 7, 122 УПК РФ обжалуемое решение не было облечено в форму судебного акта, оно по сути таковым является, — цитируют адвоката РИА Новости.

Бушманов просит Мосгорсуд отменить это решение, а также отправить на новое рассмотрение ходатайство об изменении меры пресечения его подзащитному.

Мамаев, как и форвард «Зенита» Александр Кокорин, находится в СИЗО по решению суда. Им вменяют статьи «Побои» и «Хулиганство».

Верховный суд прекратил залог по основанию, которого нет в ГК

Обязательство прекращается исполнением. Поэтому нельзя прекратить ипотеку на квартиру, если она полностью не оплачена. Но все не так однозначно, показывает пример дела Полуниных. Верховный суд принял во внимание встречный иск залогодержателя, который требовал обратить взыскание на квартиру. Результат его рассмотрения может прекратить залог. Пусть Гражданский кодекс этого прямо не предусматривает, но это соответствует смыслу его норм и самого обременения, считают в ВС.

Когда истекает срок давности по главному требованию, заканчивается и «срок годности» залога, поскольку залогодержатель уже не может обратить взыскание на имущество в одностороннем порядке (если стороны не договорились об ином), разъяснил ВС в деле № 84-КГ16-7. По мнению коллегии под председательством Вячеслава Горшкова, это следует из совокупности норм Гражданского кодекса, которые связывают основное и акцессорное обязательство и устанавливают, что реализация залога происходит по решению суда (ст. 207, 352, 348, 349). Обременение прекращается и в тех случаях, когда суд отклоняет требования залогодержателя, поскольку второй раз обратиться с тем же иском невозможно.

До Верховного суда дошла несостоявшаяся покупательница квартиры Элина Полунина*. В декабре 2011 году они с мужем и его сыном Игорем Полуниным* продали свою трехкомнатную квартиру за 2,2 млн руб. А в 2012-м она договорилась купить у последнего однокомнатную в два раза дешевле. 28 апреля 2012 года в Росреестре зарегистрировали право собственности за новой владелицей и ипотеку в силу закона – поскольку деньги, согласно договору, перечислялись через день после регистрации. Но были ли они выплачены полностью, однозначно неизвестно: версии участников событий разошлись.

Полунина утверждала, что сделкой про продаже трехкомнатной квартиры занимался Игорь Полунин, который получил по ней все деньги, включая 733 тыс. – долю Полуниной. По ее словам, она не возражала, поскольку доверяла ему. Они якобы договорились, что он купит Полуниной взамен полученной суммы другую квартиру, но вместо этого он «ввел ее в заблуждение» касательно порядка выплат. Полунин, в свою очередь, настаивал, что покупательница совсем отказалась платить, и он не получал от нее никаких денег. В начале 2015-го он подал иск о расторжении договора купли-продажи, который суд оставил без рассмотрения. А Полунина перечислила на его счет 375 тыс. руб. (это часть стоимости новой квартиры, которую она должна была заплатить), после чего в сентябре 2015 года подала иск о прекращении ипотеки. Полунин на этот раз ответил встречным иском: потребовал 733 тыс. руб. (это, по его версии, оставшаяся часть долга), 273 тыс. руб. процентов за задержку выплаты, а также обратить взыскание на заложенную квартиру.

М-6890/2015). Первоначальный иск несостоятелен, поскольку не доказано, что Полунин получил чужие деньги от продажи трехкомнатной квартиры (выписка из банка не позволяла об этом однозначно сказать, счел суд). «Следовательно, поскольку обеспеченное ипотекой квартиры обязательство не прекращено надлежащим исполнением, в силу подп. 1 п. 1 ст. 352 ГК РФ не может считаться прекращенным и обеспечивающий его залог», – рассудил в своем решении Константин Шибанов. А по встречным требованиям истек срок давности, пришел к выводу он. Эти выводы подтвердила апелляция.

Но Верховный суд исправил коллег по вопросу прекращения залога. Раз залогодержатель пропустил срок исковой давности и получил отказ в требованиях, у него нет возможности обратить взыскание на квартиру в судебном порядке. Других сценариев в договоре стороны не предусмотрели. Значит, залог утратил свою обеспечительную функцию и теряет силу, пусть даже в п. 1 ст. 352 ГК нет такого основания его прекращения, написано в определении Верховного суда. А Полунина, заявляя об отсутствии долга, и стремилась прекратить залог – потому что обратить на него взыскание было уже невозможно. При этом очередность требований (первого и встречного иска) значения не имеет, на всякий случай уточнил ВС и отправил вопрос об ипотеке на пересмотр в Новгородский областной суд.

Возникновение залога в силу решения суда

Залог прямо словами прописан в судебном решении.

[Сообщение изменено пользователем 09.01.2017 20:57]

Нет.
«судебный залог» .разве под это не попадает взыскатель в исполнительном производстве получивший решение об обращении взыскания на имущество:

в силу ГК РФ 334 п. 5. Если иное не вытекает из существа отношений залога, кредитор или иное управомоченное лицо, в чьих интересах был наложен запрет на распоряжение имуществом (статья 174.1)(тут вполне и постановление Пристава подходит), обладает правами и обязанностями залогодержателя в отношении этого имущества с момента вступления в силу решения суда, которым требования таких кредитора или иного управомоченного лица были удовлетворены. Очередность удовлетворения указанных требований определяется в соответствии с положениями статьи 342.1 настоящего Кодекса по дате, на которую соответствующий запрет считается возникшим.

Высвобождение имущества из-под залога

Автор: Алексей Сорокин

Алексей Сорокин, юрист

Как известно, с 1 июля 2014 года вступили в силу изменения в Гражданский кодекс РФ, коснувшиеся положений о залоге, уступке права требования и перевода долга. Сегодня указанные поправки не нуждаются в дополнительном анонсировании и исследовании, спустя полгода судебная практика выполнила эту задачу в полном объёме и правоприменитель может спокойно опираться на выведенные закономерности. Наряду с существующей позицией гражданского законодательства — защитой интересов залогодержателя, практика открывает реальные возможности законного и недобросовестного «высвобождения» имущества из-под залога. Конечно, передача имущества в качестве способа обеспечения ещё не означает запрета на его полное распоряжение, да и сам залогодержатель не накладывает никаких ограничений, и предмет залога, в принципе, может быть реализован залогодателем. Тем не менее, извечный вопрос защиты собственных вещных прав, вопрос оптимизации расходов заставляет залогодателя лавировать между нормами права о залоге.

В ситуациях, связанных с обращением взыскания на предмет залога, как залогодателю, так и залогодержателю будет полезным обратить внимание на следующие примеры судебной практики.

При наличии обстоятельств, затрудняющих исполнение судебного акта, Арбитражно-процессуальным кодексом РФ установлена возможность отсрочки или рассрочки исполнения судебного решения, изменения способа и порядка его исполнения. Предмет залога на момент исполнительного производства может быть высвобожден в случае, если залогодателем будут представлены доказательства, свидетельствующие о погашении долгового обязательства иным способом.

Пример из практики. Ответчик (должник, залогодатель) обратился в суд с заявлением об изменении способа и порядка исполнения судебного решения, указав, что решение суда по настоящему делу по состоянию на 10.10.2014 не исполнено в части 131 496 рублей, что несоразмерно стоимости залогового имущества, на которое суд обратил взыскание (залоговая стоимость имущества составила 11 488 800 рублей).

Суд в удовлетворении заявления об изменении способа и порядка исполнения решения отказал, мотивируя следующим. Изменение способа и порядка исполнения решения в части обращения взыскания на залоговое имущество, принадлежавшее ответчику, может существенно затруднить исполнение решения суда или сделать его невозможным в случае высвобождения данного имущества из-под обременения и дальнейшей возможной его реализации должником. Доказательств возможности погашения оставшейся задолженности по решению суда ответчиком не представлено. Заявитель допустил ошибку, не представив доказательств, указывающих на возможность погашения задолженности иными способами, а также не использовал указанные доводы до момента вынесения решения по делу (определение Арбитражного суда Ростовской области от 18.12.2014 № А53-23327/13).

При обращении взыскания на залоговое имущество ответчик-залогодатель имеет право доказать обстоятельства, подтверждающие незначительность нарушения и несоразмерность требований залогодержателя стоимости заложенного имущества. Размер требований залогодержателя предполагается несоразмерным в случае, когда сумма неисполненного обязательства составляет менее чем пять процентов от доказанной залогодателем рыночной стоимости предмета залога. Как правило, поэтому доводы залогодателей о несоразмерности требования остаются без рассмотрения, за исключением некоторых случаев.

Смотрите так же:  Договор технического заказчика агентский

Пример из практики: Общество обратилось в суд с иском, одно из требований которого — взыскание денежных средств, перечисленных истцом в счёт обеспечения обязательств по государственному контракту. Решением суда указанные требования удовлетворены в полном объёме. Не согласившись с выводами суда первой инстанции, ответчик подал апелляционную жалобу, в обоснование которой указал, что судом не дана надлежащая оценка контракту и содержащемуся в нём условию о возврате сумм обеспечительного залогового платежа. Суд апелляционной инстанции установил, что оснований для отмены или изменения решения суда не имеется, указав при этом следующее. Между сторонами был заключён государственный контракт на поставку товаров, в качестве способа обеспечения истцом были перечислены денежные средства. В связи с неисполнением Обществом (истцом) обязательств контракт был расторгнут, с Общества была взыскана неустойка, сумма залога ответчиком в добровольном порядке не возвращалась. Суд пришёл к выводу, что оснований для обращения взыскания по неустойке на переданные в залог денежные средства судом установлено не было, а сумма удерживаемого залога явно несоразмерна требованию ответчика (неустойке). Освобождение судом ответчика от обязанности возвратить сумму залога в связи с расторжением контракта означало бы возникновение у ответчика неосновательного обогащения, что является недопустимым, а также свидетельствовало о применении к истцу двойной ответственности за нарушение одного и того же обязательства за один и тот же период (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 12.03.2015 по делу № А40-141966/14).

В ситуациях, когда стоимость заложенного имущества значительно превышает сумму долговых обязательств, а ответчик имеет возражения по поводу обращения взыскания на все имущество, суд может прийти к выводу об удовлетворении требований истца путём обращения взыскания на часть объектов заложенного имущества. При этом залогодатель должен доказать, что денежных средств, вырученных от продажи части заложенного имущества, будет достаточно для полного удовлетворения требований залогодержателя, а также предоставить документы, подтверждающие рыночную стоимость отдельных движимых или недвижимых вещей, на которые залогодателем предлагается обратить взыскание (Постановление Пленума ВАС РФ от 17.02.0211 № 10 «О некоторых вопросах применения законодательства о залоге»).

Пример из практики: Банк обратился к Обществу с иском об обращении взыскания на предмет залога — три объекта капитального строительства и земельный участок, и установление начальной продажной цены спорного имущества. Изучив материалы дела, суд пришёл к выводу об удовлетворении требования только в части по следующим основаниям: общая залоговая стоимость имущества, согласно договору, составляла 5 173 500 руб.; в соответствии с представленным в материалах дела отчётом об оценке, рыночная стоимость предмета залога составляла 25 150 000 руб. Таким образом, рыночная стоимость предметов залога в совокупности значительно превышает размер исковых требований Банка, тогда как взыскание производится за счёт заложенного имущества в пределах суммы долга. При таких обстоятельствах удовлетворение требований истца возможно путём обращения взыскания на часть объектов недвижимого имущества, залоговой стоимостью равного долгу (решение Арбитражного суда Республики Тыва от 17.03.2015 № А69-3652/2013.

Особого внимания заслуживают доводы о несоразмерности требований залогодержателя в делах о банкротстве. В указанной ситуации имущество представляет особую ценность для оставшихся конкурсных кредиторов, залоговый кредитор имеет ряд преимуществ и, по сути, противопоставлен остальным кредиторам. Поэтому в высвобождении части имущества из-под залога и включении его в основную конкурсную массу заинтересованы все, кроме залогодержателя.

Добросовестное приобретение залогового имущества, со дня вступления поправок в положения Гражданского кодекса о залоге, об уступке требований и о переводе долга, стало являться самостоятельным основанием для прекращения залога, в силу прямого указания на то пп. 2 п. 1 ст. 352 ГК РФ. Постановление Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 № 10 «О некоторых вопросах применения законодательства о залоге» более точно излагает данную позицию, указывая следующее. Не может быть обращено взыскание на заложенное движимое имущество, возмездно приобретённое у залогодателя лицом, которое не знало и не должно было знать о том, что приобретаемое им имущество является предметом залога. При этом суды должны оценивать обстоятельства приобретения заложенного имущества, исходя из которых покупатель должен был предположить, что он приобретает имущество, находящееся в залоге. В частности, суды должны установить, был ли вручён приобретателю первоначальный экземпляр документа, свидетельствующего о праве продавца на продаваемое имущество (например, паспорт транспортного средства), либо его дубликат; имелись ли на заложенном имуществе в момент его передачи приобретателю знаки о залоге.

Указанные нововведения нашли отражения в уже сложившейся судебной практике. В соответствии с п. 1 ст. 3 Федерального закона от 21.12.2013 № 367-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации», положения в отношении добросовестного приобретателя применяются к правоотношениям, возникшим после дня вступления в силу настоящего Федерального закона, то есть с 01.07.2014. В одном из определений Новосибирский областной суд указал следующее: «Залоговое обязательство возникло до 01.07.2014 г., при этом оно является длящимся и сохранялось как до, так и после указанной даты. Что касается правоотношений, связанных с приобретением заложенного имущества добросовестным приобретателем, то они возникли в день приобретения спорного имущества, то есть после дня вступления в силу вышеназванного Федерального закона, а следовательно, к ним применяются положения пп. 2 п. 1 ст. 352 ГК РФ, в связи с чем залог прекратился в момент покупки имущества» (Апелляционное определение Новосибирского областного суда от 26.02.2015 по делу № 33-1481/2015 г.).

А вот ссылка апеллянта на добросовестное приобретение имущества в другом апелляционном определении судом отклонена, в связи с тем что покупка спорного имущества была осуществлена до вступления в силу изменений в ст. 352 ГК РФ (Апелляционное определение Ростовского областного суда от 10.02.2015 по делу № 33-1566/2015).

Ликвидация или признание банкротом юридического лица — должника по основному обязательству влечёт прекращение дополнительного обязательства — залога, как самого залогодателя, так и лица — приобретателя указанного имущества.

Пример из практики: Общество обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением к банку о прекращении ипотеки в отношении отдельно стоящего нежилого здания. Суд нашёл исковые требования подлежащими удовлетворению по следующим основаниям. Как было установлено, Общество приобрело обременённое залогом здание у организации, которая позже была ликвидирована, указанная ликвидация подтверждается материалами дела. В связи с чем, в соответствии со ст. 408 ГК РФ, обязательства должника – ликвидируемой организации являются прекращёнными. Залог является дополнительным по отношению к основному обязательству, любое прекращение основного влечёт прекращение дополнительного обязательства. Согласно п. 1 ст. 352 ГК РФ, одним из оснований прекращения залога указано прекращение обеспеченного залогом обязательства. В силу п. 1 ст. 419 ГК РФ, обязательство прекращается ликвидацией юридического лица. В связи с тем, что организация залогодатель – должник был ликвидирована, её обязательства перед кредиторами были признаны погашенными, у истца возникло право на прекращение обременения в виде ипотеки на вышеперечисленное недвижимое имущество.

Наличие подтверждённого материалами дела предшествующего залога не является основанием для отказа в удовлетворении иска об обращении взыскания на заложенное имущество последующего залогодержателя. Казалось бы, такой вывод суда противоречит норме ст. 342 ГК РФ в отношении того обстоятельства, что требования последующего залогодержателя удовлетворяются из стоимости этого имущества после требований предшествующих залогодержателей, но всё-таки в некоторых случаях подобное суждение находит себя оправданным. Так, например, суд удовлетворил требования последующего залогодержателя — банка об обращении взыскания на предмет залога и не учёл возражения третьего лица – предшествующего залогодержателя, мотивируя это следующим: «Факт заключения ответчиком договора залога и заключение договора последующего залога без согласия первоначального залогодержателя не влечёт ничтожность договора, поскольку ст. 342 ГК РФ установлены иные правовые последствия такого нарушения. При таких обстоятельствах факт заключения договора о залоге не является основанием для отказа в удовлетворении иска». При этом данное решение не лишает третье лицо права предъявить в установленном законом порядке иск к ответчику о взыскании долга по договору займа и обращении взыскания на заложенное имущество. В рассматриваемой ситуации третье лицо, по всей видимости, допустило ошибку в том, что не заявило самостоятельного требования в отношении предмета залога, а всего лишь возражало против удовлетворения требований последующего залогодержателя (Решение Дюртюлинского районного суда Республики Башкортостан от 04.03.2015 по делу № 2-43/2015).

В случае обращения предшествующего залогодержателя в суд после удовлетворения требований последующего залогодержателя требования первого также подлежат удовлетворению. Суд вправе определить и преимущественное право взыскания за указанным лицом, основываясь при этом на прямых указаниях п. 1 ст. 342 и ст. 342.1 ГК РФ об определении момента возникновения залога (Решение Киселевского городского суда Кемеровской области от 15.01.2015 по делу № 2–176/2015).

При рассмотрении дел, связанных с обращением взыскания на залог, важно установить наличие последующих залогодержателей, так как принятое решение может затронуть права и обязанности лица, не привлечённого к участию в деле.

Пример из практики: Судебная коллегия считает доводы апелляционной жалобы Банка, не привлечённого к участию в деле о нарушении его прав необоснованными. Заключение договора залога без согласия предшествующего залогодержателя не влечёт недействительности такого договора. Вопрос дальнейшей реализации автомобиля регулируется законом «Об исполнительном производстве». При получении нескольких исполнительных листов пристав определяет, какой залог был первоначальный, и обращает взыскание и перечисляет денежные средства первоначальному залогодержателю. Также положениями ст.ст. 342, 342.1 ГК РФ регулируются соотношение предшествующего и последующего залогов, а также очерёдность удовлетворения требований залогодержателей. А значит, заочным решением не затронуты права и законные интересы подателя жалобы (Апелляционное определение Пензенского областного суда от 02.12.2014 по делу № 33-2878).

В завершение стоит отметить, что с целью избежания излишних убытков залогодателю стоит обратить внимание на несоразмерность взыскания стоимости заложенного имущества и возможности удовлетворения требований залогодержателя в части. Также рассмотренные примеры дел лишний раз дают понять, что существует множество недобросовестных способов по высвобождению имущества из-под залога: заключение фиктивного договора предшествующего залога, продажа имущества добросовестному приобретателю, ликвидация предприятия и проведение процедур, связанных с банкротством.